Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 августа 2005 года

Народное хозяйство / Промышленность Богородского уезда / Торговля

Торговля

Значение торговли всегда было главенствующим, недаром историк И. Е. Забелин, говоря о возникновении Москвы, подчеркнул, что для этого «главным двигателем является народный промысел и торг», а не прихоть какого-либо «доброго и мудрого князя».

Наличие водных путей, расположение по берегам большинства рек многочисленных мельниц, способствовали активному привозу из более южных хлеборобных районов хлеба и торговому обмену его на изделия промыслов местных жителей. Писцовые книги начала XVII века оставили свидетельство о том, что в селе Павловском (Вохна) находился торжок, «а на том торжку 30 лавок до 20 скамей, а в тех лавках торгуют той же Вохонской волости крестьяне» .

Существование в более ранние времена одной из главных дорог Московского государства – внутренней дороги, не тревожимой никакими внешними врагами, – «Стромынки» , шедшей из Москвы через Юрьев-Польской на г. Суздаль, а затем во Владимир, безусловно имело огромное торговое значение для всего прилегающего района. Село Коровицыно (Остромынь, Стромынь) исстари было большим торговым селом, в котором находились постоялые дворы и еженедельный торг по вторникам. Не было случайным и размещение здесь монастыря, которому принадлежало село и которому шли взимаемые с торгов пошлины. «Стромынка» представляла собой тот путь, по которому наиболее удобно шло мирное завоевание Суздальской земли крепнувшей Москвой. Пройдут столетия и дорога несколько изменит свое направление – главной ее целью станет соединить Шуйский промышленный район с торговым центром – Москвой: Москва – Киржач – Юрьев Польской – Гаврилов посад – Лежнево – Шуя. Торговое значение дороги будет и в начале XX столетия таково, что возникнет проект постройки параллельной железной дороги. В XVII столетии все большее значение будет приобретать еще один сухопутный торговый путь – «Владимирка» . В зону торговых интересов уезда входили Касимовский и Коломенский тракты, по которым тянулись подводы с хлебом к рынкам Ильинского погоста, Павлова (Вохны), Гжели.

Купечество как сословие сложилось в результате введения при Петре I гильдейской организации. Екатериной II в 1775 году было установлено, что купцы, имеющие капитала более 500 рублей, должны делиться на 3 гильдии и платить в казну по 1 % с объявленного ими капитала, а от подушной подати быть свободными. 25 мая того же года было уточнено, что в третью гильдию должны быть записаны купцы, объявившие за собой капитала от 500 до 1000 рублей, во вторую – от 1000 до 10000 рублей, в первую – более 10000 рублей. Объявление капитала оставлено было «на совесть каждому» . Доносы на неправильное показание капитала не принимались. В дальнейшем размеры гильдейского капитала увеличивались. В 1785 году для 3-й гильдии был установлен капитал от 1 до 5 тыс. руб., для 2-й – от 5 до 10 тыс. руб., для 1-й – от 10 до 50 тыс. руб; в 1794 году, соответственно, от 2 до 8 т. р., от 8 до 16 т. р. и от 16 до 50 т.   р.; в 1807 году – от 8 до 10 т.   р., от 20 до 50 т.   р., и более 50 т.   р.

Купец был заинтересован в повышении свой гильдийности, соответственно гильдийности менялись привилегии и права. Все купцы могли вместо рекрутского набора платить соответствующие деньги. Купцы первых двух гильдий освобождались от телесного наказания. Купцы 1-й гильдии имели право на внешнюю и внутреннюю торговлю, 2-й – на внутреннюю, 3-й – на мелочную по городам и уездам. Купцы 1-й и 2-й гильдий имели право ездить по городу парой, а 3-й – только на одной лошади.

В 1800 году дворянам было запрещено записываться в гильдии и пользоваться выгодами, присвоенными одним купцам, но в январе 1807 г. право дворян записываться в гильдии было восстановлено.

27 марта 1800 г. для поощрения купцов, отличившихся в коммерческой деятельности, было введено звание коммерции советника, что соответствовало 8-му классу гражданской службы (коллежский асессор), позже – звание мануфактур-советника с аналогичными правами. С 1807 года для купцов 1-й гильдии, ведущих только оптовую торговлю, было установлено почетное звание первостатейного купца. Для именитого купечества заводилась специальная бархатная книга знатных купеческих родов (только для купцов-христиан, для мусульман была отдельная книга – в Казани). Первостатейные купцы имели право ездить по городу «четверней» и даже имели право приезда (без членов семьи) ко двору в случаи больших приемов.

Участие купцов в городском самоуправлении также зависело от их гильдийности. Купцы 1-й гильдии обязаны были принимать только должности градских голов и заседателей судебных палат, совестных судов и приказов общественного призрения, а также депутатов торговли и директоров банков (общественных) и их контор и церковных старост, а от выбора во все остальные общественные должности они имели право отказаться. Для купцов 2-й гильдии к этому списку прибавлялись должности бургомистров и ратманов, для 3-й – градских старост, членов шестигласных дум, депутатов при разных местах, на все прочие должности должны были выбираться мещане, если купцы не пожелают их принять. Отсюда можно понять, что купечество общественными должностями тяготилось.

С 1863 года было введено новое гильдейское устройство. Разрешили заниматься торговлей и промыслами без записи в гильдию при условии оплаты торговых и промысловых свидетельств, но и без сословных гильдейских прав. К 1-й гильдии была отнесена оптовая торговля, ко 2-й розничная.

Имелась корпоративная купеческая общественная организация, ежегодно избирался купеческий староста и его помощники, в обязанности которых входило ведение гильдейских списков, забота о «пользах и нуждах» купечества. Эта должности считалась в 14 классе гражданской службы (коллежский регистратор). С 1870 года купеческие старосты утверждались губернаторами.

Необходимо заметить, что купец в глазах россиянина стоял выше фабриканта или заводчика вплоть до начала XX века.

Московские купцы – выходцы из Богородского уезда, составили едва ли не элиту купеческого сословия в Москве. Когда в составе уезда еще находился Сергиев посад – в 1785 г., в Московское губернское управление обратился местный купец Василий Иванович Прохоров с просьбой о зачислении его в московское купечество. Императорским указом он был причислен в 3-ю гильдию по Дмитровской сотне. Было положено начало всероссийской славе купцов и промышленников Прохоровых.

Одними из первых записались в московские купцы выходцы из Богородского края: вдова, купеческая жена Прасковья Павловна Переплетчикова с детьми, приписавшаяся в московское купечество с 1786 года; Семен Ильич Медовщиков – с 1786 г.; Семен Иванович Корсунин – с 1786 г.; купец 2-й гильдии Александр Филиппович Веснин из дер.Щелковой – с 1790 г.; Е. Балашов из д. Прокуниной – с 1792 г.; Егор Васильевич Солдатенков из той же дер.Прокуниной – с 1797 г.; купеческая вдова Авдотья Григорьевна Белобородова из Богородска – с 1799 г.; коммерции-советник Иван Григорьевич Шелагин из с-ца Чудинки – с 1805т г.; В. С. Кумов из г. Богородска – в 1811 г., купец 3-й гильдии Андрей Лазаревич Усков из Богородска – с 1815 г., через считанные годы запись в московское купечество станет обычным явлением.

Многие московские купцы имели свои интересы в Богородском уезде. Наиболее крупным из них был именитый гражданин и первой гильдии купец Михаил Павлович Губин. В 1805 году он имел объявленного капитала на 50 тыс. руб., владел в Москве и Калуской губернии бумажными, ситцевыми и миткалевыми фабриками и пороховым заводом в с. Успенском, а сверх того имел в Пермской губерни и на Урале доменные и железоделательные заводы. Товаров для продажи он имел до 300 тысяч руб., банкирских дел до 100 тысяч руб., а всего капитала в обороте «чрез посредство привозимых, отпускаемых за море и продаваемых в России товаров и банкирские дела всего до 900 тысяч рублей» . Михаил Павлович Губин избирался в Москве на общественные службы, в качестве городского головы он выработал первый устав Московского коммерческого училища – «Примерное постановление Коммерческого Воспитательного Училища, учреждаемого в Москве на содержании Купеческого и Мещанского общества» . За пожертвование 78-ми тыс. руб. на создание ополчения в 1812 году он был представлен к награждению бронзовой медалью.

К Московскому купечеству были приписаны большинство более или менее крупных предпринимателей Богородского уезда: С. В. Морозов, Кондрашовы, Гусятников М. С., Тюляевы, Шибаевы и многие другие.

В Богородске, Павловском посаде торговлей занимались чуть ли не половина всех домохозяев. Городское мещанство в силу ряда причин: недостатка заработков от промыслов, от сдачи жилья в наем и т. п., тянулось к перекупке, мелкой торговле. Необходимо учесть, что в самом Богородске было не так много рабочих мест в фабричных заведениях, в Павловском посаде их было больше. Не так много в городе и посаде было ремесленников. В Богородске в 1879 году было только 215 ремесленников, в Павловском посаде – 319, при этом различных торговых заведений в городе – 139 и в посаде – 147.

Занимались торговлей и дворяне. В списке членов Московского купеческого общества взаимного кредита (1869 г.) мы видим И. И. и М. И. Бибиковых, И. Н. Жеребцову, Е. Ф. Рюмину, П. М. Рюмина, Н. Ф., Ю. Ф. и Д. Ф. Самариных и других.

В середине прошлого века Богородский уезд обгонял другие уезды по числу ярмарок (17) и уступал только Волоколамскому уезду по размаху ярмарочной торговли – там они были несколько многолюднее и крупнее по сумме привозимых товаров.

В Богородском уезде в прошлом веке были следующие ярмарки:

•  Ильинские – в Ильинском погосте: четыре ярмарки – 25 марта, 20 июня, 6 декабря и 6 января, товаров привозилось на 77 тысяч рублей. Среди сельских ярмарок они не имел себе равных в Московской губернии;

•  на Рудненском погосте ярмарка проводилась с 7 по 10 сентября, товаров привозилось на 17 тысяч рублей;

•  Карповские ярмарки – в с. Карпове, проводились 1 октября (7 т.р.);

•  Никитские ярмарки – на погосте Св. великомученика Никиты, 15 сентября
(3,5 т.р.);

•  Рождественские – на погосте Рождества Пресвятой Богородицы, 15 августа и 8 сентября (4,5 т.р.);

•  Ивановские – на погосте Обретения Честныя Главы Крестителя Иоанна, 25 мая (3 т.р.);

•  Никольские – в селе Никольском, 6 декабря (4 т.р.);

•  Запонорские – в с. Запонорье, 20 мая и 10 октября (8 т.р.);

•  Преображенские – на погосте Преображения Господня, 6 августа (3,1 т.р.)

•  Воздвиженские – на погосте Воздвиженья Честнаго Креста Господня, 14 сентября (2,5 т.р.)

•  Параскеевские – на погосте Св. великомученицы Параскевы, в 10-ю пятницу после Св.   Недели и 28 октября (3,5 т.р.)

Богородский уезд – единственный в Московской губернии, где ярмарки проводились по погостам.

Значительный по обороту торговый центр – Ильинский погост, со временем, особенно после постройки Егорьевской железно-дорожной ветки, стал терять свое значение. На базарной площади, арендуемой у церкви, находилось около 170 лавок. Кроме того, здесь же было еще три лесных склада, одна паровая мельница, фабричка и несколько небольших заведений (булочные, пекарни, колесные, экипажные и т.п.). Все это уже к концу прошлого века пришло в запустение.

Вот какую характеристику дал положению Ильинского погоста как торгового центра корреспондент газеты «Богородская речь» в 1912 году: «...До устройства железных дорог зимние «хлебные базары» в Ильинском привлекали не только жителей окрестных волостей, но и из соседних уездов: Покровского, Егорьевского и Бронницкого. Тысячные обозы на розвальнях с хлебами заявлялись сюда из Рязанской, Тульской и даже Тамбовской губерний... Одним словом, Ильинский погост снабжал хлебом всю окрестность на далеком расстоянии от Егорьевска до Киржача, и от Сеньга-озера до Гжели и Загарья...Теперь, с упадком торговли в Ильинском, все это...прахом пошло. Обширные хлебные сараи, уцелевшие от пожаров, стоят пустыми и бесцельно доживают свой век, покосившись набок. А некоторые идут уже на дрова, на отопление трактиров и кабаков...»

Павловский посад, где исстари была развита торговля, в прошлом веке также сохранял за собой репутацию торгового центра. Ярмарочная торговля в посаде, в отличие от других городов Московской губернии, велась чуть ли не круглый год:

Масляницкая ярмарка – в понедельник сырной Недели (13,7 т. р.);

Георгиевская – 23 апреля (3,0 т. р.);

Троицкая – в Троицын день (10 т. р.)

Пятницкая – в пятницу после Пасхи (1,9 т. р.);

Казанская – 8 июля (9,7 т. р.);

Сергиевская – 25 сентября (4,2 т. р.);

Дмитровская – 26 октября (15,885 т. р.);

Георгиевская – 28 ноября (4,1 т. р.).

Из 103 ярмарок, проводившихся в губернии, 25 проводилось в Богородском уезде. Особо значительных ярмарок, все же, и в губернии и в уезде не было, съездов из отдаленных мест не бывало. Главными предметами торговли на ярмарках были: разного рода хлеб, соль, масло, скот, различные сельские орудия и другие произведения, необходимые в сельском быту. Можно сказать, что наши ярмарки представляли собой, скорее всего, классические торжки, известные еще с языческих времен, которые всегда устраивались в погостах или селах по праздникам, когда стекался народ на богомолье. То, что они продержались столько лет, подтверждает удобство их географического расположения.

Значительными ярмарками, которые приобрели общегосударственное значение, были Нижегородская (с 1822 г.) и Ирбитская (со второй половины XVII века). Дешевые русские ткани завоевали рынок Китая и Средней Азии именно через Ирбит. По просьбе Тимофея Саввича Морозова городская дума Ирбита отвела ему земельный участок под постройку торгового дома, который существовал здесь до последнего ярмарочного дня.

Некоторое время ярмарочный комитет Нижегородской ярмарки возглавлял Савва Тимофеевич Морозов, о котором говорили, что он «был первый из тех, кому удалось поднять на должную высоту знамя ярмарочного общественного управления» .

В ярмарках этих, да и многих других – помельче, участвовали богородские промышленники, поставляя туда свой разнообразный товар.

Итак, как мы помним, с 1863 года торговлей можно было заниматься не меняя своего сословия, только уплачивая установленные сборы. Кроме того, крестьянин, приезжая торговать на базаре в уездном городе или посаде, освобождался от всякой платы, что поощряло его продать продукты поближе, а значит и подешевле.

Последовательно, начиная с 1890-х годов, в Богородском уезде, как и во всей России, стала развиваться кооперативная торговля. Почти во всех крупных фабричных поселках, не говоря уже о Богородске и Павловском посаде, функционировали общества потребителей.

Во всем Богородском уезде в 1894 году функционировало 908 различных торговых заведений: 79 трактиров, 103 чайных лавок, 105 винных и пивных лавок, 583 овощных, мануфактурных и других лавок, 37 хлебопекарен и 1 колбасная лавка. При большинстве фабрик и заводов работали харчевые конторы и собственные сельско-хозяйственные общества, которые были подсобными хозяйствами предприятий. Торговые заведения группировались в районе наибольшего постоянного или временного скопления населения – в местах базаров (пог. Ильинский, Рудня, Николо-Загарье, Фряновская сл. и др.), крупных фабричных центров (д. Щелкова, с. Зуево, Купавинская и Обуховская слоб. и др.), железно-дорожных поселков. В с. Зуеве, например, в 1894 году имелось 73 различных торговых заведений (из них 3 трактира, 2 харчевни, 2 чайных, 18 винных, пивных и ренсковых лавок), в д. Щелковой и Мещанской слободе – 30 (из них 3 трактира, 2 чайных и 6 винных лавок), в Обуховской слободе – 12 (из них 5 трактиров и 1 винная лавка). По количеству трактиров и питейных заведений Богородский уезд занимал столь же первенствующее место среди остальных уездов губернии, как и в промышленном отношении. Следует повторить, что расходы населения Богородского уезда на спиртное составляли почти четверть всей суммы, затрачиваемой населением на продовольствие.

После октября 1917 года ситуация в торговле стала изменяться постепенно, но неуклонно, в сторону вытеснения частника. Во-первых, в обществе с первых же дней стало культивироваться отношение к торговцу как к «врагу» . Уже с 1918 года все торговцы были властью отнесены к т. н. «лишенцам» – лишенным права избирать и быть избранными. Но «лишенцы» не имели также права быть членами профсоюза, не получали карточек на продовольствие и т.д. и т.п. В Богородске известен случай, когда семья «лишенцев» жила за счет продуктов, которыми с ними делилась их прислуга, не отнесенная к «эксплуататорам» и получавшая карточки. В Богородске по спискам 1923 г. «лишенцами» являлись более 700 человек, из которых большинство составляли торговцы. Некоторые послабления по отношению к торговцам принес НЭП или, как тогда говорили, – государственный капитализм.

В 1924 году в целом по Московской губернии составляющие торговой сети в процентном отношении были следующие:

 

 

города

внегородские поселения

 

мелкая розница

крупн. розница
и оптовая торг.

мелкая розница

крупн. розница
и оптовая торг.

Государственная

2,5

22

1,4

14,8

Кооперация

9,7

52

35,6

67,0

Частная

87,8

26

63,0

18,2

 

Частная торговля и в этот период являлась, особенно в рознице, наиболее конкурентоспособной по ряду причин: частный торговец работал, как правило, с членами своей семьи и вся его отчетность заключалась в маленькой записной книжке в кармане.

В городе Богородске в этот период частник в торговой сеть составлял (по обороту) – 45,6 %, кооперация – 40,6 %, государственная торговля – 13,8 %. В уезде – соответственно: 58,5 %, 31,8 % и 9,7 %.

В Богородском уезде в целом в это время функционировало 16 торговых кооперативов с числом пайщиков 35698 чел. По числу кооперативов уезд был на последнем месте, но по числу пайщиков на 4-м и по сумме пая, приходящегося на 1 пайщика, почти в полтора раза превосходил средний показатель по губернии. И все-таки, удельный вес кооперативной торговли в уезде по обороту был наименьшим среди уездов Московской губернии.

В резолюции XV уездного съезда Советов было записано «...Продолжать взятую линию на развитие и укрепление потребительской кооперации и госторговли уезда, держа курс на дальнейшее вытеснение и уменьшение роли частника в товарообороте» и в 1928 году обобществленный сектор уже составлял 82,5 % всего торгового оборота (кооперация 62,4 %, госторговля 20,1 %).

Вытесняя частника с рынка кооперативная и государственная сеть не могла своевременно решать проблему заполнения своей сетью местностей, где раньше торговал частник. Именно в это время стали появляться очереди.

Только с 1928 года кооперативная торговля вышла из убытков и стала торговать с прибылью, которая составила в 1928 году 2,05 % от оборота. Именно в это время начинается проведение учебы торгового персонала, организация сети общественного питания.

В это время в продовольственном снабжении уезда имелись значительные затруднения и перебои, причиной чему являлось недостаточность собственного производства зерновых культур, мяса и молока, и разрушение внутреннего частного рынка, что влекло за собой «заминки в заготовках» , «неприспособленность часов торговли» потребкооперации и госторговли к нуждам населения и т. п.

Степень удовлетворения нужд населения по отдельным видам товаров следующая: по растительным и животным маслам – 70 %, по шерстяным товарам – 25 %, по готовому платью – 60 %, по кожевенно-обувным товарам – 70 %, по овсу – 30 %, по отрубям – 50 %, по муке, сахару – почти 100 %.

Среди первоочередных задач, которые ставились властью перед торговлей, были: ликвидировать очереди, улучшить снабжение населения в первую очередь хлебом, установить строжайшую экономию в расходовании наиболее дефицитных продуктов питания, упорядочить дело хлебопечения и общественного питания. Главнейшей задачей власти оставалось полное вытеснение частника с рынка.

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы