Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
19 декабря 2004 года

Л.И. Певзнер
Государственная Третьяковская галерея


КОЛЛЕКЦИЯ
ПОРТРЕТНОЙ МИНИАТЮРЫ
XVIII - НАЧАЛА XX ВЕКА АЛЕКСЕЯ ВИКУЛОВИЧА
МОРОЗОВА В СОБРАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ


В Третьяковской Галерее хранится 350 произведений этого вида искусства. Они поступали в 1920-1930-х годах из бывших дворянских особняков и поместий Москвы и Подмосковья, из Исторического музея и Музея изящных искусств, а в 1960-1990-х годах - из частных коллекций.
Однако основу собрания составила уникальная во многих отношениях и самая большая коллекция Алексея Викуловича Морозова - 156 миниатюр - она и сегодня составляет половину всего собрания миниатюр галереи.
В предлагаемом сообщении ставится задача характеристики коллекции и в этой связи даются необходимые сведения о специфике этого вида искусства.
- Коллекция хранилась в фондах Галереи с 1930 года и никогда не выставлялась ни в экспозиции музея, ни на выставках.
- Эту коллекцию "забытого" искусства не видела широкая публика.
- Ее не знали, не видели и не изучали историки искусства.
Из всех известных коллекционеров России конца XIX - начала XX века А.В. Морозов один понял и оценил неповторимую эстетическую ценность искусства миниатюры, целенаправленно собирая ее именно как коллекцию, а не в ряду других видов искусства, и притом - конкретно портретную миниатюру, т.е. как определенный тип портретного жанра - интимный, изысканный; ценный и как станковое произведение - изображение определенного лица, и в качестве украшения, и предмета быта. Хрупкие прозрачные костяные пластинки, бумага, реже картон - основа миниатюрного изображения, оно делается акварелью и гуашью; часто употребляются и белила. Приемы исполнения сами по себе ювелирно-изысканны: миниатюрист работает через лупу, краска наносится мельчайшим пунктиром в лице и обнаженных местах тела. Гуашью пишется доличное и фон. Миниатюра - не живопись и не графика, и в этом ее неповторимая красота. Миниатюру могли ставить на столик, вешать на стену как украшение интерьера, могли носить как медальон на шее, вставлять в табакерку, под крышку карманных часов, в бювар, в набалдашник трости, класть в бумажник.
Морозов вернул портретной миниатюре ее самостоятельную эстетическую и образную ценность, утвердил как достойную отдельной главы в истории государства, вернул ее и как фактор эстетического и духовного значения в быту, в личной интимной жизни человека.
В 1919 г. А. Морозов передал свое собрание государству. Был создан музей, менявший свое название на протяжении 1920-х гг. и названный в 1930 г. - Государственный музей керамики, в котором находилась и коллекция наших миниатюр; в том же 1930-м году она была передана в Третьяковскую Галерею1 .
В Морозовской коллекции из 156 произведений - 155 - женские портреты и один - императора Александра I.
Это - своеобразная портретная Галерея женщин двух веков, по которой можно изучать различные типы женской красоты, модных причесок и туалетов.
К концу XIX - на рубеже XX века русское искусство XVIII - первой половины XIX века, в основе которого лежал эстетический критерий красоты, и в частности женской, было почти в полном забвении. Вызвали из небытия "век красоты" художники-мирискусники. Главная роль в утверждении высокого эстетизма искусства той поры принадлежит Александру Бенуа и Константину Сомову.
Журналы "Художественные сокровища России" и "Мир искусства" обратились к этой проблеме. В собственном творчестве А. Бенуа и К. Сомов, каждый в своей интерпретации, вызывал "эхо прошлого"; С. Дягилев, И. Грабарь, Н. Врангель писали монографии (последний - именно о портретной миниатюре); они также устраивали в Париже выставки Д. Левицкого, О. Кипренского, Карла Брюллова; выставки портрета XVIII-XIX веков в 1902 и 1905 гг. в Москве и в Петербурге, в том числе знаменитую "Таврическую". Интерес А. Морозова к жанру портрета в его камерных формах: в миниатюре, гравюре и литографии, лежит в русле художественных интересов его времени, моды на "старину". В частности, это сказалось и на своеобразии принципа подбора в нашей коллекции: в предпочтении женской модели - как олицетворении образа "красоты".
Место коллекционера Алексея Морозова в истории культуры конца XIX - начала XX века - тема, еще не разработанная.
Мирискусники возродили различные техники, почти исчезнувшие в предшествующее время: акварель в соединении с гуашью, гуашь и цветные карандаши; бронза, серебро и тушь с акварелью: такие именно, изысканные, техники - и есть специфика миниатюры.
Коллекция Морозова разнообразна по типам портрета и дает многочисленные примеры великолепных образцов акварельной миниатюры на костяной пластинке и бумаге - классических видов этого искусства. В ней представлены мастера русской и западноевропейских школ. Коллекция очень интересна и разнообразием иконографического содержания. В ней есть и императорские особы: Их Величества и Их Высочества; и поэтические "пушкинские" дамы, и барышни светских кругов, аристократки обеих столиц; и "московские барыни"; и провинциальные смешные простушки-кокетки, без всякой меры подражающие столичной моде туалетов и причесок; и очаровательные своей сентиментальной наивностью влюбленные супружеские пары, как в портрете С.Н. и А.Б. Озеровых2, неизвестного мастера, манера которого писать лица чуть плоскими и с выдающимися скулами напоминает работы известного миниатюриста А. Молинари, с оригинала которого, возможно, исполнен этот миниатюрный портрет "пары голубков" - двух нежных супругов, совершенно в стиле сентиментальных героев стихов и романсов.
Среди императорских портретов: Екатерина I3, Елизавета Петровна4, Екатерина II в образе Минервы5, великая княгиня Мария Николаевна - дочь Николая I6, Елизавета Алексеевна7 - в будущем императрица, супруга Александра I.
Среди изображенных в миниатюрах коллекции оказалось очень много "неизвестных". Их надо было разыскать среди живших в Европе и в России, в столицах и в провинции русских и иностранных представительниц женского пола дворянского общества. Более чем два десятка лет поиска в "море" иллюстрированных изданий, в экспозициях и фондах музеев России, в мемуарах, в эпистолярных документах дали ценный результат: стали известны имена многих, и в том числе очень интересных личностей истории и культуры, одна из "Неизвестных" оказалась всем известной в пушкинско-грибоедовской Москве и княгиней Марией Алексеевной Хованской8 - той знаменитой теткой А.И. Герцена, которой боялась вся пушкинско-грибоедовская Москва. Это о ней восклицает герой "Горя от ума" с ужасом: "Ах, Боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!?" Ее портрет был определен на основании абсолютного и внешнего, и внутреннего сходства с двумя документальными портретами княгини в собрании Музея А.И. Герцена (Москва): то же лицо и тот же властный характер.
Другая "Неизвестная" - это Екатерина Николаевна Давыдова9 - мать героя Отечественной войны 1812 года Н.Н. Раевского-старшего и декабриста В.Л. Давыдова, хозяйка имения "Каменка" Киевской губернии, где бывал в гостях А.С. Пушкин во время южной ссылки. Подобный портрет оказался в Государственном музее А.С. Пушкина (Москва).
Татьяна Никифоровна Миллер, ур. Пушкина10, дальняя родственница поэта - атрибутирована по фамильному бесспорному сходству с ее акварельным портретом и миниатюрными автопортретами ее родной сестры - Екатерины Пушкиной-Хвостовой (собр. ВМП, СПб.), которая была художницей и, вполне вероятно, судя по манере исполнения, является и автором нашей миниатюры.
Есть в коллекции и два миниатюрных портрета матери декабриста Михаила Спиридова, дочери известного историка XVIII века - князя Щербатова - Ирины Михайловны Спиридовой. Один из них - работы известного французского миниатюриста де Мейса11.
Оказался в коллекции и портрет дочери французского короля Людовика XV - Софии-Элизы-Жюстины Французской12, называвшийся в списке акта приема миниатюр в ГТГ "Портрет молодой женщины в сером платье". Бог весть, какими путями столь высоко титулованная особа оказалась в России. Удалось определить, что наш портрет представляет собой фрагментарную погрудную копию с парадного портрета Софии работы Ж.-М. Наттье. Автор этого великолепного образца европейской миниатюры второй четверти XVIII века - итальянский миниатюрист Дж. Варнеццо написал ее в платье серебряной парчи.
Помимо работ известных русских и иностранных авторов, в коллекции находятся прекрасные образцы мастерства неизвестных художников и вновь открытых после исследования как отечественной, так и западноевропейских школ, произведения которых отсутствуют в других музеях России. Таков оригинальный миниатюрный портрет - картина работы Хермиони - баронессы А.П. Шафировой, в замужестве - княгини Гагариной13, дочери знаменитого вице-канцлера Петра I. Он исполнен в 1798 году по ее же портрету 1710-х - нач. 1720-х годов неизвестного европейского мастера. Поскольку имя миниатюриста отсутствует в специальных справочниках, это - открытие для истории европейской миниатюры, портрет работы ф.-П. Сакко - вел. кн. Марии Николаевны, дочери Николая I. И этот миниатюрист не значится в собраниях других музеев России. Сама иконография в нем - единственная, мастерство высшего класса - настоящий парадный портрет в миниатюре. Портрет Софии Французской подписан художником Дж. Варнеццо, имя которого отсутствует в словарях миниатюристов.
В нескольких случаях размонтирование миниатюр позволило прочитать скрытые ранее подписи: Ф. Пач14, Г. Кордик15, Хорнонг16. Ф. Пач, вероятно, чешский мастер, сделал очаровательный женский портрет с тонкой лирической характеристикой модели.
Помимо работ мастеров-профессионалов портретной миниатюры, в коллекции много любительских изображений, среди их авторов - немалое число крепостных, дворовых живописцев. Некоторые из них с точки зрения профессионального ремесла подчас носят "примитивный" характер. Однако такого рода произведения нельзя рассматривать как "недотянутые" до большого искусства. Они обладают своей спецификой и своей привлекательностью - непосредственным, "наивным" видением натуры. В оконце XIX века появилась мода на "старину", тяга к красоте, отраженной в искусстве XVIII - первой половины XIX века, в том числе и на "портреты в миниатюре"; появились стилизации под XVIII - первую половину XIX века. В коллекции А. Морозова есть несколько таких портретов. Например, оригинальный "примитив-стилизация", показывающий модницу конца XIX века, одетую и причесанную в духе барышни пушкинского времени.
Несмотря на значительные пополнения собрания миниатюрной живописи галереи в последующие годы, коллекция А.В. Морозова продолжает составлять ее основное ядро и на сегодня.
Многолетняя исследовательская работа над всем фондом портретной миниатюры собрания ГТГ сотрудников музея Л. Певзнер и И. Сахаровой реализовалась в издании Каталога, вышедшего в нынешнем, 1997 году. В нем воспроизведена вся коллекция А.В. Морозова.



1 Об истории коллекционирования А.В. Морозовым разных видов искусства см.: Самецкая Е.Б. А.В. Морозов и создание Государственного Музея Керамики // Музей. М., 1986. № 6. С. 159-164; Отдел Рукописей ГТГ, ф. 8/IV, ед. хр. 83. Акт № 30 от 24.07.1930 г., л. 9-13 об. - акт приема миниатюр колл. А.В. Морозова из Музея Керамики.
2-17 ГТГ. Инв. № 13378, 13261, 13262, 13264, 13272, 13415, 13354, 13335, 13402, 13343, 13341, 13275, Портрет неизвестной - 13328; Портрет С.Д. Спиридовой - 13363; портрет неизвестной - 13386; 13400.
18 Портретная миниатюра XVIII - нач. XX века. Каталог. Авторы каталога и вступительных статей Л.И. Певзнер и И.М. Сахарова. М.,1997.

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы