«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу». Юрий Ивлиев. XXI век

3 марта 2022 года

Черноголовка

Перечитывая «Черноголовскую газету». Часть 3

« предыдущая следующая »

Черноголовская газета № 25 (265) 22-28 июня 1996 года

Вот уже год, как его нет с нами...

Памяти И.Ф.Щеголева

Г. Казаченко

 22 июня исполняется год со дня смерти Игоря Фомича Щеголева, выдающегося ученого, прекрасного человека

22 июня исполняется год со дня смерти Игоря Фомича Щеголева, выдающегося ученого, прекрасного человека

Наша совместная жизнь началась, когда Игорю было тридцать семь лет. Это был красивый, высокий мужчина спортивного телосложения, с лицом, притягивающим взгляд, и удивительной улыбкой.

О детских и юношеских годах Игоря я знаю из рассказов его матери Антонины Михайловны, сестры Аллы и его самого. Родился Игорь в Баку. С раннего детства он жил с мамой и бабушкой поскольку отношения родителей не сложились. Семья жила трудно: мама работала медсестрой в больнице, а бабушка санитаркой. От материальной помощи отца Игоря Антонина Михайловна отказалась. Мечтая о профессии врача, она поступила в медицинский институт и закончила его, совмещая учебу с работой медсестры и изнурительными ночными дежурствами в больнице.

Стремясь дать сыну хорошее образование и, заметив интерес к музыке, Антонина Михайловна определяет его в музыкальную школу по классу фортепиано, посещает вместе с сыном Бакинский оперный театр, слушает на пластинках итальянскую оперу. Домашние задания Игорь выполняет, пользуясь инструментом Варвары Алексеевны Рыбинской, которой он также обязан любовью к музыке. Варавара Алексеевна - пианистка с консерваторским образованием, случайно уцелевшая в годы Гражданской войны. Когда мальчик уставал играть скучные гаммы, Варвара Алексеевна садилась за рояль, и Игорь замиpал, с наслаждением слушая великолепное исполнение.

Закончив музыкальную школу, Игорь поступает в музыкальное училище. Ему прочат музыкальную карьеру и видят в нем будущего дирижера. Однако учитель физики, заметив неординарные способности Игоря к своему предмету, просит Антонину Михайловну дать сыну возможность самому выбpать свой путь.

Когда Игорь закончил восьмой класс, семья переехала в Подмосковье, где он закончил школу и поступил на физфак МГУ, тем самым определив свою будущую специальность.

Придя в университетскую секцию альпинизма, он заболел гоpами. Этот опасный вид спорта вызывал у Антонины Михайловны обоснованные возражения, и самым нелюбимым временем года для нее было лето, которое сын проводил в горах. Ее не радовали разряды, медали, которые получал Игорь, участвуя в сложных восхождениях, уносящих порой жизни его друзей.

Уже пребывая в аспирантуре у П.Л. Капицы, Игорь решил сдавать кандидатский минимум по языку, выбрав итальянский. П.Л. Капица удивился, но возражать не стал, поставив только одно условие, чтобы Игорь легко ориентировался в английских статьях. По-видимому, музыкальность итальянского языка и желание понять о чем поют в итальянских операх, послужили главным мотивом к изучению языка. Языки давались Игорю легко, он как-то очень быстро понимал строй и логику языка. Кроме итальянского, в разной степени знал английский, немецкий, французский, азербайджанский. Приехав на отдых в Молдавию, через десять дней он уже мог объясняться с молдаванами, на слух улавливая сходство молдавского (румынского) с итальянским.

Его старшая дочь Люся, видимо, унаследовала эти природные способности Игоря к языкам. Она закончила классическое отделение филфака МГУ и знает шесть языков.

Недавно на могиле И.Ф.Щеголева был установлен памятник, изготовленный по проекту заслуженного архитектора России А.Дубовского

Недавно на могиле И.Ф.Щеголева был установлен памятник, изготовленный по проекту заслуженного архитектора России А.Дубовского

Будучи широко образованным человеком с почти энциклопедическими знаниями, он мог говорить на профессиональном уровне не только о физике, но и об истории, литературе, философии, филологии, социологии, биологии, музыке, живописи, спорте. Зная, что отец очень интересный собеседник, наш сын Антон приглашал его в компанию своих друзей. Игорь вел себя очень тактично, выслушивал, оппонировал, не навязывал тему, а умел затронутую сделать содержательной. Его обширные познания, удивительная доброжелательность делали эти беседы оживленными и запоминающимися. Легкая ирония, остроумные замечания, застенчивая улыбка придавали особый шарм его высказываниям.Впервые я увидела Игоря в кругу его друзей-альпинистов. Костяк этой компании составляли люди, проверенные горами и годами.

Впервые я увидела Игоря в кругу его друзей-альпинистов. Костяк этой компании составляли люди, проверенные горами и годами. В компании альпинистов был свой бард - Ира Руднева. Дуэт Иры и Вали Горячевой под аккомпанемент Игоря на гитаре исполнял песни очень проникновенно, по-особому расставляя акценты. Впоследствии я узнала, что Игорь питает слабость к Блоку и Есенину и даже написал мелодии к нескольким стихотворениям этих поэтов.

Сыну Игорь уделял много времени и отдавал много душевных сил, прививая ему интерес к естественным наукам, музыке, литературе, спорту, проявляя незаурядное терпение, не раздражаясь, меняя тему разговора или подход, если видел угасание интереса со стороны Антона. Антон рос в атмосфере постоянного внимания и любви, не подозревая, что может быть иначе. И как-то раз, придя домой из гостей сказал: «Оказывается, мне очень повезло с родителями ».

Мои друзья быстро попали под душевное обаяние Игоря. Совместные прогулки в лес, путешествия на автомобилях по Прибалтике, Украине, Молдавии, позднее отдых на Истре превращались в праздник, чему немало способствовали постоянная доброжелательность Игоря и умение как-то незаметно выполнить самую трудную работу, связанную с походной жизнью.

В Игоре удивительно сочетались достоинство и простота. Достоинство - это его наследственная черта, такие же его мать и сестра. Нравственная планка его была очень высокой, душа чистой. Я не помню за ним ни одного постыдного поступка. Меня поражало временами, когда малознакомые люди обращались к нему со своими просьбами и он бросался на помощь, не считаясь со временем.

Каждый день общения с Игорем открывал новое, высвечивая что-то ранее неизвестное в нем. Причем эти открытия были, как правило, случайными. Случайно я узнала, что он прочел «Капитал », случайно я узнала, что он знает весь «Словарь иностранных слов », случайно узнала, что за правильным написанием слова необязательно обращаться к Ожегову, а можно спросить у Игоря. Что он бегло читает, я знала, но что помнит все пpочитанное было для меня очеpедным откpытием. Я понимала, что Игорь мужественный человек, поскольку почти двадцать сезонов провел в горах. Но и обыденная жизнь часто преподносит «сюрпризы ». Однажды, гуляя в лесу с годовалым сыном и увидев одинокий костер Игорь подошел, чтобы загасить его. Только он успел поставить Антона на землю, как взорвался снаряд, ранее брошенный в костер мальчишками, спрятавшимися в кустах. У Антона два осколка прошли в миллиметре от виска и застряли под кожей. Игорю один осколок перебил ступню, второй застрял в плевре, многочисленные осколки поразили все тело. Истекая кровью, он дошел до дома, передал мне сына мы дошли до поликлиники, и только там Игорь потерял сознание.

Имея четкую гражданскую позицию и отстаивая ее, Игорь активно реагировал на неудачные на его взгляд решения правительства. Негативная реакция Игоря на ввод войск в Чехословакию в 1968 году, сделала его невыездным на много лет. А история с Библией? Находясь в командировке в Америке, Игорь получил в подарок Библию. По приезде в Черноголовку, сотрудник известных органов потребовал его Библию на «проверку ». Игорь сказал, что отдаст Библию только под расписку. В ответ услышал: «Мы расписок не даем ». После обмена «любезностями » Библия осталась у Игоря, и еще на несколько лет он стал невыездным.

Где бы мы ни были в воскресные дни, к началу «Итогов », мы уже сидели у телевизора. Игорю не всегда удавалось посмотреть информационные программы, но «Известия » он просматривал, даже если засыпал на ходу.

Рядом с Игорем я всегда ощущала душевный комфорт. Открывая дверь на его характерный звонок, я знала, что увижу ласковые, сияющие счастливые, слегка усталые глаза, устремленные мне навстречу. С приходом Игоря в доме воцарялась особая атмосфера: воздух становился еще чище, люди привлекательнее, передачи интереснее, чай вкуснее, собака ласковее.

Игорь говорил, что встречу со мной считал самой большой удачей в своей жизни. Трепетное, внимательное, ласковое отношение ко мне сохранил до конца своих дней.

Двадцать восемь лет я прожила в таком сказочном мире, который может только присниться.

Я жила в этом сне наяву.

Я благодарна судьбе за такой подарок.

« предыдущая следующая »

Поделитесь с друзьями

Отправка письма в техническую поддержку сайта

Ваше имя:

E-mail:

Сообщение:

Все поля обязательны для заполнения.