Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
20 декабря 2011 года


Из книги Георгия Ровенского «1812 год в Щелковском крае»

Часть 4. Наши земляки-офицеры
в Отечественной войне 1812 года

1. Братья Бибиковы - племянники Кутузова

Владелец имения Гребнево, устроитель ансамбля усадьбы «Гребнево» и храмоздатель церкви Гребневской Богоматери, Гаврила Ильич Бибиков имел 5 сыновей и 7 дочерей. Генерал умер в 1803 г., старшему Павлу, погибшему в 1812 г., исполнилось в год смерти отца 19 лет. Родственная им семья Кутузова (сестра Гаврилы Ильича, Екатерина, была замужем за Михаилом Илларионовичем), приняла деятельное участие в их судьбе. Все сыновья генерала стали военными, двое из них – полными генералами: Дмитрий – генерал от инфантерии; Илья – генерал от артиллерии.

 

Подвиги и гибель Павла Бибикова

Старший сын, Павел, родился в 1784 году. Детство и отрочество его прошло в Москве и в усадьбе Гребнево. В 17 лет Павел — сержант Псковского мушкетерского полка, в 20 лет — подпоручик лейб-гвардии Семеновского полка, участник «огнестрельного сражения у австрийского владения, местечка Аустерлиц (20.11.1805), где он был адъютантом Кутузова. Мы представляем здесь его портрет, опубликованный на сайтах Реконструкция.ру и клуба Семеновского полка. Портрет сделан после Аустерлица, когда ему было присвоено звание поручика (1805).

 

Письмо первое Кутузова. «...Хочет...жениться...»

«...дни три как (Павел — Г. Р.) болел спазмами. Хочет непременно жениться теперь, оттого занемог, что сделали для него маленькое затруднение отпустить».

Письмо это генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов писал жене своей, Екатерине Ильиничне из Молдавской армии, где он командовал Главным корпусом.

В 1808 году Павел влюбился на Украине в «полячку» Елизавету Донец-Захаржевскую. Молдавская армия уже третий год вела очередную изнурительную войну с Турцией. Отпуска отменены. Не находит возможным отпустить племянника и Кутузов. В послужном списке Павла указано, что в январе 1810 года майор Уфимского мушкетерского полка «уволен из армии по болезни». Наверное, этот год и стал годом его свадьбы - он был годом рождения его старшей дочери Елены.

 

Письмо второе. «...От храбрости его»

Письмо Кутузова военному министру Барклаю-де Толли от 3 октября 1811 года. Бивуаки при Малой Слободзее на Дунае.

«...Тем, что неприятель атакован был врасплох, разрешается загадка, что с нашей стороны убитых и раненых только 49 человек. Ольвнопольского гусарского полка майор Бибиков ранен и попался неприятелю в руки от храбрости его...»

В 1811 году Кутузов был главнокомандующим Дунайской армией. Его цель — добиться быстрого мира с Турцией в преддверии надвигающейся войны с Наполеоном. С 26 июня Павел снова в армии.

Кутузов отступает от Дуная, подманивая визиря. На эту уловку попадает визирь, и его 30-тысячная армия переправляется через Дунай. Вот тут-то Кутузов запирает ее на берегу артиллерийскими батареями и кавалерийскими эскадронами, а несколькими днями спустя направляет через Дунай группу генерала Маркова, которая отрезает турецкую армию от тылов, захватывает остров на Дунае, ставит там артиллерию и начинает обстрел. Ольвиопольский гусарский полк переправляется 40 верстами выше и обрушивается на тылы турецких войск. 2000 убитых, множество пленных — полный разгром турецких войск и окружение войск визиря. Наши потери малы. Но Павел ранен пикою в руку, сброшен с седла и увезен анатолийцами в крепость.

 

Письмо третье. «...Он здоров»

Письмо жене. 10 октября 1811 года.

«Я, мой друг, слава богу, здоров, только так устал, что насилу хожу — несколько месяцев на аванпостах. С визирем начал о мире говорить. Вот письмо к Кат. Алекс. Бибиковой. Отправьте от себя и поручите кому сказать ей осторожно. Впрочем, ему (Павлу - Г. Р.) очень хорошо и он здоров... Вчерась к визирю привезли десять лимонов, из которых он отдал ему пять..,».

Кутузов воспользовался ситуацией и немедленно начал переговоры с визирем о судьбе племянника и заодно о мире. Было решено разменять Павла на плененных османских чиновников.

Турецкая армия в окружении быстро таяла, а переговоры о мире затягивались. И Кутузов принимает необычное решение: берет турецкую армию на сохранение. Оружие и пушки остаются в осажденном лагере, а 12000 турков разводятся на зимние квартиры в деревни, занятые русской армией. Это позволило продолжить переговоры о мире, который и был подписан в мае 1812 года, за месяц до войны с Наполеоном. Турция отказывалась от прав на Молдавию и Западную Грузию.

12/24 июня войска Наполеона перешли Неман у Ковно.

За участие в сражении под Слободзеей Павел награжден орденом Владимира 4-й степени, ему присвоено звание подполковника. Ольвиопольский полк в составе Дунайской армии Чичагова в 1812 г. предохранял южную границу от продвижения австрийских войск, союзных Наполеону, и после его ухода из Москвы, начал выдвижение к Березине. Полк - участник большого сражения под Вильно 26 декабря.

 

Письмо четвертое. «...крепко ранен... безнадежен..»

Письмо жене. 30 ноября 1812 года. Вильно

«...Три дня назад было дело, где крепко ранен в ногу Павел Гаврилович Бибиков...»

7 декабря [1812]. Вильно. Письмо жене

«… Слава Богу, остатки французской главной армии перешли за Неман. Сему примеру, надеюсь, последуют и цесарцы и Макдональд.

Карл двенадцатый вошел в Россию так же, как Бонапарте, и Бонапарте не лутче Карла из России вышел. 380 тысяч составляли его корпусы, кроме Макдональда, а что вывел? Благодарю за стихи Синельникова, есть места прекрасные. Напиши, пожалуйста, кто этот Синельников? Надобно к ему написать.

Бедный Павел Бибиков безнадежен, не знаю, как мать и жена перенесут.

Детям благословение.

Верный друг Михайла Г[оленищев]-К[утузов]»

 

В рапортах Ольвиопольского полка, найденным мною в Центральном военно-историческом архиве, имеется пометки «1 декабря Павел Бибиков - в госпитале, 3 декабря - умер от полученной раны...». Из сравнения дат рапорта и письма видно, что Кутузов долго не имел сил сообщить родным о смерти племянника.

Главнокомандующий армиями Генерал-Фельдмаршал Князь Кутузов рапортом от 2-го декабря 1812 г. доносил ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ следующее: «…При занятии города Вильны, 28 Ноября, неприятель тянулся через Погулянку, и Граф Платов, чтоб отрезать ему отступление по Ковенской дороге, занял оную со всеми казачьими, Ольвиопольским гусарским и драгунскими Житомирским и Арзамасским полками. Дав пройти первой неприятельской колонне, Генерал Платов приказал Графу Орлову-Денисову с нею открыть перестрелку, и в то же время на прочие стремительно ударил, действуя сильно из орудий, коими командовал Полковник Князь Кудашев. Потом приказал Графу Орлову[-Денисову] обойти в тыл неприятеля; отделил отряды в его фланги, и тем не допустил его дойти до горы Понары; большие колонны были совершенно смешаны искусным огнем артиллерии и потом истреблены. Взято в плен 1 Генерал, до 30 Офицеров и более тысячи нижних чинов, 28 пушек и множество обозов. С нашей стороны урон маловажен, исключая, что тяжело ранены Полковник Иловайский 11-й и Подполковник Бибиков».

Павел Бибиков был похоронен на кладбище в Вильно. Недавно на Военно-историческом форуме Олег Морозов (Рига) поместил фотографию плиты с его могилы с надписью: «Полковник Павел Гаврилович Бибиков, убитый в сражении при Вильне в 1812 году» (Ефросиньевское православное кладбище», по их сведениям он был похоронен у Репнинской часовни, а потом надгробье перенесено сюда).

У Кутузова не было сыновей (сын Николай умер во младенчестве), любимый зять Тизенгаузен погиб при Аустерлице. Племянник Павел Бибиков, единственный родной человек, бывший с ним рядом во всех сражениях последних лет, погиб при последних шагах освобождения страны от войск Наполеона и унес с собой и частицу его сердца.

 

Из книги Ровенского Г.В., Бибикова Н.Г. «Родословная Бибиковых»:

 

252/169. ПАВЕЛ ГАВРИЛОВИЧ. Д94; Я105; Р174; Ik131

(1784-3.12.1812 под Вильно), произведен в офицеры в 1791 году, но Павел I отменил назначение малолетних. 1805- подпоручик, 1807 - поручик Лейб-Гв. Семеновского полка , с 1805 - адъютант М.И.Кутузова. Уч. сражений при Аустерлице (ад. Кутузова), при Рущуке и Слабодзее на Дунае 1811, (попал в плен к туркам, через месяц по ходатайству Кутузова освобожден), подполк. Ольвиопольского гус. п., погиб в последних сражениях 1812 года. Награжден орд. Св.Влад. 4 ст. и золотой шпагой (по др. данным имел Георг. солд. крест). [Епископ Иосиф. Виленский православный некрополь. Вильна. 1892, с.91; ЦГВИА; 1 - генерал-майор]

ж. ДОНЕЦ-ЗАХАРЖЕВСКАЯ Елизавета Андреевна, (-янв.1858), дочь надв. сов. Д.-З. Андрея Мих. и Екат. Дм. ур. Норовой (Р.II,179). Белокурая красавица из малороссийского дворянского рода ("полячка"), [см. мем. Е.И.Р.], во втором браке с 1817 - за гр. Бенкендорфом Александром Христофоровичем. В 1824 нагр. орд. Св.Екат., статс-дама 1839.

 

Дмитрий Бибиков – герой «Войны и мира» (усадьба Гребнево)

Это рассказ о наиболее известном из Бибиковых XIX века – Дмитрии, ставшим потом генералом от кавалерии и знаменитым преобразователем Украины, генерал-губернатором Киева, Волыни и Подолии, а затем и министром внутренних дел.

Дмитрий с ранних лет участвует в военных сражениях на Дунае, в войне с турками.

При Бородино ему был 21 год. Он был адъютантом Милорадовича, командующего правым крылом 2-й русской армии. В той битве ему оторвало руку ядром.

 

Подвиг в Бородинской битве

В сражении у Бородино совершено тысячи подвигов. Часть из них остались неописанными, часть вошли в учебники истории и в историю той войны. Среди них - подвиг Дмитрия Бибикова.

…Близко к полудню замечено были передвижения французской тяжелой кавалерии для нанесения удара правее батареи Раевского и прорыва неприступного фронта русских войск. Милорадович решил передвинуть часть полков для укрепления позиции и послал для этого своего адъютанта Дмитрия Бибикова. Под непрерывным огнем картечи Дмитрий проскакал по переднему краю к принцу Евгению Вюртембургскому, командиру дивизии.

Но только он начал передавать приказание Милорадовича, как французское ядро отрывает ему руку, которой он показывал направление передвижения. Превозмогая ужасную боль, Дмитрий успевает выполнить свой долг и указал другой рукой на правую сторону кургана, куда необходимо было срочно перебросить два полка дивизии.


"Адъютант Бибиковъ
подъ Бородиномъ"
Рисунок Н.Н.Каразина

Сразу же последовал приказ, и через короткое время, преодолев под огнем артиллерии эти четыреста метров, полки стали железными каре, ощетинившимися сотнями штыков на пути французским кирасир. Внутри этого каре, как сообщают историки, стали командующий армией Барклай-де-Толи, Милорадович, Раевский. А это означало, что полки должны стоять насмерть – такова была опасность последствий прорыва. Атака тяжелой кавалерии началась … и разбилась о стойкость штыков и залпов полков.

Этот эпизод мужества адъютанта был описан в «Истории Отечественной войны 1812 года», вышедшей к ее 25-летию.

Поэт Петр Вяземский посвятил Дмитрию Бибикову отдельную часть в своей поэме «Поминки о Бородинской битве» (при Советах эта часть никогда не печаталась).

К 100-летию Бородина была выпущена литография с изображением этого подвига.

Детский писатель С.Алексеев включил этот эпизод в рассказ «Рука» в своей серии рассказов о военных подвигах россиян «Птица-слава».

 

В «Войне и мире»

Зная, как много Бибиковых было в дружеском кругу у Льва Толстого в «Ясной Поляне», я решил, что Дмитрий Бибиков несомненно должен был попасть в толстовское описание Бородинской битвы. Взял соответствующий том и внимательно просмотрел «середину битвы» – нет ничего похожего.

Тогда я начал читать о событиях более ранних – утро сражения. И ранним утром Бородинской битвы все-таки обнаружил своего героя в «Адъютанте», с которым любопытный Пьер Безухов (прототип – Петр Вяземский), начинает своей объезд Бородинского поля. Многое указывало, что этот адъютант и есть мой Бибиков – и то, что при поездке под Пьером ранило лошадь (у Петра Вяземского тоже ранило лошадь, а, как писал потом в своих «Записках» Вяземский, Дмитрий Бибиков уступил ему свою запасную), и их разговоры. И особенно последнее: «и уже гораздо позже Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку».

Обрадованный, я написал о своем «открытии» прототипа «литературного героя» в Ясную Поляну. С радостью и огорчением я получил известие из музея, что мои предположения правильны, но что сам Толстой в варианте, отданном в печать для получения оттисков-гранок, писал именно фамилию Бибикова, но при личной корректуре гранок заменил на «адъютанта». В присланных музеем копиях корректуры это было хорошо видно. (Я их передал в существовавший тогда музей Л.Толстого школы №5 Фрязино)

В отделе рукописей Государственного Литературного музея на улице Веснина мне посчастливилось найти обширные воспоминания внучки нашего генерала Екатерины Бибиковой в замужестве Раевской. Они пишет, что дядя ее Дмитрий, посмеиваясь, так рассказывал о событиях после ранения на Бородино: «Кровь хлещет … я поскакал к палаткам госпиталя, а там сотни раненых … доктора кричат, поезжайте, мол, за 2-ю линию, видите - некогда. А у меня нет сил, сейчас упаду с лошади и погибну и кричу им "Да знаете ли, что я - племянник Кутузова, что я и шага сделать уже не смогу». Меня сняли и быстро занялись моей рукой, отпилили обломки, стянули бинтами – остановили кровотечение, спасли».


Дом Бибиковых
на Пречистенке

И еще она пишет, что когда царь Александр вместе с гвардейскими полками прибыл в 1816 году в Москву, то он посетил дом Бибиковых на Пречистенке (он сохранился и сегодня по адресу Пречистенка 17) и, выйдя встречать его, вдова генерала Екатерина Александровна, зарыдала и без сил опустилась на пол.

Александр поднял ее и тоже заплакал – тяжелым катком война прошла через тысячи семей: старший сын Бибиковых, Павел, подполковник Ольвиопольского гусарского полка, умер от ран в Вильно, среднему оторвало руку, младшенький Александр, родившийся в Гребневе и крещеный в храме Гребенской богоматери, погиб на дуэли чести в 1815 году.

…Возьмите III том «Войны и мира», прочитайте в ХХХI главе второй части про утро Бородина и вы увидите, как скромно подал этот эпизод Лев Толстой – подвигов в этой жестокой битве были тысячи и он не стал выделять подвиг, совершенный одним из офицеров, кто стал потом выдающимся государственным деятелем России и совершил еще один подвиг – подвиг преобразования Украины. Имя Дмитрия Бибикова – во всех русских и советских энциклопедиях.

Попросите детей взять в библиотеке рассказы Сергея Алексеева «Птица-слава» о войне 1812 года и пусть прочтут они рассказ «Рука» – рассказ о том герое, чей детский смех еще помнят стены Гребневской усадьбы.

 

Историки о подвиге героя

Вот как описывает историк Отечественной войны это событие.

«В 12 часов 4 пехотная дивизия (в 1 версте от батареи) получила приказ Толя (Барклай де Толь) отобрать взятое неприятелем укрепление (батарею Раевского). Когда дивизия – первая линия Кременчугского и Минского полков приблизилась, и неприятельские ядра стали долетать до них, вырывая целые ряды из фронтов, Барклай де Толли подъехал к принцу (принц Евгений Вюртембергский – командир 4 пех. див.), что Ермолов уже овладел батареей и что дивизия должна занять место влево от войск, расположенных на кургане, и двинуться навстречу сильной неприятельской колонне, наступающей между батареей и Семеновской. Вскоре после того приказано было принцу развернуть войска, чтобы уменьшить вред, наносимый неприятельскими ядрами.

В то время, как принц Евгений двинулся для занятия указанного ему места на позиции, пространство между курганной батареей и Семеновской было совершенно оставлено нашими войсками (7й корпус Раевского) и потому принц снова построил к атаке Тобольский и Волынский полки (бригада Де Росси), выдвинул их вперед для прикрытия батареи, поставленной влево от кургана.

Здесь генерал-майор Де Росси получил сильную контузию в голову; под принцем Евгением убиты три лошади. Несмотря на сильный урон от огня неприятельской артиллерии, действовавшей перекрестными выстрелами, и на атаки Мюратовой кавалерии, войска 4-й дивизии заставили неприятельскую пехоту отступить.

В это время Барклай, обратясь к принцу, приказал ему подвинуть вправо бригаду Пышницкого (Кременчугский и Минский полки), где она нужна была Милорадовичу.

Тогда же прискакал адъютант Милорадовича Бибиков, убедительно требуя принца Евгения к своему начальнику. На вопрос принца, где найти его, Бибиков показал рукою, которую в это мгновение оторвало ядром. Он поднял другую руку и, указав, куда надлежит ехать принцу, отвечал: « Сюда! Поспешите!».

Принц Евгений, поручив бригаду де России майору Во, единственному оставшемуся в ней штаб-офицеру, поскакал к Милорадовичу, уже бывшего при бригаде Пышницкого.


Поэт петр Вяземский

По приказанию его, в ожидании угрожаемой нам сильной кавалерийской атаки, полки 4 дивизии построились в батальонные каре, в которых укрылись Барклай, Милорадович, Раевский и другие начальники. Неприятельская конница накинулась на нашу пехоту, которая обратила ее в бегство, но, вслед за тем, открыла действие артиллерия, громившая войска принца Евгения с такой силой, что в продолжении получаса выбыло больше трети полка».

 

Петр Вяземский и Дмитрий Бибиков

Поэт князь Петр Вяземский посвятил Дмитрию Бибикову свою обширную поэму «Поминки по Бородинской битве». Мы приведем только IV главу, описывающую встречу поэта и Бибикова на Бородинском поле и характеристику героя нашего рассказа. Эта глава в Советское время исключалась из печати, так как Дмитрий Бибиков, был впоследствии видным государственным деятелем, генерал-губернатором Киевской, Подольской и Волынской губернии, министром внутренних дел. Его имя – во всех русских и советских энциклопедиях.

 

«Поминки по Бородинской битве».

И тебя ль сердечным словом

Верный стих мой обойдет?

Ты мне тоже был покровом,

Мой старинный доброхот!

 

Бородинский сослуживец,

Наш безрукий ветеран,

Ты – отмеченный счастливец,

Блеском почестей и ран.

 

Дружно ль за кровавой чашей

Побратались мы давно,

И в преданьях дружбе нашей

Врезалось: «Бородино».

 

Этот день, где две державы,

Две судьбы сошлись в борьбе –

Скрепой крови, скрепой славы

Расписался на тебе.

 

Бородинскою грозою

Изувеченный боец,

Уцелевшею рукою

Ты схватил себе венец.

 

За отчизну раны святы:

И счастлив, кто с юных дней

Подвиг, в жертву ей подъятый,

Окрестил в крови своей.

 

Помнишь, как средь перепалки

Пуль и ядер хлынул дождь?

А Суворовской закалки

Милорадович, наш вождь,

Под картечью был, как дома,

Иль с красавицей вдвоем:

Так давно ему знакома

Встреча с пулей иль ядром!

 

Ты, обстреленная пташка,

Тут порхал, головорез!

Я ж, смиренная букашка,

Сам дивлюсь, как к вам залез.

 

Под огнем неугомонным

И мой конь не уцелел:

«Пеший не товарищ конным»,

Молвил я – и на мель сел.

 

Ты, с заботливостью брата,

Тут же выручил меня:

Что в бою дороже злата,

Ты взаймы мне дал коня.

 

Был и тот не долговечен,

И как раз ядром одним

Был Бахметьев в ногу встречен;

Конь мой пал, и я под ним.

 

Тем окончился смиренно

Мой воинственный поход!

Но в преданьях незабвенно

Свят двенадцатый мне год.

 

С той поры умчало время

Много лиц, событий, лет;

Разрослось другое племя,

И чего не видел свет!

Но в полете быстрокрылом

Время избранных щадит:

Бородинским, юным пылом

Грудь твоя еще горит.

 

В день борьбы за Русь святую

Ты руки не пощадил,

А в дни мира ей другую

Гражданином посвятил.

 

И к отчизне и к престолу

Снова возгорев огнем.

Верный совести глаголу,

Шел ты с ней её путем.

 

Раз принявшийся за дело,

Не боялся ты трудов

И одной рукою смело

С злом бороться был готов.

 

Если ж где тобой замечен

Случай пользе дань принесть –

Позабыв, что ты увечен,

Помнишь ты, что совесть есть.

 

А когда сведешь с кем дружбу,

С другом связь твоя крепка:

И на дружбу и на службу

Горяча твоя рука.

2. Демидов Николай Никитич


Н.Н. Демидов

Демидов Николай Никитич (Алмазово Сергиевское) (1777-1828), из рода потомственных горнозаводчиков, принадлежал к числу богатейших людей России. Владелец усадьбы Алмазово с его парками и прудами, храмоздатель здесь Казанской церкви (1814-1819), вместо деревянной Сергиевской, разграбленной французами.

Он одним из первых в России начал серьезную модернизацию заводов по европейскому типу, открыл на своих заводах в Нижнем Тагиле больницы и приюты, усовершенствовал систему пенсионного обеспечения своих работников, даже ввел в штат повивальных бабок.

Бывший адъютант Григория Потемкина, финансировал строительство военных кораблей на Черном море, в 1812 году экипировал целый полк, так и названный Демидовским, вместе с 14-летним сыном Павлом сражался при Бородино и был награжден орденами.

В 1812 году, 12 июля, после молебна в Московском Успенском соборе, в присутствии государя, Николай Никитич торжественно обязался собрать на свои средства полк, который и содержал до конца войны с французами. Шефом этого известного под именем Демидовского полка (1-й егерский полк) был сам Николай Никитич. Слово свое он сдержал.

Рескриптом Александра I Ф.В.Растопчину об утверждении в должности командиров полков Московского ополчения от 8 августа 1812 года:

«По представлению вашему утверждаю полковыми начальниками Московской военной силой полковника кн. Четвертинского - 1-го конного казачьего полка, полковника Аргамакова - 1-го егерского полка, генерал-майора Талызина 2-го - 2-го егерского полка, генерал-майора Талызина 1-го - 3-го егерского полка, подполковника Свечина - 1-го пехотного полка, генерал-майора князя Одоевского - 2-го пехотного полка, генерал-майора Свечина - 3-го пехотного полка генерал-майора Обрескова - 4-го пехотного полка, генерал-майора графа Санти - 5-го пехотного полка, генерал-адъютанта Лопухина - 6-го пехотного полка, генерал-майора Арсеньева - 7-го пехотного полка, генерал-майора Лаптева - 8-го пехотного полка; тайному же советнику Демидову, обер-прокурору графу Дмитриеву-Мамонову и действительному камергеру князю Гагарину, во уважение того что они собственным своим иждивением формируют полки, всемилостивейше повелеваю именоваться шефами сих формируемых ими полков».

Как и все ополченцы губернии, полк сражался при Утицком кургане, а часть их была определена для выноса раненых с поля боя под градом пуль и картечи, что потребовало еще большего мужества и стойкости.

31 октября 1812 года Кутузов представил Демидова к награждению за участие в сражение при Бородине: "1-го егерского полка шеф, т. с. Демидов с начала ополчения Московской военной силы, употребляя всевозможные способы к усовершенствованию вверенного ему полка, привел полк в две недели к окончанию и выступил к соединению с армиями, а 26-го числа командовал резервом Московской военной силы, из коей большая часть людей откомандировалась или в подкрепление корпуса генерал-лейтенанта Тучкова или же для выносу раненых с места сражения, а потом до самого назначения сего полка в армию показал себя самым деятельным и исправным начальством".

В представлении к наградам, принадлежащее перу командующего Московскою военною силою графа Маркова сказано: "Тайный советник ордена святого Иоанна Иерусалимского командор Демидов, в сражениях 26-го августа командуя 1-м егерским полком, 6 и 12 октября и 5 ноября находясь при генерале бароне Беннигсене, оказал примерную храбрость"

3 декабря 1812 г. Кутузов письменно «по поручению императора» объявил «монаршее благоволение» шефу нижнетагильского полка Н.Демидову. Отметил демидовское усовершенствование 1-го Егерского полка, командование Демидова резервом Московской военной силы в Бородинском сражении и потом, до назначения в армию, его деятельность и исправность в должности начальника полка. «Я зачитал письмо Кутузова нашему нижнетагильскому добровольческому полку, – вспоминали слова Н.Демидова ополченцы с демидовских уральских заводов. – После чего обратился к ратникам с такими словами: “Это не мне одному благодарность. Это благодарность всем ополченцам Нижнего Тагила, Туринска и других городов Урала и Сибири”.

Повторил он при этом и слова Светлейшего, обращенные к войскам: “Вы сражались за веру в своих прародителей и честь народную. Каждый из вас есть спаситель Отечества”».

Говорят, что при Бородино Демидов был со своим сыном Павлом, тем самым, который потом учредил Демидовскую премию за успехи в науке и производстве, возрожденную в нашем веке.

История Казанской церкви в с. Алмазове упоминает, что Н.Н. Демидов выкупил у казаков отбитый ими у французских мародеров золотой крест с Сергиевской церкви села, и этот крест долго хранился в Казанской церкви, как память о 1812 г.

Да и сам Казанский храм, построенный им после разрушений в селе в честь памятной иконы, сопровождавший войска, тоже достойный памятник героям 1812 г.

3. Мусин-Пушкин Иван Петрович

И.П. Мусин-Пушкин (Оболдино), полковник Лейб-гвардии Измайловского полка, храмоздатель каменной церкви в с. Оболдино.

Военно-исторический архив в Лефортове позволил выяснить многое в биографии храмоздателя. Отец его, отставной майор Петр Семенович (не из графов), владел имением в Ярославском уезде - сельцом Кочигино и другими деревнями. Там, осенью 1783 года (20 октября), и родился будущий полковник. Через 3 дня он был крещен в приходской церкви (село Солонец). Родители его умерли рано, и он воспитывался в доме своего дяди-опекуна, графа Алексея Семеновича, чья жена владела селом Оболдино и деревней Супонево в нашем крае.

Службу начал в лейб-гвардии Измайловском полку в 1801 г. рядовым, но через три месяца пожалован подпрапорщиком, потом через три года портупей-прапорщиком и прапорщиком (1804). В битве союзных войск с Наполеоном при Аустерлице 20 ноября 1805 г.ода он «противу французских войск в действительном сражении находился и за отличную храбрость награжден орденом св. Анны 3 класса». Это был самый младший орден, и его крест в круге на белом фоне располагали на рукоятке офицерской шпаги. Как известно, союзники там потерпели поражение, но отступили организованно.


Памятник стойкости
Измайловского полка
на Бородинском поле

За сражение при Фринлянде в 1807 г. подпоручику Мусину-Пушкину 2-му была вручена золотая шпага с надписью «За храбрость».

В 1808-1809 «в Финляндии противу шведов в походе находился», окончив сей поход поручиком. Следует отметить, что младший его брат Сергей служил вместе с ним в этом полку (Мусин-Пушкин 3-й) и имел такие же награды, как и брат, и потом.

Особо отмечена храбрость их в 1812 г. В 1812 «за отличную храбрость» в Бородинской битве оба были награждены орд. св. Владимира 4-й степени с бантом. Тогда их полк выстоял в стойких каре на Семеновских высотах под ударами 400 орудий и меткими залпами и штыками отразил нападения тяжелой кавалерии. В своем рапорте командир полка полковник А.П. Кутузов, сменивший двух раненых командиров, так описывает эти события:

« Храповицкий приказал построить из колонны каре против кавалерии. Неприятельские кирасиры не замедлили с чрезвычайным стремлением броситься в атаку; но за дерзость свою дорого заплатили; все кареи с удивительною твердостью допустили их на размерный выстрел, открыли с фасов к неприятелю обращенных батальный огонь. Латы им были слабой защитой, не придавая мужества. Мгновенно показали они тыл и в беспорядке обратились в бегство. Свежая кавалерия, состоящая из конных гренадер, покусилась было поправить неудачу первой атаки, но быв принята таким-же образом, также опрокинута и с тем-же стыдом назад возвратилась; несколько из них, осмелившихся доскакать до кареев, были за дерзость наказаны штыками. В сие время около 12 часа, храбрый начальник наш г. полк. Храповицкий был ранен картечью на вылет в ляшку, в пятку, заключил славное командование свое, объехав все батальоны и объявя свою благодарность за устройство и мужество оных.

Незадолго пред тем ранен так же картечью в руку командовавший полком полк. Козлянинов, на место коего при полку заступил старший по нем полк. Мусин-Пушкин (1-й), который после того, часа через три вступил в командование второй гвардейской пехотной бригадой на место раненого командира оной Л.-Гв. Литовскаго полка полк. Удома. По отражении кавалерии, неприятель открыл опять огонь, картечи осыпали твердые колонны наши, но они стояли неподвижны...


Измайловский полк
в Бородинском сражении.
Худ. А. Коцебу

Г.-л. Коновницын, находясь при нас и разделяя общую опасность, приказал поставить колонны 1-го и 2-го батальона уступом, дабы доставить тем взаимную между ими фланговую оборону и построиться в каре против кавалерии. Неприятельская конница еще раз возобновила свое нападение, но перекрестным огнем сих двух батальонов была истреблена и рассеяна.

С тех пор не осмелилась она уже более беспокоить колонн наших и только издали смотрела на место своего поражения. Между тем однако-ж неприятельская артиллерия наносила ужасный урон и приближающиеся их стрелки были многократно отражаемы, причем около 5 часов пополудни, ранен пулею в грудь полк. Мусин-Пушкин, после которого командование полком и бригадою принято было мною. Так как все сие происходило в виду его высокопр-ства г. ген. от инф. Дмитрия Сергеевича Дохтурова, присутствовавшего с 2 ч. пополудни при колоннах наших и во время последней кавалерийской атаки в каре 1-го батальона, почему имели честь неоднократно получать его благодарность за храбрость и мужество, с каковыми выдерживаема была вся жестокость неприятельского огня и порядок неизменно сохраняемый в колоннах и кареях, не смотря на переменяющихся беспрестанно частных начальников, о чем его высокопр-ство сам, ежели удостоит, может свидетельствовать, равномерно и г.-л. Петр Петрович Коновницын.


Обер-офицер
Измайловского полка

Наступившая темнота в 8 ч. вечера заставила умолкнуть неприятельскую артиллерию и ночь застала колонны наши на тех же местах и в самом том же порядке, в каковом были по утру поставлены. В продолжении 13 ч., кроме. трех кавалерийских атак, сии колонны беспрерывно находились под ядрами, гранатами и картечью.

Долгом поставляю донесть вашему превосходительству, что все чины с равным соревнованием старались превзойти друг друга в неустрашимости, мужестве и в точном исполнении приказаний...»

За Бородино наш Иван Петрович Мусин-Пушкин 2-й был награжден орденом св. Владимира 3 степени с бантом. Бант означал, что орден выдан за военные подвиги.

Братья были участниками сражений 13 октября при Малом Ярославце, 6-8 ноября при г. Красном и в преследовании неприятеля до г. Вильно.

В освободительном походе в Европе братья Иван и Сергей за отличную храбрость в сражении под Люценом и Бауценом в Пруссии награждены орденами Св. Анны 2 степени.

19 марта 1814 г. их Измайловский полк вошел в Париж. Недолго длились торжества. «Из Парижа через Нормандию полк пришел в порт Шербург, где был посажен на суда и 10 июля прибыл через Зунд в С.Петербург». Через месяц 31 августа 1814 г. он получил звание капитана, а 20 мая 1816 года Иван Петрович произведен в полковники того же полка.

21 декабря 1816 г.по прошению Иван Петрович был уволен из армии «по болезни» «полковником с мундиром». Думаем, что это было связано с болезнью его названного отца, опекуна графа Алексея Семеновича Мусина-Пушкина, скончавшегося в следующем году. Он остался единственной опорой постаревшей тетушке, графине Елизаветы Федоровны Мусиной-Пуш-киной. Здесь в ее бывшем селе Оболдино в 1839 он получает разрешение консистории на строительство Никольского храма. Но это уже другая история, описанная нами в книге «Никольский храм села Оболдино».

4. Лазарев Артемий Екимович

Поручик Лейб-гвардии гусарского полка Лазарев Артемий Екимович (Фряново-Аксеново) (15.02.1791-14.10.1813, погиб под Лейпцигом).

Из рода знаменитых купцов Егизарянов-Лазарянов, прибывших в Россию из Персии и получивших дворянство за развитие промышленности.

Лазаревы владели многими ювелирными заводами, горными заводами на Урале. Их знаменитая шелкоткацкая фабрика во Фрянове была поставщиком императорского Двора.

Дядя Артемия, Иван Лазаревич – храмоздатель церкви-собора св. Иоанна Предтечи во Фрянове.

Среди владений – соседняя с Фряновым деревня Аксенова, которой в 1812 году владели сыновья Екима Лазаревича (брата Ивана): надворный советник Иван Екимович и его братья Христофор, Лазарь и Артемий.

По приговору дворянства они отправили из своей доли крепостных душ по 2 ополченца каждый.

В пожар Москвы при Наполеоне Лазаревы потерпели громадный убыток - сгорели их склады товаров на полмиллиона рублей.

В Отечественной войне Артемий сражался в рядах Лейб-гвардии Гусарского полка. Отличился в боях под Красным в 1812 г., нагр. орденом св. Анны 3-й ст. За отличия получил чин поручика и награжден орденами Св. Анны III и II ст., Св. Владимира IV ст. и золотым оружием «За храбрость» 12.9.1813. Убит ядром в «Битве народов» под Лейпцигом. Похоронен в Александро-Невской лавре СПб. (Доска с эпитафией, перенесена из Воскресенской церкви на Смоленском армянском кладбище). Посмертно награжден Кульмским крестом и медалью в память войны 1812 г. Портреты его - кисти Тропинина и гравюра Доу – на сайтах АНЛ СПб www.lavraspb.ru и ru.hayazg.info ]

5. Поливановы (Малые Петрищи)




И.П. Поливанов


Н.П. Поливанов

Пять братьев Поливановых жили в это грозовое время – все они приняли участие в боевых или гражданских действиях и были награждены. Они описаны в моих «Родословной Поливановых» и книге «Лермонтов в Петрищах» на сайте www.noginsk-bogorodsk.ru.

К уже ранее упомянутому полковнику Поливанову, сторожившему Стромынскую дорогу, мы еще вернемся, а пока расскажем о других его братьях:

Павел Петрович (24.10.1768-п.1812). Начал службу сержантом в Преображенском полку, участвовал в делах против шведов, потом служил в ополчении в 1807/12 гг.

Михаил Петрович (8.11.1769-1840). Полковник. Начал службу в Преображенском полку, участвовал в войне со шведами. Раненый в ногу был взят в плен. С 5.2.1812 - командир Украинского пехотного полка. 14.11.1814 отставлен от службы «за ранами», с мундиром и полным пенсионом.

Иван Петрович (24.3.1773-30.3.1848). Тайный советник. Сенатор. Начал службу в лейб-гвардии Преображенском полку. Участвовал в сражении против шведов 19 апреля 1790 г. В 1812 году ему было дано поручение отправить под своим надзором все сокровища Оружейной палаты сухим путем до Коломны, а оттуда водою в Нижний Новгород. Все им вывезено, а 16 июня 1813 г. привезено обратно в совершенной целости. Хозяин (с женой) сельца Петрищи (Малые Петрищи Щелк. р.).

Александр Петрович (14.6.1783 - п. 1816). Полковник. Служил в лейб гвардии Измайловском полку. Участвовал в Наполеоновских войнах и был при взятии Парижа. 20 мая 1808 г. в чине поручика получил золотую шпагу с надписью «за храбрость» при ВЫСОЧАЙШЕЙ грамоте, где сказано: „в воздаяние отличной храбрости, оказанной в кампании противу французских войск". 3 февраля 1816 года уволен от службы с мундиром.

Вот теперь вернемся к биографии Николая Петровича ПОЛИВАНОВА, полковника, командира полка Владимирского ополчения, стоящего в Филипповском у Киржача и посылавшего отряды в наш край для наблюдения за событиями на Стромынской дороге и Троицком тракте.

Николай Петрович (1.2.1771-5.4.1839). Полковник. В службу вступил в 1787 году подпрапорщиком Преображенского полка. В армии Суворова участвует в делах против турок при осаде и взятии Бендер, Килии, штурме Измаила. В Польше и Литве - в сражениях против поляков. В 1799 г. - в Швейцарском походе и в делах против французов под Цюрихом и за Рейном. По производству в полковники получил оружие за храбрость и орден св. Владимира. В 1812 г. избран был Покровским уездным предводителем дворянства. В сентябре-октябре 1812 г. командовал полком ополчения в с. Филипповском у Стромынской дороги, преграждая путь неприятелю во Влад. губ. и рассылая разъезды по Стромынке и Троицкой дороге (дорога Богородск-Сергиев Посад). Со своим полком вслед за уходом французов прошел в Москву (вероятно, через Гребнево) и дошел до Минска. Его портрет есть в «Русских портретах» в.к. Ник. Мих.

6. Исленьевы (село Троицкое Рязанцы тож)



Владимир Михайлович (1786 – п. 1840), из древнего российского дворянского рода (см. герб), более 300 лет владевший имениями в нашем крае. Отставной гвардии полковник Павловского гренадерского полка. Участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813-1814гг.

Гренадеры – это гранатометчики при Екатерине II. Потом ручные гранаты из вооружения убрали, но название и высокие шапки-шлемы (см. ниже) этим стойким «государевым полкам» оставили. Да знаки рвущихся круглых гранат на походной сумке и на кивере оставили. За мужество и натиск гренадеров на Бородино и в Европе Павловскому полку было присвоено звание гвардейского.

Памятники погибшим павловцам стоит на Бородинском поле. Пока я нашел только одно упоминание о нашем земляке:

«Отличились павловские гренадеры и в не менее знаменитом бою у города Бауцена. Баталия длилась два дня, 8 и 9 мая (1813 года). Во время штыковых свалок солдатам постоянно подавали пример своею отменной храбростью, мужеством и распорядительностью капитаны Александр Крылов, Владимир Исленьев и подпоручик Семен Хорошкевич...».

Владел родовым имением с. Рязанцы с Троицкой церковью, куда приехал ссыльный композитор Алябьев А.А., тоже участник заграничных походов. В 1840 В.М. был поручителем у невесты Алябьева А.А. при венчании. Жена его АЛЯБЬЕВА Наталья Александровна 1792-п.1852, сестра композитора А.А. Алябьева, дочь Тобольского вице-губернатора.

7. Князь Александр Иванович Долгоруков

Князь Александр Иванович Долгоруков (Никольское-Тимонино), (1793-7.12.1868), сын поэта и мемуариста, владимирского губернатора Ивана Михайловича Долгорукого. Литератор, в 19 лет – в действующей армии, участник Отечественной войны 1812 г. Окончил Геттингенский университет, женат на Елене Ивановне Колошиной, вторым браком на Анне Львовне Боде (1815-1897). Его сочинения: 1) Мои счастливейшие минуты в жизни. Стихотворения. М. 1840 г. 2) Сочинения кн. А. И. Долгорукова в прозе и стихах. С портр. автора. M. 1859 г. 3). А. И. Овер. Посвящается на память семилетней дочери его, Вере А. Овер. М. 1865 г. Похоронен в Донском монастыре Москвы.

8. Сухово-Кобылин Василий Александрович









Сухово-Кобылин Василий Александрович, гв. полковник артиллерии (сельцо Сукманиха на Воре).

Дом в Сукманихе (сгорел в 1950-х гг.).

Усадебным сельцом Сукманиха (Александровское) вместе с соседней деревушкой Сутоки, как читатели заметили из приведенного в начале книги Списка помещиков, владел в 1812 году Сухово-Кобылин Василий Александрович вместе с братом Александром. На Страстном бульваре Москвы у них был одноэтажный дом, и москвоведы отмечают его как дом участника Отечественной войны 1812 года. Он – отец известного драматурга Александра Васильевича (1816-1903), писательницы Евгении Тур и художницы Софьи Васильевны.

Сухово-Кобылин, Василий Александрович (11 марта 1784 — 11 апреля 1873), - участник всех походов и генеральных сражений с наполеоновской армией, награждён русскими и иностранными орденами, в т.ч. св. Георгия 4 кл., за мужество и находчивость в битве народов под Лейпцигом. Обстреливал из своих орудий Париж и 19 марта 1814 года вступил в него в авангарде русской армии под начальством графа Палена.

(Мы приводим герб его рода).

Вышел в отставку в чине полковника артиллерии; в конце 1840-1850-х гг. - смотритель казенного Выксунского чугунолитейного завода и имения, принадлежавшего семье его жены Марии Ивановны урожд. Шепелевой, дочери Ивана Дмитриевича и Елизаветы Петровны (Козельский уезд Калужской губ.). [Википедия - ему посвящена статья; и др.]

Возможно, крест на фронтоне их усадебного дома (см. справа), полвека назад сгоревшего в Сукманихе – это и напоминание о высокой боевой награде – орд. св. Георгия и кресте на их гербе.

Дополнения: В.А. Сухово-Кобылин был записан 19-ти лет в гвардейский артиллерийский «баталион», в чине подпоручика, и пожелал в 1803 году поступить в полевую артиллерию, куда и был переведен штабс-капитаном и получил приказание ехать немедленно в Москву, чтоб поступить в 8-й артиллерийский полк, где назначен был командиром роты. В сражении под Аустерлицем он был ранен (потерял глаз). В 1811 г. подполковник 4-й Запасной Артиллерийской бригады и в 1814 в чине полковника вышел в отставку. Владелец имений в Московской, Тульской, Ярославской губерниях. В 1816 купил особняк в Москве (Бол. Харитоньевский пер., 8, сохранился поныне). С 1846 - правительственный опекун над Выксунскими чугунолитейными заводами (близ Мурома) и управляющий имениями жены. В «Провинциальном некрополе» - (Сухово-Кобылинъ Василiй Александровичъ, р. 11 марта 1784 † 11 апреля 1874 (надо 1873), «въ среду на святой недeлe» (Зашт. г. Воскресенскъ Моск. губ., Ново-Iерусалимскiй монастырь). Там же похоронена и его жена и многие из его рода.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы