Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
12 февраля 2020 года

«Я помню аэродром „Набережный”»

Воспоминания летчиков-штурмовиков

Г.Ровенский

Аверьянов Валентин Григорьевич (1922-2007), 15 гшап, Герой Советского Союза

Аверьянов Валентин Григорьевич

Я родился в 1922 году в Москве, осенью 1940 года по комсомольскому призыву пошел учиться в аэроклуб Свердловского района. Теорию изучали в классах, а уже зимой приступили к полетам с аэродрома Набережная. Программу У-2 мы закончили быстро, и в марте месяце за нами приехали «купцы». Я летал хорошо, и меня взяли в Черниговскую истребительную школу…

В начале 1943-го в авиашколу пригнали Ил-2, и часть летчиков, и я в том числе, переучились на этот тип самолетов…

Самолет для этой войны был хороший и нужный. Да, он не очень сберегал экипажи, но как оружие - это была отличная машина. Она помогала пехоте, танкам, артиллерии. Да, пикировать он не мог, но за счет работы на малой высоте был очень эффективным. Мы брали 400 кг бомб, …Самое точное оружие штурмовика - это пушки. Очень хорошие 23-милли-метровые пушки ВЯ. В конце 1943 года собрали эскадрилью и направили на Западный фронт. В Кимрах мы получили двухместные самолеты.  Пару раз вылетели на полигон, побомбили цементными бомбами. Вот и вся подготовка. И в бой. …(http://militera.lib.ru/memo/russian/drabkin1/10.html )

…За короткое время пребывания на фронте, чуть больше года, совершил 192 боевых вылета. Лично уничтожил и повредил 10 танков, 43 орудия, 30 миномётов, 87 автомашин, много другой боевой техники противника. В воздушных боях в группе сбил 7 истребителей. Был сбит только один раз.

После войны продолжил службу в армии. Служил заместителем, а затем командиром авиационного полка. В 1956 году окончил Военно-воздушную академию (Монино). С 1957 по 1967 годы занимался испытанием новой авиационной техники. С 1970 года полковник Аверьянов - в запасе.

 

 Аэродром штурмовиков «Набережная»

 

643-й батальон аэродромного обслуживания (БАО)

Это части принадлежали службе Тыла ВВС и  были обязаны полностью обслуживать летные части аэродромов.

У них были авиаремонтная мастерская, роты связи и автотранспорта, лазарет, поварское хозяйство, склады боеприпасов и горючего и т.д.

Они входили в структуру Управлений района авиабазирования, у которого был и головной авиационный склад, и автотранспортный батальон, и отдельная рота связи, и технические команды по сборке аварийных самолетов.

В Щелковском  районе это было в Трубино  - управление 56-го района авиабизирования, которому подчинялись еще два БАО на Чкаловской и др.

Краевед Федоров М.М. в фондах Московского военного округа нашел очень важный для нас документ конца 1941 г.  Мы приводим его фрагмент.

 

Сов. секретно

 

СПИСОК В/ЧАСТЕЙ, УЧРЕЖДЕНИЙ И ЗАВЕДЕНИЙ,
расквартированных на территории Московской области
по состоянию на 15 декабря 1941 года.

ЦАМО ф. 135 оп. 12452 д 10   коробка 10152 Л. 435:

   Л. 446             ЩЁЛКОВСКИЙ РАЙОН

 

  1. 123 стрелковый запасной полк   санаторий Семашко (Гребнево)
  2. 1-е конское депо дер. Каблуково
  3. 538 ОАТБ (отд. автотранспортный б-н) сан. Сукманиха
  4. 643 БАО (б-н аэродр. обслуживания) дер. Потапово-2 (Набережная)
  5. 264 БАО ст. Чкаловская
  6. 190 БАО ст. Чкаловская
  7. 95-й истребительный авиаполк ст. Чкаловская
  8. 208-й истребительный авиаполк ст. Чкаловская
  9. 126-й истребительный авиаполк ст. Чкаловская
  10. 251-й полк НКВД г. Щелково
  11. Управление 56 р-на авиабазирования дер. Трубино и др.

Итак, в районе описываемого аэродрома только одна воинская часть – 643 БАО. Постоянной авиачасти не указано, аэродром в это время мог быть запасным для Чкаловской и каких-то других авиаполков.

В начале войны  643 батальон аэродромного обслуживания базировался на аэродроме Кубинка.

 

Соединения, части и подразделения войск ПВО страны, входившие в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

643 БАО - 22.06.1941 - 01.10.1943 гг.

 

После приближения фронта осенью 1941 года и вывода с него летных частей БАО остался на своем месте и принял активное участие в обороне аэродрома 1-3 декабря 1941 года.

1-го декабря ударная группировка 4-й полевой армии вермахта прорвалась на стыке 5-й и 33-й армий Западного фронта и двинулась на восток, вплотную подойдя к аэродрому Кубинка с юга, со стороны Наро-Фоминска.

На подступах к аэродрому бойцы 50-й стрелковой дивизии генерала Н.Ф. Лебеденко и 643-го батальона аэродромного обслуживания смогли остановить наступающего противника.

П.М. Стефановский

П.М. Стефановский

В этот период командир 643-го бао майор Максимов А.М. взял на себя роль своеобразного координатора действий авиации в интересах 5-й армии, штаб которой находился в одном из аэродромных зданий. Командующий ВВС 5-й армии докладывал, что «со стороны майора Максимова обеспечена бесперебойная связь и своевременная информация о действиях авиационных частей, а также о результатах авиационной разведки».

П.М. Стефановский. Книга «Триста неизвестных»:

«В начале зимы очень тяжелого для нас 1941 года фронт вплотную приблизился к столице. Авиация ПВО оставила свои передовые аэродромы: Спас-Демен-ск, Юхнов, Ржев, Калинин, Клин, Алферово, Чертаново, Вязьму, Ватулино, Кубинку и другие. Последний, окруженный с трех сторон противником, постоянно подвергался воздействию немецкого минометного огня. Несмотря на это, мы сохранили здесь свой наблюдательный пост, имевший прямую телефонную связь с Центральным командным пунктом ПВО Москвы.
     В дальнейшей обороне столицы с воздуха этот маленький пост сыграл немаловажную роль».

Странно, но не нашел я расшифровки имени-отчества этого героя-майора, начальника БАО Максимова А.М., который возможно, и командовал потом своим БАО и на нашем аэродроме.

Среди награжденных 1941-42 на сайте «Память народа» его нет, про него забыли и командующий 5-й армией и наш чкаловский Стефановский, который в то время командовал уже Западным сектором истребительной авиации ПВО.

БАО принадлежали к системе Тыла ВВС и входили в районы авиабазирования. Вот пример из СЕТИ:

«36 район авиабазирования с 485, 504, 510, 524 и 529 батальонами аэродромного обслуживания, 1986 головного авиационного склада, 136 автотранспортного батальона, 36 отдельной роты связи, 132, 135 технических команд по сборке аварийных самолетов и других подразделений».

В декабре это БАО отмечено в нашем списке у д. Набережная, но в марте 1942  643 БАО вернулся на Кубинку.

Кто их сменил у нас на Аэродроме при Набережной, мы пока не знаем. Но знаем теперь, что ранее осени 1942 по весну 1944  здесь базировалась авиационная часть - 1-я отдельная летно-тренировочная эскадрилья (олтэ) 34 зап (запасной авиаполк) 9-я забр (запасная авиабригада), подчиняющаяся ВВС.

Основным самолетом был знаменитый штурмовик Ил-2.

 

Анализ фотосъемки аэродрома немецким самолетом - разведчиком в 1942 г.

Слева в нижнем углу приток р. Клязьмы - идущая с севера от Ивантеевки река Уча, правее – излучина Клязьмы, выше три порядка домов д. Набережная, выше неё и правее поле аэродрома, посредине его немного чернеет взлетная полоса.

Между верхним и нижними порядками – старинная дорога – Хомутовский тракт из Москвы  в Сергиеву монастырю.

Внизу, почти от центра - начало аэродрома и его основная взлетная полоса в сторону от жилых домов. Это и будущее начало Щелково-7 – на 1/3 площади теперь жилые дома, а далее к северо-западу на 2/3 летного поля и сам НИП-14, в/ч для связи с космическими объектами с громадными антенными решетками.

 

…Далее мы начнем путешествие по аэродрому с уроженцем Набережной Игорем Георгиевичем Дегтяревым.

Он поздний уроженец, 1946 г.р., но в его 10-12 лет аэродром практически еще сохранялся, и он облазил там все тропинки и окраины.

Игорь Георгиевич Дегтярев

Дегтярев - член нашего Щелковского краеведческого клуба, и как только 2 года назад появились эти фотографии (+ аэродромы Чкаловская и Монино), он начал внимательно вглядываться в знакомые с детства ориентиры и снова расшифровывать их.

 

Немецкая Цейссовская оптика увидела все – и выстроенные как напоказ в ряд фанерные макеты 9 самолетов. Игорь Георгиевич уверяет, что это простые макеты из фанеры. В его время там еще оставались куски этой фанеры.

 

Южный край аэродрома с макетами самолетов.

Около дюжины силуэтов самолетов еще видны и вразброс, возможно, неисправные – бомбите, мол, сколько хотите.

Хорошо видны и обвалованные стоянки для самолетов в полкруга - земляная обваловка в полтора-два метра высоты для укрытия самолетов от пулеметов штурмовиков и осколков при пушечном обстреле и бомбежке и от воздушного вихря при этом. Будем для простоты назвать их капонирами – хотя они и без крыш и без дверей. Тут их много на аэродроме. Но на фрагменте только 2, возможно, напоказ.

Теперь начинается самое интересное. Справа - опушка леса –  именно здесь спрятано все от оверхностного взгляда.

Восточный край аэродрома – опушка леса, прячущая штурмовики ИЛ-2 и др. объекты аэродрома.

Белый цвет показывает обычно наезженные машинами дороги, или землю без травы. Дорога идет и вдоль всей опушки леса, интересен прямоугольник дорог в глубине леса, там, вероятно, закопанные в землю склады горючего. Знатоки могут рассказать больше о прямоугольничках – штабелях, грузовиках с брезентом и других сооружениях.

Выше на север – первый полукруг «капонир» для самолетов. Несколько выше - мы покажем отдельно - их множество.

Еще севернее полоса стоянок и служб обеспечения продолжается (фото повернуто). 

Пройдем по левой стороне полного снимка аэродрома. Игорь Георгиевич хорошо помнит это место верхней части приведенной фотографии. Мы согласились, что это может быть служба Батальона аэродромного обслуживания. Четыре белых прямоугольничка выше справа, это, по словам нашего проводника, цеха-землянки – он сам смотрел внутри (тогда еще подростком) и помнит слесарные и столярные мастерские и др. Левая половина -  предполагаемые другие службы БАО (связь, метеорологическая, казармы для солдат, штаб и др.). Левее всех длинный барак – вероятно,  казарма. Южный участок левой фотографии – 4  капонира и площадь для грузовиков. И на северном краю аэродрома нашлось 10 самолетов «рассредоточенных» или просто неисправных. 

Есть ли на фото следы бомбежки аэродрома? Ветеран Плахин Рудольф Николаевич уверяет, что никаких бомбежек не было, это бы запомнилось (он был призван только в 1943). Но те, кто разглядывал увеличенные фотографии, уверяют, что видны следы разрывов. Я-то уверен, что не стали бы тратить бомбы – здесь бетонных полос не было. 

Приведем эти фрагменты «бомбежек»

Черные пятна - вероятные следы засыпок землей свежих воронок от бомб.

Итак, мы временно закончили путешествие по старому аэродрому. Но остается вопрос. На аэродром с заводов пригоняли самолеты, прибывшие «покупатели» привыкали к прицелам пушек и пулеметов штурмовика, да обучались сноровке маршрутов и бомбометания. Когда и где это происходило?

- Я уверен, что это было севернее аэродрома, – говорит Игорь Георгиевич. - Там был полигон для стрельбищ – еще высокая насыпь была - защищала аэродром от неумех. Полигон был больше километра – почти до самой железной дороги Ивантеевка-Фрязино. И пуль и гильз было немало повсюду.

Там мы находили «бетонные бомбы с железными крылышками – стабилизаторами».

- Да, - подтверждает краевед Кочина Нонна Ивановна, - у моей сестры дача в СК «Ветераны Космоса», севернее аэродрома и там я насобирала кучу гильз и даже воронка от бомбы была там, полная воды – она-то и спасала овощи от жары – ведрами носила оттуда воду для полива. «Кучу» раритетов от стрельбища передала в музей.

И ветеран Плахин вспомнил, что в «колхозном лесочке, в орешнике, такие макеты бетонных бомб мы находили». Может быть, и сейчас они где-то лежат в земле.

Рыбаков Василий Николаевич

В предисловии мы рассказали, как случай помог  выйти на номер части и командира учебной эскадрильи на Набережной.

Теперь представляем читателям её командира.

 

Рыбаков Василий Николаевич (21.4.1909-8.3.1945). Командир 1-й отдельной учебно-тренировочной  авиаэскадрильи на аэродроме «Набережная»  (самолеты – штурмовики ИЛ-2)

Именно его биография приоткрыла нам тайны нашего аэродрома и авиачасти.

РЫБАКОВ Василий Николаевич

Фотография до награждения Орденом Отечественной войны II степени за подготовку летчиков-штурмовиков

В Приложении мы приведем его подробную и занимательную биографию. А пока рассмотрим наградной лист подполковника за отличную работу на аэродроме «Набережный».

Текст: «Представляется к Правительственной награде ордену  «Отечественной войны второй степени».

Год рождения 1909. Белорус. ВКПб с 1929.

Участник Отечественной войны, Западный фронт с 22 июня 1941 года по 10.10.1941. Был контужен. В РККА с 1931 г. Призван Чериковским РВК Могилевской обл.

Чем ранее награжден

– 12 ноября 1941 орденом «Красная Звезда» за выполнения спецзадания в тылу противника;

- 20 декабря 1942 орденом «Красное Знамя» за выполнение боевых заданий.

Постоянный домашний адрес

Деревня 2-е Потапово Щелковского района Московской области, дом 21 (семья проживает по этому адресу).

Краткое изложение личного боевого подвига или заслуг

В течение 1943 г. эскадрилья, руководимая подполковником РЫБАКОВЫМ, произвела большую работу по подготовке кадров. За истекший год подготовлено три маршевых полка, 523 одиночных экипажей.

На теоретическую подготовку кадров затрачено 3627 часов, из которых на изучение материальной части самолета и мотора 864 часа, тактику 158 часов, связь и навигацию 20 часов, на другие дисциплины 1521 час.

В процессе подготовки летчиков произведено – 2898 стрельб, 2751 бомбометаний с общим налетом подготовленных летчиков составляет 9440 часов.

Качество летной работы определяется отсутствием летных происшествий со стороны летного состава.

Отношение происшествий к налету показывает следующее: одна катастрофа на 9440 часов налета, а на одну аварию 2360 часов налета. (подчеркивание – красным карандашом)

…Наряду с подготовкой кадров фронту  подполковник Рыбаков много внимания уделял совершенствованию летных кадров постоянного состава. Большинство летчиков отлично стреляют и бомбят, изучают опыт Отечественной войны.

ВЫВОД: - За успешную подготовку кадров фронту, хорошую организацию всей работы подполковник РЫБАКОВ достоин правительственной награды орденом «Отечественной войны II степени»

Подпись командира и печать Управления 9-й запасной авиационной бригады подполковника А. Кузнецова. 20.3.1944

Наверное, есть и другие офицеры и летчики эскадрильи с нашего аэродрома в этом большом на 600 стр. Указе Верховного Совета в т.ч. и о подготовке кадров для фронта.

Просмотрел я несколько фамилий рядом с Рыбаковым – посчастливилось, нашелся командир летного отряда нашего аэродрома Новичков Алексей Николаевич, тоже награжден таким же орденом Отечественной войны II степени, и главное - автограф подписи самого В. Рыбакова в представлении к награде и оттиск  печати эскадрильи с полным наименованием «1 Отдельная Учебно-Тренировочная эскадрилья».

В его наградном много нового – в качестве домашнего адреса указана войсковая полевая почта 78634 (по справке СЕТИ это и есть наша 1-я отдельная учебно-тренировочная эскадрилья Указан и Московский адрес, хотя вероятно семья, как и у Рыбакова, жила рядом в деревне.

Ранее, 23.11.1942 г., Новичков был награжден орденом Красной Звезды, но как и у Рыбакова в списках того Указа, наградной лист в «Памяти народа» отсутствует, и  мы добавок к их биографиям не имеем.

Итак, описание деятельности:

«За период работы командиром отряда в 1-й УТАЗ с марта по 28 декабря 1943 года … подготовлено и отправлено на фронт – 126 летчиков-штурмовиков.

За это время отрядом выполнено:

- маршрутных полетов – 519,

- бомбометаний с хорошими и отличными показателями – 729,

- воздушных стрельб – 656.

Тов. Новичков хороший организатор, волевой командир, обладает хорошей методикой обучения молодых пилотов.

С 21 октября по 6 декабря 1943 г. находился на боевой стажировке в 3-й Воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта. За это время совершил 6 успешных вылетов по уничтожению живой силы и техники противника. Из них 2 раза летал на разведку. За период стажировки получил опыт в деле организации боевой работы на фронте …и свой боевой опыт передает летному составу отряда.

Делу Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан».

Командир 9 запасной авиабригады повысил орден –
1 степени. Командующий ВВС МВО – оставил 2-ю степень.

 

Недостатки обучения в Запасных авиаполках

Мы перечислим обсуждаемые в книгах и форумах СЕТИ  главные причины неготовности к боям прибывших из запасных авиаполков и эскадрилий летчиков-штурмовиков.

Сразу оговоримся, что к нашим командирам эскадрильи Рыбакову и Новичкову они, вероятно, не относятся, а, наоборот, за качественную работу именно они отмечены в 1944 г. высокими наградами – орденами Отечественной войны II ст.

 

Уровень владения Ил-2 летчиками-штурмовиками к 1943 году.

К весне 1943 г. оперативное управление штаба ВВС КА обобщило материалы по анализу потерь авиации Красной Армии за весь период войны, в которых в качестве основных причин больших потерь бомбардировщиков и штурмовиков указало на недостаточную групповую слетанность и индивидуальную технику пилотирования летчиков.

В бою это приводило к растянутым боевым порядкам, к отставанию и отрыву отдельных самолетов от основной группы и, в конечном итоге, к потере экипажей. С целью снижения боевых потерь оперативное управление требовало "...повысить уровень летной подготовки в запасных частях, не боясь затрат средств и времени - и то и другое окупится работой в боевых условиях".

Из 22 авиаполков и 193 одиночных экипажей, подготовленных в 1-й ЗАБ (зап. Авиабригады) и отправленных в действующую армию и резерв ставки с 1 января по 1 мая 1943 г., только экипажи 4-х (!) полков прошли 2-й раздел на боевое применение боевой подготовки штурмовой авиации. Остальные экипажи и полки учебных полетов на боевое применение не выполняли. При этом около 77% летного состава опыта боевой работы не имели.

Как правило, у молодых пилотов очень слабо была отработана групповая техника пилотирования, они не умели держаться в строю, что при маневре над целью обязательно приводило к отрыву от основной группы. Отсутствовали навыки применения противозенитного маневра.

Весьма "узким" местом являлась штурманская подготовка, незначительное количество индивидуальных и групповых маршрутных полетов, в том числе с использованием радиополукомпаса (где-то у нашего аэродрома была своя ЗОНА, куда должны были летать пилоты, привыкая к разнообразным ландшафтам и картам).

На очень низком уровне была возд.-стрелковая подготовка, так как большинство из них до прибытия в части имели очень небольшое число стрельб и еще меньшее число выполненных упражнений по бомбометанию на самолете Ил-2.

Почти никто из молодых летчиков и воздушных стрелков не имели практики стрельбы по воздушным целям (по полотняному конусу) и отражения атак истребителей, как одиночно, так и в группе.

Подготовка некоторых полков была такова, что в ряде случаев командиры соединений, в состав которых они поступали, отказывались их принимать.

Так, командир 9-го смешанного авиакорпуса резерва ВГК генерал-майор О.В. Толстиков в марте 1943 г. отказался принять от 1-й запасной авиабригады (у нас было подчинение  9-й авиабригаде) в состав корпуса 672-й и 951-й ШАП по причине их полной неготовности к бою.

Боевой опыт на самолете Ил-2 имели только 7% летного состава, остальные летчики были молодыми. Курс боевой подготовки штурмовой авиации 1943 г. не был закончен полками даже по 1-му разделу. Перед убытием на фронт каждый летчик имел: в 672-м ШАП - всего 1 полет в зону и 20 полетов по кругу, в 951-м - 2 полета в зону и 25 полетов по кругу.

Средний налет одного летающего на Ил-2 летчика не превышал 6-8 часов. В итоге весь летный состав полков был оставлен в Борисоглебске, где в течение 5-6 недель проходил дополнительную подготовку, в том числе на боевое применение. После прибытия в состав корпуса каждый летчик к 1 июля получил еще по 3 часа самостоятельных полетов на Ил-2 по кругу и в зону. Средний налет на самолете Ил-2 на одного летчика был доведен до 41 часа - в 672-м ШАП и до 21 часа - в 951-м ШАП. Более половины летчиков в каждом полку прошли слепую подготовку, а часть - и ночную.

Состояние дел с боевой готовностью в полках другой дивизии 9-го САК - 305-й ШАД - было примерно такое же. Молодежь 175-го, 237-го и 955-го авиаполков за время учебы в [355] 1-й ЗАБ не выполнила 2-й раздел курса боевой подготовки. Подавляющее большинство летчиков нуждалось в большой летной тренировке, отработке бомбометания и стрельбы в воздухе, а также в обучении ведению групповых и индивидуальных воздушных боев с истребителями противника. Часть летного состава имела длительный перерыв (до 6 месяцев) в летной работе, что, несомненно, отрицательно сказалось на общей подготовке. Во всей дивизии боевой опыт на самолете Ил-2 имели 11 пилотов, и только один командир эскадрильи воевал на Ил-2.

Из всех шести полков нового "молодежного" корпуса наиболее подготовленным был 995-й ШАП 306-й ШАД. За время пребывания в тылу на доукомплектовании летчики полка, помимо полетов на отработку техники пилотирования, выполнили: по 6 стрельб и 6 бомбометаний на полигоне по наземным целям, 5 маршрутных полетов, 2 воздушных боя и 6 полетов на групповую слетанность. Боевой опыт имели 3 человека: один на Ил-2 и два - на других типах самолетов. Остальные пилоты были молодыми. Уже в 306-й ШАД каждый летчик полка дополнительно выполнил 24 полета на Ил-2 (9 часов налета), из них: 2 - на бомбометание, 2 - на стрельбу по наземной цели, 2 - по маршруту, 2 - на воздушный бой, 4 - строем, 2 - в зону, 10 - по кругу. Средний налет на одного летчика к 1 июля составил 37 часов. Ночью летали 5 человек, а "слепой" полет прошли 22 летчика.

Война расставила все на свои места. Несмотря на дополнительную подготовку, летный состав 9-го смешанного авиакорпуса резерва ВГК к началу боевых действий в районе Курского выступа в целом не приобрел устойчивых навыков боевого применения на самолете Ил-2, главным образом, в части групповой слетанности, воздушного боя и т.д. В результате с началом боев корпус понес большие потери.

Наилучшую подготовку имели полки, которые до убытия на доукомплектование сохранили костяк летного состава с боевым опытом - не менее половины штатного состава. Как правило, в таких полках сохранялась преемственность традиций и опыта войны, качество подготовки к бою было значительно выше, да и сама подготовка проходила быстрее, поскольку отработкой техники пилотирования старые летчики почти не занимались.

Выделяемые в запасном полку учебно-тренировочные самолеты УИл-2 использовались в основном только для подготовки молодых летчиков. Соответственно полковая молодежь быстрее приступала к освоению 2-го раздела курса боевой подготовки и к моменту убытия на фронт успевала получить значительный налет на боевое применение.

На отработку "войны" в таких полках затрачивалось 40-50% выделяемого летного времени.

Особо тяжелое положение сложилось с укомплектованием полков воздушными стрелками. Дело в том, что запуск в массовое производство двухместного варианта Ил-2 не был обеспечен своевременным развертыванием учебных заведений по подготовке воздушных 357 стрелков. Поэтому выпуски из авиационных школ воздушных стрелков отставали (примерно на 4 месяца) от поставок штурмовиков в действующую армию. В этой связи в частях имелась острая нехватка воздушных стрелков. Например, в 5-м ШАК РВГК некомплект воздушных стрелков на 21.04.43 г. составлял 44% штатного состава.

Анализ уровня боевой подготовки летного состава штурмовых авиаполков показывает, что, несмотря на увеличение среднего налета, некоторые группы пилотов выпуска весны-лета 1943 г. в боевом отношении оказались подготовленными даже хуже, чем летный состав выпуска 1942 г.

Дело в том, что в это время наблюдалась острая нехватка квалифицированных командных и преподавательских кадров в запасных авиачастях.

Например, текучесть командного состава 1-й запасной авиабригады была такова, что "командиры и их штабы в ЗАП обновлялись в течение года по одному-два раза", а "отдел боевой подготовки бригады в год обновлялся в полном составе три раза". Половина запасных полков бригады в мае 1943 г. имела вакантную должность помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе. В результате ухода наиболее подготовленного инструкторского и преподавательского состава в действующую армию вчерашний молодой летчик без методического и летного опыта становился инструктором или преподавателем.

Соответственно этому была и организация процесса учебно-боевой подготовки маршевых полков и одиночных экипажей как в практическом плане, так и в методическом отношении. Помимо постоянной нехватки горючего для производства полетов, отсутствовали в должном количестве и должным образом подготовленные инструкции, учебные и наглядные пособия, ощущался недостаток учебных классов и т.д.

Между тем снижение общего уровня подготовки выпускников-курсантов летных школ требовало дополнительного времени по их доведению до уровня требований программ.

Управление бригады было загружено разного рода "руководящими делами" сверх всякой меры: получение матчасти с авиазаводов, передача ее фронтовым частям и военным округам, организация перелетов частей и отдельных групп самолетов на фронт и в округа, размещение маршевых полков, питание, частичное обеспечение их обмундированием, парашютами и другим имуществом и т.д. В итоге маршевые полки месяцами не летали и толково не обучались.

В частях действующей армии положение было не лучше. Молодые летчики, оставшиеся в живых в первых боевых вылетах, волею судьбы ставшие "стариками" и назначенные командирами звеньев или эскадрилий, в методическом плане в своем большинстве оставались все теми же молодыми летчиками без должного инструкторско-методического опыта и навыка в руководстве подразделениями.

….

Проведенная в период с 16 по 23 июня проверка 266-й ШАД 1-го ШАК показала, что имеющийся в наличии командный состав штаба дивизии "не знает навыков в выполнении своих функциональных обязанностей, ...мало уделяют внимания наставлениям по полевой службе штабов Красной Армии и по боевым действиям штурмовой авиации, ...регулярные занятия командиров штабов частей отсутствуют".

Все это приводило к "низкому качеству организации занятий с офицерским и сержантским составом, неумению совместить боевую подготовку параллельно с боевыми действиями в сложных условиях боевой обстановки".

Как следствие, шаблон в тактике боевого применения штурмовой авиации, "при котором командиры не ищут новых тактических форм борьбы с противником, а действуют по раз установленной форме ...независимо от воздушной и наземной обстановки, без учета характера цели, системы ПВО противника, условий местности и погоды".

….

Артем Драбкин. Я дрался на Ил-2. Нас называли смертниками. Москва. "ЯУЗА", "ЭКСМО", 2005.

 

Эта книга – правдивые интервью писателя с выжившими на войне летчиками-штурмовиками (погибло около 8 тысяч летчиков и стрелков)

Весь опыт войны показывает, что самым полезным самолетом для нашей пехоты и самым страшным самолетом для немецкой пехоты был именно штурмовик Ил-2.

Значение и роль Ил-2 на войне неуклонно возрастали. Соответственно этому рос и удельный вес самолета в составе ВВС КА. Фактически, начиная с осени 1942 г., Ил-2 был главной ударной силой ВВС Красной Армии.

Если к началу войны Ил-2 в составе ВВС имелось менее 0,2% (к числу самолетов пяти приграничных Военных округов), то к осени 1942 г. их удельный вес вырос до 31% и в дальнейшем удерживался на уровне 29–32% общего числа боевых самолетов фронтовой авиации.

Удельный вес дневных бомбардировщиков с осени 42-го никогда не превышал 14–15%. Советская авиапромышленность и учебные заведения ВВС КА не смогли обеспечить восполнение потерь в самолетах и летном составе фронтовой бомбардировочной авиации. За годы войны было произведено 36 154 самолетов Ил-2, Ил-2КР и Ил-2У.

По состоянию на 10 мая 1945 г. в составе воздушных армий фронтов насчитывалось 3289 самолетов Ил-2, Ил-2КР и Ил-2У, а также 146 самолетов Ил-10.

Всего в годы войны было подготовлено и отправлено на фронт 356 штурмовых авиаполков, из этого числа 140 полков проходили переформирование в тылу один раз, 103 авиаполка – дважды, 61 – трижды, 31 – два(?) раза и 21 – пять раз.

 

Поисковики Дубны

Еще много можно найти в архивах ЦАМО о работе аэродрома Набережный. Здесь помощь для наводки в архивах могут оказать  поисковики Дубны, давно работающие и по соседнему в 10 км аэродрому Борки 34 зап

Форум наукоград Дубны, активно интересующийся летной темой, давно установил, что в 3-ю авиабригаду в 1941 г. (потом в 6-ю, входил 34-й запасной авиаполк с многими эскадрильями, размещенными на аэродромах Подмосковья, в т.ч. и Набережный..

http://naukograd.dubna.ru/27/1 ...

«34 ЗАП входил в состав 3-й авиабригады Резерва Главного Командования, имеющей аэроузел со следующими аэродромами:
- Дядьково - 12 км севернее г. Дмитров;
- Борки - 10 км южнее г. Кимры, 102 км к С. от Щелкова;
- Набережная - 8 км северо-восточнее г. Королев;
- Клин - 3 км северо-западнее г. Клин;
- Юркино - 4 км восточнее г. Талдом;
- Подсолнечная - 1 км севернее г. Солнечногорск;
- Крюково - 19 км северо-западнее г. Химки;
- Гари - 18 км южнее г. Талдом;
- Воронцово - 20 км  СЗ г. Кимры, 120 км к с. Щелкова».

 

Добавим, что потом им и «нашей» 1-й оутаэ на Набережном стала командовать 9-я запасная авиабригада (подполк. А. Кузнецов) ВВС Моск. военного округа.

Командующий ВВС МВО (Московский военный округ) всю войну был  генерал-майор, а с 1943 - генерал-лейтенант Сбытов Николай Александрович).

123 истр. авиаполк 13 – 28 июля на защите Москвы с аэродрома Набережный

Из воспоминаний Жидова Георгия Никаноровича , 1916 г.р., Героя Советского Союза (1943)

Жидов Георгий Никанорович

123 гв. истр. полк

 «С первого дня войны сражались, сбили много самолетов, но своих самолетов почти не осталось. Передали остатки соседям.

1 июля 1941 года лётный состав отбыл на аэродром Монино в 4-й запасной истребительный полк, где до 13 июля 1941 года переучивались на Як-1.

Получили самолёты и перелетели к месту базирования на аэродром Набережная. Здесь до 28 июля защищали небо Москвы, летая на больших высотах и отрабатывая летную подготовку.

Состав эскадрильи: ком. эскадрильи - Жидов, военком Дуков, зам. комэск. Калабушкин (будущий Герой Советского Союза), комзвена – Рябцев (Петр Сергеевич, герой первого тарана над Брестской крепостью, погиб под Ленинградом), Гурьев, летчики - Фунтусов, Сахно, Мечковский, Грозный.

28 июля - 29 июля 1941 года полк переведён на аэродром Едрово для защиты крупного железнодорожного узла Бологое и вошёл в состав
7 ИАК ПВО Ленинграда».

Калабушкин Иван Николаевич – летчик-истребитель – сбил под Брестом свой первый Мессершмит, и 23 июня двух Юнкерсов, Герой Советского Союза (март 1942). Награжден многими орденами.

В 1949 Калабушкин окончил Военно-Воздушную Академию (Монино), так что он наш земляк.

Калабушкин на крыле своего Яка, на таких истребителях он охранял небо Москвы в июле 1941 с «Набережного».

Рябцев Пётр Сергеевич (123 иап) 1915 - 31.07.1941

Герой одного из первых таранов

 Командир звена 123 иап, лейтенант. 22 июня 1941 г. в 10.00 таранил на «Чайке» (И-153) Мессершмит Me-109 над Брестской крепостью. Приземлился на парашюте. Этот подвиг через много лет описал С. Смирнов и стал известен стране, как и подвиг Иванова И.И..

Воевал в эскадрилье. Потом в Монино переучивался на ЯК-1. С аэродрома Набережный с 10 июля защищал небо Москвы. Погиб в бою 31 июля под Ленинградом.

 

 

 

 

 

 

Сбытов Николай Александрович (1905-1997),

Командующий ВВС МВО Сбытов Н.А. . 1941 г.

 генерал-лейтенант авиации, командующий ВВС МВО – три ордена Красная Звезда, два ордена Отечественной войны I степени,  три ордена Ленина, три ордена Красного Знамени. Кандидат военных наук, преподаватель. В отставке с 1973 г.

Из наградного листа от 02.43 г.:

«С начала войны под руководством тов. Сбытова сформировано и отправлено на фронт большое количество хорошо подготовленных авиационных соединений и частей.

Отлично руководит авиачастями округа, состояние которых в настоящее время на должной высоте.

За успешное формирование истребительной авиации ПВО города Москвы и боевые операции против немецких оккупантов награжден в 1941 г. орденами: Красное Знамя и Красная Звезда».

К концу войны – генерал-лейтенант авиации, командующий ВВС МВО. Он неплохо знал аэродром Набережный. Его подпись под наградными летчиков с нашего аэродрома.

 

 

 

Андреев Иван Иванович, 810 штур. авиаполк

«Началась война. Я кончил аэроклуб - направили  в Молотовскую авиационную школу пилотов,  мы стали курсантами, окончили ее в 1942 году.

После окончания училища нас привезли в Москву. Собралось нас там человек пятьдесят, а самолетов нет. Поэтому сначала мы попали в деревню Хомутово, что находится между Щелково и Ивантеевкой, рядом с аэродромом. Там нас обучали летать на Ил-2, для чего пригнали один самолет.

Кормили отлично: блины со сметаной, мясо. Вечером бочку пива привозили  (это колхозы расстарались)

В сентябре 1942 г. нас отправили на юг, под город Чапаевск, продолжать обучение на ИЛ-2. На них и воевал до окончания войны».

Курская битва, Ленинград. В 1943 г. награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1 ст., в 1944 г. – вторым Красным Знаменем и орденом Александра Невского.

 

Вот такие отважные и решительные летчики прошли через наш аэродром на фронт.

Крестники!

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы