Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
19 декабря 2004 года

А.И.Фролов
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова


СОБРАНИЕ РУССКИХ
ГРАВИРОВАННЫХ
ПОРТРЕТОВ А.В. МОРОЗОВА


Имя Алексея Викуловича Морозова (1857-1934) давно занимает видное и почетное место в истории отечественного коллекционирования предметов искусства и старины. Его творческой биографии за последние годы посвящено немало работ1 .
"Три источника и три составные части" славы А.В. Морозова - это его превосходные коллекции фарфора, икон и гравированных портретов. Ниже пойдет речь только о последнем собрании, о его источниках и составных частях.
История собрания. По собственному признанию А.В. Морозова, он начал собирать гравированные портреты осенью 1895 года. Ядро будущей коллекции составили многочисленные - до тысячи наименований - листы из бывшего собрания В.А. Тюляева2 .
Василий Анисимович Тюляев (1828-1889) - купец Обуховской слободы Богородского уезда Московской губ. - был в свое время известным в столичных кругах коллекционером. Предметом его увлечения были русские гравюры и литографии, а также западноевропейская графика. "Конкурентами ему, - с почтением писал о Тюляеве известный московский коллекционер А.П. Бахрушин, - были из частных лиц только Дашков да Ровинский, да и у них многого не было того, что было у Тюляева, который обладал многими униками по части портретов русских деятелей. Вас.[илий] Анис.[имович] собирал лет 20-25, имел сношение со многими художественными фирмами за границей и имел постоянных агентов во многих заграничных художественных центрах, преимущественно в Англии и Голландии"3 .
Четверть века Тюляев с исключительным упорством собирал портреты (гравюры и офорты) русских деятелей. О его увлечении было широко известно не только в России, но и за границей. Собиратель вел обширную переписку, нередко прибегал к обмену тех или иных листов, дублетов или экземпляров не лучшей сохранности. Он был коротко знаком с такими крупнейшими коллекционерами, как Д.А. Ровинский и П.Я. Дашков, причем, по словам А.П. Бахрушина, "они друг у друга знали собрания наизусть"4 .
Известно, что в тюляевскую коллекцию вошло свыше 1000 листов из собрания Г.Н. Геннади, приобретенных им в 1882 г. в Санкт-Петербургском эстампном магазине А.Ф. Фельтена5 .
Библиограф и библиофил Григорий Николаевич Геннади (1826-1880) к концу жизни был обладателем до 3 тыс. гравированных портретов и литографий. История формирования его собрания пока не стала предметом детального изучения. Однако упоминания о его собрании имеются у таких авторитетных авторов, как А.П. Бахрушин6 , У.Г. Иваск7 , Д.А. Ровинский8 .
В том же 1895 г. В.А. Тюляев продал еще одну часть своего собрания московскому книгопродавцу В. Готье за 12 тыс. руб. Тот, в свою очередь, стал распродавать гравюры поштучно. Известно, что часть листов была куплена С.П. Виноградовым, Н.С. Мосоловым и П.А. Ефремовым.
Вдохновленный успешным началом, Алексей Викулович неустанно пополнял свое собрание, причем делал новые приобретения как в России, так и за границей. И все же основная часть портретов пришла в собрание Морозова не поштучно, а в виде целых партий или подборок.
В 1897 г. А.В. Морозову удалось приобрести еще около 160 редких листов из бывшего тюляевского собрания. Посредником в этой сделке стал Н.С. Мосолов, который, как было сказано выше, приобрел их в 1895 г. Гравер-офортист Николай Семенович Мосолов (1847-1914) сумел собрать в своем московском доме большую и разнообразную художественную коллекцию. В ее состав входили живопись, скульптура, рисунки русских художников, западноевропейские гравюры, произведения декоративно-прикладного искусства. Судя по всему, русские гравированные портреты и литографии не вполне соответствовали основным разделам собрания Н.С. Мосолова.
Четыре года спустя судьбе стало угодно, чтобы А.В. Морозов стал обладателем фрагмента известной графической коллекции, принадлежавшей москвичу П.А. Ефремову.
Петр Александрович Ефремов (1830-1907), литературный критик, литературовед, член-корреспондент Академии наук, увлекался коллекционированием рисунков, портретов, народных картинок. Любопытно, что свою коллекцию он стал распродавать задолго до смерти, как бы предчувствуя неизбежную гибель своего детища. Действительно, перейдя в руки племянницы собирателя С.А. Ефремовой, оставшаяся часть этой графической коллекции в 1909 г. была распродана в разные руки. Примечательно, что одним из покупателей стал все тот же Санкт-Петербургский эстампный магазин Фельтена.
Таким образом, значительная часть знаменитого морозовского собрания портретов происходила из известных коллекций Г.Н. Геннади, В.А. Тюляева, П.А. Ефремова. Следует подчеркнуть, что приобретение А.В. Морозовым этих фрагментов замечательных графических собраний позволило приостановить их дальнейшее распыление. Огромную помощь в этом приобретении оказал собирателю владелец Санкт-Петербургского эстампного магазина Альфонс Францевич Фельтен (1849-?). Близкие отношения с петербургским антикваром позволили Морозову в начале 1900-х гг. стать обладателем "очень интересных и редких листов", принадлежавших некогда Э.К. Чапскому, Ю.Б. Иверсену и гр. Д.И. Толстому.
Насколько можно судить по имеющимся источникам, графическая коллекция графа Эмерика Карловича Чапского - русские гравированные портреты - перешла к А.В. Морозову целиком. "Благодаря большим материальным средствам А.В. Морозову удалось в сравнительно очень короткий срок собрать несколько весьма примечательных коллекций произведений искусства прошлого. У него сосредоточилось большое собрание гравюр и литографий; основанием этого собрания послужила великолепная коллекция гравюр гр. Чапского", - писал па страницах журнала "Столица и усадьба" журналист и коллекционер И.И. Лазаревский9 .
Что же касается гравированных портретов из собрания Юлия Богдановича Иверсена (1823-1900), старшего хранителя минц-кабинета Императорскою Эрмитажа, то отсюда Алексею Викуловичу, по-видимому, удалось получить лишь незначительную часть.
Сказанное выше справедливо и по отношению к приобретениям из собрания Дмитрия Ивановича Толстого (1860 - ок. 1942), графа, директора Императорского Эрмитажа, товарища управляющего Русским музеем10 .
Известно, что коллекция портретов Толстого создавалась при помощи Христиана Христиановича Гиля, который сам был широко известен как "собиратель русских портретов, гравюр и монет"11 .
В результате долгого и плодотворного сотрудничества у А.В. Морозова сложились с А.Ф. Фельтеном самые теплые дружеские отношения. "Мое знакомство с г-ном Фельтеном и его постоянная готовность к пополнению моего собрания являются лучшими воспоминаниями моего долголетнего собирательства", - признавался позднее А.В. Морозов12 .
В Москве большую помощь Морозову в пополнении его собрания оказал антиквар Николай Сергеевич Какурин. Именно с его помощью удалось, в частности, разыскать немало народных гравюр.
Таким образом, обращение к истории формирования морозовской коллекции гравированных портретов свидетельствует о том, что она в значительной мере была составлена из ставшими уже "классическими" подборок Г.Н. Геннади, В.А. Тюляева, П.А. Ефремова, Э.К. Чапского, Ю.Б. Иверсена, Д.И. Толстого. Есть основания предположить, что А.В. Морозов в известной степени разделял взгляды своих предшественников относительно ценности отдельных листов - как с художественной, так и с исторической точек зрения. В противном случае приобретения носили бы лишь эпизодический и выборочный характер. Очень важно еще раз подчеркнуть, что именно А.В. Морозов положил конец постепенному дроблению и распылению (гибели) этих собраний. С другой стороны, обращение к истории формирования морозовской графической портретной галереи наглядно показывает одну из "собирательских цепочек", демонстрируя, как и почему связывались воедино творческие устремления собирателей разных поколений и социальных слоев русского общества.
Структура собрания. В 1912 г. графическое собрание А.В. Морозова составляло до 10 тыс. листов. Сюда помимо гравированных портретов вошло немало литографий. О литографиях следует сказать особо. Дело в том, что в течение длительного времени они явно недооценивались собирателями, их мало ценили, мало собирали, мало берегли. В результате некоторые листы стали прямо-таки уникальными. К тому же, как отмечал А.В. Морозов, коллекционирование литографий осложнялось и тем, "что до сих пор еще нет для собирателей литографий таких руководств, какими служат для собирателей гравюр труды Д.А. Ровинского"13 .
Сам же Алексей Викулович высоко ценил литографии и как бы реабилитировал их в кругу коллекционеров. "На литографии, - писал он, - установился, вследствие малого знакомства с ними, незаслуженно пренебрежительный взгляд, ими мало дорожили и плохо берегли. Вот почему, несмотря на недавнее от нас время появления и развития искусства литографии, ее произведения почти исчезли с художественного рынка. Между тем, - продолжает Морозов, - литографии часто не уступают своими достоинствами гравюрам"14 .
Стоит обратить внимание на то, что А.В. Морозов ценил литографии и как памятники художественные, и как памятники исторические. Среди последних он выделял портреты выдающихся деятелей литературы и искусства. Около ста таких изображений воспроизведено в опубликованном в 1912-1913 гг. каталоге его коллекции.
Галерея коллекционеров. Знакомство с портретной галереей, собранной А.В. Морозовым в 1895-1912 гг., показывает, что кроме "деятелей литературы и искусства" его внимание было сосредоточено и на поиске графических портретов русских собирателей и коллекционеров. В каталоге его коллекции к 1912 г. насчитывалось свыше пятидесяти владельцев крупных художественных собраний.
Эта часть морозовской коллекции и это направление деятельности А.В. Морозова заслуживает самого пристального внимания. Во-первых, все портреты такого рода, как правило, имеют бесспорный художественный и исторический интерес. Во-вторых, само происхождение многих портретов является актом общественного признания деятельности отечественных собирателей. Это, в частности, хорошо отражено в аннотации каталога морозовского собрания. Желая скупо, но весомо очертить значимость того или иного портретируемого, А.В. Морозов акцентирует внимание не столько на профессии, должности, роде профессиональной деятельности, сколько на заслугах в области коллекционирования тех или иных предметов искусства и старины. Например, А.И. Гассинг - "горячий любитель и собиратель русских исторических портретов"; П.Я. Дашков - "известный собиратель автографов, портретов и гравюр"; П.Ф. Карабанов - "собиратель русских древностей и портретов"; Ф.А. Толстой - "московский собиратель рукописей и старопечатных книг"; А.Р. Томилов - "один из первых собирателей картин и рисунков русских художников" и др. Учитывая, что многие портреты, прежде чем попасть к А.В. Морозову, как было показано выше, побывали в руках крупнейших собирателей своего времени, можно констатировать, что уважительное отношение к личности коллекционера, к заслугам собирателей художественных и исторических сокровищ, зарождается в России уже в первой половине XIX века. Об этом говорит и сам выбор многих портретируемых, и те аннотации, которые сопровождают морозовский каталог и которые, надо полагать, не одно поколение могли передаваться изустно.
Конечно, внимание к портретам собирателей и коллекционеров было свойственно прежде всего в среде самих собирателей и коллекционеров. Тут должны быть названы Г.Н. Геннади и Ф.А. Толстой, Н.С. Мосолов и В.А. Тюляев, Д.А. Ровинский и П.Я. Дашков. В этом контексте закономерен интерес к иконографии русских коллекционеров, возникший в конце прошлого века у А.П. Бахрушина, которому удалось собрать до трехсот пятидесяти изображений такого рода. К сожалению, эта портретная галерея, за малым исключением, так и осталась неопубликованной.
Общая оценка и судьба морозовского собрания. Есть все основания рассматривать графическую коллекцию А.В. Морозова как одно из высших достижений в отечественном собирательстве конца XIX - начала XX вв. В подтверждение этому тезису можно выдвинуть следующие аргументы:
- данная коллекция как по численности листов, так и по их историко-художественной ценности принадлежит к числу крупнейших из числа когда-либо собиравшихся в России. По-видимому, она входит в число пяти самых известных и признанных коллекций такого рода.
- настоящая коллекция в известной степени является плодом собирательской деятельности нескольких поколений русских коллекционеров XIX - начала XX вв. При этом заслуги А.В. Морозова от этого не только не уменьшаются, но, напротив, увеличиваются.
- графическое собрание А.В. Морозова является крупнейшим вкладом в изучение отечественной исторической иконографии, сопоставимым по значению с классическими трудами Д.А. Ровинского. Результаты монографического изучения этой коллекции нашли отражение в подготовке и публикации уникального по своим масштабам издания - четырехтомного каталога и указателя, выпущенных в свет в Москве в 1912-1913 гг.
- ценность рассматриваемого иконографического собрания многогранна. В частности, оно представляет значительный интерес как источник по истории частного коллекционирования в России.
В заключение приведем выдержку из рецензии журнала "Русский библиофил" на четырехтомный каталог морозовского собрания русских гравированных и литографированных портретов: "Собрание русских гравированных портретов А.В. Морозова, в Москве, является в настоящее время несомненно первым в России, как по количеству, так и по редкости листов. Если многие из замечательных частных библиотек сохранились навсегда для России благодаря пожертвованиям их в общественные музеи и книгохранилища, то зато собрания русских портретов и гравюр, более или менее замечательные, по большей части распродавались по листам и бесследно исчезали; так было с собранием портретов Геннади, так разошлась по рукам знаменитая коллекция гр. Толстого, собрания Иверсена, Куриса и еще многие, многие другие.
Мы не знаем намерений владельца единственной в мире коллекции, о которой мы здесь говорим. Будем надеяться, что она не распадется, что долгие годы, с любовью и знанием потраченные на ее составление, не пропадут даром, и собрание это сохранится для России в целом его виде, тем или другим способом"15 .
После национализации коллекции А.В. Морозова знаменитая портретная галерея была передана в Графический кабинет Музея изящных искусств (ныне ГМИИ им. А.С. Пушкина). Так что целостность ее сохранилась. Проблема состоит в том, чтобы сделать эту выдающуюся коллекцию действительно общественным достоянием. Достичь этого можно включением морозовских портретов в постоянную экспозицию музея, путем периодического проведения выставок, в переиздании каталога коллекции, за счет воспроизведения листов этого собрания в различных научных и научно-популярных изданиях.
Если же говорить о всем славном роде Морозовых, то, как нам кажется, он давно заслужил создания в России специального научно-исследовательского центра - "Музея Морозовых".

ПРИЛОЖЕНИЕ
Графические портреты
русских коллекционеров в собрании А.В. Морозова
Аш Егор Федорович (1729-1807), собиратель гравюр.
Баснин Василий Николаевич (1799-1876), "любитель и собиратель произведений искусства, в том числе и гравюр".
Бахрушин Алексей Петрович (1853-1905), коллекционер и библиофил.
Бекетов Платон Петрович (1761-1836), собиратель гравированных портретов.
Боголюбов Алексей Петрович (1824-1896), собиратель живописи.
Брюс Яков Вилимович (1670-1735), владелец "кунсткамеры", библиофил.
Булгаков Яков Иванович (1743-1809), дипломат, писатель, переводчик и библиофил.
Быков Николай Дмитриевич (1812-1884), собиратель русских картин.
Ваксель Платон Львович (1844-1918), собиратель автографов.
Воейков Леонид Алексеевич (1819-1885), "собиратель русских портретов и преимущественно портретов Екатерины II, которым он составил обстоятельный каталог".
Гассинг Александр Иванович (1778-1845), "горячий любитель и собиратель русских гравированных портретов".
Геннади Григорий Николаевич (1826-1880), "известный собиратель русских портретов и книг".
Гиль Христиан Христианович "собиратель русских портретов, гравюр и монет, серьезный знаток по монетной части".
Голицын Дмитрий Михайлович (1721-1793). "Пожертвовал большие деньги (850000 р.) и Картинную галерею на устройство Голицынской больницы в Москве.
Горнунг Осип Иванович ( - 1905), нумизмат.
Дашков Павел Яковлевич (1849-1910). "Известный собиратель автографов, портретов и гравюр. Владелец огромной коллекции карикатур и этнографических листов".
Демидов Николай Никитич (1774-1828), "Действительный камергер при Цесаревиче Александре Павловиче; жил во Флоренции, собирал художественные произведения".
Иваск Удо Георгиевич (1878-1922), библиофил.
Иверсен Юлий Богданович (1823-1900), собиратель монет и медалей.
Карабанов Павел Федорович (1767-1851), "известный собиратель русских древностей и портретов".
Морозов Алексей Викулович (1857-1934), коллекционер фарфора, икон и гравированных портретов.
Мосолов Николай Семенович (1847-1914), "гравер и владелец самого богатого собрания офортов Рембрандта, Остада и малых голландских мастеров".
Мосолов Николай Семенович (ок. 1775-1859), "Собрал отличную галерею картин и ценных гравюр".
Мосолов Семен Иванович, прадед Николая Семеновича Мосолова.
Мосолов Семен Николаевич (1812-1880). "Отец гравера. Составил прекрасное собрание гравюр Рембрандта, Остада и др.
Мосолов Федор Семенович ( - 1840). "Брат Николая Семеновича, дед гравера Н.С. Мосолова, известный коннозаводчик".
Мусин-Пушкин Алексей Иванович (1744-1817). "Имел огромное собрание древностей, книг и рукописей".
Новиков Николай Иванович (1744-1818), "собиратель древних документов по части русской истории".
Панов Федор Николаевич, "нумизмат нашего времени".
Погодин Михаил Петрович (1800-1875), "собрал громадное собрание русских древностей: рукописей, старопечатных книг, вещей, образов, гравюр и портретов".
Полторацкий Сергей Дмитриевич (1803-1884), библиофил и библиограф.
Похвиснев Михаил Николаевич (1811-1879), "собиратель русских портретов и библиоман".
Прейс Адольф Федорович, собиратель медалей.
Раич Иоанн, "собиратель документов, относящихся до истории южных славян".
Ровинский Дмитрий Александрович (1824-1895), собиратель гравюр.
Румянцев Николай Петрович (1754-1826), собиратель рукописей
и книг.
Савельев Павел Степанович (1814-1859), "ориенталист и нумизмат".
Свиньин Павел Петрович (1787-1839), "любитель всего русского... Владелец большого музея, составленного преимущественно из русских достопримечательностей".
Смирнов Владимир Андреевич, нумизмат.
Строганов Александр Сергеевич (1734-1811), собиратель живописи.
Солдатенков Козьма Терентьевич (1818-1901), собиратель картин.
Толстой Федор Андреевич (1758-1849), "известный московский собиратель рукописей и старопечатных книг".
Томилов Алексей Романович (1775-1849), "один из первых собирателей картин и рисунков русских художников".
Третьяков Павел Михайлович (1832-1898), "московский коммерсант, собиратель картин русских художников".
Цветков Иван Евменьевич (1845-1917), "собиратель картин и рисунков русских художников".
Чапский Эмерик Карлович (1828 - ), "нумизмат и собиратель монет, медалей и портретов".
Шайкевич Самуил Соломонович ( - 1909), "имел хорошее собрание гравюр, главным образом иностранных".
Шереметев Николай Петрович (1751-1809), владелец богатого художественного собрания.
Шролль, "нумизмат, продал свое собрание русских монет в Эрмитаж".
Штелин Яков (1709-1785), собиратель русских гравюр и портретов.
Шуберт Федор Федорович (1798-1865), собиратель медалей, монет
и гравюр.
Шувалов Иван Иванович (1727-1797), "составил значительное собрание картин и мраморов, которые были приобретены для Академии Художеств".
Юдин Геннадий Васильевич (1840-1912), библиофил.
Юсупов Николай Борисович (1750-1830), владелец богатого художественного собрания и библиотеки.

 

1 Самецкая Э.Б. А.В. Морозов и создание Государственного музея керамики // Музей-6: Художественные собрания СССР. М., 1986;
Миркина И.А. Документы ЦГА РСФСР о А.В. Морозове и его коллекциях // Советские архивы. 1991. № 1,
Кириченко Е.И. Морозовы и русская культура // Труды первых Морозовских чтений. Ногинск (Богородск), 1996;
Фролов А.И. Коллекционер А.В. Морозов. Опыт творческого портрета // Там же;
Грибова М.М., Маркина Т.И. Русское художественное стекло из собрания Алексея Викуловича Морозова в коллекции ГМК и "Усадьба Кусково XVI века" //Там же;
Полунина Н., Фролов А. Коллекционеры старой Москвы. М., 1997 и др.
2 Морозов А.В. Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов. Т. 1. - М., 1912. - С. 1.
3 Бахрушин А.П. Из записной книжки. Кто что собирает. М., 1916. С. 41.
4 Там же. С. 42.
5 Каталог коллекции (гравюры и книги), собранной В.А. Тюляевым. Сост. Н.В. Баснин. М., 1894.
6 Бахрушин А.П. Из записной книжки. Кто что собирает. М., 1916. С. 78.
7 Иваск У.Г. Частные библиотеки в России. Опыт библиографического указателя // Русский библиофил. 1911. № 1-6.
8 Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. Т. 2. СПб., 1889. С. 169.
9 Лазаревский Ив. Собрание фарфора А.В.Морозова // Столица и усадьба. 1916. № 64-65. С. 8.
10 Ровинский Д.А. Подробный словарь русских гравированных портретов. Т. 2. СПб., 1889. Стлб. 177.
11 Морозов А.В. Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов. Т. 1. М., 1912. Стлб. 323.
12 Там же. С. I.
13 Там же. С. IV.
14 Там же. С. IV.
15Морозов А.В. Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов. М, 1913 [Рецензия] // Русский библиофил. 1913. № 3. С. 105.

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы