Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
06 декабря 2019 года

Воспоминания электростальцев о немецких специалистах, которые работали в Атомном проекте в Электростали.

Д.Мелешина

(Cтатья была представлена на краеведческой конференции "Алексеевские чтения" в Электростальском краеведческом музее 5 декабря 2019 года.)

 

Осенью 1945 в город Электросталь прибыла группа немецких учёных во главе с корифеем урановой металлургии Николаусом Рилем. Он был учёным с мировым именем, изобретатель люминесцентные ламп. Николай Васильевич (Вильгельмович) родился в Санкт-Петербурге 24 мая 1901 года в семье Вильгельма Риля, выпускника Петришуле 1884 года, инженера-электрика, работавшего тогда главным инженером на заводе "Сименс". Его мать - Елена Риль (урождённая Коган) происходила из семьи принявших христианство евреев. В семье говорили на двух языках. В 1921 году семья уехала из России.

В Германии Риль поступил в Берлинский университет им. Гумбольдта. Его научными руководителями были физик-ядерщик Лиза Мейтнер и радиохимик Отто Ган.

В Германии группа Риля работала с ураном в лаборатории фирмы "Ауэр Гезельшафт" в Ораниенбурге (севернее Берлина). Поэтому правительством СССР было принято решение о переводе этой группы с их лабораторией и сырьем в Москву. 9 июня 1945 года немецкие специалисты с семьями прилетели в Москву. Их разместили в санатории "Озёры" бывшая дача Рябушинского.

Также в Москву прилетели группы Густава Герца и Манфреда фон Арденна. Их лаборатории разместили в Сухуми в двух санаториях.

Место для лаборатории Риля было найти гораздо сложнее, так как требовалось наличие квалифицированных кадров, сложных технических и пространственных условий. И такое место было найдено в Электростали. Предприятие по производству боеприпасов состояло из больших и маленьких зданий, рассеянных в болотистом лесу. Выбор места был обусловлен наличием квалифицированной рабочей силы, а также множеством важных вспомогательных построек: механические мастерские, собственная электростанция, большой автопарк и многое другое. Риль писал: "Как ни странно, но мы были не первой, а уже третьей немецкой группой, строивший там завод. Ещё перед первой мировой войной немцы строили завод боеприпасов. Сохранились построенные ещё для них одноэтажные каменные дома. (ул. Карла Маркса). Также и завод электростали в 30-х годах строился немцами. Директор завода боеприпасов, симпатичный генерал, который в первое время был директором и нашего уранового завода, знал этих людей, и однажды рассказал, как один немец, любитель выпить, напился до смерти. Россия опять оказалась роковой страной для немцев." (1)

Советский стиль работы сильно мешал немецким специалистам. "Ни один советский русский не решался сделать что-либо без приказа свыше. Ни один не не был готов к тому, чтобы хоть немного выйти за рамки своих обязанностей." (Н.Риль) (2)

В лабораторию к Николаусу Рилю был прикреплен вспомогательный технический персонал в количестве 8 человек. Это были молодые люди, в основном девушки. А также в лаборатории проходили обучение молодые инженеры. Например, молодой инженер из Якутска так  надоел Рилю своими расспросами, что тот вспылил, но позже извинился перед молодым специалистом в присутствии инженеров Голованова и Степанова. Молодой человек был очень тронут и позже они с Рилем стали друзьями.

Иногда немецким специалистам приходилось работать ночью, чтобы им никто не мешал. В этих ночных работах Николаус Риль часто выполнял роль "чернорабочего", а руководили работами Доктор Виртс и Доктор Ортеманн. Они были более опытными специалистами в работе с ураном.

Это обстоятельство также удивляло русский персонал, так как как обычно начальство, особенно прошедшее партийную школу, лишь ограничивалась ценными советами или бранью.

Для семей немецких специалистов были построены деревянные коттеджи недалеко от завода (ул. Восточная). Позже, в 80х годах, напротив этого место был построен 9 этажный дом для специалистов из ГДР. Он так и назывался "немецкий дом".

Сами коттеджи были двухэтажные и и имели три комнаты. А также у каждого дома был полисадник, где  немецкие хозяйки выращивали овощи и зелень.

Сотрудница лаборатории Клара Чурилина вспоминала, что Доктор Риль приглашал её и её маму в гости на компот из ревня, когда узнал, что они не знают это полезное растение. Лаборанты часто бывали в гостях у семьи Риля. В семье было двое девочек школьниц, Ирен и Ингрид. Жена Доктора Риля была очень гостеприимной хозяйкой. Клара Чурилина рассказывала, что её очень удивляло отсутствие шкафов на кухне, где были лишь открытые полки для посуды, но это можно объяснить обычием в Европе использовать красивую посуду как декоративный элемент в интерьере.

О тёплых и уважительных отношениях в лаборатории между немецкими и русскими специалистами говорит и тот факт, что Николаус Риль пригласил молодых русских сотрудников к себе на день рождения. Кларе Чурилиной поручили купить цветы, что было достаточно сложно сделать в Электростали. И хотя удалось найти лишь невзрачные кустовые цветочки, зато целую охапку, Доктор Риль был очень тронут таким подарком.

Как вспоминает одна из сотрудниц лаборатории Монахова-Баранова: "За что немцев было обижать? С миром пришли. Учили нас, молодых. Риль, Вирц… Как было обидеть? Их наоборот, даже уважали. Да-да…“

Вспоминает рабочий 2 цеха, стахановец, Виктор Жумаев: "Специалисты они были классные! А ещё вот что советовали: хочешь сберечься от радиации - прими маленько спирта. Неправильно говорили, что ли? И теперь в малых дозах и наука не возражает.",(3)

Опытный завод, который строили совместно с немцами, должен был иметь три производства:

цех 1- получение чистых оксилов урана из солей

цех 2- получение порошкообразного урана

цех 3- получение урановых блоков.

В последнюю очередь, в феврале 1946 года, был пущен цех номер 1 на немецкой аппаратуре в основном, его назначение - химическая очистка концентрата урана и получение закиси-окиси урана. Это завершился первый этап производства урана.

В последнем квартале 1946 года завод поставлял Курчатовской лаборатории № 2 почти по 3 тонны металлического урана в неделю; в конце 1950 года завод производил уже 1 тонну урана в день. C 1945 по 1950 год Риль возглавлял производство металлического урана на заводе № 12 С ним также работали физики-атомщики А. Барони, Г. Борн, А. Кач, В. Кирст, Н. Е. Ортманн, Прцубилла, Г. Шмитц, Г. Тиме, Тобейн, В. Зоммерфельдт, Г. Вирц, К. Циммер.(4)

В 1949 году Николаус Риль стал Героем Социалистического труда, единственный иностранец.. Сталинскую премию вместе с Н.Рилем также получил Г. Вирц и Г. Тиме. Но в Германию они вернулись лишь в 1955 году. И только Николаус Риль смог уехать ФРГ с семьёй. Остальные немецкие учёные остались в ГДР. 

Работа немецких специалистов ускорила Атомный проект года на два-три. Но даже это было очень важным, так как в Атомном проекте работало 25% экономики СССР. Эта совместная работа доказала что наиболее успешные те научные проекты, над которыми работают именно интернациональные команды специалистов. А обмен опытом и технологиями это действительно необходимо для технического прорыва в любой области современной экономике.

[1] Н. Риль "Десять лет в золотой клетке" стр.21 Снежинск 2011г.

[2] Н. Риль "Десять лет в золотой клетке" стр.24 Снежинск 2011г.

[3] Б. Фаин "Себе подобный" повесть об Атомном заводе стр.111 Москва 2000г.

[4] "История советского Атомного проекта" т. 1 стр. 62 Москва 1997г.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы