Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
31 июля 2020 года

2 и 9 декабря 2019 года на сайте «Богородск-Ногинск. Богородское краеведение» было опубликовано две части работы «Рогожские древности». Данная тема нашла своё продолжение. «Рогожские древности – 2» - это четыре краеведческих заметки посвящённые хронологии местности Рогожи и древним дорогам, связанным с этой местностью. Данная работа охватывает период с XII в. до начала XVII в. Материал составлен на основании исторических документов, данных археологии, трудах историков и краеведов. Возможно, что высказанные гипотезы найдут когда-то своё историческое обоснование, а на поставленные вопросы найдутся ответы.

 

Рогожские древности - 2

Алексей Симонов (г. Ногинск)

Путь Михалка и Всеволода Юрьевичей

В статье «Рогожские поля» (1) рассматривался вопрос о вероятности географического соответствия упоминаемых в памятнике древнерусской литературы XII в. «Сказании о Владимирской иконе Божией Матери» Рогожских полей древнему предку города Ногинска (Богородска) селу Рогожи. Предполагается, что князь Андрей Боголюбский со спутниками в 1155 году, путешествуя из Вышгорода под Киевом во Владимир на Клязьме, мог ехать часть пути от Москвы до Владимира сухим путём вдоль реки Клязьмы. Согласно выдвинутой гипотезе, второе «чудо» у Рогожских полей произошло в районе населенного пункта Рогожи, места будущего города Ногинска (Богородска). Соответственно возникает вопрос: можно ли доказать или опровергнуть данную гипотезу на основании письменных исторических источников? Рассмотрению данного вопроса и попытке анализа исторических источников посвящён следующий материал.

После смерти князя Андрея Боголюбского в 1174 году между наследниками разразилась борьба за Владимиро-Суздальский престол. Основными претендентами на княжение были два Ростиславича – Мстислав и Ярополк и два Юрьевича – Михалко и Всеволод. По заключённому между ними договору «старейшинство» признавалось за Михалком Юрьевичем. Но, договор этот с самого начала выглядел шатким и неустойчивым. В конце осени 1174 или в начале зимы 1174/1175 года Юрьевичи потерпели поражение и Владимирский престол заняли Мстислав и Ярополк Ростиславичи. Но княжение Ростилавичей было не долгим, так как они сразу возмутили владимирцев нещадными поборами и грабежом. По слову летописца: «грабита не токмо волость всю, но и церкви; а помышляйте, братья!» (2) Недовольные владимирцы отправили посольство в Чернигов, звать на княжение Михалко Юрьевича.

21 мая 1175 года Михалко и Всеволод Юрьевичи выступили с дружинами из Чернигова во Владимир на Клязьме. Так как Михалко был тяжело болен, то основная тяжесть организации военного похода ложилась на плечи Всеволода. Летописец указывает, что войско следовало в Суздальскую землю привычным путём через Глухов и землю вятичей. Путь этот вёл до  Москвы: «…идоша до Куцкова, рекше до Москвы» (3) Видимо, в XII в. Москва ещё имела двойное название, напоминавшее о владении боярина Кучки. На основании карты Чернигово-Северской земли, включая землю вятичей по А.К. Зайцеву (4) можно проследить этот путь.

Фрагмент карты из работы А.К. Зайцева, дополнен указанием пути из Чернигова в Москву в XII в. по Т.Н. Никольской (Чернигов-Хоробор-Сосница-Глухов-Севск-Болдыж-Карачев-Серенск-Воротынск-Лобынск-Москва).

Т.Н. Никольская, изучая землю вятичей, указывала следующее: «С юга на север Землю вятичей пересекала дорога из Киева в Ростов. Первое указание на неё содержится в «Поучении» Владимира Мономаха (походы 1066, 1097, 1102 гг.). Дорога вела через Путивль, Севск, Болдыж, Карачев, Серенск, Лобынск и Москву (известия 1146-1176 гг.). Она дожила до XVI-XVII веков и может быть прослежена по Книге Большому чертежу, Павлу Аллепскому (1654 г.) и Атласу Калужского наместничества (1782 г.). Восстановленная по этим источникам дорога локализуется в непосредственной близости от таких крупных вятических послелений: Слободка, Подборки, Верхнее Подперечье, Спас-Городок, Таруса, Дракино (Лобынск). Характерно при этом, что расстояние между многими археологически прослеженными вятическими «городами» на этой дороге соответствуют дневному переходу (30-40 вёрст). Некоторые из них возникли при пересечении дорогой небольших рек и названы по их именам (Серенск, Таруса, Москва). Возникновение во второй половине XI – начале XII в. городов Серенск, Спас-Городок, Москва в сочетании с упоминанием «Поучения» позволяет предположить, что сложение «Ростовского» пути также относится ко второй половине XI века». (5)

Необходимо отметить также, что путь из Киевской Руси в Залесскую, Владимиро-Суздальскую Русь был не один. Кроме пути указанного выше, существовали и другие маршруты. Один из них – это речной путь по Днепру до его верховьев в районе Смоленска. Связь смоленской земли с владимирской прослеживается по источникам. Существует мнение, что Клязьма имела большое транспортное значение, как прямой путь с востока на запад. Своё развитие этот путь получил в XII в. Это было связано с усилением торговли Залесской Руси, как с западом, так и с востоком. С середины XII в. начинает развиваться торговля Залесской земли с западом, в первую очередь со Смоленском. Об этих связях говорит сообщение о приезде во Владимир в 1206 г. смоленского епископа Михаила. (6) Клязьма и Москва-река постепенно становились оживлёнными водными артериями, кратчайшей дорогой между    Смоленском на западе и Великими Болгарами на востоке.

На одном из камней Золотых ворот Владимира обнаружен княжеский знак, принадлежащий союзнику князя Андрея Боголюбского князю Ростиславу Мстиславовичу Смоленскому. Такой же знак обнаружен и в Смоленске, на одном из камней, вмурованных в стену смоленского Троицкого монастыря, где прямо назван «пятном», то есть тамгой Ростислава. (7) А.Ю. Карпов отмечал по этому поводу: «Надо полагать, что знак этот был выбит на стене Золотых ворот во время одного из посольств (или визитов?) Ростислава во Владимир – как подтверждение союза, заключённого между князьями. (8) Миграции смоленских кривичей на Клязьму доказаны как археологически, так и с помощью методов исторической генетики. (9)

В Москву встречать Михалко Юрьевича выехали его сторонники из Владимира.

И тут мы подходим к главному вопросу нашего исследования. Как двигались князья Михалко и Всеволод Юрьевичи с дружинами от Москвы к Владимиру летом 1175 года?

Древнейшими городами Залесской или Белой Руси являлись Ростов (862 г.) и Суздаль (1024 г.). Владимир (1108 г.), Переславль-Залесский (1152 г.) и Юрьев-Польский (1152) в XII в. считались молодыми городами. Самыми древними дорогами, ведущими из Москвы в Залесскую Русь являлись «великая старая Переславская лесная» и Хомутовская, известные с XIV в. (6), а также Стромынская дорога. Можно предположить, что основательные сухие пути из Москвы на северо-восток были проложены в период возвышения Москвы, т.е. с середины XIV в. На это косвенно указывают основанные на Стромынской дороге монастыри: Спасо-Преображенский у Медвежьих озер (1380-1382 гг.), Стромынский (1379 г.) и Благовещенский Киржачский (1358 г.). Не столь важно, что было раньше: основаны монастыри или проложены к ним дороги. Скорее всего, всё происходило в близкое друг другу время, и было связано с усилением роли Московского княжества.

И вновь возникает вопрос. Так как же ездили из Москвы в Ростов в XI-XIII вв.? Ответ прост. Плыли по рекам или двигались вдоль рек по суходолу.

Здесь необходимо отметить, что движение вдоль рек могло осуществляться как непосредственно вдоль высокого или наиболее сухого берега, так и на некотором удалении от рек, по наиболее возвышенным и удобным для движения местам. Можем ли мы подтвердить этот вывод на основании письменных источников? Да, можем.

Летописец указывает, что летом 1175 г. дружины Михалко и Всеволода Юрьевичей встретились с ратью Мстислава Ростиславича, не доходя за пять вёрст до Владимира. Автор Ипатьевской летописи называет точное место сражения. Юрьевичи переправились через речку Колокша, левый приток Клязьмы, и были на «поле Белехове». (7) Местная традиция отождествляет это поле с нынешним селом Волосовым Собинского района Владимирской области не реке Колокче (приток Колокши). Сейчас там расположен Николо-Волосовский женский монастырь, известный с XV в. Это в 13 километрах севернее русла реки Клязьмы. Очевидно, что рать Юрьевичей двигалась от Москвы вдоль Клязьмы. Скорее всего, от Москвы до Рогож-Исад ехали по правому берегу Клязьмы. А в районе нынешней деревни Большое Буньково переправлялись на левый берег, т.к. правый берег далее до Владимира сырой и болотистый. То, что переправа была именно там можно предположить по двум основаниям. Первое - это то, что переправа была там исторически и указана на карте XVIII в. При устроении тракта во второй половине XVI в. переправа также была, вероятно, здесь - ниже слияния рек Шерны и Клязьмы. Современное Нижегородское шоссе проходит севернее этого места. Второе – это местное устное предание. В междуречье слияния Шерны и Клязьмы существует храм Успения Божией Матери в селе Богослово, расположенном на Нижегородском шоссе. Это место, как погост Иоанна Богослова, известно с XVI века. В исторических материалах Холмогоровых погост указывается как один из четырёх самых древних погостов Рогожского стана. Там же упоминается о некоем «Стрелицком броде», существовавшем в районе погоста. (8) Об основании погоста существует устная легенда, которая гласит, что погост был основан великим князем Андреем Боголюбским в 50-60-е годы XII в. в числе других погостов на Клязьме на пути из Москвы во Владимир. Понятна и логика основания погоста в междуречьи, как в наиболее защищённом месте. Исходя из реконструкции пути младших братьев князя Андрея Боголюбского – Михалка и Всеволода Юрьевичей вдоль Клязьмы в 1175 году, легенда может иметь вполне историческое обоснование. Отметим, что из четырёх, указанных в материалах самых древних погостах, существовавших «издавних де лет до разорения литовскаго» три расположены непосредственно на Клязьеме. Это погосты: Иоанна Богослова меж рек Шерны и Клязьмы, Петра и Павла на реках Шаловке и Клязьме и третий Воскресения Христова в селе Вохна (нынешний город Павловский Посад). Таким образом путь XII в. по Клязьме прослеживается по древним погостам, как местам остановок и отдыха князя.

Может возникнуть вопрос, если двигались вдоль Клязьмы, то почему сражение произошло в 13 километрах севернее реки? Дело в том, что место удобное для честного поединка выбиралось заранее и сообщалось об этом противнику. Видимо, место у села Волосово было наиболее выгодным. В этой битве Юрьевичи одержали победу, и Михалко Юрьевич стал князем Владимиро-Суздальским, заняв по праву место старшего брата.

Предполагаемый путь дружины Михалка и Всеволода Юрьевичей из Москвы во Владимир в 1175 г.

Существует ещё один довод, свидетельствующий об удобстве движения воинских формирований XII-XIII вв. вдоль рек. Уже, будучи великим князем Владимирским Всеволод Юрьевич, прозванный позднее Большое Гнездо, совершил поход в Волжскую Болгарию в 1183 г. Примечательно, что передвижение войска великого князя Всеволода было смешанным, т.е. водно-сухопутным. 8 июня судовая рать подошла к острову Исады на Волге, где их дожидалось конное войско. «Бысть идущим по Волге на Болгары, поидоша не место, идеже остров нарицаемый Исади, устье Цевце; высед на берег, и ту оставиша все носыды и галеи и Белозерский полк… ; сами же поидоша на конех в землю Болгарскую». (9) Речная рать плыла в «насадах» или стругах – гребных беспалубных судах с низкой осадкой и высокими «насаженными» бортами и «галеях» - более совершенные, византийские суда, оснащённые, наряду с вёслами, ещё и парусами. Конная же рать следовала по берегу.

Таким образом, и Андрей Боголюбский и Михалко Юрьевич и позднее Всеволод Юрьевич могли двигаться вдоль Клязьмы смешанным способом. Вооружение и защитное снаряжение средневекового воина весило не один десяток килограммов. А если ещё учесть провиант и всё необходимое в походе, то получается весьма внушительный обоз. Если спустить весь тяжёлый груз по реке, то конная рать будет быстрее двигаться налегке, меньше устанет, будет более боеспособна. В определённых ситуациях это, несомненно, было выгодно.

И вновь мы возвращаемся к географии второго «чуда» из «Сказания о Владимирской иконе Божией Матери». Вот, что пишет об этом известный писатель-историк А.Ю. Карпов. «От Вазузы двинулись сухим путём к Клязьме. На Рогожских полях – обширной безлесной местности, тянувшейся от Москвы до древнего села Рогож (позднее город Богородск, ныне Ногинск, в Московской области) – случилось новое происшествие. Внезапно взбесившийся конь напал на беременную жену священника Микулы. Отметим, кстати, исключительную реалистичность этого эпизода, а также скрупулёзность рассказа, в котором не упущена ни одна, даже самая мелкая подробность. Всего в двух предложениях здесь оказались упомянуты сразу три детали женской одежды – и это единственное их упоминание во всей литературе домонгольского времени!» (10) Детали женской одежды, которые упоминаются в «Сказании»: «кортля» - длинный, до щиколоток, меховой халат с широкими рукавами и подкладкой. Напомним, что дело происходило поздней осенью. «Отлог» - это, вероятно, что-то вроде башлыка с длинными свисающими концами. Что такое «увисла» остаётся только гадать.

Исходя из изложенного, можно с достаточной убедительностью утверждать, что Рогожские поля «Сказания о Владимирской иконе Божией Матери» это места близкие к селу Рогожи или Рогожскому стану на Клязьме. Таким образом, первое историческое упоминание о селении Рогожи, городе Ногинске (Богородске) можно считать 1155 год.

Клязьма в районе Ногинска. Фото автора. 2019 г.

Источники

  1. https://www.bogorodsk-noginsk.ru/articles/rogozhskie-drevnosti.html#p2
  2. ПСРЛ, Т.1. Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846. С. 159.
  3. ПСРЛ, Т.2. Ипатьевская летопись. СПб., 1845. С.118.
  4. Зайцев А.К. Черниговское княжество X-XIII вв. Избранные труды. М., 2009.
  5. Никольская Т.Н. Земля вятичей. М., 1981. С. 286.
  6. ПСРЛ, Т.1. С. 178.
  7. Михеев С.М. Княжеские печати с тамгами и атрибуция знаков Рюриковичей XI-XII вв. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2017. № 4(70). С. 25-27.
  8. Карпов А.Ю. Андрей Боголюбский. М., 2020. С.127.
  9. С.З. Чернов, Н.Н. Гончарова, В.И. Меркулов, А.С. Семёнов Результаты тестирования гаплогруппы Y-ДНК для средневекового славянского захоронения XII в. в окрестностях посёлка Загорянский на верхней Клязьме (Московская область) // cyberleninka.ru Русин 2019, Т.58.
  10. Акты, относящиеся до юридического быта древней России. Т.1. СПб., 1857. №52. С. 165.
  11. ПСРЛ, Т.2. СПб., 1845. С.118.
  12. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и сёлах XVI-XVIII ст. Вып. 6. Вохонская десятина. М., 1868. С.128.
  13. ПСРЛ, Т.2. С.125.
  14. Карпов А.Ю. Андрей Боголюбский. С.74-75.

Поход Юрия Всеволодовича

Определённую тему для размышлений даёт исследование похода сына великого князя Всеволода Большое Гнездо Юрия против рязанских князей в 1209 году. Из анализа движения княжеских дружин мы можем сделать предположение о пути из Москвы во Владимир в XII веке. Московский летописный свод конца XV в. сообщает нам, что в 1209 г. два рязанских князя Изяслав Владимирович и Кюр Всеволодович пришли к Москве и начали разорять сёла около города. Услышав, что владимирские дружины ушли на Тверь против новгородцев, рязанские князья решились на этот поход. Но, им было неизвестно, что сыновья Всеволода уже заключили мир с новгородцами и вернулись во Владимир. Летопись сообщает: «Слышав же князь великий Всеволод посла противу им вборзе сына своего Георгии. Пришедшу же ему на Голубино вечер и посла сторожи пытати рати, и бысть ему весть, оже Изяслав стоит на Мерьске, а Кюр Михаил на Литове, а люди своя распустиша воевати. Георгии же поиде черес ночь противу Изяславу на Мерьску, тои бе ему впереди, и быв на Волочце и оттоле ряди сторожевыи полк за реку Клязьму, а сам поиде за ними. И в раннюю зарю сретошася сторожеве их, и погнаша Юрьевы сторожи Изяславлих, и гнаша их лесом и секуще а». (1)

Известный историк, специалист по исторической географии Алексей Константинович Зайцев (1939-2009) об этом походе писал следующее: «Из географических ориентиров похода Юрия Всеволодовича хорошо известны: отправной пункт – Владимир, промежуточный – р. Клязьма и цель похода – окрестности Москвы. Мерьска, дважды до этого упоминавшаяся летописью и неоднократно в источниках последующего времени, надежно отождествляется с левым притоком р. Москвы – р. Нерской. Между Клязьмой и верховьем Нерской, почти параллельно последней (в 17-20 км) течет р. Дрезна, известная по писцовым книгам как Дрозна. По незначительной велечине Дрезны нужно полагать, что сражение, в котором рязанцы «истопоша» в реке, происходило в её низовье, где-то около современного г. Дрезны. Принимая во внимание время года (конец марта) и суток (с вечера до утра), расстояние марша от Голубино до р. Дрозьдны должно быть не менее 25 км и не более 50 км (вполне очевидно, поход был конным). Так как Дроздьна по отношению к летопсным Волочку и Голубину находились за Клязьмой, последний пункт следует искать на карте между дугами, проведенными из пуансона г. Дрезны в левобережье Клязьмы с радиусом в 25 и 50 км.

В отмеченном районе известна по сотнице с Переяславских книг 1562 г. в Борисоглебском стане Марининской волости «деревня Голубино на реке Шередаре», купля Благовещенского Киражчского монастыря. Уже в книгах 1592-1593 гг. – это пустошь сельца Халино, и таковой она фигурирует в последующее время (1599-1764 гг.) до упразднения монастыря. Халино (Холино) располагалось на р. Утроке (Утрепке), нижнем правом притоке р. Шередарь (левый приток р. Киржач), в 10 верстах к юго-востоку от Киржачского монастыря». (2) Подобная локализация приведена в работе А.А. Юшко (3).

Схема из книги А.А. Юшко. Московская земля в IX-XIV веков. М., 1991. С.112.

Однако есть ряд моментов, которые заставляют усомниться в точности локализации летописного Голубино в районе сельца Халино, в 10 км от Киржачского монастыря и нынешнего города Киржач. Оговоримся, что следующие ниже рассуждения носят гипотетический характер и построены большей частью на логических допущениях.

Первое это то, что Юрий Всеволодович был послан отцом великим князем Всеволодом из Владимира на рязанских князей «вборзе». Это значит, что действовать надо было очень быстро. Рязанцы могли награбить и уйти, и тогда догнать их было бы сложнее. Вероятно, поспешность была вызвана ещё и тем, что разгромить захватчика надо было именно на своей территории. Это проще географически и политически выглядит как справедливая война. Летописец точно сообщает нам о времени проведения операции. Вечером дружина Юрия Всеволодовича была у Голубино. Тут же была послана разведка для поиска неприятеля – «сторожи». К ночи «сторожи» возвращаются с известием, что «Изяслав стоит на Мерьске». Юрий Всеволодович сразу в ночь высылает головной дозор – «тои бе ему напереди» и выдвигается сам с основными силами. В районе нынешнего города Орехово-Зуево, «на Волчце», сторожевой полк Юрия Всеволодовича переправляется через Клязьму. «И в раннюю зарю сретошася сторожеве их», т.е. сторожевой полк Юрия Всеволодовича встречается с боевым охранением Изяслава Владимировича на рассвете. Описанные летописцем события происходят с вечера одного дня до утра другого, т.е. примерно за 12 часов. С учётом установленного времени рассмотрим вопрос о локализации летописного Голубино, как начальной точки относительно места сражения в районе нынешнего город Дрезны, как конечной точки. А.К. Зайцев предполагает удалённость от Дрезны в 25-50 км. Реальная удалённость от сельца Халино до Дрезны около 60 км. Вероятно, не корректно переносить скорость и дистанции конных подразделений XIX в. на XII в. Но, осмелимся предположить, что изменения в скорости передвижения на лошадях не столь разительны. Итак, в XIX в. максимальная скорость конницы на марше по пересечённой местности около 10 км/ч. После прогона в 35-40 вёрст необходима остановка для отдыха. Если допустить, что разведчик владимирцев выехал вечером около 18.00 и двигался со скоростью 10 км/ч, то расстояние до Волочка Зуева он преодолел бы за 6 часов. Т.е. противника он мог обнаружить не ранее 24.00. Если предположить, что он двигался без остановки, со сменой лошадей, то в Голубино он прибыл бы к 6.00 утра следующего дня. А сама дружина могла бы прибыть к району Дрезны только к 12.00, т.е. к полудню с учётом предельных показателей по скорости и расстоянию. Но, никак не с ранней зарёй, как указывает летописец. Добавим, что события происходили в марте месяце, когда закат примерно в 19.00, а восход около 07.00.

Второе. Владимирским князьям было известно, что рязанцы жгут и грабят деревни около Москвы. Один из ключевых пунктов маршрутов на восток от Москвы в XII в. – Волочок Зуев - река Нерская. Туда и был послан один из «сторожей». Одна из задач конных подразделений при сближении с противником сделать максимальные марши накануне, чтобы последний марш был минимальным. И люди, и лошади должны отдохнуть и вступить в сражение свежими. По А.К. Зайцеву Голубино локализуется в 10 км от современного города Киржач. Т.е. владимирская дружина двигалась не на запад к Москве, а на северо-запад к Киржачу?

С конца XI в. и до конца XV в. в летописях при описании движения в районе Владимира Клязьма упоминается не менее семи раз.

- 1096 г. «прииде весть, яко Олег на Клязьме, близ бо пришел без вести» (4).

- 1239 г. «На ту зиму взяша Татарове Мордву, и Мурома поюжа, и по Клязьме воеваша» (5).

- 1252 г. «безбожные Татарове под Володимерем перебродишася Клязьму и поидоша ко граду Переславлю таящеся» (6).

- 1410 г. «И приидоша к Володимерю лесом безвестно из-за реки Клязмы» (7).

- 1433 г. «Сретися с князем Юрьем на Клязьме, 20 верст от Москвы» (8).

- 1448 г. «Поидоша к Володимерю и перешед Клязьму сташа противу града» (9).

- 1469 г. «И те поидоша Москвою рекою к Новугороду к Нижнему, а инии Клязьмою» (10).

 

Третье. Если посмотреть на географическую карту в районе речки Шередер, то можно видеть, что огромные площади вдоль речки заболочены и малопригодны для проезда. Возвышенность начинается только ниже впадения речки Шередер в реку Киржач, т.е. почти там, где позднее был проложен Владимирский тракт. В исторических документах начала XVII в. есть упоминание о Киржачском яме на Владимирской дороге при пересечении реки Киржач. Исторически ямы – это места для остановки, отдыха и смены лошадей. Вероятно, Киржачский ям был основан во второй половине XVI в. при прокладке Владимирской дороги. Но, быть может, это место использовалось для подобных целей и ранее?

 

На основании этого мы можем предположить следующее:

  1. Дружина Юрия Всеволодовича двигалась вдоль Клязьмы по прямому пути к Москве, по местам близким к нынешнему Нижегородскому шоссе.
  2. К Зуеву-Волочку дружина должна была подойти на расстояние не более 20-30 км, т.е. где-то в районе нынешнего города Покров.
  3. Установлено, что около 70 % сельских поселений восточного Подмосковья прекращают своё существование в XIII в. во время татаро-монгольского нашествия и не восстанавливаются позднее. (4) Топоним XII в. «Голубино» мог либо вообще не дойти до нас, либо трансформировался в другие названия.

 

Источники

  1. ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV в. М.-Л., 1949. С. 107.
  2. Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. М., 1989 // А.К. Зайцев. О малоизвестных поселениях Подмосковья первой трети XIII в. (Голубино, Волочок и Уполозы).
  3. Юшко А.А. Московская земля в IX-XIV веков. М., 1991. С.112.
  4. ПСРЛ. Т. 25. С. 18.
  5. ПСРЛ. Т. 25. С. 130.
  6. ПСРЛ. Т. 25. С. 141.
  7. ПСРЛ. Т. 25. С. 240.
  8. ПСРЛ. Т. 25. С. 250.
  9. ПСРЛ. Т. 25. С. 263.
  10. ПСРЛ. Т. 25. С. 281.
  11. Юшко А.А. Московская земля в IX-XIV веков. М., 1991. С.19.
 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы