Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 августа 2005 года

Народное хозяйство / Промышленность Богородского уезда / Шерстяное производство

Шерстяное производство

Сама суровая природа наших мест исстари заставляла крестьян прясть вручную шерсть, снятую с собственной овцы, и ткать на простейшем домашнем станке подобие ткани, ткань была теплой и хозяйка ею обшивала всю семью. Шерсть, пожалуй, самый древний и самый потребляемый из созданных природой материалов: «...от грязной овчины оборванного нищего, до роскошной одежды владыки Египта, – сколько перемен, сколько движения на суше и морях, сколько труда механического и умственного, сколько огромных ценностей, создано и созидается шерстью?» .

Еще в 1380 году в Москве существовали сукнодельные заведения, а при царе Алексее Михайловиче в 1650 году была уже значительная суконная фабрика Иогана Сведена. Ее судьба была не особо удачной, так как она не выдержала конкуренции с иностранными тканями. Современники писали: «не было выгод к распространению и усовершенствованию отечественных мануфактур. Наши внутренние рынки были открыты и наполнены иностранными всякого рода товарами, которые привозились к нам во множестве и допускались с платежом самой малой пошлины» . Политика поощрения отечественной промышленности, начатая Петром I-ым, коснулась и суконной промышленности. Из русского сукна императору был пошит кафтан и уже никогда больше Петр не носил платья из другого сукна, кроме русского. Была поставлена задача снабдить армию сукном только русского производства. Целым рядом привилегий и преимуществ была создана возможность широкого распространения сукноделия в России и ко времени воцарения Екатерины II-ой в России уже существовало 120 суконных фабрик, в первые же годы XIX столетия их стало 155.

В 1808 году последовал ряд Указов, которыми с суконных промышленников были сняты некоторые ограничения, существовавшие ранее: разрешено было продавать сукна в «частные руки» , до этого все сукно шло только по государственному заказу на обмундирование войска; было дозволено всем суконщикам приобретать крестьян для своих фабрик. Манифестом от I ноября 1810 года «суконным фабрикам, как вольным, так и обязанным, разрешено выделывать всякого рода и всех цветов сукна и шерстяные материи и продавать их по вольным ценам, повсеместно, без всякого затруднения» . В результате в 1822 году объем продукции суконных фабрик России впервые за всю историю отрасли превзошел казенный заказ. Именно в этом году был принят известный тариф, названный современниками «кормителем народного труда» , которым привоз отдельных видов сукон был запрещен, а на остальные – наложена высокая пошлина. С тех пор промышленность стала развиваться не только в количественном, но и в качественном отношении. Огромные земли в 1804 году были выделены императором Александром I-ым под овцеводство. Было создано овцеводческое Общество. Пройдет почти столетие и овцеводство станет «делом жизни» нашего земляка – богородского промышленника Сергея Ивановича Четверикова, много сделавшего для выведения новых пород овец – мериносов сначала на Кавказе, а затем и в Средней Азии.

Первыми в уезде суконными фабриками были фабрики Нарвского купца Николая Дмитриевича Торубаева и Московского купца Мартына Мартыновича Дефрена, основанные ими в сельце Чудинки в 1797 году. Управлялись обе фабрики господином Дефреном.

В 1816 году князь Николай Борисович Юсупов, имевший в Купавне шелковое производство, строит здесь же суконную фабрику, которая и принесет славу Купавинской слободе.

В 1832 году в Богородском уезде значится две суконные фабрики:

•  подполковницы Федосьи Федоровны Свечиной при с. Сергиевском, вырабатывались сукна солдатские;

•  князя, действ.статского советника Н. Б. Юсупова в с. Купавне – сукна тонкие и солдатские (указом правительства было повелено выдавать ежегодно в казну 50 тысяч аршин сукна)

В 1831 году Иван Васильевич Четвериков «Большой» покупает сукновальную мельницу при сельце Городищи и основывает суконную фабрику. К 1842 году на фабрике уже было занято около 400 рабочих и вырабатывались сукна «средней доброты» .

На Второй Московской выставке 1835 года уже были отмечены тонкие и средние сукна фабрики братьев Бабкиных, сукна разных сортов фабрики Н. Д. Торубаева в с-це Чудинки.

В 1830-х годах в уезде были основаны еще три суконные фабрики:

•  купца 3-й гильдии Виктора Федоровича Кенемана при с. Каблукове (182 рабочих), вырабатывались сукна «средней доброты» ;

•  купца 2-й гильдии Эдуарда Федоровича Кенемана при сельце Соболеве (244 рабочих), – сукна «средней и высшей доброты» .

•  звенигородского купца 2-й гильдии Василия Ивановича Смолина при селе Образцове (44 рабочих).

Владельцем фабрики при селе Сергиевском после 1840 года стал Матвей Францевич Шен, число рабочих в 1843 году – 118, вырабатывались сукна «на свой и чужой счет» . Фабрика села Сергиевского (Комягино) иногда показывается за селом Образцовым по причине того, что оба села входили в округу, владельцем которой был помещик П. М. Мещанинов. Еще его отец – М. Д. Мещанинов имел в Комягине издавна бумажную фабрику, которая в 1812 году показана действующей. Эта помещичья семья была сама довольно деятельной и также «исстари» она имела свои вотчинные полотняные производства.

Владельцем фабрик Торубаева и Дефрена в с. Чудинки становится известный московский суконщик Иван Назарович Рыбников. В 1842 году на фабрике было занято 277 рабочих и вырабатывались сукна для армии и Кяхты.

Значительно расширилось производство шерстяных тканей и они стали более доступны по цене, когда в 1830-х года в России научились делать «неваляные» , т. е. тканые шерстяные и полушерстяные ткани.

Именно в это время – в 1830 году, Анисим Федорович Елагин вместе с братьями переносит в г. Богородск на правый берег Клязьмы фабрику, основанную в дер.Гавриловой еще в 1812 году его отцом Федором Никитичем. Характерная деталь того времени: Федор Никитич к 1830 году уже умер и во главе дела становится старший в семье 15-ти летний Анисим, который вместе со своими малолетними братьями – Даниилом, Иваном, Петром и Иваном «младшим» , развернет дело начатое отцом и завоюет качеством товара, вниманием к нуждам рабочих, своей общественной и религиозной деятельностью всероссийскую славу.

В 1836 году в селе Каблукове почетный гражданин Егор Егорович Пельтцер создает одну из первых в России фабрик по переработке, как мы сейчас называем, «вторичного сырья» – пряжи из шерстяного тряпья. В 1864 году Пельтцер создаст такую же фабрику близ сельца Сукманиха, Александровское тож.

Купавинская суконная фабрика показана в 1843 году во владении Торгового дома «под фирмою» «Братья Бабкины» , рабочих 1265 человек, вырабатывались сукна для армии и Кяхты. Фирма владела также шерстомойными заведениями в Белгороде и Чембаре (с 1948 г. – г. Белинский в Пензенской обл.). Купавинскую фабрику Байкины купили в 1833 г.

Всего к 1843 году выделкой сукна в уезде занималось 7 фабрик с общей численностью работающих 2938 человек.

В 1846 году брат Четверикова «Большого» – Иван Васильевич Четвериков «Меньшой» , выстроил суконную фабрику вблизи дер. Щелковой на правом берегу Клязьмы поблизости с шелковым заведением знаменитых Кондрашовых. Оба Ивана пришли в Москву к своему старшему брату Григорию, имея по две гривны денег и по медному образку у каждого. Только этим и смогла снабдить их в дорогу мать, которая, овдовев, содержала постоялый двор в г. Перемышле Калужской губернии и тем кормила семью. Со временем братья стали известнейшими в Москве торговцами сукном, богородскими промышленниками.

Фабрики Торгового дома «Братья Бабкины» и И. Н. Рыбникова работали сукно в основном для армии и для сбыта на Кяхтинской ярмарке, где сукно обменивалось на китайский чай.

Солдатские сукна стоили около 1 рубля серебром за аршин (цены 1853 года), были «по своей прочности превосходного качества» и на них распространялся правительственный заказ. «Китайское» сукно – особого качества, на него идет в сравнении с другими иностранными сортами больше шерсти на единицу меры. Это сукно было очень популярным в Китае и даже «заслуживало одобрения английских купцов» .

Сукно для среднего класса, его еще называли «сукно средней руки» или «сукно средней доброты» , стоило от 1,5 до 3-х рублей. Производство его было сосредоточено в основном в Московской губернии. В то время еще не знали головных платков, изготавливали только «шейные» , которые были в той же цене, что и сукно «средней доброты» .

Сукна тонкие, трико и другие подобные шерстяные ткани стоили около 3-х рублей за аршин.

Добротное сукно было недоступно по цене для широкого круга российского покупателя, требовалось не столько улучшение качества тканей, сколько понижение их цены. Цена же зависела от высокой стоимости сырья. Кроме того, в России не привилось тканье сукон по домам, как это было повсеместно в германской Силезии.

Современики отмечали, что «...цифра [годового производства шерстняной промышленности в 120 млн. рублей] весьма незначительная, сравнительно с 250 миллионами хлопчатобумажного годового производства, с глубокой древностью у нас выделки шерстяных изделий, восходящей по историческим памятникам до X века, с потребностями нашего сурового климата и, наконец, с обилием сырого материала... Из общего количества шерстяных изделий, идущих на народный обиход (одежду), весьма значительная часть заключается до сих пор в самых грубых тканях (кое-как сваляная серьмяга) и выделывается в крестьянской избе самыми первобытными способами, вероятно теми же, как и 10 веков назад. Механическая фабрикация производит самую ничтожную часть потребляемых у нас шерстяных тканей, за исключением солдатских сукон, только для высших классов» .

Огромное сдерживающее влияние на развитие шерстяной промышленности в центральной России оказывала быстро развивающаяся и более конкурентоспособная шерстяная промышленность Царства Польского.

В 1852 году в Обуховской слободе основывает суконное производство купец Пимен Иванович Тюляев. Его отец в начале XIX (или даже в конце предыдущего) имел шелковую фабрику в дер. Следовой, в 1811 году он переехал с сыном в Москву, где в 1819 г. открыл суконное заведение. Вскоре Тюляевы вернулись ближе к родным местам и на правом берегу Клязьмы, на развалинах Обуховского порохового завода, создают суконную фабрику. Перенос Тюляевыми производства в Обухово вызван, скорее всего, необходимостью приблизиться к воде, так необходимой для такого рода производств. Поселок, образовавшийся при фабрике, длительное время назывался Обуховской мызой. История располагавшейся невдалеке Обуховской слободы, где в 1860-х годах появится знаменитая ковровая фабрика Бруновых, восходит еще к Допетровским временам, когда здесь был построен «посессионный» полотняный завод, ставший затем пороховым. В 1850 году во время известной «Кисилевской реформы» крестьяне были приписаны к мещанскому сословию города Богородска. Земли же под заведения и дворы «посессионных крестьян» приобретались у местного помещика Высотского Виктора Григорьевича, коллежского асессора, жившего здесь же в сельце Обухово.

В документах 1853 г. в селе Образцове значится суконная фабрика купца Тихомирова, купленная, видимо, у М. Ф. Шена, с числом работающих 420 человек, на которой выделывались армейские и другие сукна, окрашивались и отделывались сукна для других фабрикантов.

На Московской выставке мануфактурных изделий 1853 года были представлены фабрики:

•  Почетной гражданки, временно московской 1-й гильдии купчихи Аграфены Михайловны Четвериковой в с-це Городищи, основанной в 1831 г., занимает рабочих до 550 человек, вырабатывались сукна разных цветов, трико и сатин;

•  московского 1-й гильдии купца К. К. Невиль в дер. Леоновой, занимает рабочих до 300 человек, – трико летнее и зимнее, сатин, кашемир, вигон, фланель, драп, одеяла, ангора и платки из козьего меха.

Успехи суконного производства, связанного напрямую с военными заказами, зависели, в значительной степени, от внутренних или внешних междоусобиц. Так, крымская кампания 1855 года, создала благоприятные условия для суконных фабрикантов, что помогло изжить отрицательные последствия для суконного производства тарифа 1850 года.

Временный кризис, связанный с реформой 1861 г., был к 1863 году преодолен, и суконная промышленность вместе с другими производствами вследствие «благотворных преобразований эпохи» получила новый импульс к развитию. Темпы роста шерстяной промышленности, однако, всегда оставались более низкими, чем бурно развивающейся хлопчатобумажной отрасли.

На Санкт-Петербургской выставке 1861 года была представлена «великолепная» экспозиция «мезерицких и гвардейских» сукон Купавинской фабрики фирмы «Братья Бабкины и Ко» , названной «одной из самых старейших в России» . Ткани фабрики уже давно славились своим качеством и «стоят в первом разряде в кяхтинской торговле» . Интересно замечание, сделанное в «Обозрении» выставки: «...Китаец, покупая или выменивая сукно мезерицкое, требует непременно «бабку» , т. е. сукно фабрики Бабкиных – сукна других производителей он расценивает ниже». В «Обозрения» обращено внимание и на высокое качество окраски сукон у Бабкиных, что привлекало производителей возить в Купавну товар для отделки из других губерний.

Отмечены на выставке хорошее качество и умеренные цены полушерстяных тканей Елагинской фабрики в Богородске. Ткацкая фабрика А. Ф. Елагина получила серебряную медаль, а «Ф. Елагина сыновья» – малую серебряную медаль.

В 1867 году обе фирмы Елагиных получили во время парижской выставки «Похвальный отзыв» .

Всероссийская мануфактурная выставка 1870 года показала, что в России «...начиная с грубого солдатского сукна до самых тонких роскошных сортов, ...производятся все виды сукна и трико, которыми могут похвалиться мануфактуры Великобритании, Германии и Франции, и при том почти не уступая последним в качестве, ни даже в цене» . Экспозиция Купавинской фабрики «Братьев Бабкиных» была названа замечательной. Посетителями выставки было отмечено, что «...изделия Купавинской фабрики, вместе с сукнами фабрики Тюляева, не имеют себе в мезерицких сукнах соперников в целом свете.» Сукна этих фабрик отправлялись в Китай через Лондон и цены на них поднялись в течение восьми лет на 30 %. Главными достоинствами этих тканей признавались плотность и добротность. Хорошим был назван товар и фабрики А. А. Пельтцер в с. Соболеве.

В 1879 году Александр Иванович Синицын основывает суконное и шерстопрядильное производство в дер. Щелковой. В эти годы к А. И. Синицыну перешла суконная фабрика И. В. Четверикова «Меньшего» .

На грандиозной Всероссийской художественно-промышленной выставке, которая с успехом прошла в Москве в 1882 году, Богородский уезд был представлен широко и своими фабриками и заводами, и кустарями-крестьянами. При отборе предприятий к участию в выставке «первостепенное значение придавалось тем заботам, которые оказываются к облагораживанию быта рабочих: жилье, больницы, школы и прочее» .

Награждены были правом изображения Государственного герба:

•  Товарищество Купавинской суконной фабрики «Братья Бабкины» «за совершенное по качеству изготовление сукон для армии и Китая»;

•  Товарищество Городищенской мануфактуры Четвериковых – «за трико отличного качества, а равно за сукно хорошего достоинства при долголетнем существовании фабрики».

 

Золотой медалью награждено:

•  товарищество Богородской фабрики «Елагина Ф. сыновья» , фабрика основана в 1820 г., занято рабочих до 1000 человек, в «изящные» цвета красят ткани у Е. Арманда в с. Пушкине. На выставке 1861года фабрика была награждена малой серебряной медалью, на выставке 1865года – большой бронзовой медалью, на выставке 1867 года в Париже – «похвальный отзыв» , на выставке 1870 года – бронзовая медаль и почетный отзыв, на выставке 1873 года в Вене – «медаль успеха» . Золотая медаль 1882 года получена «за хорошее ткачество шерстяных и полушерстяных изделий, а также крашение и аппретировку сих изделий, при весьма значительном производстве» .

 

Серебряными медалями награждены:

•  Анисим Федорович Елагин, его фабрика основана с 1830 г., занято было 800 рабочих, на выставках 1861, 1865, 1870 годов – серебряные медали, в 1867 г. в Париже – «похвальный отзыв» . Серебряная медаль 1882 года получена «за хорошее ткачество, крашение и аппретуру шерстяных и полушерстяных изделий»;

•  Иван Иванович Краузе, его фабрика основана в 1859 г., занято было 240 рабочих, на выставке 1865 года – малая серебряная медаль, в 1870 году – большая бронзовая медаль. Серебряная медаль 1882 года «за хорошего достоинства ткачество и набивку шерстяных платков и чалм» ;

•  фабрика «Куприянова Антипа сыновья» , основана в 1813 г., имеет 200 станов, занято 250 рабочих, в 1861 г. на выставке в С. Петербурге – малая серебр.медаль, в 1865 г. – малая серебряная медаль, в 1873 г. в Вене – «медаль преуспеяния» «за хорошего достоинства ткачество шерстяных платков и смешанных из шелка, шерсти и хлопка»;

•  Торговый дом «Я. Лабзин и В. Грязнов» – «за хорошего достоинства ткачество и набивку шерстяных и полушерстяных платков и шалей, призначительном производстве»;

•  товарищество Фряновской шерстопрядильной мануфактуры, основано в 1859 г., занято 400 рабочих, наград ранее не получало, – «за выработку хорошего качества пряжу разных номеров из гребенной английской шерсти» .

 

По данным 1887 года в уезде работают шерстяные предприятия:

•  товарищество под фирмой «Братья Бабкины» в с. Купавна, выдавала в год 1 миллион 200 тысяч аршин сукна, драпа и драдедама (устав товарищества утвержден 21 февраля 1875 г.);

•  суконная фабрика купца Павла Ивановича Рыбникова в Чудинках Осеевской в., выделывала 10 тысяч кусков сукон, драпа и трико;

•  суконная фабрика Ивана Михайловича Синицына в дер. Щелковой, выделывала 2800 кусков драпа, сукна и т. п.;

•  суконная фабрика фирмы «Арман Пельтцер и Ко» в с. Соболеве;

•  товарищество Городищенской суконной фабрики Четверикова в с. Городище, выделывала 305 тысяч аршин сукна и трико (устав т-ва утвержден 12 января 1873 г.);

•  торговый дом «Анисим Тюляев с сыновьями» в Обуховской слободе и в сл. Петровской (Лосиной), выделывала 14 тысяч кусков сукон, преимущественно для Китая;

•  суконная фабрика почетного кражданина Владимира Васильевича Алексеева в с. Образцово, арендовалась торговым домом «Дм. Жучков с сыновьями» , выделывалось 475 тысяч аршин армейских сукон;

•  товарищество «Федора Елагина сыновья» в Богородске, выделывалось 24 тысячи кусков смешанных тканей и 80 тысяч платков (устав т-ва утвержден 5 сентября 1881 г.);

•  фабрика купца Анисима Фед. Елагина с сыновьями в Богородске, выделывалось 7500 кусков смешанных тканей и 10 тысяч платков;

•  фабрика мещанина Матвея Ивановича Сидорова в Богородске, выделывалось до 400 кусков разных полушерстяных тканей;

•  фабрика купца Осипа Васильевича Мухина в Павловском Посаде, сущ. с 1868 г., выделывалось 4750 кусков полушерстяных тканей и 13400 платков;

•  фабрика крестьянина Герасима Федотовича Тряпкина в д. Савостьяновой Теренинской в., существует с 1867 г., выделывалось 3500 кусков тика, 36 тысяч салфеток и одеял;

•  фабрика купца Ивлия Васильевича Захарова в с. Зуеве, выделывалось 4 тысячи кусков шерстяных и бумажных тканей;

•  фабрика купца Николая Ивановича Шишова в Аристовом погосте Осеевской в., существовала с 1800 г., выделывалось 3 тысячи кусков полушерстяных тканей;

•  фабрика купцов Михаила и Константина Ананьевичей Мироновых в дер. Буньковой, выделывалось 2 ьысячи кусков полушерстяных материй;

•  фабрика купца Семена Яковлевича Миронова в дер. Буньковой, существовала с 1866 г., выделывалось 1600 кусков полушерстяных тканей;

•  фабрика почетного гражданина Александра Петровича Белова близ Лосиного (Петровского) завода, существовала с 1884 г., выделывалось 1750 кусков люстрина и др. тканей;

•  фабрика Авдея Ивановича Саратовского в Павловском посаде, существовала с 1820 г., выделывалось 35000 полушерстяных платков и разные ткани;

•  фабрика крестьянина Якова Ларионова в дер. Пуршевой Васильевской в., выделывалось 20 тысяч аршин камлота и люстрина;

•  фабрика купца Дмитрия Адриановича Лисенкова в дер. Протасовой Шаловской в., выделывалось 28 тысяч салфеток;

•  фабрика фирмы «Федора Елагина сыновья» близ Аристова погоста Осеевской в., существовала с 1849 г., выделывалось до 2 тысяч кусков альпака;

•  фабрика крестьянина Матвея Семеновича Масленникова в дер. Дятловке Васильевской в., выделывалось 20 тысяч аршин сатина и карусета;

•  фабрика крестьянина Сергея Ильича Орлова в с-це Милеты Васильевской в., выделывалось 21 тысяча аршин сатина и люстрина.

Кроме этих фабрик существовали в эти годы и специализированные производства по отделке шерстяных и полушерстяных тканей:

•  фабрика купца Алексей Яковлевича Полякова в дер. Щелковой, существовала с 1878 г., окрашивалось 100 тысяч кусков шерстяных тканей;

•  фабрика купца Ивана Ивановича Краузе в дер. Щелковой, существовала с 1859 г., окрашивалось до 13 тысяч кусков легких шерстяных тканей и 29 тысяч платков;

•  фабрика купцов братьев Штефко в Павловском посаде, существовала с 1865 г., набивалось 115 тысяч разных платков;

•  фабрика купца Ивана Петровича Абрамова в дер. Корневой Игнатьевской в., существовала с 1881 г., набивалось 21 тысяча разных платков;

•  фабрика Василия Ивановича Орлова в дер. Давыдовой Запонорской в., существовала с 1879 г., «прессуются» различные ткани;

•  фабрика мещанина Иллариона Ивановича Кононова в с. Зуеве, существовала с 1880 г., «прессуются» различные ткани.

 

Крупнейшими шерстопрядильными производствами в эти годы являлись:

•  товарищество Фряновской мануфактуры в с. Фряново, товарищество основано 4 сентября 1859 г., вырабатывалось 9500 пудов пряжи;

•  фабрики почетного гражданина Егора Егоровича Пельтцера в с. Каблуково и с-це Сукманихе, существовали соответственно с 1836 и 1864 годов, вырабатывалось вместе 10500 пудов пряжи из тряпья.

Вблизи старой ручной фабрики фирма «Анисима Елагина сыновья» в 1883 году выстроила самоткацкую фабрику и к середине 1884 года ручное ткачество было совсем прекращено. Вырабатывались шерстяные и полушерстяные материи, здесь же производилось крашение их и отбеливание. Основа использовалась частью бумажная, частью шерстяная, а уток всегда – шерстяной. В 1884 году на 110 ручных и 250 механических станках на новой фабрике изготавливались камлот, альпак, платки и проч. Имелась паровая машина в 40 сил с канатной передачей, а также еще 3 маленьких паровые машины. Всем производством заведовали сыновья владельца с подмастерьями из простых рабочих. На старой фабрике рабочих было от 80 до 120 человек, с вводом в эксплуатацию новой прибавилось еще до 300 рабочих. Женщин на производстве было около 44 %. Малолетних на фабрике было всего около 1,5 %, что вызвано, скорее всего, недавним (1882 г.) законом о детском труде.

Эта фабрика работала только днем, начиная рабочий день летом с 5-ти, а зимой с 6-ти утра и кончая в 8 часов вечера. На ручной фабрике ткачи сами распределяли рабочий день, а на механической – по свистку паровой машины. Обеденный перерыв на механической фабрике составлял 1,5 часа, в 4 часа рабочие имели возможность отлучаться на полчаса для чаепития. Ручные ткачи имели 2-х часовой обеденный перерыв с отдыхом. При найме рабочие получали расчетные книжки обычного образца, но на фабрике имелись и свои правила. Опоздавшие свыше 10 минут подвергались штрафу от 10 до 20 коп. Некоторые ткачи умудрялись чистить механические станки во время работы, в этом их заинтересовывала сдельщина, но такие действия штрафовались не менее, чем на 3 рубля. Если случалась поломка какой-либо детали и ткач не смог выяснить причину поломки, то подвергался за это штрафу на стоимость поломанной детали. От рабочих требовалось: «На стенах корпуса не чертить никакими вещами, не вбивать гвоздей и не пачкать руками. По окончании работы выходить из корпуса чинно, без всякого шума и не тесниться в дверях фабрики» . Запрещалось «появляться в пьяном виде и произносить бранные слова» . За порчу каких-либо вещей (оконных рам, ведер, замков и т. п.) взыскивалась с виновных двойная их стоимость. Заработки на фабрике в 1884 году составляли : у мужчин на ручных станах 12–18 руб. в месяц, у женщин 10–16 руб., на механических станах заработок не превышал 16 рублей. Взрослые красильщики получали в месяц от 12 до 25 рублей, подростки 6–8 рублей. Ручные ткачи «харчевалась» артельно, ведал питанием староста, который получал с каждого едока по 3 коп. в неделю. Харчи в постные дни перед Пасхой 1884 года обошлись каждому по 98,5 коп. в неделю (16,4 коп. в день), в мясоед несколько дороже. У красильщиков, например, питание в мясоед обходилось 16 коп., а в пост в 13 коп. Артели съестные припасы покупали на воле, а счета на их оплату представляли в контору фабрики. На фабрике имелось жилье для пришлых рабочих. В общей спальне размещалось до 30 человек, было несколько комнат для семейных (каморки) – «светлы, уютны, на окнах зелень и чистые белые занавески» , каждая из которых была рассчитана на семью из 5 человек. За здоровьем рабочих наблюдал фельдшер Невзоров и врач Р. О. Буткевич.

Городищенская суконная фабрика Четвериковых, благодаря позиции, в первую очередь, одного из последних владельцев – Сергея Ивановича Четверикова, в критические для России периоды конца XIX – начала XX веков была примером опережающего решения трудовых и социальных проблем, что, однако, не спасало фабрику от «потрясений» и бурной деятельности различного рода боевиков (то ли большевиков, то ли эсеров). Сам Сергей Иванович был признанным знатоком «рабочего вопроса» , поэтому не случайно именно он в «революционное» время 1905 года был избран Всероссийским съездом промышленников председателем комиссии, которой съездом было поручено изучить законодательства всех промышленных стран, касающиеся «рабочего вопроса» , и выработать рекомендации для выхода из создавшегося критического положения.

Комиссия выработала ряд предложений по защите интересов рабочих и работодателей во время забастовок и только наступивший спад забастовочного движения рабочих и потеря интереса со стороны буржуазии к решению проблемы не позволили использовать этот шанс мирного разрешения последующих конфликтов.

В 1916 году шерстяная промышленность представлена в уезде 18-ю предприятиями с общей численностью работающих около 11 тысяч человек. Крупнейшими из них являлись:

•  шерсто-ткацкая, отбельная, красильная, платочно-набивная и аппретурная фабрика Товарищества мануфактур Я. Лабзина и В. Грязнова в Павловском посаде, работало 1496 чел., изделия: шерстяные и кашемировые платки;

•  суконная фабрика фирмы «Братья Бабкины» в с. Старая Купавна, работало 1324 человека, изделия: сукно;

•  шерстопрядильная фабрика Товарищества Фряновской шерсто-прядильной мануфактуры, работ.1308 чел., изделия: шерстяная пряжа;

•  шерсто-ткацкая, отбельная, красильная, платочно-набивная и аппретурная фабрика Товарищества Ив.Петр.Абрамова с сыновьями в дер.Корневой. работало 1239 чел., изделия: шерстяные и кашемировые платки и ткани;

•  Товарищество Городищенской суконной фабрики Четверикова в с-це Городищи Осеевской в., работало 1100 чел., изделия: сукно; С. И. Четвериков выработал в это время особую шерстяную ткань «крученым утком на камвольной основе № 32» для обмундирования офицеров русской армии;

•  шерсто и шелко-ткацкая, отбельная, платочно-набивная и аппретурная фабрика Товарищества мануфактур Братьев И. и А. Кудиных в Павловском посаде, работало 1004 чел., изделия: шерстяные и кашемировые платки и ткани.

Производство шерстяных тканей вплоть до 1916 года держалось на довоенном уровне. В 1917 году сокращение производства в этой отрасли было несколько меньшим, чем в хлопчатобумажной. Для этого периода характерен тот же процесс огрубения шерстяных тканей, что и бумажных. Фабрики, особенно суконные, были полностью загружены военными заказами и вынуждены были сократить производство легких и тонких сукон, камвольных и сравнительно сложных и ценных по выработке сортов.

В шерстяной промышленности в период с 1917 по 1920 годы спад не принял таких катастрофических размеров, как в хлопчатобумажной. Число рабочих в отрасли в России в целом уменьшилось в 1920 г. по сравнению с 1916 годом 2,2 раза, соответственно пряжи выработано меньше в 4-е, а суровья в 4,3 раза. Разрыв в индексах уменьшения числа рабочих и выработки связан, более всего, с падением в эти годы дисциплины и производительности труда.

И все же милитаризация отрасли, целенаправленное возвращение из армии квалифицированных рабочих, улучшение снабжения работников отрасли продовольствием, наличие на складах Главтекстиля значительного количества шерсти старых запасов, предотвратили катастрофу. Вспомним, что выработка хлопчатобумажной пряжи в 1920 году составляла лишь 4,5 % довоенного уровня, этот же показатель для шерстяной промышленности составлял 18,2 %.

В период с 1921 по 1927 годы шерстяная промышленность преодолевает застой первых лет и с 1924/25 г. постепенно наращивает производство. К 1927 году валовая продукция отрасли достигает в целом по СССР 137,3 % к уровню 1913 года. Даже если сделать скидку на преувеличение этого показателя примерно на 11 % за счет ухудшения качества тканей, изменения их ассортимента в сторону увеличения удельного веса более дешевых полушерстяных тканей, то и в этом случае налицо заметный рост отрасли.

Для этого периода характерно увеличение выпуска полушерстяных тканей с значительной примесью хлопчатобумажной пряжи, что было вызвано недостаточным количеством тонкошерстяного сырья, получаемого более всего из-за границы.

Выработка суровья в целом по СССР за период с 1921 по 1927 годы возросла на 379,4 %, а производство пряжи за это же время поднялось лишь на 294,0 %.

В области строительства новых и реконструкции старых предприятий особое внимание уделялось расширению камвольного производства.

В уезде к 1930 году функционировали следующие шерстяные предприятия: в составе I-го Государственного шерстяного треста

•  богородская ткацко-отделочная фабрика, быв. «А. Елагина сыновей» , с числом рабочих 1066 чел, станков 918;

•  шерстопрядильная фабрика «Интернациональная» , быв. Товарищества Фряновской мануфактуры, с числом рабочих 1566 чел., веретен 25720;

•  ткацкая фабрика имени Ланцуцкого, быв. Товарищества мануфактур «Шишов и Горбунов» , в пос. Монино с числом рабочих 1381 чел., станков 994, еще в 1920 году произошло объединение Тимонинской фабрики А. П. Белова и Монинской фабрики «Шишова и Горбунова» , в 1925/26 г. объединенная фабрика выпустила 8,5 млн. кв. м тканей;

•  прядильно-ткацкая и отделочная фабрика им. Ленина, быв.Тюляева в сл. Обухово с числом рабочих 576 чел., веретен 4000, станков 132;

•  прядильно-ткацкая и отделочная фабрика им. Свердлова, быв. Четвериковых, в п. Городище с числом рабочих 190 чел., веретен 5816, станков 178;

•  прядильно-ткацкая и отделочная фабрика им. Склянского, быв. «Братьев Бабкиных» , в п. Ст. Купавна с числом рабочих 1029 чел., веретен 7680 и станков 169;

•  Павловский платочный комбинат имени X годовщины Красной Армии, (затем Головное предприятие производственного платочного объединения), быв. Товарищества «Я. Лабзин и В. Грязнов» и Товарищества «И. П. Абрамова с сыновьями» , с числом рабочих 4450 чел. и станков 1050. Затем фабрика быв. «И. П. Абрамова с сыновьями» будет преобразована в Камвольный комбинат.

 

В составе Богородского промторга – Городковская красильно-аппретурная и ткацко-набивная фабрика, быв. Братьев Кудиных, в дер. Городок с числом рабочих 1166 чел. и станков 592.

В дер. Щелковой была ликвидирована фабрика «Свободный пролетарий» , быв. Синицына, корпуса были переданы Московскому Упромторгу.

В Ногинском районе в 1931 году работали три шерстяных предприятия:

•  суконная фабрика № 21 им.Э. М. Склянского в п. Купавна, изготавливала в год пряжи шерстяной 845 тн., ткани шерстяной суровой 1396 т. п. м, отделанной 1117 тыс. п. м;

•  Ново-Ногинская ткацко-отделочная фабрика имени Володарского, вырабатывала в год шерстяных и полушерстяных суровых тканей 3699 тыс. п. м, отделанных тканей 3826 тыс. п. м, хлопчатобумажных суровых тканей 4428 тыс. п. м;

•  Обуховская суконная фабрика имени Ленина, изготавливала в год пряжи шерстяной 489 тн, ткани шерстяные и полушерстяные суровые 1450 тыс. п. м, отделанные 1227 тыс. п. м.

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы