Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
04 декабря 2011 года

 


 

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

1812 год в Щелковском крае
(западная часть Богородского уезда Московской губернии)

Георгий Ровенский

«Гордость хищников пала
перед неустрашимостью сынов Отечества».
М.И. Голенищев-Кутузов

 

Фрязино-Щелково 2011

 


 

Ровенский Г.В.

Об авторе

Георгий Васильевич Ровенский, 1937 г .р., к.т.н., краевед Щелковского района, автор многих первых книг по истории селений и церквей округи, военной истории края и судьбам её героев. Председатель клуба «Историк» (Фрязино), член Общественного совета музея Щелково, историко-родословного общества (Москва). Награжден многими грамотами отделов культуры и Щелковского благочиния, медалями «850 лет Москвы» и «65 лет Победы в Великой Отечественной войне» (Украина, Дубно).

Контакты: 8 (49656) 4-32-41; 8-916-631-68-79.

E – mail : groven @ rambler . ru

 

Автор благодарен всем, кто счел для себя возможным помочь этой работе и ее публикации.

 


 

Часть 3. Гребнево и окрестности


1812 год - письма в усадьбу Гребнево и из Гребнева [1]

Усадьба Гребнево. Картина М. Баева с добавлениями

Усадьба Гребнево. Картина М. Баева с добавлениями.
В 1812 еще не было парадных ворот и каменного Никольского храма (справа)

Об отправке в ополчение

17 августа – письмо к земскому Ивану Саламатину в Гребнево:

«Людей в земское ополчение, на кого выпал жребий, отдать без замедления, если они не имеют способы нанять за себя. Крестьянам Сергею Никитину[2] и Григорию Андрееву[3] на выданные деньги 3500 рублей поручительства приобщить к делам».[20, л.2]

 

О сохранении в Гребневе коллекции картин из Московского дома Голицыных и Голицынской больницы:

Письмо из конторы Голицыных в Москве в Гребнево

25-26 августа – «Иван Саламатов!

При сем отправлены на трех дрогах с тремя извозчиками закупоренные в ящиках картины, под присмотром солдата Ивана Лазарева. По привозе оных иметь от него принять и ящики осмотреть – все ли поставлено в целости, которые положи в кладовую с должной бережливостью, заверни ящики посланные рогожами. Носку произвести одними служителями без посредства крестьян. А посланным нарочно (срочно, отдельно, другим транспортом) двум каменщикам прикажи закласть у кладовой кирпичом окна и двери помещения, дабы приметно не было.

Извощика и солдата Лазарева отправить обратно сюда, и с ним о получении сего донести». На этом письме пометка конторы – «в воскресном вечеру 25 августа» и пометка Саламатина – получено 26 августа 1812. [20, л.3; 22, №14А,27-29]

(Еще предстоит определить какие знаменитые картины, попавшие из Московского дома Голицыных потом в музеи, были замурованы для спасения в Гребневе).

Голицына Анна Александровна    Голицын Александр Михайлович    Голицын Сергей Михайлович

Голицыны - владельцы имения Гребнево: Анна Александровна в молодости (ум. 1816)
и ее сыновья Александр (ум. в 1823) и Сергей (ум. в 1855) Михайловичи

 

Рапорт земского Ивана Саламатова.

«.. При повелении Вашего сиятельства от 25 сего августа, присланные картины в ящиках, закупоренных рогожами и клеенкой, с печатями при них имеющимися, солдатом Иваном Лазаревым сюда доставлены благополучно, которые с должной бережливостью и положены при скотном дворе в погреб с подделкой в половине оного под ящики лесов и с закладкою двух окон и дверей и с определением к ним на ночь караула…».

Московский дом Голицыных на Воздвиженке

28 августа князь Сергей Михайлович Голицын отправляет для сохранения в Гребнево картины из Голицынской больницы Москвы со смотрителем больницы г.Дубровиным.

Здесь нам придется немного приостановиться и рассказать о знаменитой Картинной галерее Голицынской больницы, замурованной в Гребневе и спасенной от пожара Москвы и французского грабежа.

Значительную часть коллекции составляло собрание князя Дмитрия Михайловича Голицына (1745 - 1792), умершего чрезвычайным послом в Вене. Для нас это особенно важно, так как он был одно время владельцем Гребнева, как и ранее его жена Екатерина-Смарагда Дмитриевна урожденная светлейшая княжна Кантемир (1761).

Умершая совсем молодой в Париже Екатерина Дмитриевна по своему завещанию определила средства на строительство в Москве общедоступной больницы.

По завещанию Дмитрия Михайловича он поручил своему двоюродному брату вице-канцлеру России времен Екатерины II князю Александру Михайловичу Голицыну построить эту больницу и выделил для этого средства в 900 тысяч рублей.

В 1795-1801 гг. такая больница была построена по проекту Казакова и при его смотрении. Мы представляем здесь проект самого Матвея Казакова, где она изображена со стороны Москвы-реки и обширного сада.

Парк-сад слева и на переднем плане соседствует теперь с ЦПКО им. Горького, куда он теперь и входит. А его пруды, избраженные Казаковым за деревьями, и сегодня носят на карте Москвы название Голицынских прудов.

Голицынские пруды

Больница была построена и торжественно открыта в 1802 г., став своеобразным знаменитым памятником покойным завещателям, да и всему славному роду меценатов Голицыных.

Здесь же в центральной части больницы размещают и портреты завещателей – княгини Екатерины Дмитриевны и князя Дмитрия Михайловича.

Возможно, правда, что на стенах больницы висел портрет Дмитрия Михайловича более позднего времени, чем 1760-е годы.

Портрет посла незадолго до смерти был написан около 1791 г. венским художником Адамом Брауном и находится теперь в ГМИИ им. А.С. Пушкина на Волхонке рядом с бывшим домом Голицыных.

Что на самом деле висело именно на стенах больницы, можно уточнить по книгам 1902 г., посвященным 100-летию этого уникального памятника князьям Голицыным.

Голицына Екатерина-Смарагда Дмитриевна    Голицын Дмитрий Михайлович

Княгиня Екатерина-Смарагда Дмитриевна Голицына, урожденная княжна Кантемир
и князь Дмитрий Михайлович Голицын

 

Возвышающийся ротондой купол над больницей – это купол храма св. Дмитрия-царевича, малолетнего сына Ивана Грозного, погибшего при царствовании Годунова в Угличе. Храм посвящен святому ангелу-хранителю князя Дмитрия Михайловича, родившемуся 15 мая 1721, в день памяти этого святого и названного поэтому Дмитрием.

Купол храма св. Дмитрия-царевича

После обустройства храма сюда были перевезены останки Дмитрия Михайловича и замурованы в стене храма, а рядом была поставлена скульптурная композиция с бюстом его.

На территории больницы в парке строится и отдельное здание для его Картинной галереи.

В 1807 г. умирает устроитель больницы князь Александр Михайлович, тоже неутомимый коллекционер, а годом ранее и его брат Михаил Михайлович. Детей у них не было, и коллекция их картин поступает для присоединения к коллекции Дмитрия Михайловича.

Директором больницы становится будущий владелец Гребнева (после смерти брата в 1821 г.), князь Сергей Михайлович Голицын, чей портрет мы уже привели выше. Он решает достроить павильон вторым этажом и разместить там обе коллекции – более 300 работ европейских художников и скульпторов, и открыть их доступными для зрителей.

Итак, первый публичный Музей картин в Москве был торжественно открыт в 1810 г.

При приближении французов к Москве, Сергей Михайлович, как попечитель всех богоугодных заведений императрицы Марии Федоровны в Москве, начинает эвакуацию в Нижний Новгород больных и всех призреваемых в богадельнях и в детском Воспитательном доме.

Подошла очередь и для дорогостоящих картин – он решает тайно замуровать их в обширных кладовых усадьбы Гребнево.

Какие же это были картины?

Часть из них мы уже привели. У исследователей коллекций обоих князей есть два уникальных документа[4] .

В Эрмитаже хранится рукописная книга с гербом Голицыных – Каталог отправленной (в 1793/94 гг.) из Вены в Москву коллекции покойного Дмитрия Михайловича из 297 картин[5] согласно завещанию.

Вторая книга связана со следующими событиями. К 1816 году, после восстановления больницы от разрухи Наполеоновского нашествия, время потребовало расширить больницу для большего числа бедных. Но для этого были нужны новые частные средства.

Сергей Михайлович обсудил с вышестоящими положение дел и, добившись разрешения, решает распродать большую часть коллекции, спасенной в Гребневе.

В 1817-1818 годах она была распродана для получения средств на содержание больницы на 28 аукционных торгах и завершающей лотерее, в которой приняла участие императрица Мария Федоровна. Произведения галереи перешли в руки 55 новых владельцев([6])

Так появляется второй документ: Книга продаж, изданная в 1818.

«Даже беглый обзор коллекции … показывает, сколь значительным и ценным собранием западноевропейской живописи владел Д.М.Голицын, - отмечает искусствовед Любовь Савинская. - Его коллекция картин, в особенности "северных" школ, отличается полнотой, безупречностью вкуса и знанием особенностей творчества отдельных мастеров. Она значительно пополнила русские собрания многими интереснейшими произведениями европейских живописцев. Обнаруженный редчайший каталог позволяет выделить картины Дмитрия Михайловича, привезенные из Вены, из произведений известной картинной галереи Голицынской больницы, открывая широкие возможности для реконструкции одного из лучших частных собраний конца XVIII века».

Да, это очень большая тема и когда-нибудь в Гребневе состоится выставка хороших фотокопий на холсте картин, спасенных здесь от гибели в 1812 году.

* * *

Итак, картины замурованы, обозы отправлены и 30-го сентября князь Сергей Михайлович участвует в последнем заседании дворянского комитета о создании Московской воинской силы и, похоже, к вечеру все разъезжаются – он уезжает в Гребнево, а затем в Нижний Новгород, куда были заранее отправлены все патронируемые им «богоугодные заведения императрицы Марии Федоровны».

Князь Иван Долгорукий в своем дневнике записывает 1 сентября в селе Никольском у Лосиного завода: «обедавши у моих родственников Голицыных([7]) в 15 верстах от Никольского, я узнал по запискам присланных к ним от племянника их родного, служащего в армии Ермолова, что армия наша бежит и что Москва занята будет немедленно».

Через месяц, после известия о бегстве французов из Москвы, 29 октября сын Анны Александровны гофмейстер князь Александр Михайлович Голицын пишет письмо в Гребнево из Мурома по пути в Москву из Нижнего Новгорода, куда он эвакуировал часть благотворительных учреждений императрицы Марии Федоровны.

А 19 ноября он уже из Москвы собирается в Гребнево и шлет послание Саламатову:

«Для перевозки моей в село Гребнево приказываю тебе, если не годятся господские, отыскать у тамошних крестьян сани поудобнее, чтобы были с отводами и железом подкованные полозья и прислал ко мне в Москву незамедлительно». Вероятно, 20-го ноября он был уже в Гребневе, чтобы подвести итоги тревожного 1812 года.

Бурмистром в 1812 в Гребневе был Егор Андреев Королев, земской - (приказчик) - Иван Саламатов. [20, л.3; 22, №14А,27-29]

«… После вашего отъезда все благополучно. … в селе Влахерном[8] - погром…, в московском дворе вашем…- консул Коленкур…»

Приказчик Иван Саламатов».

«… Англичанин Джон Репардсон и с ним Прохор Кашинцов отправились 20 сентября с конным заводом и со всеми верховыми лошадями через Димитров… Димитров 28 сентября по слухам занят французами. Коровы все находятся здесь, и от безопасности теперь и удалить их, не нахожу места…
Княгиня Анна Николаевна Долгорукова
[9] со своим семейством живет здесь, которой отведены комнаты во флигеле, что в саде над казенном магазином, а княжне Парасковье Михайловне, которые приготовлены для Джона Репардсона… Приказчик Иван Салматов».
«… церковь же нашу (Влахернской Богоматери, в голицынском имении Кузьминки под Москвой – Г.Р.) всю разбили и въезжают прямо на лошадях в нее, престол и жертвенник сбиты, а образа разбросаны…
К нещастию нашему и в селе Гребневе остается нам очень мало убежища, потому что французы из Москвы за грабежом наезжают человек ста по три в селение версты три до Счолокова (Щелкова; вероятно, речь идет об экономическом селе Жегалове, стоявшей ближе к Стромынке – Г.Р.), а с другой стороны по Владимирской дороге уже заняли и Лосиную казенную фабрику верстах в десяти отстоящую от Гребнева, но нам уже разграбленным укрытца более некуда…» (Гребнево. 1 октября 1812 г.).

Письмо Василия Новикова, остававшегося в Москве, в доме Голицына:

«… о хищниках же наших осмеливаюсь донести вашему сиятельству, что они из Москвы выступили в поход на Калугу с 9 на 10 число в ночи в 9 часу и зажгли в Кремле дворец, Грановитую палату, Никольскую церковь подле Ивана Великого, Сенат и Арсенал и круглую новую Боровицкую башню, с престрашными подрывами, также и во многих местах подорвали кремлевские стены…» (Гребнево. 19 октября 1812 г.)

«… хотя и ездили партии неприятеля за фуражом, которые и были не далее от Щелкова в 5-ти, а от Гребнева, что к Стромынской дороге, в 7-ми верстах, у коих квартира на пороховом заводе и разъезжали партиями человек по 50, однако ж до с. Гребнева и деревень к нему приписанных не доехали, потому что от Гребнева в 15 верстах стояли казаки, и полагали, что и у нас оные есть в объезде, коих они опасались.
И так им делать другого было нечего, как вытребовать отсюда управляющего, каковое требование от них получили, и по оному должен назавтрее в 12 часов утра на пороховой завод к ним явиться. И как скоро получа их требование, доставлено казацкому полковнику в Тарасовку
[10] , которое он и отправил к Платову и советовал ничего им не давать. Но сего никак бы нельзя было не сделать, чрез то худые быть могли б последствия, к счастью они уже не приезжали…
Останавливавшиеся 23 числа поутру в деревнях Фрязиной, Щелковой, Чижовой, Новой, Назимихе, Топорковой (все эти деревни приписаны к с.Гребнево) ратники (владимирские) около 700 человек были накормлены… и назавтрее в первом часу за полдень выступили в поход к Москве…» (Гребнево. 3 октября 1812 г.).

 

Примечания:

В документах сообщается также об отправлении 1 мая 1812 г. трех ратников в армию: Ивана и Аверьяна Васильевых, Андрея Агафонова. Имя еще одного из ополченцев мы узнаём из сообщения, что при проводах в Богородске жена Макара Федотова родила сына. В 1813 г. Гребнево отправило еще «37 воинов пехоты и 4 конных». Все ратники и ополченцы были добротно снаряжены.

Вот такие письма из Гребнева – свидетели пожара войны 1812 г.

 


1. [2,381-382; 3; 20]

2. Сергей Никитин КУРОЧКИН 1788 г.р. из богатых крестьян деревни Ново. [34]

3. Вероятно, упомянутым крестьянам деньги были выданы на питание и обмундирование 100 ратников княгине Голицыной А.А. Григорий Андреев упоминался ранее как нанявший вместо себя крестьянина у помещика Давыдова.

4. Основные сведения взяты из статьи Любови Ю. Савинской, сотрудника ГМИИ, напечатанной в журнале «Наше наследие» в №71 в 2004 г. «Каталог князя Голицына» (http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/7103.php#####), где приведены десятки фамилий знаменитых художников и предложены идентификации их картин с имеющимися в ГМИИ.

5. Catalogue des Tableaux envoyes de Vienne qui se trouvet actuellement dans la Gallerie du Grand Chambellan Prince Alexandre Michailowiez de Galitzin a Moscou. Тетрадь имеет штамп библиотеки Эрмитажа с №12870.)

6. Catalogue des tableaux, statues, vases et autres objets, apportenant a l'Hopital de Galitzin. Moscou, de l'imprimerie N.S.Vsevolojsky, 1817; Catalogue des tableaux et bustes appartenant a l'Hopital de Galitzin. Seconde edition. Moscou, de l'imprimerie D'August Semen, 1817. Каталог картин, принадлежащих Московской Голицынской больнице, с Высочайшего дозволения назначенных к разыгрыванию в лотерею. Москва, печатано в типографии С.Селивановского, 1818.

7. Усадьба Гребнево обширного имения (с 1811, ранее – у Бибиковых) княжны Голицыной Анны Александровны урожденной баронессы Строгановой, родственницы матери князя И.Долгорукого, располагалось левее Стромынской дороги в 10 верстах, на речке Любосеевке, притоке Клязьмы. Никольское было в 10 верстах справа от Стромынской дороги на Клязьме.

8. Усадьба Голицыных, известная как Кузьминки… Московская городская усадьба Голицыных была на углу Волхонки – Воздвиженки.

9. Княгиня Анна Николаевна Долгорукова – мать поэта Ивана Михайловича Долгорукова, проживавшая в своем сельце Никольское-Тимонино (теперь в черте г. Лосино-Петровского) и при эвакуации сына по своей немощи помещена под присмотр в Гребневе.

10. Селение на Клязьме по Ярославской дороге, где произошло сражение с французами, пытавшимися продвинуться по Ярославской дороге. Казачьи полки не пропустили неприятеля, и селение на несколько недель стало пограничным. В 1912 здесь была установлена памятная плита, уничтоженная советской властью в 1930-е годы.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы