Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
23 июля 2005 года

Альманах"Богородский край" N 2 (2002)

 

ИСТОРИЯ БОГОРОДСКИХ СЕЛЕНИЙ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О СЕЛЕ ЯМКИНО И ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ

А.Ю. Симонов

 

В нашем альманахе не так много статей о богородских деревнях и селах. С тем большим энтузиазмом редакция восприняла исследование о с. Ямкино известного краеведа Алексея Юрьевича Симонова, ранее уже печатавшегося в «Богородском крае».

Обращает внимание богатство источников, использованных автором этой монографической статьи, а также уникальные сведения, сообщаемые им о ближайших окрестностях с. Ямкино, к которым ранее относилось, в частности, и Молзино.

Мы призываем наших читателей присылать материалы о родных местах, о любых населенных пунктах нашего края, базирующиеся, конечно, на достоверной исторической основе, как и в данном случае.

М. С. Дроздов

Село Ямкино расположено в восьми километрах севернее г. Ногинска, которому ныне возвращается его историческое название — Богородск. Ногинск с селом связывает шоссейная дорога, ведущая далее в село Макарове и выходящая к Ярославскому шоссе. В старину этот путь назывался Бронницким или Троицким трактом, так как он вел из г. Бронницы в Троице-Сергиеву лавру. В центре села Ямкино расположен каменный храм Рождества Христова, построенный в 1826 году. Недалеко от существующего ныне храма, на берегу некогда большого озера стоит памятный деревянный крест. На этом месте находился старый деревянный храм Рождества Христова.

Первое упоминание о существовании храма в этом месте относится к 1628 году. Данная дата связана со временем активной деятельности Патриарха Филарета (ок. 1560—1633), отца первого царя из династии Романовых — Михаила (1596—1645). После окончания Смутного времени по предложению Патриарха была произведена всеобщая поземельная перепись государства. Также были учреждены патриаршие приказы (прообразы министерств). С 1620 года Казенный патриарший приказ собирал доходы с вотчин, посылал приказчиков, «брал пошлины за грамоты и печать Патриарха»/1/.

После всеобщей поземельной переписи государства были уточнены налоговые сборы с податных единиц. В документах этого периода обнаружены первые сведения о церкви в селе Ямкино. С храма Рождества Христова, «что на Ямкине озере» взимались: «кормовая гривна, десятильничьих и заезда гривна»/2/. Русский историк В.О. Ключевский объяснял, что кормы — окладные сборы, собиравшиеся в определенном размере. А слово кормление означало — правление, управление/3/. Следовательно, кормовая гривна являлась налогом в пользу органов государственного или церковного управления. Гривной в более древние времена называли украшение, ожерелье, затем монету определенного веса, часть в виде слитка золота или серебра, а в ХУП веке гривна или гривенка означали на Руси меру веса/4/. Сбором пошлин с монастырей и церквей в пользу архиерейского дома занимался «десятильник», т.е. сборщик «десятины» - десятой части доходов в пользу церкви, установленной еще в совсем давние времена/5/. Расходы на проезд во время сборов взимались, видимо, с приходов, так как брали «заезда гривну».

По писцовым книгам приказа Большого Дворца 1631—1633 годов при церкви в Ямкино был дом священника и просвирницы. В приходе было 55 дворов, 5 дворов бобылей1. Пахотной церковной земли 8 четвертей2 в поле, сена церковного 30 копен3. В 1680 году при церкви служил священник Никифор Анциферов, а в 1703 священник Тихон Никифоров. Сельская жизнь в те годы протекала, вероятно, равномерно и однообразно, так как за 70 лет с 1633 по 1703 год количество дворов и церковной земли в Ямкино почти не изменилось. В 1719 году в результате пожара церковь в Ямкино сгорела. Комиссия Священного Синода нашла в этом вину священника Тихона Никифорова, и он был отстранен. А настоятелем был назначен рукоположенный в священника брат о. Тихона Никифор, ранее служивший в этом храме диаконом. 7 мая 1720 года Священный Синод в ответ на челобитную от 20 апреля того же года разрешил вместо сгоревшей построить новую церковь «на прежнем церковном месте у озера»/6/.

О начале народного поселения на месте нынешнего Ямкино определенных сведений не имеется, но факты дают основание предполагать, что люди в этих местах живут уже не менее тысячи лет. Так, например, недалеко от соседней с Ямкиным деревни Соколове, на правом берегу реки Черноголовки, археологами был обнаружен курганный могильник, датируемый ХI-ХIII веками, насчитывающий до 100 насыпей высотой от 0,8 до 2,5 метров. Среди находок — проволочные браслетообразные височные кольца/7/.

Само название села также дает определенную почву для размышлений. Ям по-тюркски — остановка. Ямская гоньба на Руси создавалась в середине XIV века — и организовывалась по татаро-монголъскому образцу, отсюда и тюркское название. Подобные топонимы не редкость для Богородского края: Рогожский ям, Ямские леса. В XIV веке местность от реки Вори на западе до реки Дубенки на востоке, где ныне расположены селения: Авдотьино, Мишуково, Пашуково, Воскресенское, Ямкино, Соколове, Починки, Молзино, Жилино, Горки и др. именовалась волостью4 Черноголовль. Она являлась самой старинной волостью в нашем крае. Впервые волость Черноголовль упоминается среди дворцовых сел и волостей в духовной грамоте (завещании) Великого Московского князя Ивана Калиты (около 1339 г.)/9/. Древнее название волости происходит от имени ее владельца, так как до XIV века владельческие названия на Руси образовывались в форме притяжательных прилагательных с использованием суффикса —Jъ-. От личных имен образовались такие известные русские города, как Ярославль и Владимир (Володимерь в древности)/10/. Имя Черноголов само по себе говорит о своем явном славянском происхождении. Известно, что в древности в наших краях проживали славяне — вятичи, которые оставили после себя названия и курганы. Быть может, один из курганов возле реки Черноголовки является местом последнего упокоения предводителя сильных и непокорных вятичей — Черноголова.

На карте Богородского уезда конца XIX века можно видеть, что село Ямкино расположено у пересечения Бронницкого или Троицкого и Черноголовского трактов, а такие места всегда были выгодным местоположением. Есть основания предполагать, что Черноголовский тракт, который вел от Берлюковокой пустыни у д. Авдотьино через с. Воскресенское до с. Ямкино, являлся остатком или частью упоминавшегося в старинных актах древнего Ловчего пути, который вел в Кунью волость. В восточной части Московского княжества была целая волость княжеских охотников, которая находилась за рекой Шерной. По актам ХIV-ХVII веков известно, что Кунья волость и соседняя с ней Черноголовская были излюбленным местом больших княжеских и царских охотничьих «прохлад»/11/.

Село Ямкино было расположено в самом центре волости Черноголовль, через которую ездили охотники в Кунью волость по Ловчему пути. Этот путь проходил через соседнее село Воскресенское, так как оно по окладным книгам Патриаршего Казенного приказа за 1646 г. указывается «Ловчего пути, волость Черноголовль, а в ней село Воскресенское»/12/. Далее, вероятнее всего, этот путь пролегал через Ямкино— Починки— Жилино, где раздваивался: в сторону Ильинского погоста на Муравьищах5 Куньей волости и в сторону Богословского погоста на реках Шерне и Клязьме6, так как в начале XVIII века «от оной Богословской пустыни ездили на запад из Куньей волости в Черноголовье и до пустоши Авдотьиной»/13/. Таким образом, село Ямкино могло возникнуть на пересечении двух путей: Ловчего и Троицкого.

Существует предание, согласно которому в Ямкино на богомолье приезжала Наталья Кирилловна Нарышкина (1651-1694) - мать Петра 1/14/. Можно предположить, что царица проезжала через Ямкино и заходила помолиться в местный храм, так как она часто совершала летом «походы» в Троице-Сергиеву лавру/15/.

Наталья Кирилловна, выросшая в семье боярина Матвеева, получила воспитание в традиционно-православном духе. Матвеев был весьма верующим человеком, что передалось и его воспитаннице/16/. Через Ямкино Наталья Кирилловна могла проезжать, следуя из села Родинки-Воскресенское, располагавшегося недалеко от нынешнего поселка Новая Купавна, где было имение ее брата — Ивана Кирилловича Нарышкина. Кроме этого, молодая царица часто бывала в селе Измайлово, которое являлось местом отдыха русских царей. В одной из описей старой деревянной церкви в Ямкино говорится, что иконостас этой церкви с иконами XVI века перевезен, по преданию, из села Измайлово. Не была ли причастна к этому царица Наталья Кирилловна? Но кроме предположений существуют и определенные факты, говорящие о взаимосвязи сел Ямкино и Измайлово. В 1670 году около Ямкино был построен казенный, т.е. государственный стекольный завод. Опись этого завода приводится в книге историка И.Е. Забелина «Домашний быт русских царей». Из этой описи за 1677 год следует, что «Черноголовский белого стекла завод» являлся филиалом крупного Измайловского стекольного завода — первого казенного стекольного завода под Москвой. «Историки утверждают, что выпускаемая в нашем крае стеклянная посуда - чарки, братины, лампады, сулей, стаканы и прочая посуда была по своей отделке и художественной выразительности лучше, чем Измайловская»/18/. Не это ли привело царицу Наталью Кирилловну в Ямкино? Так как известно, что она любила «разные забавы». Редкие экземпляры этой посуды хранятся в Историческом музее г. Москвы. Ученые сделали вывод, что на заводе работали венецианские мастера. Любопытно и то, что глину на завод привозили из Гжели, а песок — с Воробьевых гор в Москве.

Стекольный завод в Ямкино был расположен в 500 метрах на запад от села, на правом берегу речки Черноголовки. Археологами в этом месте обнаружены остатки печей, стекла, кирпичей и пр./19/. Остатки завода представляют собой площадку с ямами и возвышениями. Местные жители называют это место «горбы».

В период Отечественной войны 1812 года г. Богородск и Богородский уезд подверглись нашествию французских отрядов корпуса маршала Нея. 26 сентября французы вошли в Богородск. Для сбора провианта побывали они и в ближайшем от Богородска селе Ямкино. Как известно, в нашем уезде действовал партизанский отряд под руководством крестьянина Герасима Курина, который нанес противнику поражения в семи боях. Один из боев проходил недалеко от Ямкино. На восьмой день, т.е. 2 октября французы были окончательно выбиты из Богородска и уезда. Бегство их было столь поспешным, что многое из вооружения и имущества было ими брошено. Спустя 150 лет из Ямкинского озера были извлечены чужеземные ружья, а в земле найдена пушка и несколько ядер. Предание доносит до нас, что французы оскверняли храм в Ямкино, ставили в него лошадей.

К 20-м годам XIX века возникла необходимость в построении в Ямкино новой, более вместительной церкви, так как возрастала численность прихожан. В церковной ведомости за 1846 год говорится, что каменный храм с колокольней был построен в Ямкино в 1826 году, тщанием священника и прихожан. Стоял он на новом месте и освящен был также во имя Рождества Христова. Причина расположения новой церкви на другом, отдаленном месте становится понятной из прошения священника Герасима, написанного им в сентябре 1824 года на имя архиепископа Московского и Коломенского Филарета: «...но как место то оказалось неудобно к построению на нем каменной церкви, по причине слизкости земли, и построена каменная церковь на особом, возвышенном, ничем не застроенном месте, в поле, от чего наши священно-церковнослужителей дома находятся в отдаленности от каменной церкви, в которой уже освящены два придельные престола и в коих большей частью совершается служба»/20/. О. Герасим просил разрешения поменять земельные участки для построения домов для клира поближе к новой церкви, что было исполнено.

В том же 1826 году старая деревянная церковь в Ямкино была переименована и освящена во имя Всех Святых, что следует из метрики № 262 за 1887 год: «Московской губернии Богородского уезда в селе Ямкине церковь во имя Всех Святых до 1826 года именовалась Христорождественскою и была приходскою, а с 1826 года по построении каменной Христорождественской церкви переименована во Всех Святых и оставлена кладбищенскою приписною к Христорождественской»/21/. Среди предметов и утвари церкви Всех Святых, описанных в метрике, примечательны Евангелие Московской печати в металлическом окладе чеканной работы 1701 г., дарохранительница на престоле из листовой меди с вызолоченными изображениями херувимов и серафимов — нач. XVIII в., хоругви и паникадила XVIII в. Большинство икон Всехс вятского храма были XVII века.

После возведения нового храма богослужения в деревянной церкви Всех Святых совершались, как правило, в понедельник на Пасху, в родительскую субботу накануне Троицына дня и в праздник Всех Святых.

Новая церковь имела три престола: главный Рождества Христова — холодный, а Казанской Божией Матери и Великомученицы Параскевы — теплые. По штату в храме полагался один священник, диакон и два пономаря. Усадебной земли при церкви имелось три десятины, а пашенной, сенокосной и поросшей кустарником — 33 десятины. В аренду церковная земля не сдавалась, священнослужители и клир владели землей сами. Священник, диакон и церковнослужители имели собственные деревянные дома на церковной земле. Постоянного оклада на содержание клира не имелось. Для поминания умерших в Сохранную казну разными людьми были положены «б билетов ассигнациями на 860 рублей и 7 билетов серебром на 595 рублей 97 копеек»/22/.

При церкви имелась каменная сторожка для сторожа и приходящих в праздничные дни прихожан. Ближайшими церквями от Ямкино являлись Покровская в с. Воскресенском в 8 верстах и Ильинская на Муравьищах в 10 верстах. 1 июля 1828 г. была сделана опись церковного имущества.

В храме велась следующая документация: приходно-расходные книги с 1835 г., копии с метрических книг с 1777 г., т.е. книг, в которых регистрировались крещенные в храме, книги «исповедных росписей» и книги «брачных обысков». В книгах «исповедных росписей» отмечались прихожане, прошедшие таинство исповеди. В книге «брачных обысков» записывались венчавшиеся в храме, с указанием происхождения, социального положения и других данных венчавшихся.

Настоятелем храма в 1846 г. являлся священник Герасим Георгиевич Митропольский, 59 лет. Он был уроженцем Московской губернии, из семьи дьячка, в 1810 г. закончил Московскую духовную семинарию, был рукоположен в священника и направлен служить в Знаменскую церковь села Лобанова Серпуховского уезда. В 1811 г. священник Герасим Митропольский был назначен настоятелем храма Рождества Христова в Ямкино. События 1812 года, видимо, оставили свой след в жизни о. Герасима., так как в 1818 г. он был награжден в силу Высочайшего Манифеста бронзовым крестом на Владимирской ленте с памятной надписью 1812 года. С 1816 г. отец Герасим был вдов. В 1827 г. он был награжден набедренником, а в 1838 г. - скуфьей. С 1830 по 1833 г. священник Герасим Митропольский был благочинным. В Богородском Духовном Правлении отец Герасим занимал должность Присутствующего. В 1846 году в клире храма также состояли: диакон Алексей Иванович Парусников, 36 лет, дьячок Максим Петрович Рождественский, 45 лет, пономарь Иаков Семенович Алфеев, 22 лет, просвирница Анна Ивановна Гаврилова, 62 лет/23/.

Прихожанами храма Рождества Христова в Ямкино, согласно упомянутой ведомости за 1846 г., являлись жители села Ямкино, деревень Соколове и Починки7 помещика корнета Николая Ивановича Иохемзина, а также деревень Молзино и Жилино, принадлежавших князьям Долгоруким. Помещики в этих своих владениях не проживали. На данный год общее число дворов, приписанных к Ямкинской церкви — 144, число душ мужского пола — 693, женского пола — 775.

Как известно, середина XIX века в России отмечена бурным ростом промышленного производства. К 40-м годам Богородский уезд занимал второе место в Московской губернии по числу фабрик и заводов. «С 1847 по 1857 годы в сельце Глухово, близ Богородска, выросли прядильная, ткацкая, красильная, красильно-отделочная фабрики и два корпуса ручного ткачества. Более тысячи кустарей работали в окрестных деревнях»/24/.

На карте Богородского уезда второй половины XIX века указывается, что в Ямкино имеется квартира волостного правления. К концу XIX века Ямкино являлось достаточно большим селом и было центром Ямкинской волости Богородского уезда. В Богородском уезде пришлые рабочие составляли приблизительно половину занятых в промышленности. По данным на 1890 г. количество пришлых рабочих в Ямкинской волости составляло 55,6%/26/. Здесь были крупные шелковые фабрики - Канаева в деревне Пашуково, Соловьевых в деревне Авдотьино и др. Заметное место в продукции этих фабрик занимал бархат, который стали производить со времен Крымской войны (1853—1856), когда прекратился привоз из Франции лионского бархата. Русский промышленник немедленно отреагировал на это. И оказалось, что бархат фабрики Соловьева, по мнению специалистов, был не хуже лионского.

Однако фабричные рабочие не составляли основной части работников промышленности. Значительная часть населения была занята промыслом дома. Работали или в своей избе, которую в этом случае называли «фабричной избой», «на себя», т.е. без посредников. Или в мелких заведениях, которые назывались «фабричками». Хозяева этих «фабричек» выступали в роли посредников между работниками и крупными фабрикантами, у которых они брали пряжу и которым отпускали готовый товар.

В центре волости, в селе Ямкино, было 19 «фабричек», в подавляющем большинстве которые производили бархат по заказу Канаева, Соловьевых и многих других/27/.

Многие местные фабриканты оказывали благотворительную помощь храму в Ямкино. Наиболее выдающиеся из них: молзинские купцы Антип Куприянович и Иван Антипович Куприяновы, починковские купцы Михаил Семенович и Нестор Михайлович Каржавины, молзинские купцы Федор Васильевич и Борис Федорович Зыковы, также молзинский купец Гаврила Никифорович Титов, уроженец Ямкина московский купец Федор Никитич Самойлов.

Гаврила Никифорович Титов имел в деревне Молзино шелковую фабрику, основанную им в 1849 году. Предприятие помещалось в одном деревянном корпусе, в нем производилось 10500 аршин атласа стоимостью 8500 рублей. На фабрике трудилось 15 человек местных жителей. Федор Васильевич Зыков происходил из крестьян деревни Молзино. На него работали «на домах» крестьяне не только д. Молзино, но и многих других окрестных деревень. Один из правнуков Ф.В.Зыкова в своих воспоминаниях писал: «В Москве у „Зыковых и К" был магазин, где продавали шелка, бархат, парчу и атлас. Фирма была награждена дипломами в Глазго (1912 г.), большой золотой медалью в Реймсе (1905 г.), большой серебряной медалью в Нижнем Новгороде (1896 г.)»/28/.

В 1815 или, по другому источнику, в 1813 году богородским купцом К.Я. Куприяновым было основано в Молзино ткацкое предприятие. Работало на нем около 300 рабочих, из них местных жителей - 183 человека и из других губерний (в основном из Владимирской и Тверской и небольшое количество из Тульской и Калужской) — 115 человек/29/. По описанию второй половины 70-х годов XIX века в деревне Молзино на его сына — Антипа Куприяновича Куприянова работало 26 «фабричек», принадлежавших 18 владельцам и производивших полушерстяные изделия.

В 1865 г. церковный староста богородский купец 2-ой гильдии А. К. Куприянов построил на свои средства второй деревянный этаж у одноэтажной каменной церковной сторожки. Сторожка была покрыта железом, и в ней были устроены печи. Куприянов изъявил желание открыть в сторожке школу для бесплатного обучения сельских детей обоего пола, обязуясь обеспечить школу всем необходимым: столы, книги и пр. Настоятелем храма в то время являлся священник Александр Иванович Петропавловский. Куприянов предложил о. Александру и приходскому дьякону Василию Скворцову быть в данной школе учителями и наставниками, на что получил их согласие. 27 февраля 1865 г. было получено письменное архипастырское благословение на открытие в с. Ямкино приходской школы на 2-ой неделе Великого Поста/30/. Школа в сторожке находилась, вероятно, до 1894 года, так как в этом году было построено новое обширное каменное здание для земского училища.

В 1866 г. на средства А. К. Куприянова и его семейства храм в Ямкино был утеплен. Была сделана духовая печь.

В 1870 г. А. К. Куприяновым было пожертвовано в пользу церкви 240 десятин земли, а в пользу причта — 22 десятины 248 квадратных сажен поросшей лесом земли. На означенную землю была сделана дарственная надпись 11 марта 1871 г., на церковную за № 391, а на причтовую за № 392. В 1882 г. крестьянами села Ямкино в пользу церкви была пожертвована 1 десятина 900 квадратных сажен земли. Всего земли в пользе церкви было — 241 десятина 900 квадратных сажен, а в пользе причта — 58 десятин 248 квадратных сажен/31/.

В 1888 г. на средства церковного старосты Ивана Антиповича Куприянова в Ямкино был построен церковный дом для дьякона.

Еще раньше — с 70-х годов XIX века ямкинскому приходу начал активно помогать уроженец Ямкино московский купец Федор Никитич Самойлов, имевший в Москве шелковую фабрику за Яузой и торговавший шелком в Ветошном ряду/32/.

Ф.Н. Самойлов родился 2 февраля 1817 года. Родители его жили и похоронены в Ямкино, о чем свидетельствуют надгробия на их могилах. Единственное сохранившееся гранитное надгробие на месте старого кладбища, которое было возле деревянного храма, принадлежит матери Самойлова — Ирине Ивановне Самойловой, урожденной Замгиной (1796—1818). Слева от центрального входа в каменный храм Рождества Христова имеется также гранитное надгробие, принадлежащее отцу Федора Никитовича Никите Самой ловичу Самойлову (1791-1837).

Вывод о наличии родственной связи между Самойловыми можно сделать не только из хронологических соответствий, но и из того, что изготовление и установка упомянутых надгробий на сельском кладбище могли быть доступны только очень состоятельному человеку, каким являлся Ф.Н. Самойлов. Данный вывод косвенно подтверждается и текстом бывшей некогда в храме памятной доски, датированной 10 декабря 1895 г., где говорилось, что Ф.Н. Самойлов помогал храму в Ямкино «по расположению к своей родине и памяти почивших родителей.» Ф.Н. Самойлов поступил в 3-ю гильдию8 московского купечества «из мещан» в 1850 г., впоследствии был купцом 1-ой гильдии, а в конце жизни 2-ой. Жена Федора Никитича Евдокия Васильевна, 1825 года рождения, умерла в 1881 г. Брак их был бездетным.

В 1873 г. Ф.Н. Самойлов финансировал постройку при храме в Ямкино каменной двухэтажной богадельни для проживания 20-ти престарелых прихожан обоего пола и обеспечил ее капиталом в 13500 рублей/33/.

В 1886 г. на средства Федора Никитича в храме был устроен новый иконостас и возобновлена роспись. Также было принято во внимание, что внутренность храма мала для выросшего количества прихожан. В 1892 г., попечением того же благотворителя, церковь была увеличена за счет пристройки двух, более обширных, приделов и нового трапезного храма между ними. Проект принадлежал епархиальному архитектору С. В. Крыгину. «Основной объем и колокольня сохранили черты стиля ампир, трапезная типична для периода эклектики. Колокольня трехъярусная, с открытыми звонами, завершена шпилем. В 1894 г. трапезная была расписана иконописцем Н.П. Денисовым, орнаменты в простенках выполнены А.М. Коротаевым»/34/. Во вновь построенных приделах были установлены новые иконостасы работы мастера В.А. Астафьева/35/. Также была возобновлена утварь главного и трапезного храмов, приобретены два новых паникадила и вновь сделана духовая печь для всего храма. В 1894 г. на средства Ф.Н. Самойлова в Ямкино было построено новое, обширное каменное здание земского училища9, которое купец обеспечил капиталом в 2 000 рублей.

Скончался Федор Никитич Самойлов 8 июня 1895 г. Проживал он в Москве в доме 2-го участка Яузской части. Вплоть до своей кончины Федор Никитич являлся церковным старостой церкви Покрова Пресвятой Богородицы, именуемой «Божия Матерь Грузинская» на Воронцовом поле10. Похоронен Ф.Н. Самойлов был, согласно оставленного завещания, на кладбище Московского Новоспасского монастыря11. В своем завещании он, в частности, указывал: «Я уполномачиваю моих душеприказчиков на вечное поминовение души моей внести Государственными процентными бумагами... в Святой храм во имя Рождества Христова, находящийся в с. Ямкино Богородского уезда Московской губернии, восемнадцать тысяч рублей с тем, чтобы капитал оставался навсегда неприкосновенным, проценты с пяти тысяч рублей употреблены на свечи и масло в праздники Светлого Христова Воскресения и другие двунадесятые и храмовые праздники, проценты с пяти тысяч рублей шли на усиление средств в находящейся при вышеозначенной церкви богадельне, затем проценты с пяти тысяч рублей шли на раздачу беднейшим прихожанам пособий к празднику Светлого Христова Воскресения и Рождества Христова на усмотрение причта и церковного старосты и наконец проценты с трех тысяч рублей шли в пользу церковного причта, в ту же церковь Рождества Христова в с. Ямкино. Я прошу моих душеприказчиков передать Святую икону во имя Пресвятой Богородицы именуемой Казанской в серебряной вызолоченной и украшенной жемчугом ризе и золотой крест с частию в нем Животворящего Древа Господня с тем, чтобы Святая икона эта и Святой Крест были помещены в находящемся при вышеозначенной церкви приделе во имя Казанской Божией Матери12/38/.

По завещанию Самойлова пожертвовано 3 тысячи рублей в церковь Ильи Пророка на Муравьищах Богородского уезда и 20 тысяч рублей13 на постройку колокольни Николаевской Берлюковской пустыни/39/.

Ф.Н. Самойлов был человек воистину верующий. Кроме перечисленных выше, в завещании указано множество других пожертвований для храмов и монастырей по всей России и за ее пределами. Свой дом в Москве Федор Никитич завещал Московскому Купеческому Обществу для устройства в нем странноприимного дома его имени для приходящих в Москву за сбором подаяния монахинь, которые имели право пользоваться в этом доме ночлегом и пищей. На содержание дома и призреваемых в нем должны были идти проценты со ста тысяч рублей. Практически все свои капиталы Самойлов завещал использовать в целях церковной благотворительности.

Жизнь и деятельность нашего земляка Федора Никитича Самойлова являются достойным примером, и имя его не должно быть забыто.

С 1866 г. настоятелем храма в Ямкино был священник Михаил Максимович Архангельский. Он родился в Московской губернии в 1839 г. в семье священника, в 1864 г. закончил Московскую духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда. 27 июля 1866 г. Преосвященным Леонидом епископом Дмитровским был рукоположен в священники и с утверждением Митрополитом Московским Филаретом направлен на настоящее место. Являясь настоятелем храма, отец Михаил также с 1866 г. был законоучителем в Ямкинской земской школе, а с 1873 г. и в Молзинской. «За усердное преподавание Закона Божия» о. Михаил имел письменные благодарности от Богородского уездного училищного совета в 1893 г., 1895 г., 1898 г., 1899 г., 1903 г. За 25-летие преподавания Закона Божия в Ямкинской школе о. Михаил был награжден орденом Святой Анны 3-ей степени, а в 1897 г. удостоен серебряной медали в память царствования императора Александра III, на Александровской ленте для ношения на груди. В 1899 г. от Святого Правительствующего Синода о. Михаил был награжден наперсным крестом. Необходимо отметить, что тогда наперсные кресты давались как награда за многолетнее священническое служение.

 

Ямкино - старая церковь. В. Лукьянов. 1985 г.

Ямкино - старая церковь. В. Лукьянов. 1985 г.

 

Супруга о. Михаила Екатерина Васильевна родилась в 1846 г. в семье священника, имела домашнее образование. У о. Михаила и Екатерины Васильевны было двое детей. Сын Павел, родившийся в 1873 г., пошел по стопам отца, стал священником и служил сначала недалеко от своего родителя в Покровской церкви села Воскресенского, а впоследствии в сане протоиерея он служил в церкви Василия Исповедника14 в Москве. Дочь Анна, 1870 года рождения, была замужем за священником Казанского собора15 в Москве Николаем Рождественским.

В 1904 г. в клире храма состояли: диакон Иоанн Александрович Смирнов 60-ти лет, псаломщик Сергей Дмитриевич Касимов16 58-ми лет и просфорница Елизавета Ивановна Петропавловская 72-х лет - вдова умершего священника Александра Петропавловского.

Священник Михаил Архангельский был настоятелем в Ямкино 40 лет и 5 месяцев, вплоть до своей смерти 4 декабря 1906 года. В связи с его кончиной Московские церковные ведомости тогда писали: «4 декабря скончался от воспаления легких на 67 году своей жизни скромный труженик на ниве Христовой - священник Христорождественской церкви с. Ямкино Богородского уезда о. Михаил Архангельский. Покойный был любим своими прихожанами. Еще недавно, 15 августа сего года, прихожане торжественно справляли 40-летний юбилей священнической деятельности своего пастыря. Однако хронический плеврит и четвертое воспаление легких подточили здоровье о. Михаила. И не стало вечно хлопотливого, неутомимого, незлобивого и добрейшего отца Михаила. Сорок лет служения были временем постоянных трудовых забот о храме и пасомых. Храм не раз при нем благоукрашался внутри и снаружи.

Все время со дня смерти о. Михаила до погребения прихожане беспрерывной цепью шли поклониться праху почившего. Ко времени погребения собралось окрестное духовенство, лица из администрации, представители местного купечества. Литургию и отпевание совершал соборный г. Богородска протоиерей Константин Голубев17 в сослужении семи протоиереев и иереев. Во время отпевания были произнесены речи племянником и крестником покойного Беляевым, местным благочинным о. Холмогоровым18 — о пастырских заслугах умершего, местным духовником протоиереем Николаем Ансеровым19 - о святости пастырского служения. От лица прихожан говорил крестьянин Шмелев.

Отпевание закончилось в 3 часа и тело почившего было предано земле в заранее указанном еще при жизни им самим месте на юго-восточной стороне алтаря»/45/.

Памятник на могиле о. Михаила сохранился по сей день. Невдалеке от могилы о. Михаила имеется несколько каменных надгробий. На одном из них сохранилась малоразборчивая надпись: «КУПРИЯНОВОЙ». Видимо, многие из семейства церковных старост Куприяновых обрели свой вечный покой возле этого храма.

В 1907 г. настоятелем храма был назначен священник Павел Андреевич Нежданов, 45 лет. Он родился в семье псаломщика, в 1893 г. закончил Вифанскую духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда, в 1896 г. был диаконом в Успенской церкви с. Богословского Богородского уезда. В священники рукоположен в феврале 1896 г. Отец Павел являлся помощником благочинного 2-го округа Богородского уезда. Проживал он в своем доме на церковной земле/46/.

Церковным старостой в то время являлся фабрикант из д. Молзино Борис Федорович Зыков (1856—1914). В 1910 г. по его инициативе в жизни прихода произошло торжественное событие. 24 и 25 июня приходской храмовый праздник был ознаменован архиерейским богослужением, которое возглавил Преосвященный Василий, епископ Можайский. 24 июня владыка служил всенощную, а 25 по случаю местного праздника служил литургию.

На станции г. Богородска епископа Василия встречали благочинный протоиерей К.А. Голубев и почетные граждане города. А благочинный 2-го округа протоиерей А.А. Холмогоров с церковным старостой с. Ямкино выезжали на станцию Гжель20 для встречи Его Преосвященства. Владыка благословил всех встречавших его в Богородске и отбыл в Ямкино. По пути следования он посетил храм Богородско-Глуховской мануфактуры21, где собравшиеся также получили архиерейское благословение.

Во время служения всенощной в храме с. Ямкино Преосвященный выходил на литию и величание и долго помазывал елеем многочисленных богомольцев. По окончании всенощного бдения владыка произнес отеческое увещание о воздержании от вина и сквернословия.

На всенощной и за литургией в сослужении с епископом принимали участие: местный благочинный о. А.А. Холмогоров, игумен Берлюковской пустыни22 Тимолай, настоятель московской церкви Великомученика Никиты, что в Татарской23 священник Ф.И. Введенский, местный причт и священники о. П.М. Архангельский и о. В.В. Крылов при четырех диаконах.

Пел хор певчих Богородско-Глуховской мануфактуры под управлением регента и законоучителя фабричной школы священника о. В.А. Борисова, бывшего канонарха24 в Московской духовной семинарии. По совершении литургии и молебна, с благословения Его Преосвященства, благодарные прихожане поднесли старосте храма икону художественного письма в серебряно-вызолоченной ризе с надписью.

В 4 часа вечера владыка отбыл в г. Богородск, где по случаю храмового праздника совершал всенощное бдение в приходском храме Тихвинской иконы Божией Матери, при протодьяконе Константине Розове25 и певчих с Морозовской фабрики в сослужении двух благочинных и местного духовенства/50/.

В 1912г. церковным старостой храма был фабрикант из д. Починки Михаил Семенович Каржавин. При нем летом 1912г. храм был отремонтирован и обновлен внутри и снаружи, были вызолочены кресты. 30 сентября 1912 г. в Ямкино произошло еще одно духовное торжество по случаю освящения вновь обновленного храма. Освящение совершил благочинный протоиерей Александр Холмогоров в сослужении настоятеля московской Петропавловской церкви о. Ф.И. Введенского, приходских священников о. П. Нежданова и о. Н. Богоявленского и помощника благочинного священника А. С. Смирнова, при диаконе Бронницкого собора М.А. Орлове и местном диаконе.

В день освящения храма, перед литургией, было совершено водоосвящение, окропление храма, а затем из храма вышел крестный ход для поднятия на колокольню вновь вызолоченного креста.

После богослужения в доме церковного старосты М.С.Каржавина была предложена трапеза, которую разделили служившее духовенство, уездный исправник, прибывшие гости из Москвы и Богородска, почетные прихожане и сельский староста/51/.

Михаил Семенович Каржавин скончался в 1914 г. в возрасте 67 лет. Погребение его совершали игумен Берлюковской пустыни о. Петр, местные священники о. П. Нежданов и о. В. Хавский, настоятель московской Петропавловской церкви священник Ф.И. Введенский, хорошо знавший покойного. М.С. Каржавин жил в д. Починки, занимался сельским хозяйством, имел фабрику и торговые дела в Москве. Семья Каржавиных была большая, очень дружная и религиозная/52/.

После смерти ктитора М.С. Каржавина прихожане совместно с причтом единогласно избрали в церковные старосты одного из сыновей почившего — Нестора Михайловича, который отличался благочестием, религиозностью и отзывчивостью на всякое доброе дело. Ему было 46 лет, жене его Александре Тимофеевне было 47 лет. Дети у них были: дочь Мария 21 года, сын Иван 16 лет и сын Алексей 13 лет/55/.

В 1915 году в приходской деревне Молзино был построен деревянный храм-школа, освященный в честь иконы Божией Матери Феодоровской26, который стал приписным к церкви в Ямкино. Храм в Молзино был освящен 13 декабря 1915 г. в память 300-летия Дома Романовых. Освящение совершал местный благочинный о. А. Холмогоров в сослужении священников о. Ф.И. Введенского и о. П.М. Архангельского, а также двух приходских священников с. Ямкино : о. П. Нежданова и о. В. Хавского. При этом присутствовали бывший обер-прокурор Священного Синода А.Д. Самарин и рязанский губернатор Н.Н. Кисель-Загорянский, которые в разное время были предводителями дворянства Богородского уезда. Также были на освящении богородский исправник и представители земской управы. Храм-школа был устроен на средства Богородского земства, благотворителей и крестьян д. Молзино. К школе был пристроен и хорошо оборудован алтарь с дубовым иконостасом. При храме также была звонница с колоколом/56/.

В начале XX века в округе имелось несколько часовен и часовенных столбов, приписанных к ямкинской церкви. Так, в 1893 г. в д. Молзино на средства Федора Васильевича Зыкова (1829-1902) была построена каменная часовня в память спасения Его императорского Величества Наследника Цесаревича, впоследствии Государя императора Николая Александровича от грозившей ему опасности 29 апреля 1891 г. в Японии в г. Отсу.

По дороге из Молзино в Ямкино, в поле, стояла небольшая деревянная часовня, по преданию построенная на месте погребения умерших от моровой язвы, но когда и кем построенная неизвестно/57/. Моровая язва в наших краях была примерно около 1770—1771 годов. Так, например, в начале XX века в соседней Петровской слободе Богородского уезда27 была каменная часовня, устроенная в 1772 г. в память избавления от этой страшной болезни. В той же слободе имелся часовенный столб, построенный в 1854 г. в память избавления от холеры. Возможно, что упомянутая часовня около Молзино была построена в память какого-то из этих событий. Между селом Ямкино и деревней Починки также имеется место, где, по преданию, были захоронены умершие от моровой язвы. К этому поросшему соснами и окруженному земляным валом месту местные жители относятся с осторожностью и рассказывают, что много лет назад эти места поразила страшная болезнь, от которой умерло большое количество жителей в округе. Мор прекратился только после крестных ходов и молебнов с водосвятием по окрестным селениям. Каким-то образом это связано с именем святой великомученицы Параскевы. Либо крестные ходы совершались с чудотворной иконой этой святой, либо эпидемия утихла после дня ее празднования. Как бы там ни было, а в Починках до сих пор 10-ю пятницу от Пасхи отмечают как местный праздник, и во многих домах устраивают застолье. Раньше в этот день приглашали священника и совершался молебен с водосвятием у деревенского часовенного столба. Праздник этот так и называют — «Десятая пятница». Кстати, по-гречески Параскева означает пятница, а в ближайших церквах — в с. Ямкино и в с. Воскресенское имеются приделы святой великомученицы Параскевы.

А вообще празднование «Десятой пятницы» на Руси всегда было связано с ярмаркой и торговлей. Обычай устраивать ярмарки в десятую пятницу после Пасхи, реже — в девятую или в восьмую, был широко распространен. В нашей местности проживало множество фабрикантов и купцов, а святая Параскева издревле считалась покровительницей торговли. На базарных площадях часто строили церкви, посвященные Параскеве-Пятнице. Так в Москве произошло название торговой артерии Замоскворечья — улицы Пятницкой. А возведение в сельском населенном пункте церкви, освященной во имя святой Параскевы-Пятницы, обычно служило показателем его торгового характера. И действительно, старожилы говорят, что в «Десятую пятницу» в Ямкино была большая ярмарка.

В 1897 г. крестьянами д. Починки был устроен шатер над колодцем в полуверсте от деревни28, по дороге в д. Жилино, а в 1898 г. Епархиальное духовное правление разрешило поставить святые иконы в этом шатре в ознаменование рождения Великой Княжны Ольги Николаевны. По небольшой деревянной часовне над колодцами было в деревнях Соколове и Жилино. По одному каменному часовенному столбу стояло в Ямкино, Соколове и Починках. В Ямкино часовенный столб не сохранился, в Соколове сохранились его остатки, а в Починках он восстановлен на прежнем месте в 1997 году. При строительстве частично был использован кирпич от старого столба.

После октябрьского переворота 1917 года для церкви наступили тяжелые времена. Храм Рождества Христова в с. Ямкино был зарегистрирован советской властью в 1919 году. Сохранилась ведомость этого храма за 1922 г. Настоятелем в то время был священник Виктор Георгиевич Хавский, 40-ка лет, происходивший из семьи протоиерея. Клириками храма являлись диакон Николай Ефимович Грузов, 57 лет, диакон на вакансии псаломщика Никанор Алексеевич Веселовский, псаломщик Андрей Павлович Чечнев, просфорницы Анна Ильинична Нежданова и Ольга Васильевна Любимова. Церковным старостой в то время был Василий Владимирович Пигаров, о котором в своих воспоминаниях Федор Сергеевич Куприянов (1892—1971) писал:

«Василий Владимирович Пигаров был крестьянин села Ямкино и очень дальний родственник папе. Красивый, плечистый, правильно, сложенный, о черной богатой шевелюрой, с черной бородкой и усами, но больше всего в его лице выделялись глаза сверкающие и пронизывающие. Особенно он был хорош в поддевке и сапогах. Просто русский красавец, как будто из пугачевской вольницы. Человек умный, он вел все дела дяди Михаила Федоровича Миронова по управлению шелковой раздаточной конторой, т.е. являлся фактическим хозяином. Район тот был полон кустарей, работавших на ручных станках различные шелковые товары и бархат. В мое время уже редко у какого крестьянина стоял дома стан, зато в задах, в «фабричках» располагалось от 4 до 12 станков, на которых работали семьей или с соседями. То есть, экономика заставляла укрупнить дело, чтобы не распыляться на организационных делах. Я всегда любовался Василием Владимировичем:

он казался мне олицетворением мощи»/60/.

В начале 20-х годов, по решению советской власти, в целях борьбы с религией, церковное имущество, как движимое, так и недвижимое, описывалось и обращалось в фонд государства, т.е. фактически становилось государственной собственностью. Приходская община вынуждена была как бы брать это имущество в аренду у государства. В 1924 г. была произведена опись церквей и церковного имущества в Ямкино.

8 мая 1926 г. между приходской общиной с. Ямкино и Богородским советом рабочих и красноармейских депутатов было заключено соглашение о принятии в бесплатное пользование от Богородского совета находящееся в с. Ямкино «здание культа», состоящее из каменного храма и двухэтажной сторожки. Подписавшиеся прихожане обязались беречь «переданное народное достояние» и пользоваться им исключительно для «удовлетворения религиозных потребностей». В частности, прихожане обязались не допускать:

а) политических собраний враждебного советской власти направления;

б) раздачи или продажи книг, брошюр, листков, посланий и т.п., направленных против советской власти;

в) произнесение проповедей и речей, враждебных советской власти;

г) совершения набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против советской власти;

д) преподавание религиозных вероучений лицам, не достигшим совершеннолетия;

е) перенесение каких бы то ни было «предметов культа» для каких бы то ни было целей — без особого, всякий раз на то письменного, разрешения отдела управления.

Также приходской совет обязался производить за свой счет все текущие расходы по ремонту, отоплению, страхованию, охранению, по оплате государственных и местных налогов и обложений. При храме необходимо было иметь опись всего «культового» имущества. Для проверки и осмотра имущества прихожане обязались беспрепятственно, во всякое время допускать уполномоченных Богородским советом лиц. За пропажу или порчу имущества прихожане несли материальную ответственность солидарно и безраздельно. За непринятие мер к выполнению обязанностей, вытекающих из договора, члены приходского совета подвергались уголовной ответственности.

Условия, в которые были поставлены верующие, были унизительные и жестокие. Решение записаться в члены приходского совета было не легким шагом. На Поместном Соборе 1917—1918 годов отмечалось, что запись в члены приходских советов во времена атеистической власти является фактом гражданского мужества.

8 мая 1926 года в члены Приходского совета церкви Рождества Христова в селе Ямкино записались :

1. Сладков Семен Владимирович 26. Коржа Александр Тимофеевич

2. Богоров Тимофей Данилович 27. Попкова Екатерина Максимовна

3. Семиков Прохор Лазаревич 28. Серов Степан Дмитриевич

4. Моисеев Егор Ефимович 29. Рябин Антип Нжитович

5. Пигаров Василий Владимирович 30. Плешаков Петр Сергеевич

6. Митюшин Владимир Данилович 31. Карусокин Павел Михайлович

7. Златов Николай Андреевич 32. Чечнев Сергей Иванович

8. Попков Михаил Николаевич 33. Митюшин Сергей Владимирович

9. Спирюшин Петр Павлович 34 Кузнецов Михаил Васильевич

10. Петухов Прокофий Петрович 35. Короткое Никон Прокофьевич

11. Попков Иван Николаевич 36. Савин Максим Васильевич

12. Пухов Никита Васильевич 37. Амелюшкин Афанасий Дмитриевич

13. Козлов Владимир Афанасьевич 38. Чумакова Мария Николаевна

14. Далушков Семен Тимофеевич 39. Мокряшова Анастасия Афанасьевна

15. Пепекин Николай Иванович 40. Гадишина Наталья Устиновна

16. Сосш Дмитрий Тимофеевич 41. Баннова Надежда Матвеевна

17. Лапушков Иван Тимофеевич 42. Анохин Василий Михаилович

18. Савин Николай Никифорович 43. Лопушкова Анастасия Степановна

19. Кузнецова Клавдия Максимовна 44. Ефремов Иван Борисович

20. Зяблева Евдокия Ивановна 45. Савина Анна Афанасьевна

21. Бабанова Ирина Никоновна 46. Савин Петр Васильевич

22. Амелюшкина Зоя Ивановна 47. Белов Алексей Ельич

23. Савин Петр Николаевич 48. Угольнов Александр Петрович

24. Савина Евдокия Максимовна 49. Баянов Василий Васильевич

25. Сосин Петр Дмитриевич 50. Басолаев Иван Никитович

В период яростных гонений на церковь, когда верующие подвергались репрессиям и принимали венцы мученичества, наши земляки не побоялись открыто исповедывать свою веру. Память о них не должна кануть в лету.

Во второй половине 20-х годов в Богородске действовал Институт краеведения, который занимался изучением истории нашего края. В 1928 году один из сотрудников института после поездки в село Ямкино писал:

«Обследование старого деревянного храма заняло сравнительно порядочно времени. Более подробный осмотр показал, что нижняя часть старого храма рублена гораздо раньше, чем завершен верх. Внешняя обработка храма екатерининской эпохи. В храме большое собрание икон разных эпох и, видимо, из разных церквей. На стенах развешан ряд царских дверей и других частей иконостаса, которые представляют ценное собрание. Работы большей частью XVII и XVIII веков. Есть довольно любопытные памятники резьбы. Очень интересна дарохранительница, кованная из железа и по своему исполнению близкая к ювелирным работам 18-го века.

В подклети этого храма установился обычай хоронить некрещенных детей. Несмотря на борьбу против этого обычая, делаются попытки и в настоящее время. Со старым храмом связано несколько легенд. Вот одна из современных: «будто купол храма берут в Московский музей». Эта молва была настолько упорна, что кто-то обращался за разъяснением в правление Исторического музея. Купол действительно очень искусно сделан из дерева.

Село Ямкино довольно большое и, несмотря на пожары, сохранились довольно любопытные крестьянские постройки... »/61/.

В последующие 30-е годы каменную и деревянную церкви в Ямкино постигла судьба многих церквей России в те годы. В письме сельсовету села Ямкино из Московского областного отдела народного образования от 29.03.1930 г. говорилось:

«В ответ на Ваше заявление от 27.03.1930 г. настоящим сообщаем, что не возражал против переоборудования деревенской церкви села Ямкино, разрешаем Вам с этой целью произвести нижеследующие работы:

1. Расширить арку, соединяющую трапезную с главной частью церкви.

2. В целях оборудования сцены расширить пролеты стен, соединяющих главную часть церкви с бывшим алтарем.

3. Снять главу церкви.

4. Отделить восьмигранник купола от основной части потолком. Работы согласовать с Ногинским управлением строительного комитета. Перед началом работ произвести официальную ликвидацию имущества бывшей общины, при чем все предметы, имеющие музейное значение, должны быть отобраны нашим уполномоченным и переданы в Ногинский музей».

В соответствии с указаниями деревянный храм был перестроен и в дальнейшем использовался как сельский клуб. Просуществовал он до 1963 г. Деревянный храм постройки начала 18-го века ручной разборке не поддавался и, зацепив за бревна, его растащили тракторами. Говорят, храм был без единого гвоздя. Об участи одного из разрушителей храма в Ямкино существует легенда:

«Сдирая со старых икон резные ризы, поранил он палец. Так, малость самую. У любого мастерового мужика таких царапин не счесть, и внимания не обращают. А тут за малое время лишился человек жизни. Официально: заражение крови. По округе же судачили: „Бог покарал. Нельзя на Бога руку поднимать"»/62/.

В настоящее время на месте бывшего храма в праздник Всех Святых служатся водосвятные молебны.

Кое-что о судьбе храма в советский период поведали местные жители. Вот что рассказала Мария Павловна Юдина:

«Закрыли наш ямкинский храм в 1937 году, службы в нем более не совершались. В 1941 году, в начале войны, в храме сделали склад завода грампластинок, находившегося в Ногинске. Храм охранялся, но сторож был знакомый и как-то раз пустил меня посмотреть, что находится внутри. Мне запомнились ровные ряды стеллажей, на которых лежало большое количество грампластинок. Склад грампластинок был в храме, вероятно, не долго, и вскоре их вывезли. Где-то в 1943 или в 1944 году я проходила мимо и увидела открытые церковные двери, подошла ближе и заглянула внутрь. В притворе храма какие-то люди смывали сусальное золото. На полу стояло большое корыто с раствором, в который они опускали отломанные части иконостаса.

Спустя какое-то время после этого события храм начали постепенно разрушать. Били стекла, ломали, тащили кто чего.

Позднее, после войны, в храме был совхозный склад зерна. Там стоял трактор, веялка, тюки сена. Примерно в 60-е годы я зашла в храм, посмотреть, что там, меня пустил кладовщик. В правом приделе у западной стены стояли большие шкафы. Открыв их, я увидела две большие иконы, почти в человеческий рост. Одна икона была с изображением преподобного Серафима Саровского, молящегося на камне, а другая была икона Божией Матери Неопалимая Купина. Я стала упрашивать кладовщика отдать мне икону преподобного Серафима, и он в конце концов согласился. Икона была большая и тяжелая, а живу я от храма далеко и одной мне было не донести. Неподалеку жили мои знакомые, и я решила отнести икону сначала к ним. Кое-как я донесла икону до знакомых, где мы вымыли ее с мылом. На обратной стороне иконы было написано, что она подарена храму Каржавиным — бывшим фабрикантом из Починок. Ближайший действующий храм от нас был тогда в селе Воскресенском — Покровский, открытый вновь в 1945 году. Туда и решено было отправить икону преподобного Серафима, что вскоре и было сделано. Когда в Ямкино снова открыли храм, то по просьбе прихожан икону преподобного Серафима Саровского вернули на ее законное место».

Наталья Ивановна Бородакова рассказала: «Мой отец умер 8 февраля 1930 года. Моя мама была верующая и хотела чтобы его отпевали в церкви. В годы гонений некоторые священники отрекались от веры и храмы закрывались. Стоял закрытым и наш ямкинский храм. Мой отец был первым, кто умер после закрытия храма, и поэтому возникла необходимость открыть храм и найти священника, который бы согласился отслужить панихиду. Ключи были у старосты, и мама пошла к нему и стала просить ключи. Староста сказал, что без разрешения сельсовета не даст. Она пошла в сельсовет, и ключи ей в конце концов дали. Но нужен был священник. Мама рассказывала, что она ходила по многим священникам в округе, но никто не соглашался. Кто-то посоветовал ей съездить в Берлюковскую пустынь, которая была закрыта в 1919 году, но некоторые монахи проживали где-то поблизости от нее. Мама добралась до Берлюков и нашла там где-то двух иеромонахов. Один из них был помоложе, а другой постарше. Она обратилась к ним со своей просьбой: съездить в Ямкино и в церкви отпеть ее мужа. Старший иеромонах согласился, а тот, который помоложе стал его отговаривать: „Куда ты? Ведь тебя расстреляют!" На что второй ответил: „На все воля Божья!" И, собрав необходимое, он отправился в путь. Приехав в Ямкино, иеромонах отслужил в храме всенощное бдение. Ночевал он у нас, в Починках. На следующее утро этот иеромонах отслужил в храме литургию, затем панихиду и проводил, как полагается, покойного до могилы. О том, что храм открыт и служится служба, видимо, кто-то уже доложил властям. И сразу после панихиды иеромонаха забрали, так что даже на поминках у нас его не было. Кажется, его звали отец Горгоний. Потом в храм дали священника и диакона, и служба была вплоть до 1937 года. А в 1937 г. храм закрыли окончательно».

В результате архивных поисков было установлено, что перед революцией среди насельников Берлюковской пустыни один из иеромонахов носил имя Горгоний. Он был 1876 года рождения, из крестьян, домашнего образования, в миру носил имя Григорий. Пострижен в монашество был 16 декабря 1907 года в Берлюковской пустыни, а 6 мая 1908 года рукоположен в иеродиакона. Отец Горгоний имел медаль и нагрудный знак в память 300-летия Дома Романовых. 31 мая 1915 года иеродиакон Горгоний во время божественной литургии в Спасском соборе Московского Спасо-Андроникова монастыря был рукоположен в иеромонаха/63/. Дальнейшая судьба иеромонаха Горгония пока неизвестна.

Волна репрессий, прокатившаяся по стране в 30-е годы, не миновала и Ямкино.

 

Село Ямкино. 1950-е годы.

Село Ямкино. 1950-е годы.

 

В 1930—1931 годах настоятелем храма в Ямкино был священник Иван Петрович Отрогов, проживавший в Ямкино на. ул. Украинской, дом 42. Он родился 20.08.1884 г. в Западной области, Селижаровский район, деревня Воржено. В 1900-1906 годах был послушником в Николо-Столбенской пустыни Тверской губернии, с 1910 г. состоял на военной службе, до 1916 г. был писцом Калязинского полицейского управления, до революции 1917г. служил урядником. С 1928 г. отец Иоанн служил священником в храме села Никольского Московской области, а в 1930 г. был переведен в Ямкино. Отец Иоанн был арестован 27.02.1931 г., при аресте у него были отобраны конспекты проповедей, которые были пришиты к делу. На момент ареста отец Иоанн имел 4-х детей в возрасте от 4-х до 17-ти лет. С 27.02.1931 г. до 04.06.1931 г. он содержался в Бутырской тюрьме. 10.05.1931 г. священник Иван Петрович Отрогов был осужден по ст. 58 п. 10-11 УК РСФСР за «участие в антисоветской группировке церковников» к высшей мере наказания. Место захоронения — Ваганьковское кладбище. Реабилитирован 25.02.1990 г./64/.

Вместе с отцом Иоанном Отроговым по тому же делу был репрессирован житель д. Соколове Герасим Алексеевич Рябин, 1876 года рождения, женатый, имевший трех детей. Он был приговорен по тому же обвинению на 5 лет лагерей с заменой на высылку на тот же срок.

Упоминавшийся уже протоиерей Павел Михайлович Архангельский, уроженец села Ямкино, также был подвергнут репрессии. В начале 30-х годов он проживал в Московской области, станция Салтыковка, поселок Новое Кучино, ул. Железнодорожная, 26. Отец Павел был вдов, имел дочь Александру, 1897 г.р. 10.10.1932 г. протоиерей Павел Архангельский был арестован, а 22.12.1932 г. был осужден по ст. 58, как «главарь контрреволюционной монархической группировки при храме Василия Исповедника в Москве» и приговорен к трем годам высылки в Казахстан. Отец Павел был обвинен за рассказывание антисоветских анекдотов в алтаре храма и за чтение «реакционно-монархической листовки», за каковую следователи приняли пророчество преподобного Серафима Саровского о России, записанное Мотовиловым. Отец Павел признал, что пророчество читал, но не распространял, и анекдоты рассказывал, но в принадлежности к контрреволюционной группировке себя не признал. Зять о. Павла — Михаил Андреевич Кожин также был арестован по тому же делу. Место заключения — Бутырский следственный изолятор. Дальнейшая судьба неизвестна. Реабилитирован 12.01.1990 г./65/.

Также трагической была судьба священника Алексея Сергеевича Касимова. Он родился 8.02.1880 г. в селе Ямкино в семье упоминавшегося уже ямкинского псаломщика Сергея Дмитриевича Касимова, в 1901 г. закончил Московскую духовную семинарию и в 30-е годы служил в г. Кунцево29 Московской области в церкви Спаса на Сетуни30. Отец Алексей проживал в селе Троекурово Кунцевского района. 7.08.1937 г. священник Алексей Касимов был арестован, а 19 августа того же года по обвинению в распространении «провокационных слухов и террористических настроений по адресу руководителей партии» тройкой при УНКВД СССР ему была назначена высшая мера наказания — расстрел. Приговор приведен в исполнение 20.08.1937 г. на Бутовском полигоне. Реабилитирован 25.06.1960 г./66/.

Последним священником перед закрытием храма в Ямкино в конце 30-х годов был, вероятно, священник Николай Дмитриевич Покровский. Он родился 14.08.1890 г. в селе Архангельском Волоколамского уезда Московской губернии в семье диакона, в 1912 г. закончил Вифанскую духовную семинарию. Отец Николай был арестован 27.11.1937 г. в селе Ямкико, 01.12.1937 г. тройкой при УНКВД СССР за «контрреволюционную деятельность» приговорен к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 10.12.1937 г. на Бутовском полигоне. Реабилитирован 28.07.1989 г./67/.

Окончательное решение о закрытии храмов в Ямкино было принято 9.04.1941 г. согласно решения Исполкома Мособлсовета № 109/35, которое вступило в законную силу 10.05.1941 г. В письме Исполкома было рекомендовано производить ликвидацию «зданий культа» в соответствии с §39 и §40 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 08.04.1929 г.

В декабре 1990 г., с содействия прихожан и сельсовета, храм Рождества Христова в Ямкино был открыт вновь. С 16 декабря 1990 г. в храме начали совершаться богослужения. Первым настоятелем после открытия был священник Роман Баранецкий, который служил здесь с 1990 по 1993 год. В настоящее время в храме ведутся восстановительные работы. В восстановлении и приобретении утвари особое содействие оказали и оказывают : Пекарев Владимир Янович, Яничев Петр Владимирович, Магницкий Виктор Евгеньевич, Соколов Алексей Юрьевич, Чудаков Виталий Константинович, Фомичев Вячеслав Васильевич, Соколова Лидия Владимировна, Емельянов Александр Владимирович и многие другие.

В 1994 г. был частично освящен отремонтированный правый придел иконы Казанской Божией Матери, в котором в настоящее время совершаются богослужения. Настоятелем храма является священник Александр Ладик.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Толстой М.В. История Русской Церкви. Спасо-Преображенский Валаамский монастырь. 1991. с.508.

2. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах ХVI-ХVIII ст. Вохонская десятина. Москва. 1888. С. 10-11.

3. Протоиерей Г. Дьяченко Полный церковно-славянский словарь. Москва. 1900. С.264.

4. Там же. С. 132.

5. Там же. С. 143.

6. Мельников А.П. Церковь Рождества Христова в селе Ямкино// «Воскресение», г. Ногинск. 1999, № 9.

7. Археологическая карта России. Московская область. Москва. 1996. ч.З. С. 21.

8. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х томах. Москва. 1993. т.2. С. 26.

9. Мельников А.П. Дворцовая волость Черноголовль// Черноголовская газета. №.18. 28.06. 1996.

10. Поспелов Е.М. Названия подмосковных городов, сел и рек. Москва. 1999. С. 18.

11. Веселовскмй С.Б. Подмосковье. Памятные места в истории российской кудьтуры ХIV-ХIХ веков. Москва. 1962. С. 23.

12. Холмогоровы. Указанное сочинение. С.9.

13. Там же СД32.

14. Чижков А.Б. Деревянные храмы Москвы и Подмосковья// «Московский журнал». 1998. № 3. С. 59.

15. Русский биографический словарь. Нааке-Накенекий - Николай Никож ич Старший. Спб. 1914. С. 124.

16. Смолич И.К. История русской церкви. Москва. 1996. кн. 8. ч.1, С. 65.

17. Холмогоровы. Указ, соч, с. 110.

18. Справочные материалы по краеведению. Ногинск. 1996. С. 71.

19. Археологическая карга России. С. 23.

20. ЦИАМ, ф. 203, оп. 209, д. 493, л. I.

21. ЦИАМ, ф. 454, оп. 3, ед.хр. 65, лл, 261 -264,

22. ЦИАМ, ф. 203, оп. 744, ед.хр.2249, лл.45-46.

23. Там же, лл. 46 об.-50.

24. Справочные материалы по краеведению. С. 71.

25. Сведения о селениях и жителях Московской губернии Богородского уезда. Москва. 1873.

26. Рожкова М.К. Формирование кадров, промышленных рабочих в 60-х - нач. 80-х годов XIX века. Москва. 1974. С. 55.

27. Там же. С. 64.

28. Терновский А. Дворянский род господ Терновских // Альманах «Богородский край». 1996. № 3. С. 38.

29. Рожкова М.К. Указ. соч. С. 58..

30. ЦИАМ, ф.707,-оп. 1 ,-ед.хр. 865, л. 1.

31. ЦИАМ,ф.2127,оп.1,Д.467,л.89об.

32. Ульянова Г.Н. Благотворительность московских предпринимателей 1860-1914 гг. Москва. 1999. С.446.

33. ЦИАМ,ф.2127,оп.1,д.4б7,л.89.

34. Золотарев М.В., Герасимова Г.А., Языкова И.К. Богородские святыни. Ногинск. 1992. С. 53.

35. Московские церковные ведомости. 1895. № 52. С, 526.

36. Отечественная история. Энциклопедия. Москва. 1994. т.1. С. 553.

37. Паламарчук.П. Сорок сороков. Москва» 1994. т.2. С. 497.

38. ЦИАМ, ф. 3, оп. 4, д. 1843, лл. 17-19 об.

40. Барышников М.Н, Деловой мир России. Спб. 1998. С. 401.

41. ЦИАМ, ф.2127, оп. I, д.467, л.91 об.

42. Православная Москва. Справочник действующих монастырей и храмов. Москва. 1995. С. 40.

43. Там же. С. 67.

44. Московские церковные ведомости. 1918. № 13. С. 2.

45. Московские церковные ведомости. 1908. № 4. С.121-123.

46. ЦИАМ, Ф.2127, оп.1, д.472, л. 19.

47. Поспелов е.М. Указ. соч. С. 36.

48. Троицкая церковь в селе Глухово// Альманах «Богородский край», 1996. № 3. С.5.

49. Паламарчук П. Указ.соч. С.610.

50. Московские церковные ведомости, 1910, и 28, С, 499-501,

51. Московские церковные ведомости * 1912*-и 43. С. 959.

52. Московские церковные ведомости. Т914. & 44. С. 899-900.

53. Справочный богословский церковно-исторический словарь. Сиб. 1889. С. 122.

54. Протоиерей Владислав Цыпин История русской церкви Т917-1997. Москва. 1997. С.ЗЗ.

55. ЦИАМ, ф.2127, он.1, д.472, л.25 об.

56. Московские церковные ведомости. 1915. и 51-52. С. 726-727.

57. ЦКАМ, ф.2127, оп.1, Д.467, л.90.

58. Поспелов е.М. Указ.соч. С. 131.

59. ЦИАМ, ф.2127, оп.1, Д.467, л.90.

60. Куприянов Ф. Мои воспоминания : детство и юность.// Альманах «Богородский край». 19970 и I. С. 36.

61. К истории Богородского института краеведения (1928 г.)// Альманах «Богородский край». 1996. № 2. С. 49.

62. Рябин С. Крест над озером.// «Богородские вести» г.Ногинск, 14.10. 1997.

63. ЦИАМ, ф. 203, оп.763, д. 166, лл.3-16 об.

64. ГАРФ, ф. 10035, оп. 1, д.п. 76242.

65. ГАРФ, ф. 10035, оп. 1, д.п. 76329.

66. Прерванные жизни.// «Волхонка», г.Ногинск. 13.04.2000.

67. Список расстрелянных в Бутово.//«Волхонка», г. Ногинск. 10.11.1998.

68. Поспелов Е.М. Указ. соч. С. 162.

69. Православная Москва. Справочник. С. 128.

 

Примечания

 

1 Бобыль - крестьянин без пахотной земли.

2 Четверть или четь - размер площади пашенной земли вдвое меньше десятины. Десятина - мера площади от 2400 до 3600 квадратных сажен, примерно равная площади от 11000 до 16000 квадратных метров.

3 По данным русского историка В.О. Ключевского, участки луговой земли под сенокос измерялись 20 копен на десятину/8/.

4 Слово волость, по свидетельству известного русского историка XIX века И.Е. Забелина, имеет один корень со словом власть. В древности оно означало союз сел и отдельных хозяйств, находящихся на определенной местности, объединенных родовой властью в лице старейшин.

5 Ныне село Мамонтове.

6 Ныне село Богослово.

7 Название д. Починки происходит от названия сельского поселения, возникавшего на новом месте и состоявшего первоначально из одного двора.

8 Гильдии - корпоративные купеческие организации, существовавшие в России с 1775 по 1918 гг., которые давали определённые привилегии/36/.

9 Сельская школа в этом здании располагалась вплоть до 70-х годов XX в. Ныне это здание сельской администрации.

10 Храм разрушен в 1932 г., на его месте здание школы/37/.

11 Кладбище Новоспасского монастыря разрушено в 1930-е годы.

12 В тексте завещания частично сохранена орфография первоисточника.

13 Данная сумма несоизмерима с современной, т.к. в конце XIX в. 1 кг говядины стоил примерно 30 копеек, а пуд (16 кг) хлеба - 80 копеек/40/.

14 Храм Василия Исповедника у Рогожской заставы, недалеко от станции метро «Площадь Ильича»-.

15 Собор Казанской иконы Божией Матери на Красной площади. В 1936 г. храм был снесен, а в 1993 г. восстановлен на прежнем месте/43/.

16 13 июля 1918 г. псаломщик С.Д. Касимов был награждён грамотой с благословением Патриарха Московского Тихона за 50-летние служение церкви/44/.

17 Протоиерей Константин Алексеевич Голубев (1852-1918) - настоятель Богоявленского собора г. Богородска и благочинный 1-го округа Богородского уезда (всего было 5 округов). В 1918г. был зверски замучен представителями богоборческой власти. Причислен к лику местночтимых святых Московской епархии 18 апреля 1996 г. День памяти 2 октября.

18 Протоиерей Александр Александрович Холмогоров (1847- ?) - настоятель храма Успения Божией Матери в с. Успенском, близ г. Богородска. Благочинный 2-го округа Богородского уезда. Сын протоиерея той же Успенской церкви.

19 Протоиерей Николай Александрович Ансеров (1835-1908) - настоятель храма Апостолов Петра и Павла на р. Клязьме Богородского уезда с 1875 г.

20 С 1861 до 1885 гг. данная станция называлась Богородск, с 1885 до 1904 - Степанове, с 1904 до 1911 - Гжель, с 1911 до настоящего времени - Фрязево/47/.

21 Храм Святой Живоначальной Троицы в с. Глухово, деревянный, был построен в 1891 г. почётным гражданином Арсением Ивановичем Морозовым. Разрушен в период советской власти. Находился недалеко от Черноголовского пруда. На этом месте сейчас находится универмаг.

22 Николаевская Берлюковская пустынь - основана ок. 1606 г., находилась на берегу реки Вори около д. Авдотьино Ногинского района. Ныне на территории бывшего монастыря находится психиатрическая больница.

23 Храм Великомученика Никиты, что в Татарской или в Старых Толмачах находился в Москве на Кузнецкой улице (ныне Новокузнецкая) за Москвой-рекой. Храм разрушен в конце 1935 г. В 1936 г. на его месте выстроен жилой дом/49/.

24 Канонарх - распорядитель церковного пения в монастырях.

25 Протодиакон Успенского собора московского Кремля Константин Розов, знаменитый на всю Россию своим могучим басом/54/.

26 Феодоровская икона Божией Матери является покровительницей Дома Романовых, так как ею был благословлен на царство первый царь из этой династии Михаил Федорович в 1613 году.

27 Ныне г. Лосино-Петровский Щелковского района.

28 До Великой Отечественной войны данная часовня ещё стояла.

29 Кунцево - с 1926 г. город в составе Московской области, с 1960 г. район г. Москвы/68/.

30 Храм Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни находится на Кунцевском кладбище г. Москвы, недалеко от метро «Кунцевская»/69/.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы