Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
05 августа 2020 года

Рогожские древности - 2. Продолжение

Алексей Симонов (г. Ногинск)

Киржачский Ям

В работе «Древние пути восточного Подмосковья» (1) было высказано предположение о хронологии возникновения Владимирского тракта, проходящего из Москвы через село Рогожи во Владимир. Исходя из письменных источников, до конца XVI в. во Владимир ездили по Стромынскому тракту через Юрьев-Польский. Самым ранним источником, указывающим на движение во Владимир через район сёл Рогожи и Вохна, был приведён документ 1609 года. В настоящий момент обнаружены два документа – 1608 г. и 1601-1602 гг., свидетельствующих о движении по Владимирскому тракту.

В памятнике литературы XVII века «Повесть о некоей брани» рассказывается о событиях, произошедших в середине июня 1608 года. Центральным событием произведения является «небесное знамение», явившееся героям «Повести». Во время движения от Александровой слободы в Переславль-Залесский путники увидели на небе облака похожие на льва и змея, противостоящие друг другу. Истолковано видение было следующим образом. Лев – это царь Василий Шуйский, а змей – Лжедмитрий, тушинский вор. Облака растворились и это, по мнению толкователя, означало, что обоим царям придет смерть, и ни один другого не одолеет. Люди средневековья с исключительным вниманием присматривались к разным знамениям и непременно пытались истолковать их применительно к своей жизни. Рассказывая о «чудесном» явлении, автор насыщает произведение вполне историческими реалиями. Автором повести был некто Евстратий – приказной человек, записавший свое видение по благословению настоятеля неизвестной «честной обители». С.Ф. Платонов неоднократно публиковал текст «Повести». (2)

Автор “Повести” Евстратий вместе с немецким переводчиком Посольского приказа Григорием Крапольским был послан думным дьяком Посольского приказа Василием Григорьевичем Телепневым “во многие грады” с грамотами царя Василия Шуйского, призывающего своих подданных идти на помощь осажденной Москве. Тем временем войска второго Самозванца блокировали Смоленскую и Тверскую дороги. Правительственным посланцам нечего было делать и на южных дорогах, потому что Калуга и Тула находились в руках восставших.

«Мне же грешному, тогда бывшу в царствующем граде Москве, и послану ми бывшу от царския благочестивыя державы, от таго христолюбивого царя и самодержца Василья… во многия грады с царскими епистолиями на собрание чина воинскаго в сопротивление тех окаянных врагов… в Переславль Залесский, в Ростов, в Ярославль Повольский, на Кострому, в Галич. А царствующему граду Москве тогда в осаде бывшу, и дороги многия окаянные они от Москвы отъяша…» (3)

Исследователи предполагают, что Евстратий со спутником ехали по Стромынской дороге до Киржача и от него на север к Александровой слободе и Переславлю-Залесскому. (4) Однако в тексте произведения говорится: «Нам же посланным бывшем из Москвы окольными дорогами, Владимирскою на Киржачский ям и где возможно от них пройти, на Благовещенский монастырь, рекомый на Киржаче, на Александрову слободу на П       ереславь Залесский, и от Александровы слободы к Переславлю». Но, если бы путники ехали по Стромынке, то скорее всего автор бы так и написал. Но, в тексте указана Владимирская дорога. Интересным является указание на Киржачский ям. Возникает вопрос, где он находился? Благовещенский монастырь находится непосредственно в городе Киржач. А в тексте «на Киржачскй ям и где возможно от них пройти, на Благовещенский монастырь». Следовательно, от Киржачского яма до Благовещенского монастыря какое-то значительное расстояние. До настоящего времени существует населённый пункт Киржач на Нижегородском (Горьковском) шоссе в месте, где оно пересекает реку Киржач. И в этом месте есть ответвление на север, вдоль реки Киржач до нынешнего города Киржач. Не там ли был Киржачский ям? И потом, Стромынка являлась прямой дорогой до Киржача, а в тексте указано продвижение «окольными» путями. Вероятнее всего, Стромынка также как и Смоленская и Тверская дороги была заблокирована неприятелем, поэтому Евстратий со спутниками выбирали объездные пути.

Документ 1609 года указывает: «Государевы люди поставили острог, прошед Троицкий монастырь к Москве семь верст, да остроги же де поставили Государевы на Стромыне, да от Стромыни идучи к Москве в Мизинове и в Измайлове…» (4) То есть, надо полагать, что до 1609 года Стромынка была блокирована захватчиками.

О том, что Киржачский ям был расположен на Владимирской дороге при пересечении реки Киржач, указывает другой исторический источник. В исторических актах имеется документ – «Дело о ссылке Романовых 1601-1602» в котором говорится: «В лето 7109 (1601) июня в 30 день, по Государеву Цареву и Великого Князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память диаком Офанасью Власьеву да Нечаю Федорову. По боярскому приговору послан к вам, с Смирным с Маматовым, Иван Романов[1], а велено сослати его в Сибирь на житие…» (5) По пути следования в Сибирь в город Яранский, в Нижнем Новгороде сопровождающие получили указание вернуться в Москву. «Велено нам, по твоей Государевой грамоте, ехать к тебе Государю, к Москве, с Иваном с Романовым до со князем Иваном Черкасским…», «в Володимерь приехали октября 29 число, и они, Государь могут: и мы, холопи твои, по твоим Государевым грамотам, к тебе Государь едем с ними к Москве». (6)

Схема движения из Москвы по Владимирской и Стромынской дорогам в начале XVII в.

  1. Путь, упоминаемый в «Сказании о некоей брани» 1608 года: Москва-(Рогожи[2])-Киржачский ям-Благовещенский Киржачский монастырь- Александрова слобода- Переславль-Залесский.

  2. Путь, упоминаемый в деле ссылки Ивана Романова в 1601-1602 гг.: Владимр-Покровская слобода- Киржачский ям-(Рогожи)-Москва.

 

Путь сопровождающих Ивана Романова из Владимира в Москву шел по Владимирской дороге через Покровскую слободу (нынешний город Покров), Киржачский ям (нынешнее поселение Киржач) и соответственно далее село Рогожи на Москву. Об этом мы узнаём из следующего указания: «…приехали за полосмадесять верст до Москвы, стали в Покровской слободке, за пять верст до Киржацкого яму». (7) Очевидно, что Покровская слободка это нынешний город Покров, а Киржацкий ям нынешний посёлок Киржач на Нижегордском шоссе. Расстояние от Покрова до посёлка Киржач шесть километров. Современное расстояние от Москвы до Покрова около 103 километров. Если учесть, что верста в средневековой Руси примерно 1400 метров, то от Покрова до Москвы 73 версты. Надо полагать, что указание расстояния «полосмадесять», вероятнее всего, означает семьдесят.

Таким образом, документ 1601-1602 гг. подтверждает нахождение Киржачского яма на Владимирской дороге. Отсюда следует, что автор «Повести о некоей брани» Евстратий со спутниками ехали по Владимирской дороге через село Рогожи до Киржачского яма в 1608 году.

Указание на то, что Иван Романов был сослан в Сибирь, говорит о том, что Владимирская дорога была построена как начальный участок пути в Сибирь. Высказанное ранее предположение, о построении прямой дороги из Москвы во Владимир через Рогожи в конце XVI в. находит своё подтверждение.

 

Источники:

  1. https://www.bogorodsk-noginsk.ru/atlas/drevnie-dorogi-vostochnogo.html
  2. С.Ф. Платонов. Древнерусские сказания и повести о Смутном времени XVII в., как исторический источник. СПб., 1888, стр. 116-120.
  3. Русская историческая библиотека. Т.13. СПб., 1892. Стб. 254.
  4. О.А. Белоброва. К изучению «Повести о некоей брани» и ее автора Евстратия. // Труды Отдела древнерусской литературы / Академия наук СССР. Институт русской литературы (Пушкинский Дом); Ред.: Д.С. Лихачев, М.А. Салмина. – М.;Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1970. – Т.25, стр. 157.
  5. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографическою экспедицией Императорской Академии наук. Т. 2. СПб., 1856, стр. 262.
  6. Акты исторические собранные и изданные Арехографической комиссией. Т.2. СПб.,1841, стр.34.
  7. Акты исторические, стр. 50. Стлб. 1.
  8. Акты исторические, стр. 50. Стлб.2.

К хронологии древних дорог

  1. Когда впервые была проложена прямая дорога из Москвы во Владимир через Рогожи вдоль Клязьмы?
  2. Почему в XIV-XVI веках во Владимир ездили по более дальнему пути, по Стромынке?
  3. Почему Владимирская дорога была возобновлена в XVI в. и по ней было организовано ямское сообщение?
  4. Происхождение пути из Переславля-Залесского в Рязань и в южную Русь.

1.

По сведениям археологов в XII веке в Подмосковье основано наибольшее количество сельских поселений – 78,6 % от их общего количества. (1) Это прямое свидетельство миграционного процесса из южной и юго-западной Руси. Не зря великий князь владимирский Андрей Боголюбский говорил: «Я всю Белую (Суздальскую) Русь городами и сёлами великими поселил и многолюдною учинил». Подавляющее большинство сельских поселений было основано на реках и речках. Первые сухопутные пути также пролегали вдоль рек. Москва являлась в XII в. юго-западной окраиной Владимиро-Суздальской Руси и находилась на границе с Черниговским княжеством, земли которого начинались южнее за Москвой-рекой. Путь из Чернигова во Владимир через Москву рассматривался нами выше.

На основании изложенных фактов есть достаточные основания предполагать, что в XII в. сухой путь из Москвы во Владимир проходил вдоль реки Клязьмы. О наличии этого пути свидетельствуют археологические памятники XI-XIII вв.: городища, селища, погосты, курганные группы. В настоящее время продолжаются археологические исследования в окрестностях посёлка Загорянка в Щёлковском городском округе.(2) Ранее археологами были выявлены древние поселения в районе города Ногинска.(3) При впадении реки Шаловки в Клязьму, недалеко от посёлка Обухово Богородского городского округа расположен древний Петропавловский погост. Рядом с погостом археологами обнаружены древнерусское селище XI-XIII вв. и курганная группа, включавшая некогда до 40 курганов. (4) При впадении реки Шерны в Клязьму находится древний погост Иоанна Боголова, рядом с которым археологами выявлены два селища и две курганные группы XI-XIII вв. (5) По археологическим памятникам можно судить о древности этих погостов, возможно, что они являются ровесниками селищ и курганов. В целом эти памятники дают достаточно ясную картину сухопутного движения вдоль реки Клязьмы в XI-XIII вв.

Храм Петра и Павла бывшего Петропавловского погоста. Фото автора. 1997 г.

О древности клязьменских поселений свидетельствует и топонимика. Сразу два населённых пункта на Клязьме носили название «Городищи». Это нынешний посёлок Свердловский в Щёлковском городском округе и посёлок Городищи в Покровском районе Владимирской области при впадении в Клязьму реки Киржач. Как правило, топоним «Городищи» свидетельствует о наличии в далёком прошлом укреплённого поселения.

Реки Москва, Клязьма и их притоки служили теми артериями, по которым население продвигалось вглубь, к Залесской Руси. Первые письменные известия о сухопутных путях в Подмосковье относятся к XIV веку. Это Хомутовская дорога и Старая Переяславская лесная (6), а позднее возникает и дублирует Хомутовку Стромынская дорога. С возвышением Москвы в начале XIV века связано, вероятно, и строительство стабильных сухопутных дорог. Источники XIV- начала XVI веков свидетельствуют, что из Москвы во Владимир ездили по Стромынке через Юрьев-Польский.(7) Возникает вопрос, почему же была забыта дорога XII века вдоль Клязьмы?

Успенский храм в селе Богослово, бывший Богословский погост. Фото автора. 2015 г.

Во-первых, фактор географический. Река Клязьма является верхней границей треугольника Мещерской низменности, сырые и болотистые места начинаются сразу после города Ногинска, некогда села Рогожи. Хомутовка и Стромынка пролегали по более высоким и сухим местам, более удобным для проезда. Второй фактор, это монголо-татарское нашествие 1237-1238 гг. и его последствия. Это нашествие явилось настоящей катастрофой для всей северо-восточной Руси. Города Рязань, Коломна, Москва, Владимир, Суздаль были разгромлены и сожжены. Большинство людей было убито или угнано в плен. В городе Владимире археологами были обнаружены и исследованы санитарные захоронения XIII в., последствия штурма и разгрома города в 1238 г. Фактически после нашествия Владимир прекратил существование как город и восстановился лишь к концу XV- началу XVI вв.

«Если процесс политической деградации Владимира-на-Клязьме после 1238 г. сравнительно хорошо освещён в письменных источниках, то деструктивные социально-экономические последствия нашествия не столь очевидны. Наиболее отчетливо его негативное воздействие отразилось в прекращении в городе на несколько веков каменного строительства и стабильности границ основной городской территории (в пределах валов), сложившейся ещё при Андрее Боголюбском, вплоть до XVI-XVII вв.

По имеющимся в настоящее время данным, последним домонгольским каменным строением во Владимире была церковь Воздвижения на Торгу (1218 г.) Следующей же монументальной городской постройкой стал Успенский собор Успенского (Княгинина) монастыря, датируемый началом XVI в. Первые сведения о владимирских соборах, расположенных за пределами древнерусских укреплений, относятся лишь к концу XV- началу XVI вв.

На протяжении второй половины XIII в. Владимир-на-Клязьме, подвергшийся после Батыева нашествия неоднократным татарским набегам (особенно страшным оказался поход «Дюденевой рати» в 1293 г.), не смог восстановить домонгольскую численность населения, восстановить тем самым свой экономический и политических потенциал. Серьёзная потеря темпов исторического развития – один из важнейших результатов событий 1238 г. для несостоявшейся общерусской столицы». (8)

И если городу Владимиру выпала столь печальная участь, то Москве была уготована совершенно другая судьба. Почему Москва быстро оправилась после разгрома, а Владимир нет? Возможно, торговый люд Москвы успел уехать на запад, сохранив финансы и торговые связи. По рассказу хрониста Матвея Парижского, после ухода монголов из одной только Дании на Русь вернулось 40 кораблей с беженцами. Возвышение Москвы начинается с княжения младшего сына Александра Невского Даниила Александровича (1261-1303). Первый удельный князь Московский становится родоначальником московской линии Рюриковичей: князей и царей. В 1325 г. митрополит Киевский и всея Руси Пётр (? – 1326) перенёс кафедру из Владимира в Москву. В первой четверти XIVв. при великом князе Владимирском Иване Даниловиче Калите (1284 или 1288-1340) Москва становится фактически столицей северо-восточной Руси. С превращением Москвы в великокняжеский город в летописях появляются сведения, отражающие строительную деятельность в ней: строительство соборов (1327 г., 1329. г, 1330 г. и др.), а также оборонительных сооружений (1339 г.). Роль города Владимира в этот период понижается, из столичного он становится провинциальным, оставаясь великокняжеским лишь в названии. Связь с Москвой ослабевает, некогда проложенный путь вдоль Клязьмы приходит в упадок, становиться просёлочной дорогой.

 

2.

В монгольский период русской истории были нарушены все хозяйственно-экономические процессы, изменились вектора торговли и соответственно поменялись торговые пути.

Не все города северо-восточной Руси подверглись разрушению во время нашествия. К примеру, уцелел Ростов. «Ростов ни разу не пострадал от татар. Постепенно он стал опорой ордынской торговли и влияния татар в Верхневолжье. Именно в Ростове нашёл приют опальный племянник хана Берке, крещёный и принявший имя Пётр; здесь в XIV в. хоронили умерших на Руси знатных татарок». (9) Главным направление ростовской торговли была Верхняя Волга. Река Которосль берёт своё начало из Ростовского озера и впадает в Волгу, в том месте, где в первой половине XI в. был основан город Ярославль. Построение Ярославля, таким образом, имело задачей охрану пути от Волги к Ростову.

Когда Москва стала восстанавливаться после нашествия монголо-татар, прямое сообщение с Владимиром потеряло смысл, в связи с разрушением города. А вот направление на Верхнюю Волгу через Юрьев-Польский и Ростов оказалось приоритетным. И если, известная с конца XIV в. Хомутовская дорога связывала, вероятно, Москву с Шерна-городком и проходящей через него Старой Переяславской лесной дорогой, то вновь построенная Стромынская дорога связала Москву через Юрьев-Польский с Ростовом и Ярославлем. То есть явилась новым торговым путём на Верхнюю Волгу.

Судя по летописным текстам 1397—1398 гг. Устюгом ростовские князья управляют уже в качестве наместников великого князя Московского, однако сам процесс превращения Ростова в московское владение не освещён источниками. Во всяком случае, в 1433 году в Ростове уже сидит московский наместник Пётр Константинович Добрынский. Ростовские князья сохраняли за собой часть политических прав на управление, вероятно, получая некоторую часть торговых и судебных пошлин с территории княжества.

Вероятнее всего Стромынская дорога была проложена примерно в середине XIV века, как торговая дорога на Верхнюю Волгу. А через Юрьев-Польский можно было попасть во Владимир, Суздаль и Переславль-Залесский, то есть Стромынка стала новой прямой дорогой в Залесскую Русь.

Кладбище на дальнем плане – место бывшего Стромынского монастыря. Фото автора. 1997 г.

В Собрании государственных грамот имеется шертная[3] грамота 1508 года данная великому князю Василию Ивановичу (1479-1533) от бывшего казанского царя Абдыл Летифа, которому даётся во владение город Юрьев-Польский. В грамоте упоминается о содержании ямов на пути от Москвы до Юрьева-Польского. (10) Что подтверждает значимость Стромынской дороги в XV-XVI вв. Ранее краеведами высказывалось мнение, что Стромынка как дорога была проложена к основанному в 1379 или 1381 годах Стромынскому монастырю. Но, более вероятен экономический и политический фактор построения дороги.

Так с середины XIV века и до конца XVI века Стромынка заменила собой прямую дорогу на Владимир вдоль Клязьмы.

В результате монгольского нашествия 1237-1238 гг. Русь вошла в состав Монгольской империи в качестве западного улуса. Весь прежний уклад жизни – политический и экономический был разрушен, а новый был возведён во многом на других основах. Изменилась жизнь, изменилось направление дорог.

 

3.

Вероятнее всего, с середины XIII века до середины XVI века дорога из Москвы во Владимир вдоль Клязьмы становится просёлочной. Впрочем, в материалах встречаются ссылки на недошедшую до нас жалованную грамоту великого князя Василия Ивановича (1479-1533) 1506 года, в которой говорится о пожаловании земли храму в селе Рогожи на Клязьме - «пустошь что была деревня Мишинская черная, за рекою Клязьмою». (11) Из источников мы знаем, что ямское сообщение на Руси было организовано во времена Ивана III (1440-1505). (12) Можно предположить, что участок дороги от Москвы до села Рогожи использовался всё время, т.е. с XII до XVI вв., и по нему было организовано ямское сообщение. В Казанский поход Ивана III в 1467 г. часть войска, как сообщает летопись, отправилось в путь на судах вниз по Клязьме, Оке и Волге. Из материалов известно, что следом за «судовой ратью» вдоль рек двигалась рать пешая и конная. В материалах XVIII в. встречаем название «Стрелицкий брод», находившийся в районе слияния рек Шерны и Клязьмы. (13) Название явно отражает место, где осуществлялась переправа ратных войск.

Потребность возобновления Владимирской дороги вдоль Клязьмы возникает после 1552 г. в связи с покорением Казани. А в 80-е годы XVI в., после присоединения Сибири, начинается строительство как новых дорог, так и спрямление старых, для более быстрого сообщение с удалёнными территориями. Видимо, Владимирская дорога была возобновлена и по ней было организовано ямское сообщение в 70-80 годы XVI в.

Фрагмент карты конца XVIII в. Показана переправа Владимирки через Клязьму ниже впадения Шерны в Клязьму и выше старого русла, возможно, место бывшего «Стрелицкого брода».

 

4.

На селище XI-XIII вв., недалеко от посёлка Обухово, рядом с Петропавловским погостом, у впадения реки Шаловки в Клязьму археологами были обнаружены: железные наконечники стрел, ножи, гвозди, обломки топора, серп, остатки литейного производства. (14) Сельхозорудия, в особенности серп, свидетельствуют об обработке земли. Возможно, упоминаемые в 1155 г. Рогожские поля начинались от Петропавловского погоста и тянулись вдоль Клязьмы через Рогожи до погоста Иоанна Богослова при впадении реки Шерна в Клязьму. В древних документах Рогожи упоминаются как село, стан, волость и уезд. Рогожи были центром местности, т.к. там была переправа через Клязьму, а возможно и брод, который препятствовал дальнейшему движению речных судов. Отсюда и древнее селение Исады близ Рогож, как место древней высадки с речного пути на берег, обретают смысл и взаимосвязь с Рогожами, как пункт перехода с речного пути на сухопутный. Переправа в Рогожах являлась притяжением четырёх древних дорог.

Река Шерна в районе впадения в Клязьму. Фото автора. 2007 г.

 

1)

На север от Рогож вдоль реки Шерны вела Старая Переславская лесная (или её часть), которая шла через Ильинский погост (Мамонтово), Сергиевский погост (Ново-Сергиево), Шерна-городок (Могутово) на Александрову слободу и далее в Пересавль-Залесский.

 

2)

Продолжением Переславской дороги являлась дорога на юго-запад от Рогож на Бронницы или древнее городище XI-XIII вв. Борщеву или Брашеву. (15) Топоним Брониицы имеет новгородское происхождение и до сих пор встречается в новгородской земле. Первоначально, вероятно, этот топоним звучал как «бродницы». И действительно в древности в этом месте был брод через реку Москву, позволявший осуществлять переправу. В материалах краеведов есть упоминание о Брашевском перевозе. М.Д. Герасимов, описывая маршрут казанского похода 1552 г. царя Ивана Грозного писал: «из Коломны войско двигалось на север вдоль реки Москвы по Брашевской дороге до Брашевского перевоза и переправилось на левый берег». (16)

В исследовании историко-географического контекста Шерна-городка С.З. Чернов писал: «После обнаружения новгородского сфрагистического материала 10881136 и, возможно, 1158-1167 г. в Шерне, данные о Всходне приобретают совершенно иное звучание. Дело в том, что контроль над Шерной (если это предположение подтвердиться дальнейшими изысканиями) представлял собой не что иное, как контроль за участком дороги из Киева и Чернигова в Переславль и Ростов. Воиницкий мыт был устроен у выхода Волоцкой дороги к р. Москве, в непосредственной близости от того места, где эта дорога переходила через р. Москву (заметим, кстати, что лишь с 1147 г. мы можем достаточно уверенно говорить, что дорога эта переходила р. Москву под Боровицким холмом). Было бы весьма странным, если новгородцы, закрепившись на Волоке Ламском, на устье Всходни в р. Москву и в Шерне, не владели бы местом перехода Киевско-Ростовской дороги через р. Москву (где бы оно точно не находилось). (17) Возможно, путь из Переславля-Залесского вдоль Шерны через Шерна-городок, Рогожи и Бронницы вёл далее на юг в сторону древнего Лобынска и далее на Чернигов и Киев? И это один из древних путей новгородцев на юг? Не зря на этом пути встречаются новгородские топонимы: пустошь Мининская в районе Рогож и Бронницы. О направлении новгородского торгового пути Т.Н. Никольская писала: «В Новгороде немецкие купцы перепродавали товары русским, а те в свою очередь везли его дальше, до Москвы и Рязани». (18)

 

3)

Существует предание о том, что древний город Радонеж был основан выходцем из Новгорода Радонегом. Древняя дорога из Рогож на северо-запад через села: Ямкино, Макарово и Душёново называлась Троицкой, т.к. вела в Троице-Сергиеву лавру. Предполагается, что первоначально, до основании Троицкого монастыря в середине XIV в., эта дорога вела в древний город Радонеж. Как видим и на этом пути мы встречаем новгородский след.

На дальнем плане валы бывшего города Радонеж. Фото автора. 2006 г.

 

4)

Путь из Рогож на юго-восток через Вохну и Куровское в XIX в. известен как Старо-Павловская дорога от Рогожи до Вохны (Павловского Посада) и далее от Вохны как Коломенский тракт. Об этом пути, из Коломны через Вохну и далее на Переславль-Залесский и Ростов мы узнаём из сообщения летописи середины XIVв. Таким путём везли арестованного митрополита Пимена: «и ведоша Пимена в заточение с Коломны на Охну, не заимаа Москвы». (19) Возможно, что этот путь был также частью древнего пути из Владмира в Рязань, который мог проходить по следующему маршруту: из Владимира вдоль Клязмы на Волочек Зуев, далее до Вохны (или минуя её) через Куровское на Коломну и далее в Рязань.

 

Источники

  1. А.А. Юшко Московская земля IX-XIV веков. М., 1991. С. 19.
  2. С.З. Чернов, Н.Н. Гончарова, В.И. Меркулов, А.С. Семёнов Результаты тестирования гаплогруппы Y-ДНК для средневекового славянского захоронения XII в. в окрестностях посёлка Загорянский на верхней Клязьме (Московская область) // cyberleninka.ru Русин 2019, Т.58.
  3. Археологическая карта России. Московская область. Ч. 3. М., 1996. С. 18.
  4. Археологическая карта России. С. 20-21.
  5. Археологическая карта России. С. 13-14.
  6. Акты, относящиеся до юридического быта древней России. Т.1. СПб., 1857. С. 165.
  7. Русский исторический сборник. Т.1. М., 1837. С. 34.
  8. Ю.Э. Жарнов Археологические исследования во Владимире и «проблема 1238 года» // Русь в XIII веке. Древности тёмного времени. М., 2003. С. 48-57.
  9. А.С. Хорошев Политическая история русской канонизации (XI-XVI вв.) М., 1986. С. 125.
  10. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. Ч.2. М., 1819. С.32-34.
  11. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и сёлах XVI-XVIII ст. Вып. 6. Вохонская десятина. М., 1868. С.11.
  12. И.Я. Гурлянд Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII в. Ярославль, 1900. С.44-45.
  13. Холмогоровы В. и Г. Там же. С.131.
  14. Археологическая карта России. С. 20-21.
  15. Археологическая карта России. С. 69-73.
  16. М.Д. Герасимов Маршрут путешествия по пути русского войска при взятии Казани // https://www.bogorodsk-noginsk.ru/atlas/marshrut-puteshestviya-po-puti-russkogo-vojska-pri-vzyatii-kazani.html
  17. С.З. Чернов Сфрагистический комплекс из Могутова и его значение для изучения предыстории московской земли в первой половине XII века. Первые опыты интерпретации. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М., 2003. №2 (12). С. 5-33.
  18. Т.Н. Никольская Земля вятичей. М., 1981. С. 281.
  19. ПСРЛ. Т. 24. Типографская летопись. Петроград, 1921. С. 141.

[1] Иван Никитич Романов, по прозванию Каша, (1560-е — 18 июля 1640) — сын Никиты Романовича Захарьина-Юрьева, младший брат патриарха Филарета и дядя первого царя из рода Романовых Михаила Фёдоровича.

[2] Указание населённого пункта Рогожи поставлено как логическое допущение в связи с историческим нахождением Рогож на Владимирской дороге (тракте).

[3] Шерть (от араб. šart «соглашение, условие», «клятва») — присяга на верность договорным отношениям с Русским государством.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы