Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
25 сентября 2019 года

Что было мне рассказано еще в детстве и что вспомнилось уже сегодня…

Полякова Р. В. (с. Ямкино)

Население села <Ямкино - ред.>, как и все крестьянское население Богородского уезда, всей семьей трудились весной и летом на пашне, сенокосах, поздней осенью и зимой занимались ткачеством.

Село вплоть до крестьянской реформы 1861 года было помещичьим. В домашнем хозяйстве крепостных крестьян были коровы, лошади, овцы, птица. Каждая семья имела общинные наделы: в полях — для пахоты, в лугах — для сенокосов.

Учитывая, что земли у нас малоплодородные и прокормиться с них было сложно, население наряду с земледелием занималось, как уже говорилось,  ткачеством.

Обширная Ямкинская волость была, скорее всего, самая промышленная из всех волостей Богородского уезда, на ее территории располагалось могучее Глухово, в самом Ямкине и в соседних селениях – Авдотьине, Молзине, Починках, почти во всех, – работало большое количество фабрик и фабричек.

Уже в 1770 году по императорскому указу 1769 года, заплатив по 2 рубля налога за возможность установить один ткацкий стан, ямкинские крепостные титулярного советника Григория Волкова девка, так тогда называли незамужних молодух, Агафья Григорьева и Гаврила Филипов в подмосковном селе Покровском установили станы и начали производить  шелковые ленты и плюш. Помещик, видимо, отпустил их на оброк.

В 1773 году, когда налог на установку одного стана уменьшился вдвое, в селе занимались ткачеством, кроме Агафьи и Гаврилы, Яков и Федор Григорьевы, Иван Алексеев и Прасковья Савельева. Они тоже занимались ткачеством не в самом селе, а в том же Покровском, Преображенской слободе, московском Лефортове.

Первые настоящие фабрики, правда – еще не очень большие, возникли  в Ямкине в первые годы XIX века. Документы свидетельствуют, что в 1812 году вырабатывали шелковые ткани крестьяне Самойла Иванов (10 станов) и Матвей Васильев (6 станов). Надо сказать, что в те времена фамилий у крепостных не было, и именовались они так, например: Самойла сын Иванов. То есть отца Самойлы звали Иваном. Жители села и сегодня чтут Федора Никитича Самойлова, внука Самойлы. На его пожертвования построены просторные приделы и трапезная церкви Рождества Христова, богадельня при ней, школьное здание.

Потом, вплоть до 1917 года в Ямкине работали фабрички Емельяна Корочкина, Григория Хрящева, Дмитрия Рябова, Сергея Началова, Ивана Нахалова, Владимира Пигалина, Степана Нахалова, Николая Поликарпова, Ивана Ратника, Марьи Тощевой, Ефремова. Все они уже специализировались на выработке бархата, высоким качеством которого прославили наше село.

Фабрика В. В. Пигарова и С. С. Деробкина в первые годы ХХ века стала вырабатывать шерстяные и полушерстяные ткани.

Уже в начале ХХ века в Ямкине появилась Богородско-ямкинская мануфактура, которую основал Торговый Дом «М. И. Боярчиков, В. В. Пигаров, Н. Ф. Сотников и Компания».

Поначалу прямо в домах ставили деревянные ткацкие станы или рядом с домом строили светелки на 8-10 станов. Ткачество было делом всей семьи, дело ответственное — руки должны быть «ухоженные» - если будут заусенцы, то шелковая нить потянется за рукой и будет брак.

В нашей семье был такой случай. Мой прапрадед Серов Дмитрий Кузьмич понес кусок бархата сдавать Зверькову Димитрию Ивановичу. Дмитрий Иванович, перемеряя ткань в куске, увидел «брак», т. е. пропуск нити, и сказал: «Ну что же ты, Дмитрий Кузьмич, брак допустил?» А Серовы в селе слыли очень добросовестными и аккуратными. А прапрадед не смолчал и ответил, что «… и святые ошибаются». В деревне народ острый на язык и за прапрадедом закрепилось прозвище «Святой», которое затем укоренилось за всем семейством.

Общие вопросы по селу решались на сходах. Бабушка — Левичева Александра Дмитриевна (1883 – 1975) рассказывала: «Когда ударят в набат (звон в колокол), то мужчины собираются на сход».

После схода мужчины дома рассказывали, о чем говорили на сходе и что решили.

Ямкинское земское училище 1907 г.

Ямкинское земское училище 1907 г.

Вот пример: шла первая мировая война, на войне гибнут кормильцы семей. В деревнях появилось много нищих, а не призреть нищего — грех. В селе дома, в основном, не больше 30-ти квадратных метров, а семьи большие, принять в дом лишнего человека трудно. На сходе решили — построить ночлежку. Распределили сразу - кто завтра поедет на своей лошадке в лес, кому какой инструмент брать и т. п.

В короткий срок построили ночлежку и всем селом содержали ее. Так был обеспечен приют нищим. Расположена она была недалеко от озера. В ночлежке всегда была натоплена печь и была готова горячая пища, т.е. сварена картошка, сварены щи. А деревенская детвора, накатавшись на озере, забегала туда погреться, послушать рассказы взрослых: откуда кто пришел, как живут в других селениях.

В первые годы Советской власти в селе было: 2 лавки, 1 пивная, 11 шелкоткацких и 3 шерстоткацких заведения, школа, библиотека.

Число дворов — 196, жителей — 1051 человек, из них неграмотных 56 человек из числа престарелых.

Село Ямкино, соседние деревни — Соколово, Починки — были чистые, открытые населенные пункты. Не было заборов, под самыми окнами были пешеходные тропинки. После войны ходили нищие. Постучат в окошко и попросят милостыню. Подавали обязательно каждому, что было на столе: кусочек хлеба, картофель, летом — яичко. Чем богаты — тем и рады, говорили старики. А нам, ребятишкам, наказывали, когда разрешали идти гулять: «Не смейте смеяться или дразнить нищих», среди них, как нам казалось, были «странные», на наш взгляд, люди.

Мы, дети, после войны росли, в основном,  без отцов, но не чувствовали себя обиженными, т.к. соседи, да и все население к нам относилось очень внимательно, с любовью. Если мальчики девчонку чем обидят, то любой встречный селянин тебя пожалеет: погладит по головке, скажет: «Не плачь. Я ему задам! А ты чья будешь?» Так за разговором вся обида проходит, и ты бежишь дальше счастливая. Насколько я помню, все мы имели дома поручения, в зависимости от возраста — самые маленькие собирали гусениц с капусты, постарше следили за козлятами, потом стали помогать полоть грядки на огороде, носить воду на полив, вечером поливать. А гулять только тогда, когда выполнишь порученное дело и до того часа, до которого разрешат.

Сейчас часто можно слышать, что старшее поколение было невоспитанное, неграмотное. В деревне были Маньки, Ваньки и т.п. На это могу сказать, что это неправда!

Иду я с бабушкой в магазин, навстречу идет Клочихин Андрей Иванович — он приподнимает свой картуз и говорит: «Здравствуй,  Александра Дмитриевна!», бабушка отвечает: «Здравствуй, Андрей Иванович!». Только последний на селе, непутевый человек мог всю жизнь называться уменьшительным именем.

В деревне не ругались «черным» словом, все плохие слова называли «гнилыми». Если мужчина, сидя на завалинке, курил «козью ножку» (табак-самосад, завернутый в газетную бумагу), то на землю окурок не бросит.

Жили бедно, скудно, но не роптали. В доме не было лишней посуды. Бутылку из-под растительного масла мыли (летом с крапивой, зимой с бумагой) и шли с ней в магазин покупать растительное масло.

В каждой избе в красном углу у икон горела лампада и, входя в дом, крестились на иконы.

Среди соседей были очень теплые, внимательные отношения. Весной помогали посадить картофель, осенью — выкопать. На усадьбе работали все: и стар и млад. Ребятишки собирали ботву, а вечером жгли ее, пекли картошку. Бегали от одного участка к другому, все перемазанные, но счастливые. Нам всегда говорили, что надо помогать друг другу.

Если у кого были большие семьи, то старались им помочь, чем могли. Мне запомнилось -  как-то бабушка Великим постом послала меня к Нахаловым с миской квашеной капусты. Идти я туда боялась, т.к. в сенях было темно, а там стоял гроб, но ослушаться я не могла. Подобный случай рассказала мне моя тетя — Клавдия Васильевна. Ее послали отнести в починку валенки к деду на противоположной стороне улицы. Дед тот подшивал валенки в бане, а там стоял гроб в предбаннике. Старые люди готовили себе «домовину» заранее.

В тридцатые годы двадцатого века коллективизация охватила все сельские населенные пункты. Весь скот, который был на подворье у крестьян, сводили в колхозное стадо. Отбирали коров, лошадей, овец, сельхозинвентарь.

Колхоз в деревне Соколово возглавлял Белухин Матвей Павлович, в деревне Починки — Серов Иван Александрович, в селе Ямкино — Чумин (имя, отчество не знаю), а в деревне Молзино некоторое время Видов Семен Григорьевич. Его отец, между прочим, в царское время имел в Молзине ткацкую фабричку. Сам Семен Григорьевич станет потом председателем городского совета в Ногинске, его имя окутано множеством легенд.

1934 г. В Ямкинской библиотеке

1934 г. В Ямкинской библиотеке

Библиотека располагалась в здании бывшей Богодельни при церкви, ныне здание снесено. Фотограф А. Иванов.  (по кругу – слева направо:Серов Иван Александрович, председатель колхоза д. Починки;Кузнецова Ираида Андреевна;Корочкин Федор Васильевич; неизвестная; неизвестная; Касимова (Брылина) Екатерина ивановна –учитель русского языка и литературы;Рябин Григорий Петрович – председатель сельсовета; Зверьков Виктор Петрович;Чумин – председатель колхоза с. Ямкина; неизвестная; Нуждина Анна Михайловна – директор школы в Ямкине; неизвестная; неизвестный; неизвестный; неизвестный; Баннов Алексей Алексеевич – секретарь сельсовета и крайний справа  Щебаров Павел.

 

Вот когда настали для жителей трудные времена! В семьях деток было много, а коровку — кормилицу уводили. В нашей семье был случай, который потом вспоминали со смехом, а в те времена со слезами. Приготовила обед моя бабушка и зовет с улицы своих детей обедать: моей маме было 13 лет, тете Клаве — 9 лет, дяде Сереже — 7 лет и самому маленькому Алексею — 5 лет.

С улицы прибежали, сели за стол обедать и вдруг самый маленький говорит: «Мама, суп с «гагой» я есть не буду». Суп был сварен из лебеды, немного картошки и без масла. Когда Алеша увидел свое отражение в миске, то так высказал свое решение. А что могла дать мама?

Время шло, дети подрастали, умер Алеша — свирепствовала дифтерия, старшие заканчивали школу,  и сразу шли работать.

Моя бабушка, Александра Дмитриевна (урожденная Серова) родилась 5 мая 1883 года. Отец — Серов Дмитрий Кузьмич, мать — Варвара (урожденная Златова). В семье было 8 детей: 5 мальчиков и 3 девочки.

Бабушка Александра и Пелагея были двойняшками, в семье самые младшие. По праздникам летом в селе были ярмарки. Девочкам дали монетку, чтобы они что-то купили себе. Они купили на ярмарке семечки и веселые с подружками шли, как рассказывала бабушка, смеялись, толкали друг друга. И Поленька подавилась семечком. Отец запряг лошадку и повез ее в земскую больницу. А в это время их мама Варвара уже тяжело болела и практически не вставала. Отец привез девочку в больницу, врач осмотрел ее, дал что-то выпить и сказал: «Сейчас вы выйдите, ее будет рвать и семечко выйдет». Да, ее вырвало, но семечко не вышло. По дороге домой она умерла. И когда отец внес ее в дом, все поняли, что случилось. Мать перекрестилась и сказала: «Слава Богу, что хоть одну забрал к себе». После этого рассказа у меня долго не укладывался весь смысл этих слов. И, наверное, только сейчас могу понять материнское чувство.

В отрочестве умер брат Григорий.  Бабушка говорила: «Училась я от осени до февраля, а в феврале умерла мама и меня взяли из школы, т.к. надо было сидеть с племянниками». Имея такое «образование», бабушка читала на церковнославянском языке, в уме умножала трехзначные числа, писала, правда,  плоховато.

Во время болезни прапрабабушки Варвары семья заказала икону Пресвятой Богородицы «Умягчение злых сердец» с клеймами: Григорий Богослов, Димитрий Солунский, великомученица Варвара, мученица Пелагея. Теперь это наша семейная икона.

Бабушку выдали замуж за Левичева Василия Петровича, как говорили люди — «человек с умелыми руками, но довольно крутым характером». Бабушка всегда отмалчивалась, когда ее спрашивали о дедушке. От этого брака родилось 5 детей: Петр — 1915 г.р., Александра — 1917 г.р. (моя мама), Клавдия — 1921 г.р., Сергей — 1923 г.р., Алексей — 1925 г.р.

Дедушка Василий умер 21 января 1942 года. Сделанные его руками стулья, шкафчики, полки еще долго служили нам.

Старший сын Петр женился в 1938 году, он время войны был на броне, т. к. работал в депо, где ремонтировали железнодорожный подвижной состав.

Перед войной моя мама Александра Васильевна вышла замуж за Ефремова Василия Павловича, 1914 г.р.

Дядя Сережа 17 июня 1939 года окончил Ямкинскую неполную среднюю школу. После школы работал на Глуховском хлопчатобумажном комбинате на БПФ (бумагопрядильная фабрика), сначала учеником токаря, затем токарем.

Моего отца – Ефремова Василия Павловича,  призвали на войну 8 октября 1941 года. Служил в 804-м отдельном автотранспортном батальоне, согласно извещению от 10 октября 1942 года при выполнении боевого задания пропал без вести.

8 октября 1941 года дяде Сереже исполнилось 18 лет и 10 октября 1941 года его призвали в армию и направили в Ново-Волынское пехотное училище в Ярославской  области. После окончания училища в июне 1942 года ему присвоели звание младшего  лейтенанта  и направили на фронт. В одном из первых боев он был ранен. После госпиталя вновь на фронт. Воевал в Ростовской области, их часть стояла на пути дивизии Манштейна, которая рвалась к Сталинграду, выручать Паулюса. Погиб дядя Сережа в январе 1943 года. Похоронен в братской могиле по адресу: хутор Крылов, Тацинского района, Ростовской области.

Подобные беды пришли практически в каждый дом села. Остановитесь у обелиска в центре села — там занесены их имена, но самое главное, чтобы их имена не «ушли» из наших сердец. Надо помнить, что победил русский солдат, он дошел от берегов Волги до Берлина. Союзники открыли второй фронт только тогда, когда было ясно, что русские победят. «Кто победил в Великой Отечественное войне?».  Победила наша многострадальная Родина.

Времена послевоенной разрухи были тяжелые для селян. Страну надо было восстанавливать из руин. Налоги душили. Приведу два примера, происходящих на нашей Кооперативной улице.

Наша соседка, Басалаева Пелагея Никитична, была вызвана в суд по поводу неуплаты налога. Ее муж Егор Иванович умер во время войны. Старшая дочь Варвара до войны вышла замуж и жила своей семьей. Три сына Николай, Павел и Андриан не вернулись с войны. На руках Пелагеи остались две девочки-подростка: Таисия и Клавдия. Где взять денег? День суда долго помнили даже соседи, т.к. переживали за тетку Пелагею. Дела из рук валились, мысли о ней не покидали, вернется ли? Что будет с девочками? А после обеда, немного управившись с делами, вышли на улицу и сели на лавочку и ждали, поглядывая на дорогу.

Не зря говорят, что ждать и догонять нет хуже. Время тянется медленно. И вот кто-то первый увидел: «Идет». Подошла Пелагея Никитична, села на лавку. Все соседки смотрят на нее с ожиданием, вопросов не задавали. Чуть-чуть отдохнула с дороги и рассказала, как прошел суд.

Судья спрашивает: «Когда налог заплатите?» А тетя Пелагея ответила: «Вот назбираю милостыню и отдам». К счастью, дело как-то разрешилось благополучно.

И вот другой случай. Назначают общее собрание граждан в с. Ямкино в клубе (клуб был в церкви «Всех святых») 29 июля 1948 года   Повестка дня: о состояние трудовой дисциплины в колхозе и о мерах борьбы с лицами, злостно уклоняющимися от трудовой деятельности в колхозе и ведущих «антиобщественный, паразитический» образ жизни в колхозе. Все взрослое население собралось на слушания. А теперь судят Плешкова Василия Михайловича, Хрящева Федора Ивановича, Шинина Павла Васильевича за то, что они не работают в колхозе. У Шинина четверо детей, самый маленький еще в люльке лежал. Мы, ребятишки, побегаем гурьбой  вокруг клуба, бежим в дом к Шининым Генку покачать, чтобы не плакал и опять к клубу. Суд закончился печально, признал их виноватыми и за невыработку положенной нормы трудодней сослали  в Кемеровскую область,  вернулись они уже в 1954. А они, скорее всего, чтобы прокормить семью работали в Ногинске на фабриках или в артелях. Вот так жили на селе после войны.

Жизнь продолжалась. Часто задумываюсь, что же держало людей «на плаву», заставляло жить, терпеть. Понятно — дети, а что же еще — конечно Бог.

Обе церкви в Ямкине были закрыты, а в селе Воскресенском Покровская церковь не закрывалась. Шли  пешком туда и по воскресеньям и на большие праздники. Приглашали батюшку и на кладбище -  послужить на могилках литию, и в дома, где был покойник, послужить накануне погребения вечерком попозже. Гроб несли на кладбище на полотенцах и женщины сами пели молитвы, т.к. священникам в те годы не разрешали сопровождать гроб с покойником.

Приглашали батюшку домой и на соборование к тяжело больным. Летом, точно не помню в какой праздник, батюшка ходил с молебном по домам. Заходил в те дома, где его встречали. Это был отец Сергий Лебедев из Покровской церкви с. Воскресенского.

А в конце августа 1975 года, когда у моей бабушки случился инсульт, ее причащал отец Борис Чижов и когда она умерла, то накануне погребения вечерком отец Борис служил в нашем доме. В деревне было две бабушки, которых приглашали читать псалтырь у гроба покойника.

Вот так и выжили.

 

В пятидесятые годы началось укрупнение колхозов, т.е. все четыре колхоза на территории Ямкинского сельского Совета были объединены в колхоз «Ленинский путь». Контора колхоза была в Ямкине. Построили финский дом на месте, где сейчас идет дорога на Центральную усадьбу по улице Кооперативной.

21 ноября 1961 года был организован совхоз имени В. И. Чапаева.  Часто задают вопрос, почему совхозу присвоили имя легендарного героя гражданской войны. В Починках много лет жил тоже легендарный человек – штурман Александр Васильевич Беляков. Он в молодые годы воевал в Чапаевской дивизии. Этот факт, как тогда писали, и послужил основанием для присвоения совхозу имени Василия Ивановича. В совхоз вошли: Пригородное отделение совхоза «Ногинский», колхоз «Победа» (деревни Черноголовка, Макарово, Ивановское, Якушево, Якимово, Афанасово, Ботово, Беседы, Стояново, Старки), колхоз имени  В. И. Чапаева (село Воскресенское, Дядькино, Боково, Громково, Авдотьино, Пятково, Пашуково, Мишуково, Кабаново, Марьино).

1950-е годы Московская улица

1950-е годы Московская улица

Совхозный поселок строится. 1960-е годы

Совхозный поселок строится. 1960-е годы

Доярки Якимовской фермы совхоза Изотова Раиса Васильевна (слева) и Шалыгина Клавдия Степановна

Доярки Якимовской фермы совхоза Изотова Раиса Васильевна (слева) и Шалыгина Клавдия Степановна

Во время районного конкурса мастеров машинного доения.

Во время районного конкурса мастеров машинного доения.

В первом ряду в центре Евгений Викторович Грушин (дояр Соколовской фермы).  Во втором ряду (слева направо): Калякина Г. В.; Краскин Н. Я.; Зоотехник совхоза им. 50-летия Октября;Матюшина Л. В., зоотехник совхоза им. Горького; Смирнова Н. И., председатель райкома профсоюза работников сельского хозяйства; Кочетков А. А., главный зоотехник управления сельского хозяйства района; Скрипниченко Н., доярка совхоза им. Горького; Снегирева А. Ф. , главный зоотехник совхоза «Ногинский»; Ефимов А. Г., зоотехник совхоза им. Чапаева; Грязнова Н. Д., председатель рабочкома совхоза им. Чапаева

Шуйский Ананий Александрович – механик Ботовской фермы

Шуйский Ананий Александрович – механик Ботовской фермы

Видова Любовь Федоровна  (Ямкинская ферма)

Видова Любовь Федоровна (Ямкинская ферма)

Коченева Галина Власьевна – техник Ботовской фермы

Коченева Галина Власьевна – техник Ботовской фермы

Директор совхоза им. Чапаева Кузьменков Юрий Сергеевич (третий слева) среди работников сельского хозяйства

Директор совхоза им. Чапаева Кузьменков Юрий Сергеевич (третий слева) среди работников сельского хозяйства

Всего совхоз объединял 23 селения, 3 сельских совета. В совхозе было больше 9-ти тысяч гектаров земли, трактора, зерноуборочные, картофелеуборочные, силосоуборочные комбайны.

Из директоров совхоза наилучшую память о себе оставили Юрий Сергеевич Кузьменков и Евгений Иванович Тихонов. Большая ответственность лежала на заведующих фермами совхоза – В. С. Солдатове, А. И. Гнездилове, А. С. Нестерове, Н. А. Коршунове, П. Я. Юматове, К. Д. Короткове. Надо бы написать подробную историю колхозной и совхозной жизни, много было в этой жизни и тягостного, но много и хорошего, созидательного. В совхозе, например к 1971 году средняя заработная плата составляла более 110-ти рублей, по тем временам – довольно высокая. В совхозе было стадо в 2000 коров, на птицефермах около ста тысяч кур-несушек. Строили благоустроенное жилье, в селе появился Дом культуры на 400 мест, школа, детский комбинат. Люди на селе стали жить довольно благополучно. С  90-х годов, к великому сожалению, многое в нашей сельской жизни изменилось. Многое, наверное, уже и не вернуть – хотя бы сохранить добрые отношения среди сельчан, а все более прибывающему пополнению жителей проникнуться коренным духом сельского добросердечия и отзывчивости.

 

 


Выражаю признательность за благожелательную помощь при подготовке данного материала А.Г.Ефимову и Е.Н.Маслову.


Еще по теме

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы