Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
02 декабря 2019 года

Рогожские  древности

Алексей Симонов (г. Ногинск)

Введение

О предке города Ногинска селе Рогожи в прошлом было сказано немало. Тем не менее, вопросы остаются и, видимо, будут возникать всегда. В данной публикации с помощью опубликованных достаточно древних исторических документов излагаются некоторые факты, взгляды и версии касательно происхождения, хронологии, топонимики села Рогожи, а также бывших селений, входящих ныне в черту города: Успенское, Истомкино, Клюшниково, Благовещенское и Мининское. Также предполагается уточнить маршруты древних путей, как сухопутных так и речных.

Следует отметить, что данная работа не может претендовать на научное исследование, а является всего лишь краеведческим размышлением, в котором нет места словам «утверждаю» и «доказал». Поэтому, её целью является попытка сформулировать вопросы, которые можно было бы поставить перед научным сообществом и краеведами. Хотелось бы услышать и аргументированные возражения, замечания, мнения людей, которым данная тема небезразлична.

Содержание


Продолжение следует

Рогожи

В данной части мы попробуем проследить историю происхождения села Рогожи.

Первым письменным упоминанием села Рогожи иногда считают упоминание во второй духовной грамоте[1] Ивана Калиты (ок. 1283-1240) датируемой 1339 годом. (1) В тексте грамоты упоминается «село Тыловское, Рогожь». В других документах таких двойных упоминаний больше не встречается. Впрочем, Тыловское или Туловское еще дважды упоминается в духовных грамотах как московское село, но уже без Рогожи. Это духовная грамота князя серпуховского и боровского Владимира Андреевича (около 1401-1402 гг.) и духовная грамота 1433 г. вдовы князя Владимира Андреевича инокини Евпраксии (княгини Елены Ольгердовны) (2).

А в духовной грамоте великого князя Дмитрия Ивановича (1350 - 1389) датируемой 1389 г. Рогожь упоминается как московская волость в перечислении известной географической номенклатуры.(3) И не без оснований датой первого упоминания Рогожи, как волости, часто считают 1389 год.

Но, кроме точных указаний древних документов, которые, безусловно, являются фактом, существуют косвенные свидетельства. Рассмотрению таких свидетельств и будет посвящена эта заметка. Следует отметить, что многое из того что будет сказано следует рассматривать гипотетически.

В 1753 г. владелец села Исады московский купец Г.П. Клюев получил разрешение построить каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. С момента построения церкви в 1756 г. село стало называться Успенское, в настоящее время одноименный район города Ногинска. Старое название - Исады продержалось до первой половины XIX века. Утверждают, что Исады ведут свое начало с XIII-XIV вв. В церковно-славянском словаре слово «исады» объясняется как древнерусское и означает прибрежный поселок, пристань. (3) Собственно, и клад серебряных монет времен Ивана Грозного, найденный здесь в 1948 г. говорит о древности места. (4) Существовала ли взаимосвязь села Рогожи и поселения Исады? Попробуем проследить.

Интересную почву для размышлений дает ознакомление с грамотой 1547 года царя Иоанна Васильевича Грозного (1530-1584) о беспошлинном пропуске саней, телег и лодок с рыбным запасом для митрополита московского Макария (1482-1563). В грамоте говорится: «Поедут отца нашего Макарья митрополита всеа Русии из Нижнево Новагорода и Сурского уезда … из митрополичьих вод к Москве архимарит, или строитель, или митрополич приказщик, или рыболов, или крестьяне с рыбою и со всяким митрополичьим запасом, зиме на санех, а лете на телегах, или водным путем в лотках с набои, Волгою и Окою на Клязьму, а Клязьмою до Гороховца, и до Стародуба Ряполовского, и до Володимеря, и до Рогожу, и назад поедут … и с лодок мыта и тамги не имали..»[2] (5) Из данного фрагмента становится ясно, что водный путь из Волги и Оки по Клязьме заканчивался в Рогожах, т.к. «до Рогожу, и назад поедут». Данный путь также подтверждается рядом грамот вплоть до 1613 г. (6), т.е. он использовался не менее 66 лет. Рогожи служили узловым пунктом, где грузы с водного пути перегружали на сухой путь. Отсюда становится понятной наличие вблизи Рогож пристани – Исады. Но, почему Исады (Успенское) удалены от Рогож на расстояние около трех километров? Берег Клязьмы в районе Успенского более пологий и удобен для пристани и разгрузки. А в районе Рогож, видимо, была удобна переправа через реку Клязьму.

Немного слов хотелось бы сказать о таком выражении в документе, как «в лотках с набои». Что значит «набои»? Для увеличения вместимости к долбленому из целого дерева корпусу по бокам наращивали борта из досок. Суда с дощатой обшивкой внакрой называли набойнами, суда с обшивкой вгладь – насадами.

В 2017 г. вышел исторический очерк М.В. Степашкина «Исады – рожденные в плеске волн». В данном очерке автор, в основном, рассказывает об истории села Исады на реке Оке в районе бывшего некогда города Старая Рязань. Но кроме этого в книге проведен анализ более двадцати существующих и существовавших населенных пунктов с названием Исады (Исад). Все Исады располагались на реках и озерах. Большинство Исад входило в систему водно-сухопутных путей Волго-Окского бассейна и располагалось на землях, входивших в XII-XIII вв. во владения владимиро-суздальских князей.

«Начиная с XI века, для Ростово-Суздальской земли важнейшим торговым направлением было южное, рязанское. Считается, что с юга шли главные хлебные потоки, в которых испытывали потребность северные земли. Для южных земель в свою очередь требовалась соль – наиболее древние солеварни известны в окрестностях Ростова и Переславля-Залесского». (7) Для связи Старой Рязани и Ростово-Суздальской землей был налажен водный путь по Оке. Но это был «большой» путь, не всегда безопасный. Для местной торговли были проложены пути по притокам Оки и Клязьмы. Путь с юга на север и обратно от района нынешней Коломны к Переславлю-Залесскому, минуя Москву, подтверждается многими летописными свидетельствами XII-XVI веков. М.В. Степашкин условно называет его «Ростовским путем».

Русская боевая набойная ладья.

«Эти описания дают ответ на вопрос о том, почему Исады на Клязьме появились именно вблизи села Рогожи. Они возникли на вершине условного треугольника, образовавшегося исторически приблизительно в середине XII века на пересечении древнего водного «Ростовского пути», сухопутной «Стромынки» и вновь появившегося направления из Владимира в Москву. Исады были самой удобной пересадочной точкой на речном пути по Клязьме к Москве. В них появлялась возможность совершить обмен или закупку товаров, идущих по «Ростовскому пути». Например, загрузить северной солью или южным хлебом пустые лодки и отправить их в обратный путь на Владимир полными. Для доставки выгруженного товара в Москву изначально здесь можно было воспользоваться услугами рогожских ямщиков и попасть на Стромынскую дорогу, а со временем те же ямщики проложили до Москвы более короткий прямой путь». (8)

В XII-XIII вв. в Ростово-Суздальскую землю прибыло большое количество переселенцев из южной и юго-западной Руси. Причины этого явления в своих работах описывал В.О. Ключевский. (9) Мигранты приносили с собой не только свой уклад, но и названия своих прежних мест. Названия многих городов и сел Ростово-Суздальской земли созвучны Галицко-Волынским именам: Переславль, Галич, … В том числе находим в Галицкой Руси село Рогожина или Рогожно «в Стрыйском округе на Днестре» (10) Возможно, топоним Рогожи является привнесенным в наши места в XII-XIII веках вместе с потоком переселенцев.

По данным археологии люди в районе нынешнего Ногинска жили как в период неолита, так и в древнерусский период. На берегу реки Клязьмы, при впадении в нее ручья Гнилой, в районе Истомкино, археологами было открыто и исследовано селище XI-XIII вв. Обнаруженная керамика с линейным и волнистым орнаментом определена как древнерусская. (11)

Фрагмент карты Богородского уезда конца XVIII века.

Населенные пункты с названием Рогожа встречаются и в других областях России. Деревня Рогожа в Осташковском районе Тверской области расположена на берегу озера Селигер. Есть деревня Рогожа в Сясьстройском городском поселении Волховского района Лениградской области. По данным 1862 г. погост Рогожа (Рогожский) при реке Сяси. Но, самое интересное следующее. По данным «Памятной книги Санкт-Петербургской губернии» за 1905 г., близ Рогожского погоста существовал выселок Рогожи, который входил в состав Подрябинского сельского общества Иссадской волости, а также дровяная пристань Рогожа. (12) Таким образом, все упоминаемые Рогожи расположены на водных берегах. А в Ленинградской области пристань Рогожи находилась в Иссадской волости. Значит понятия рогожи и исады близкие, связаны с высадкой, выгрузкой на берег, перевозом груза по реке или озеру. И если с «исадами» понятно, что это означает ссаживаться, сходить на берег, то, что же такое «рогожи»?

Происхождение названия «рогожи» иногда связывают с растением рогоз, высокой болотной травой, которую зачастую путают с камышом. Рогожей называли и грубую хозяйственную ткань из мочала. Но, вероятно, не многие знают, что рогожа или рогозина в старину это еще и мера емкости, куль, употреблявшийся для измерения соли. «Если дощаник[3], вмещавший в себе 129 рогозин, содержал в себе в 1568 году соли 3080 ¼ московских пудов, то отсюда также следует, что на одну рогозину приходилось 23 московских пуда» (13) И тут мы видим очевидную взаимосвязь трех понятий: исады – дощаник – рогожи. К пристани – исадам причаливали дощаники груженые рогожами с солью или рожью. Вероятнее всего, рогожами называли место, где сгружали, складировали груз для дальнейшей перевозки. Отсюда становится понятным, почему населенный пункт иногда называли во множественном числе – Рогожи. Также понятно, почему изначально здесь было ямское поселение. Ведь ямщики перевозили не только государеву почту, ни и грузы.

Таким образом, изначально Рогожи – это не населенный пункт, а место, где разгружали, перегружали, считали или взвешивали груз, брали налог. Быть может рогожи и мыт[4] близкие понятия в прошлом? Становится понятным, почему в духовной грамоте Ивана Калиты 1339 г. Рогожь упоминается без указания «село»: «…село Михаиловское, село Луциньское, село у озера, село Радонежское, село Деигуниньское, село Тыловское, Рогожь, село Протасьевское, село Аристовьское, село Лопастеньское, село Михаиловское на Яузе, 2 селе Коломенскии». До конца XV века тексты на русском языке писались или без промежутков между словами, или делились на нерасчленённые отрезки. Примерно в 1480-е годы появилась точка, в 1520-е — запятая. Переводчики грамоты Ивана Калиты в середине XX века расставили знаки препинания по смыслу, а также дополнили утраченные места, указав их скобками. Быть может, Рогожь упоминается без указания «село» в связи с тем, что это не населенный пункт, а место – переправа, пристань, место сбора налога? И упоминаемое село Тыловское, вероятно, к Рогожам отношения не имеет. Существует целый ряд топонимов, которые происходят от вида деятельности человека. Так, Мытищи происходят от слова «мыт» - сбор налога. Названия деревень - Починки, Починок происходят от места, расчищаемого под поле с помощью подсечно-огневого метода. А Рогожи – место разгрузки, перегрузки рогож?

В прошлом в краеведческой среде было принято считать, что ямское поселение Рогожи возникло на Владимирском тракте. Вопрос возникновения тракта из Москвы во Владимир через Рогожи более подробно изложен в работе «Древние пути восточного Подмосковья». (14) Вкратце напомним суть. В 1837 г. М. Погодин, ссылаясь на исследования А. Ходаковского, писал, что еще в 1517 г. из Москвы во Владимир ездили по Стромынке. (15)

Прямая дорога из Москвы во Владимир через Рогожи была, вероятно, проложена не ранее 90-х годов XVI в. во времена царей Федора Иоанновича (1557-1598) и Бориса   Годунова (1552-1605). На это косвенно указывает строительство Бабиновской дороги в Сибирь. Исследователи полагают, что существовала или существует неизвестная ранее грамота царя Федора Иоанновича об указании строить прямые пути в Сибирь. Датировку грамоты относят к 1587 г. либо к 1595 г. (16) В 1595 г., по другим источникам в 1587 г., было положено начало строительству более короткой Государевой дороги общей длиной 260 верст по маршруту Соликамск-Верхотурье, получившей в народе название по фамилии начальника строительства Артемия Бабинова. «Есть веские основания считать, что прямая дорога из Москвы во Владимир была построена не ранее 1589 года и не позднее начала смуты (первое упоминание в 1609 г.). Учитывая, что именно в это же время строилась аналогичная по влиянию на мегапроект освоения бассейна Оби, также существенно «срезавшая» путь в Сибирь Бабиновская дорога, строительство и Владимирского тракта, по-видимому, стоит отнести к этому времени». (17)

Учитывая изложенные выше факты и версии, можно составить следующую вероятную реконструкцию. До начала XVII в. из Москвы во Владимир ездили по Стромынке, т.е. через Стромынь, Киржач и Юрьев-Польский. Водный путь и соответственно зимник[5], по Клязьме шел из Владимира до Рогож, а от Рогож грузы доставляли сухим путем в Москву, Коломну, Рязань и Переславль-Залесский. Существуют два факта, подтверждающие переславское направление. В грамоте митрополита Симона (?-1512) 1506 г. говорится: «От Симона митрополита всея Руси на Рогож Семену Ожерельеву. Как сия моя грамота к тебе придет, и ты бы ехал часа того в мой Антоньев монастырь да переписал бы еси монастырское все серебро…» (18) Речь идет об Антоньеве монастыре в Переславле-Залесском. Также в литературе имеются сведения о существовании под Переславлем-Залесским в XVI веке, так называемой, Рогозининской ямской слободы. «Рогозининская ямская слобода, ныне село Рогозинино Переславского уезда, упоминается в межевой книге князя Андрея Стародубцова и подъячего Муртазы Чуфарова в 1558 г. при отграничении деревни Подберезья Троице-Сергиева монастыря. Годом раньше (1557 г.) на Рогозининских ямщиков бил челом царю Ивану IV Симоновский архимандрит Филофей о том, что они насильственно завладели перевозом на реке Нерли под селом Бутаковым и незаконно лишили монастырь принадлежавшего ему дохода». (19)

Данные факты подтверждают существование упоминавшего выше «Ростовского пути» из Рязани и Коломны в Переславль-Залесский и Ростов через Рогожи. А название слободы под Переславлем-Залесским «Рогозининская» дает основания предполагать, что основали ее ямщики из Рогож.

В конце XVI в., как предполагается, была проложена прямая дорога из Москвы во Владимир. В это же время в Москве возникает Рогожская ямская слобода. (20) Ямская слобода из Рогож была перенесена в Москву. А в документах XVII в. уже встречается «старый оставленный ям села Рогожи». (21)

 

Выводы и вопросы:

  1. Рогожи как населенный пункт и Исад как пристань могли возникнуть в XII-XIII вв. на пересечении водно-сухопутных путей на землях владимиро-суздальских князей.
  2. Возможно, топоним «рогожа» является привнесенным из южной Руси?
  3. Возможно, топоним обозначает место, где складировали груз, который перевозили в больших мешках из грубой ткани – рогожах?

Источники

  1. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.Л., 1950. С. 7.
  2. Духовные и договорные грамоты. С.46 и С.72.
  3. Г. Дьяченко. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993. С.226.
  4. А. Векслер, А. Мельникова. Российская история в московских кладах. М., 1999. С. 204.
  5. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 209-210.
  6. Акты феодального землевладения и хозяйства. Ч.3. М., 1961. С. 16,31, 69,83.
  7. М.В. Степашкин. Исады – рожденные в плеске волн. М., 2017. С. 24.
  8. М.В. Степашкин. Исады. С. 26.
  9. В.О. Ключевский. Лекции по русской истории.
  10. Н. Барсов. Материалы для историко-географического словаря России. Вильна, 1865. С. 175.
  11. Археологическая карта России. Московская область. Ч.3. М., 1996. С.11, 18.
  12. Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии. 1905 г. С. 201,216, 226.
  13. Г. Дьяченко. Полный церковно-славянский словарь. С.550.
  14. А.Ю. Симонов. Древние пути восточного Подмосковья. Ногинск. 2015.// www.bogorodsk-noginsk.ru.
  15. Русский исторический сборник. Т.1. М., 1837. С.34.
  16. Н.М. Савенкова. Бабиновская дорога: новый взгляд. // www.skm.solkam.ru; В.Н. Берх. Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изыскания исторических древностей. СПб., 1891. С.206.
  17. www. ruxpert.ru// Крупные российские проекты. (Борис I, 1589-1605).
  18. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI вв. Ч.1. М., 1951. С. 128.
  19. М.И. Смирнов. Доклады Переславль-Залесского научно-просветительского общества. Вып. 6. М., 2004. С.10.
  20. www. ru. wikipedia.org/ Рогожская слобода.
  21. Русская историческая библиотека. Т.21. Дела Тайного приказа. Книга 1. СПб., 1907. Столбец 812.

[1] Духовная грамота – завещание.

[2] В грамоте частично сохранена старинная орфография.

[3] Дощаник – плоскодонное несамоходное деревянное речное судно небольшого размера с палубой, использовавшееся для транспортных целей на большинстве рек России.

[4] Мыт - изначально место, где останавливались возы, лодки, позже название торговых и проезжих пошлин по суше и рекам.

[5] Зимник – путь по льду замерзшей реки.

Рогожские поля

В 1154 году князь Андрей, прозванный впоследствии Боголюбским (ок. 1111-1174), был посажен своим отцом Юрием Долгоруким (1090-е – 1157) на княжение в Вышгороде под Киевом. Но уже в 1155 году вопреки воле отца уехал во Владимир-на-Клязьме. Из Вышгородского женского монастыря он увез с собой чудотворную икону Богородицы, которая впоследствии получила название Владимирской и стала почитаться как величайшая русская святыня. Вот как это описано у Н.И. Костомарова:

«Была в Вышгороде в женском монастыре икона Св. Богородицы, привезённая из Цареграда, писанная, как гласит предание, Св. евангелистом Лукою. Рассказывали о ней чудеса, говорили, между прочим, что, будучи поставлена у стены, она ночью сама отходила от стены и становилась посреди церкви, показывая как будто вид, что желает уйти в другое место. Взять её явно было невозможно, потому что жители не позволили бы этого. Андрей задумал похитить её, перенести в суздальскую землю, даровать таким образом этой земле святыню, уважаемую на Руси, и тем показать, что над этою землёю почиет особое благословение Божие. Подговоривши священника женского монастыря Николая и диякона Нестора, Андрей ночью унёс чудотворную икону из монастыря и вместе с княгинею и соумышленниками тотчас после того убежал в суздальскую землю». (1)

Путешествие Андрея Боголюбского из Вышегорода во Владимир описано в «Сказании о чудесах Владимирской иконы Божией Матери». Древнейшая редакция «Сказания» известна в восьми списках в сборниках разного состава и в Минеях Четьих, датируемых 60-70-ми годами XVI в. – серединою XVII в. Филолог В.П. Гребенюк относит время написания памятника к 1163-1164 годам. «Создавалось «Сказание», несомненно, на основе записей клира Успенского собора (здесь не один раз упоминаются поп Микула, поп Нестор, поп Лазарь)». (2) Таким образом, ученый делает вывод о том, что произведение записано со слов спутников Андрея Боголюбского по указанию самого князя.

В «Сказании» описывается десять чудес, произошедших по пути следования князя и его спутников. Нас интересует второе чудо. Вот как оно звучит в переводе В.П. Гребенюка:

«Когда князь был на Рогожских полях, жена попа Микулы ехала на повозке со своею снохою. Доехав до истока, сошли с повозки. А попадья Микулина была непраздна. Хотела она пройти мимо коня, и напал на коня бес. И сбросил повозника с себя и ногу ему сломал. И ударил попадью Микулину передними копытами. И запутались копыта в ее одежде, и он ее сильно покусал. Подумали даже, что она умерла, и сказали попу Микуле: «Попадья твоя умерла». Он же, обратившись к иконе пресвятой Богородицы, сказал: «Госпожа пречистая владычица, если ты не избавишь ее от смерти, то будет она мертва». А конь выдернул копыта из одежды, убежал в лес, и запутался, и стал. Спросили ее об укусах коня, и ответила попадья, что: «По молитве пресвятой Богородицы жива и здорова. Жаль мне только бахромы на накидке, изжеванной конем».

В комментариях место Рогожских полей В.П. Гребенюк локализует в районе села Рогожи, впоследствии город Богородск (Ногинск).

Известный историк В.А. Кучкин, комментируя путь следования князя Андрея Боголюбского со спутниками, пишет следующее:

«Скупые ориентиры средневековых источников могут быть уточнены на основании данных современной географии. Очевидно, древние путешественники плыли по Днепру вверх почти до его истоков, затем поднимались по левому притоку Днепра Вязьме, с верховьев Вязьмы волоком достигали истока Вазузы и по Вазузе спускались в Волгу или от Вазузы по сухопутной дороге подходили к реке Клязьме.

Рассказ о втором чуде Владимирской иконы фиксирует пребывание Андрея Боголюбского и вышгородских клириков на Рогожских полях. Это безлесое пространство, тянувшееся от современного города Ногинска до Рогожской заставы. В древности Ногинск и назывался Рогожем, через него проходила единственная дорога с запада на Владимир, и шедший туда в 1155 году Боголюбский непременно должен был проходить Рогожские поля, что совершенно точно отразило Сказание». (3)

Не подвергая сомнению выводы выдающегося ученого, автора множества исследований по истории Московской Руси попробуем с краеведческой точки зрения рассмотреть аспект. Позволим поставить следующий вопрос. Соответствуют ли географически Рогожские поля из «Сказания о чудесах Владимирской иконы Божией Матери» населенному пункту или месту с названием Рогожи на реке Клязьме, ставшему впоследствии городом Богородском?

Первое на что хочется обратить внимание это название места – «Рогожские поля». Древние летописцы часто обращаются к таким ориентирам. «И дошед Оуглеча поля поворотися Новугороду и иде Смолиньску и зимова ту». (4) Или известное из истории Москвы Кучково поле, связанное с именем полулегендарного боярина Кучки, владевшего в середине XII в. землями на территории будущей Москвы. Слово «поле» - общеславянского происхождения и в древности означало «открытый, пустой, полый». Это значение слова отражало природно-исторические условия жизни славян в древности, когда окружающее их пространство делилось на лес и свободное от леса пространство, которое было удобно для земледелия. Со временем, уже в Древней Руси, возникло второе значение слова – «обрабатываемая под посев земля, возделанный участок земли». В Древней Руси существовали три системы земледелия: подсечно-огневое, двуполье и трехполье. Подмосковье в древности представляло собой местность покрытую глухими лесами с текущими по этим лесам реками. Неудивительно, что первые пути шли вдоль рек. При скудости географических объектов, пригодных для привязки при описании движения или местонахождения, поле служило хорошим ориентиром. Освоение Волго-Окского междуречья шло по рекам. Реки - Ока, Москва, Клязьма и их притоки служили теми артериями, по которым продвигалось население вглубь лесных чащоб. По сведениям археологов практически все селения будущей Московской земли в домонгольский период располагались на крупных и мелких реках. Соответственно и обрабатываемые поля впервые возникли вдоль рек недалеко от селений. Так, предполагают, что Кучково поле в Москве изначально представляло собой 500-700 метровую полосу вдоль бровки левого коренного берега реки Неглинной. Здесь необходимо отметить, что и Кучково и Углече поле обозначаются в единственном числе, а Рогожские поля во множественном. То есть это, скорее всего, поля, обрабатываемые с помощью двупольной или терехпольной системы земледелия. При двуполье половина используемой земли распахивалась, а половина превращалась в пастбище для скота, т.е. оставалось под паром. На следующий год поля менялись и т.д. Отсюда мы можем предположить, что, во-первых Рогожские поля были расположены около реки, а во-вторых, что они обрабатывались, т.е. рядом с ними жили люди.

В.А. Кучкин указывает, что путь в древнюю Ростовскую землю из Киевской области по Днепру через Смоленск, а затем Волгою был более налаженным и безопасным. Так, став в 1155 года киевским князем, Юрий Долгорукий вскоре вызвал к себе из Суздаля свою вторую жену с маленькими детьми, которая шла из Суздаля до Смоленска, а далее ее провожал до Киева смоленский князь Ростислав Мстиславович. (5)

В «Сказании», описывая путь из Вышгорода во Владимир, автор упоминает лишь две географические привязки. Это первое чудо на реке Вазузе и второе на Рогожских полях. Упоминание автора о том, что князь в пути взял себе проводника, что говорит о сложности пути. Вначале путники доехали до реки Вазузы, которая протекает в районе городов Смоленск и Вязьма. Как уже было сказано, в район Смоленска из Киева попадали, поднимаясь по Днепру почти до истоков. И хотя в тексте нет упоминаний о речных судах, путь по реке всегда был более дешевым и надежным транспортом. А от реки Вазузы до Рогожских полей автор упоминает коней и повозки, т.е. сухопутные средства передвижения. В первом чуде у Вазузы князь Андрей Боголюбский увидел, что река разлилась, «послал человека в реку поискать брода. Но когда въехал тот в реку на коне, то погрузился на дно».[1] Но, по молитве князя тот человек вышел на середине реки на коне и выехал на берег. Во втором чуде на Рогожских полях Микулина попадья ехала в повозке со своей снохой. «Оказавшись у источника, сошли с повозки – попадья Микулиная была беременна». Что за источник мог быть у Рогожских полей? Это может быть как родник, так и река, где можно напиться и напоить лошадей. Значит, вероятность того что Рогожские поля располагались у реки весьма высока. В.А. Кучкин указывает, что от Вазузы по сухопутной дороге подходили к реке Клязьме. И тут также нет сомнений, ведь Клязьма путь на Владимир. Также во втором чуде упоминается следующее: «Захотели обойти коня, но напал на коня бес и тот сбросил с себя погонщика, сломал ему ногу и ударил попадью передними ногами». Т.А. Сумникова указывает, что лошади, очевидно, были запряжены цугом[2], и на первом коне был погонщик. Но если Андрей Боголюбский со спутниками двигались от верховьев реки Клязьмы сухим путем то, как мог проходить этот путь? Прежде всего, надо сказать, что вдоль рек всегда ездили по правому берегу, более высокому и сухому. Этому есть научное объяснение. Земля вращается против часовой стрелки, с запада на восток. Вода реки по инерции смещается вправо и подмывает берег. Для южного полушария действителен тот же закон, но, наоборот: там левый берег крутой, а правый пологий. Вероятно, в древности вдоль Клязьмы ездили по правому берегу, и позднее со стороны правого берега был проложен Владимирский тракт.

О движении вдоль Клязьмы в древности свидетельствуют сообщения археологов. Так, в 1924 г. на левом берегу Клязьмы в районе нынешнего города Щелково был обнаружен клад серебряных слитков XII века. (6) По сведениям С.З. Чернова, в 2019 г. в районе селища Барково-1, в бассейне рек Воря и Клязьма, был найден серебряный дирхем, отчеканенный в 862 г.

Так же при археологическом исследовании Шерна-городка у деревни Могутово был обнаружен серебряный арабский дирхем. Такие монеты имели хождение в будущем Подмосковье примерно до середины XI в.

Средневековый дирхем — серебряная монета Арабского халифата, введена в обращение в конце VII века (ок. 692—696 гг.) с начальным весом в 3,9 г и стоимостью 1/10 динара. В Средние века чеканилась также в крупных городах на Великом Шёлковом пути, в том числе в соседних с халифатом государствах, например, в поселении Алмату, современный город Алма-Ата. Согласно канонам мусульманской религии, на монетах нет изображений. Первоначально надписи на монетах содержали изречения из Корана, год (по мусульманскому летоисчислению) и место выпуска монеты, позже — имена правителей. Эти монеты называли куфическими[3].

На территории современной Москвы, где обитали вятичи, было обнаружено несколько кладов куфических дирхемов. Первый из них найден в устье ручья Черторый при закладке храма Христа-Спасителя в 1837-ом году на глубине 5 метров. Среди монет клада были опознаны тахиридский дирхем 862 года с именем владетеля Мухаммеда и халифа Мустаин-Биллаха из города Мерв (ныне город Мары, Туркмения) и аббасидский, 866-го года, халифа Мутазз-Биллаха из города Двина (Армения). Также известны находки дирхемов IX—X веков у села Коренева в Подмосковье и Симонова монастыря.

Древние арабские дирхемы

Возникает вопрос, каким путем попадали арабские дирхемы в древности на берега Клязьмы и ее притоков? Вероятно, разными путями. Но, очевидным и простым представляется путь вниз по реке Клязьме – далее в Оку – из Оки в Волгу у Нижнего Новгорода и Волгою в Каспийское море. Собственно этот путь и указан в цитируемом выше документе 1547 года: «Волгою и Окою на Клязьму, а Клязьмою до Гороховца, и до Стародуба Ряполовского[4], и до Володимеря, и до Рогожу, и назад поедут…» Город Владимир был основан в 990 году, вероятно, с этого начинается развитие торговли и торговых путей. И так как Владимир расположен на реке Клязьме, то водный путь представляется преимущественным. Груженые ладьи или «лотки с набоем» с низкой осадкой могли идти только до Рогож и не выше. А от Рогож шли сухие пути: на северо-запад – Троицкая дорога на Радонеж, на север – частично Старая лесная Переславская дорога на Шерна-городок и Переславль-Залесский, на северо-восток – Стромынская на Юрьев-Польский, Суздаль и Владимир, на юго-восток – Коломенский тракт на Вохну и Коломна, на юго-запад – Бронницкий тракт на Бронницы (Боршева) и Серпухов, на запад – вдоль Клязьмы до Москвы. И если Владимир был основан в конце X в., то торговые пути налаживались не позднее начала XI в. Таким образом, связка водно-сухопутных путей в Рогожах могла возникнуть в достаточно ранний период в XI-XII вв. Может быть, данная связка и явилась причиной возникновения в Рогожах ямской слободы? Отсюда становится понятным, почему в конце XVI в. ямская слобода из Рогож была перенесена в Москву. Есть достаточные основания предполагать, что прямой Владимирский тракт был проложен через Рогожи на Владимир в конце XVI в. в связи с необходимостью прямого пути в Сибирь. Но участок сухого пути от Рогож до Москвы мог существовать и ранее, т.е. с XI-XII вв.

Выше не раз говорилось о Ростовском пути XII в., который предположительно шел от Ростова и Переславля-Залесского вдоль правого берега реки Шерны через Шерна-городок к переправе через реку Клязьму в районе Рогож и далее на Вохну, на Коломну и Рязань. Доводы вероятности такого пути также были приведены выше. В конце XIX в. В.Ф. Токмаков писал, что река Клязьма судоходна лишь ниже города Богородска.(7) Акты XV в. указывают, что речной путь по Клязьме от Владимира заканчивался в Рогожах. (8) Поэтому неудивительно, что Исады – пристань и место высадки с судов, находилось именно в районе Рогож, там, где впоследствии возникло село Успенское. А почему переправа Ростовского пути была именно в Рогожах? Вероятно, в районе Рогож и выше по течению Клязьмы были мели. И может быть, одна из мелей была именно в Рогожах, что облегчало переправу. Но если допустить, что в XII в. в Рогожах была переправа и недалеко пристань, то тут жили и люди, которые обеспечивали работу переправы и пристани. И может быть позднее именно потомков этих людей стали называть Рогожскими ямщиками? Ну а если жили люди, то и земли они обрабатывали. Еще в конце XVIII в. известны были обширные земли на юг от города Богородска как земли Московской Рогожской слободы. А леса от нынешнего Ногинска до Павловского-Посада до сих пор называют Ямскими.

Изложенные выше сведения лишний раз подтверждает выводы В.П. Гребенюка, В.А. Кучкина, Т.А. Сумниковой о том, что Рогожские поля располагались в районе села Рогожи на Клязьме, месте будущего города Богородска (Ногинска). Но как мог двигаться от Рогож князь Андрей Боголюбский? Возможны два варианта. Первый – это сухой путь от Рогож на север вдоль Шерны через Шерна-городок до Переславля и далее на Суздаль и Владимир. Либо путь по Стромынке до Юрьева-Польского и далее на Владимир. Второй – речной путь. От Исад в Рогожах вниз по Клязьме на ладьях. Быть может, поэтому автор «Сказания» повествуя о втором чуде на Рогожских полях, говорит о ссаживании с коней и шествии к источнику. Не к реке ли?

 

Уместно поставить вопрос: достаточно ли оснований считать первым упоминанием селения Рогожи, впоследствии города Богородска, ныне города Ногинска в «Сказании о чудесах Владимирской иконы Божией Матери» в 1155 году?

 

Источники:

  1. Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 2005. С.47.
  2. В.П. Гребенюк. Сказание о чудесах Владимирской иконы Богородицы //www. lib.pushkinskijdom.ru
  1. В.А. Кучкин, Т.А. Сумникова. Древнейшая редакция Сказания об иконе Владимирской Богоматери.//Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. М., 1996. С.485.
  2. ПСРЛ. Л.,1926-1928. Т.1.Стб. 320.
  3. ПСРЛ. СПб., 1908. Т.2. Стб. 480.
  4. А. Векслер, А. Мельникова. Российская история в московских кладах. - М. 1999. С. 193.
  5. В.Ф. Токмаков. Историческое описание города Богородска. М., 1899. С. 3.
  6. Акты феодального землевладения и хозяйства XIV-XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 209-210.

[1] Далее в тексте используются выдержки из перевода «Сказания о чудесах Владимирской иконы Божией Матери» Т.А. Сумниковой – известного филолога, одного из авторов и редакторов Словаря древнерусского языка (XI-XIV вв.).

[2] Цугом - запряжкой в две или три пары, гуськом.

[3] Куфи — особый стиль арабского письма, возникший в иракских городах ал-Куфе и ал-Басре в конце VII в.

[4] Кня́жество Староду́бское — удельное княжество Северо-Восточной Руси со столицей в городе Стародуб (Стародуб Волоцкий, Стародуб Ряполовский), на правом берегу реки Клязьмы, в 60 вёрстах от Владимира. В XIX веке отождествляется с селом Кляземский Городок Ковровского уезда  Владимирской губернии, в 12 вёрстах от города Коврова.

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы