Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
19 декабря 2004 года

Е.А. Агеева
Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова


МОРОЗОВЫ И
МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
(к постановке проблемы)*


24 января (ст.ст.) 1755 г. был опубликован указ об учреждении Московского университета1, а 17 февраля горнопромышленник и меценат П.А. Демидов передает в дар новому учебному заведению коллекцию минералов (собрание минералов проф. Генкеля), которая составила основу минералогического кабинета2. В это же время на заседаниях конференции Академии наук решали вопросы помощи библиотеке в комплектовании ее фонда, а также приобретения оборудования для физического кабинета3. Таким образом, с первых дней существования "нашего первого, нашего московского" университета определились фундаментальные принципы его будущего развития и благоустройства: пожертвования, благотворительность, последовательное служение идеям просвещения и образования, в реализации которых серьезную роль сыграло семейство Морозовых.
Но появление представителей Морозовых в стенах Московского университета состоялось позднее. В Алфавитных списках студентов университета в 1881/82 г. впервые указываются имена первокурсников Саввы Морозова на естественном факультете и Сергея Морозова на юридическом4. Но надо заметить, что имена, тесно связанные с Морозовыми и названные в их родословии, присутствуют в университетских анналах и ранее. Так, в 1872 г. в фонд вспомоществования недостаточным студентам и "для взносов платы за слушание ими лекций" вносится 200 рублей от Д.С.Лепешкина5 - отца М.Д. Лепешкиной, жены Т. Г. Карпова6. А в 1874 г., согласно спискам студентов Московского университета, на первый курс естественного факультета поступает Григорий Крестовников7, четыре года спустя ставший мужем Ю.Т. Морозовой8. В дальнейшем семейство Морозовых в разных ипостасях - студентов, преподавателей, благотворителей - тесно переплетается с жизнью Московского университета9.
Савву и Сергея Тимофеевичей, получивших высшее образование в университете, сменяют начиная с 1888 г. Елисей Викулович и Михаил Абрамович - студенты 1-го курса юридического и историко-филологического ф-тов, соответственно10, в 1891 г. вступающие на последний курс обучения11. Алфавитные списки - источник немногословный, главным образом, содержащий имена, фамилии студентов и факультет в том или ином учебном году. С 1886 г. формуляр алфавитных списков Московского университета меняется - становится подробнее, а потому, не обращаясь к личным делам студентов, можно узнать, что Е.В. Морозов - 1869 г. рождения, потомственный почетный гражданин, выпускник московской частной гимназии Крейма, старообрядец, а М.А.Морозов, 1870 г. рождения, также потомственный почетный гражданин, выпускник московской гимназии, последователь господствующей церкви.
В дальнейшем имя Михаила Абрамовича, имеющего уже диплом филологического факультета Московского университета - итог его обучения в 1888-93 г., появляется в списках студентов еще раз в 1894/95 г. в качестве студента 1-го курса естественного факультета12. Видимо, впоследствии Михаил раздумал продолжать образование, поскольку в следующем учебном году среди студентов его имени уже нет.
В 1895/96 учебном году на естественный факультет поступает Сергей Арсеньевич Морозов, потомственный почетный гражданин из г. Богородска. На основе алфавитных списков студентов мы можем установить точный год его рождения - 187713, отсутствующий в Родословии династии Морозовых14. Из этого же источника С.А. Морозов - выпускник 3-й Московской гимназии, старообрядец, в 1898/99 г. числился на 4 курсе15.
В 1900 году форма алфавитных записей вновь изменяется, они становятся еще более детализированными и разносятся в подробную таблицу. Именно так предстают сведения о том поколении Морозовых, которые успели получить образование до октябрьских событий 1917 г.
В 1907 г. на математический факультет поступает Тимофей Саввич Морозов, потомственный почетный гражданин, 1888 г.р., обучавшийся в Московской 1-й гимназии, старообрядец. Завершает морозовскую галерею университетских воспитанников Федор Иванович, поступивший в 1915 г. на юридический факультет. К уже известным о нем сведениям16 можно добавить, что в 1914 г. он с серебряной медалью окончил московскую частную гимназию Флерова17.
Как отмечает И.С.Морозова18, только через два поколения, уже родившиеся в советское время, Морозовы получили возможность получать высшее образование. Морозовы в МГУ с 30-х гг. XX столетия - отдельная тема, которую могут осилить самые молодые представители семейства, продолжающие традиции обучения в первом российском университете.
Тридцатилетие (80-е гг. XIX - 10-е гг. XX в.) отмечено поразительной по размаху, и вместе с тем систематической благотворительностью Морозовых в Московском университете. Эта деятельность в полной мере нашла отражение в Ежегодных отчетах, которые зачитывались в Татьянин день в Актовом зале, а ныне хранятся в Отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ19.
Форма отчетов со временем претерпевала изменения. Значительной обстоятельности сведения отчетов достигают в конце 80-х гг. XIX в., а в начале XX в. итоги деятельности университета в течение учебного года упорядочивались в два тома. Но и в кратких по форме свидетельствах отмечались любые, даже самые скромные пожертвования. Так, в 70-х гг. среди общих стипендиальных расчетов указывались имена дарителей и суммы капиталов без описания порядка выплат, адресности названной стипендии: в 1872 г. в числе прочих поступило от бывших студентов из Дербента - 35 руб., от бывших студентов из Серпухова - 56 руб., от бывших студентов из Воронежа - 215 руб., от неизвестного - 15 руб., из Уфы - 50 руб., от В.Д.Коншина - собранные по подписке 1342 руб., от И.А.Коншина - 125 руб., от К.Т.Солдатенкова - 125 руб., от В.А.Кокорева - 250 руб. Всего в тот год поступило пожертвований 6977 руб. 25 коп., которые "употреблены согласно с волею жертвователей"20. В дальнейшем появляется специальный раздел "пожертвования на стипендии", сведения становятся существенно подробнее и конкретнее. Круг стипендий становится многообразнее. Учреждаются стипендии в честь их основателей, любимых профессоров, юбилеев. Так, в 1901 г. выплачивалось более 200 именных студенческих стипендий, например, Аксакова, Боткина, Гоголя, Демидова, Долгорукова (несколько, в том числе от М.Ф.Морозовой), Забелина, Калачева, Лепешкина, Лермонтова, Ломоносова, Мазурина, кн. Мещерского, Плевако, Погодина, Потемкина, Рахмановой, Самарина (несколько), Хлудовых, а также 14 стипендий оставленным при университете - С.М.Соловьева, С.М.Третьякова, П.М.Третьякова, Шаховского21.
Значительное место в поддержке студентов занимают российские регионы, также жертвовавшие значительные суммы: действовали стипендии многих городских и земских управ: Астраханской, Владимирской, Вологодской и мн.др., Войска Донского и Казачьего Кубанского, Уральского и Оренбургского войск, Нижегородского дворянства; гимназий: Иркутской, Ковенской, Новочеркасской, Рязанской...22
Конечно, главный источник существования Университета все-таки состоял в плате за обучение, вносимой студентами23, и все Морозовы числились "своекоштными", но семейство не забывало и недостаточных учащихся. В 1886 г. поступило два пожертвования на нужды студентов, связанные с Морозовыми и их близкими. Потомственная почетная гражданка Варвара Яковлевна Лепешкина внесла в университет процентными бумагами 3000 руб. на учреждение стипендии имени покойного потомственного почетного гражданина Семена Дмитриевича Лепешкина24. Вспомним, что сам С.Д. Лепешкин ранее оказывал поддержку студенчеству. В этом же году в Москве широко отмечали 20-летие служения князя Владимира Андреевича Долгорукова в должности московского генерал-губернатора. В его честь московская мещанская управа, представив в университет капитал в 1200 руб. кредитными билетами, учредила стипендию на проценты с названной суммы на уплату за право слушания лекций одним студентом московского мещанского сословия. По тому же поводу "московским генерал-губернатором были доставлены в университет кредитными билетами 3750 руб., пожертвованные московскими старообрядцами поповщинского толка для выдачи пособия за право слушания лекций, на пятилетний курс 15 беднейшим студентам православного исповедания всех сословий"25. Пожалуй, можно не объяснять, что московское старообрядчество - это и сами Морозовы, и та среда, где формировались и проявлялись их благотворительные устремления. Пять лет спустя уже в ознаменование 25-летия служения В.А. Долгорукова московским генерал-губернатором Варвара Алексеевна Морозова пожертвовала Московскому университету 5000 руб. кредитными билетами на учреждение из процентов с этого капитала одной стипендии имени князя В.А.Долгорукова для студентов без различия факультетов26.
Традиция старообрядческого, а следовательно, и морозовского благотворения продолжилась в 1906 г., когда московское общество старообрядцев, приемлющих священство (по Рогожскому кладбищу), внесло капитал в 6000 руб., заключающийся в 5% листах российского внешнего займа на учреждение стипендии имени графа С.Ю. Витте для студентов старообрядческого вероисповедания без различия факультетов27, что стало возможным благодаря Манифесту 1905 г.
Личные стипендиальные пожертвования семейства Морозовых продолжались: в 1911 г. по завещанию Марии Федоровны Морозовой в университет поступил капитал в 30000 руб. в 5% закладных листах государственного Дворянского Земельного банка для выплаты четырех равных стипендий для бедных студентов русского происхождения и православного исповедания28.
А в 1914 г. Петр Арсеньевич Морозов передает капитал в 5000 руб., заключающийся в 4,5 % закладных листах Государственного земельного банка на учреждение стипендии для студента-медика без различия религии и национальности, избравшему своей специальностью психиатрию29.
Нельзя не обратить внимание на пожертвования, требующие дальнейшего осмысления или уточнения доли участия в них семейства Морозовых.
В 1895 г. по завещанию потомственой почетной гражданки Варвары Андреевны Алексеевой поступило в университет 100000 руб., из них 50000 руб. на пять стипендий для студентов и 50000 руб. на три стипендии для окончивших курс в Московском университете и пожелавших посвятить себя дальнейшему совершенствованию в науках и подготовки к профессорскому званию. Стипендии должны были носить имя Варвары Андреевны и Андрея Алексеевича Алексеевых30. Право избрания стипендиатов пожизненно принадлежало племяннику мужа завещательницы Алексею Гавриловичу Алексееву, очевидно, брату Ивана Гавриловича Алексеева, мужа Антонины Давидовны Морозовой31.
В следующем году от профессора Московского университета А.А. Остроумова, статского советника С.А. Муромцева и потомственного почетного гражданина С.В. Лепешкина поступает 8000 руб. на учреждение стипендии имени профессора Александра Ивановича Чупрова для студентов юридического факультета32. А.И. Чупрова П.Н. Милюков называл "популярнейшим в молодом поколении профессором политической экономии" в 1880-90-х гг.33, а М.В. Сабашников отмечал, что профессора "по своему положению в московском обществе называли Грановским 80-х годов"34. С А.И. Чупровым была дружна В.А. Морозова35. Вероятно, заметную роль А.И. Чупров сыграл в серьезных занятиях Сергея Тимофеевича Морозова кустарными промыслами, вылившихся в создание музея36, который первоначально находился в доме Лепешкиной на Знаменке37.
В отчете университета 1908 г. сообщается об учреждении пособия имени умершего профессора А.А.Крюкова потомственной почетной гражданкой Олимпиадой Петровной Морозовой38, пожертвовавшей капитал в 2500 руб. для взноса платы за слушание лекций за одного из недостаточных студентов медицинского факультета, без различия звания и национальности. Остаток от процентов от капитала должен был выдаваться на руки тому же студенту для приобретения книг и др. учебных пособий39. Видимо, за кратким сообщением стоит некая история взаимоотношений профессора и потомственной сторонницы старой веры.
Очевидно, круг свидетельств может быть продолжен40, так требует дальнейших разысканий запись об учреждении А.Т. Морозовой в 1890 г. премии за лучшие исторические работы в память о муже-историке, профессоре Московского университета Г.Ф. Карпове41.
В последней четверти XIX в. наряду с пожертвованиями на стипендии в Отчете появляется раздел "Особые пожертвования", в котором практически из года в год появляется фамилия Морозовых и их близких.
Очевидно, первый весомый вклад был сделан в 1882 г. Василием Алексеевичем Хлудовым и его сестрой Варварой Алексеевной Морозовой, которые "с разрешения министра народного просвещения на собственные средства в размере 15000 руб. построили на земле ботанического сада двухэтажный каменный дом, который с согласия совета университета предназначался жертвователями для помещения большого университетского гербария, а также для практических работ студентов и сторонних лиц по морфологии и систематике растений. В этом доме находятся большой зал для гербария и занятий по систематике и, кроме того, 7 комнат для практических работ с микроскопами, для квартиры лаборанта и служителя. С постройкой этого здания впервые получается возможность организовать при саде практические занятия в зимнее время: известно, что до сих пор студенты не имели возможности заниматься при саде в течение учебных семестров только по неимению для этого помещения"42.
Пять лет спустя, в 1887 г., Варвара Алексеевна Морозова пожертвовала Московскому университету два участка земли на Девичьем поле "один в 11930 квадратных сажен, со всеми находящимися на нем возведенными г-жою Морозовой постройками для клиники душевнобольных имени покойного мужа Абрама Абрамовича Морозова и другой пустопорожний участок земли, под постройку клиники для нервных болезней, в количестве 2482 квадратных сажен"43. Пожертвование было оценено в 425000 руб. С этого момента начинается созидание Клинического городка на Девичьем поле - комплекса клиник медицинского факультета Московского университета44. В 1889 г. были "приняты в его собственность сооруженные на принадлежащей университету земле здания, пожертвованные мануфактур-советником Тимофеем Саввичем Морозовым - здание клиники женских болезней с полным обзаведением на 40 кроватей, с присвоением наименования самого жертвователя". Его супруге Марии Федоровне Морозовой было представлено звание попечительницы пяти коек клиники, на содержание которых Морозов внес в университет 50000 руб. процентными бумагами45.
В следующем году пожертвования на медицинский городок продолжаются: Варвара Алексеевна Морозова жертвует 50000 руб. на постройку приюта для хронических нервных больных при нервной клинике; Мария Федоровна жертвует на тот же приют 20000 руб. на содержание из процентов с этого капитала четырех коек имени покойного мужа Т.С. Морозова. Во вновь образуемые медицинские заведения поступают пожертвования от Е.В. Пасхаловой - 25000 руб. на содержание из процентов с этого капитала пяти кроватей им. В.В. и И.Ф. Носовых в приюте для хронических нервнобольных при нервной клинике; княгиня М.А. Щербатова пожертвовала 5000 руб. на содержание одной койки имени ее покойного мужа кн. В.А. Щербатова в том же приюте; кн. А.В. Голицына пожертвовала Московскому университету 10000 руб. на содержание из процентов с этого капитала одной койки имени графини А.Е. Толстой в психиатрической клинике46.
Но поистине апофеозом благотворительной деятельности, примером семейного единения стало основание в 1898 г. "лечебницы-приюта для больных раком и другими злокачественными опухолями имени Морозовых" - прообраза современных хосписов. В этом участвовали многие Морозовы и их родственники: от душеприказчика Викулы Елисеевича - Алексея Викуловича - 30000 руб., от Михаила и Ивана Абрамовичей - по 30000 руб., Сергея Ивановича - 30000 руб., Марии Федоровны - 15000 руб. При этом Варвара Алексеевна, Михаил Абрамович и Арсений Абрамович в виду постановления Московской городской думы, "что плата за содержание на счет города коек в устраиваемой раковой лечебнице имени Морозовых должна производиться из ассигнуемой на каждую койку суммы по расчету дней, проведенных больным в лечебнице и признавая неудобство для Московского университета не располагать, в силу этого постановления, определенной суммой", обязались в течение ближайших 10 лет ежегодно покрывать из своих средств недоплату, которая возникала по сравнению с полным годичным ассигнованием.
К Морозовым, главным жертвователям, присоединялись и другие благодетели, в том числе и София Юрьевна Крестовникова - 1000 руб.
Этот год можно назвать исключительным в морозовской благотворительности, поскольку Иван Абрамович еще выделяет 2000 руб. на устройство при физическом институте Московского университета криогенной лаборатории его имени. Ему помогает Арсений Абрамович, выделивший на ее оборудование также 2000 руб.47
В 1899 г. Морозовы вновь уделяют внимание устраиваемой клинике: поступают пожертвования от Варвары Алексеевны Морозовой - 30000 руб., от вдовы Елизаветы Павловны Морозовой - 10000, а также других москвичей48.
В 1900 г. Мария Федоровна Морозова выделяет Московскому университету 20000 руб. для образования "неприкосновенного капитала имени Александра Александровича Назарова", а проценты с которого употреблялись на усиление университетской фундаментальной библиотеки 49.
Очевидно, сумма поступает окончательно в следующем году, поскольку в 1901 г. сообщение о пожертвовании М.Ф. Морозовой 20000 руб. для фундаментальной библиотеки в память умершего потомственного дворянина, губернского секретаря Александра Александровича Назарова, бывшего воспитанника Московского университета, мужа Александры Тимофеевны Морозовой50 повторяется вновь51.
Следует отметить, что пожертвования на библиотеку, как правило, представляли собой передачу домашнего книжного собрания или же отдельных томов. Имена дарителей приводились специальным списком. Столь значительная сумма могла существенно укрепить и разнообразить деятельность библиотеки и представляется уникальной в ряду других поступлений.
Следует отметить, что в дальнейшем благотворительность Морозовых как особых жертвователей несколько снижается, в 1910 г., ее продолжает только Мария Федоровна, неустанно заботящаяся об учебных заведениях вообще. Она решает передать в университет капитал в 5000 руб. для употребления его на строительные потребности приюта при клинике нервных болезней с тем, чтобы увеличение расходов, какое потребуется ежегодно на содержание больных на учрежденных ею ранее в этом приюте четырех бесплатных коек имени Тимофея Саввича Морозова, дополнительно к получаемым процентам с пожертвованного ею на этот предмет капитала в 20000 руб. - относилось на средства приюта52.
Но у Морозовых были последователи, поддерживающие то, что так деятельно и широко закладывали представители знаменитой фамилии. Потомственная почетная гражданка Ольга Александровна Лопатина пожертвовала в 1909 г. капитал в 5000 руб. на Институт им. Морозовых для исследования способов лечения раковых заболеваний с тем, что 500 руб. были употреблены на первоначальное оборудование библиотеки Института, 4500 руб. составляли неприкосновенный капитал им. А.А. Беляевой для употребления процентов с него частью на дальнейшее пополнение библиотеки Института, частью же на издание выходящих из института трудов по вопросу о сущности и лечении новообразований, а также отчетов53. В 1910 г. по духовному завещанию дворянина Константина Владимировича Третьякова И.А. Барановым была внесена в Московский университет сумма в 500 000 руб в государственной 4% ренте на устройство или нужды университетских клиник54.
Историческая ситуация не способствовала росту благотворительности в области университетского образования.
С 1914 г. исчезает раздел в отчетах об особых пожертвованиях: значительные капиталы направляются Морозовыми в помощь раненым на полях сражений I мировой войны55.
В существенно изменившемся отчете Московского университета за три первых года его существования после октябрьских событий присутствует краткое замечание "Пожертвований за годы 1917-1919 гг. не поступало"56.
Многообразная деятельность нескольких поколений Морозовых в Московском университете требует продолжения ее изучения. Но, пожалуй, только приведенные здесь пожертвования позволяют навсегда внести имена Морозовых в книгу истории университета, столь необходимую для связи времен и столь значительную и наглядную для будущих жертвователей.

 

* Данная работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 96-0-00494).


1 Полный свод законов. Т. XIV. № 10346.
2 Документы и материалы по истории Московского университета второй половины XVIII в. Т. I-III. М., 1960; Т. III. Комм. С. 436.
3 Протоколы заседаний Конференции Академии наук. Спб., 1899. С. 324-325.
4 Алфавитные списки студентов Московского императорского университета. М., 1842-1916 гг. хранятся в ОРКиР Научной библиотеки МГУ. Шифр 5 Те/117. Алфавитные списки... М., 1881. С. 69.
5 Отчет императорского Московского университета за 1872 г. М., 1873. С. 57.
6 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Династия фабрикантов и меценатов. Опыт Родословия. Богородский печатник, 1995. № 97/31.
7 Алфавитные списки. М., 1874. С. 27.
8 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия, № 36/6.
9 В сообщении не затронута тема Морозовых - профессоров Московского университета.
10 Алфавитные списки. М., 1888. С. 138.
11 Там же. М., 1890/91. С. 149.
12 Там же. М., 1894/95. С. 246.
13 Там же. М., 1895/96. С. 260.
14 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 150/60.
15 Алфавитные списки. М., 1989/99. С. 282.
16 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 140/46.
17 Алфавитные списки. М., 1907/1908. С. 269.
18 Морозова И.С. Отцы и дети // Доклады вторых Морозовских чтений. Ногинск (Богородск). 1996. С. 121.
19 Отчеты императорского Московского университета 1835-1916 г. Отчеты 1 Московского университета 1917-1927. Шифр: ОРКиР НБ МГУ, шифр 5Те 18.
20 Там же. М., 1873. С. 56-57.
21 Там же. М., 1902. С. 104-114.
22 Там же. С. 114-118.
23 Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX в. М., 1991. С. 195.
24 Отчет Московского университета. М., 1887. С. 134.
25 Там же. С. 133.
26 В честь юбилея служения В.А.Долгорукова Московскому университету также пожертвовали: почетный потомственный гражданин Н.А. Алексеев - 5000 руб., Московская мещанская управа - 1200 руб., Отчет Московского университета. М., 1891. С. 72-73.
27 Отчет Московского университета. М., 1907. С. 64.
28 Отчет Московского университета. М., 1912. С. 126.
29 Отчет Московского университета. М., 1915. С. 319.
30 Отчет Московского университета. М., 1896. С. 97.
31 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 85/20.
32 Отчет Московского университета. М., 1897. С. 99.
33 Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991. С. 104.
34 Записки Михаила Васильевича Сабашникова. М., 1985. С. 77. М.В. Сабашников дает яркую характеристику А.И.Чупрову; где отмечает, что "значение А.И. Чупрова в Москве, да и во всей стране, не ограничивалось обычным влиянием талантливого профессора на своих слушателей. Эти слушатели, занимая затем должности в правительственном и административном аппарате и особенно в земстве, не только не порывали связи со своим отзывчивым на все учителем, но постоянно обращались к нему за советами и указаниями. Вся земская статистика, можно сказать развивалась и работала под самым деятельным, хотя и неофициальным руководством Александра Ивановича. Его участие в "Русских ведомостях", где он фактически, был почти редактором, расширяло его влияние на широкие круги читающей публики".
35 Там же. С. 74.
36 Мамонтова Н.Н. Сергей Тимофеевич Морозов и Московский кустарный музей // Труды первых Морозовских чтений. Ногинск (Богородск). С. 106.
37 Там же. С. 107.
38 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 12/3.
39 Отчет Московского университета. М., 1909. С. 89.
40 Традиции благотворительности распространялись не только в семейном кругу, но и среди единомышленников в предпринимательской деятельности: так, в 1911 г. учреждается стипендия им. Григория Александровича Крестовникова в честь 25-летия его директорской деятельности в Фабрично-Торговом товариществе бр. Крестовниковых от служащих этого Товарищества капитал в 2600 руб. в 4 % свидетельствах Государственной ренты для пособия на уплату за право слушания лекций одного студента естественного отделения физико-математического факультета // Отчет Московского университета. М., 1912. С. 126.
41 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 31/6.
42 Отчет Московского университета. М., 1883. С. 59. Василий Алексеевич Хлудов также передает в университет новую коллекцию орхидных, содержащую более 300 экземпляров и вывезенную частично из Бирмы, частично из Мексики. Многие формы представлялись очень редкими. // Отчет Московского университета. С. 57-58.
43 Отчет Московского университета. М., 1888. С. 97.
44 В дальнейшем клиники Московского университета были преобразованы в 1-й медицинский институт (с 1990 г. - Московскую медицинскую академию) им. И.М. Сеченова.
45 Отчет Московского университета. М., 1890. С. 60-61.
46 Отчет Московского университета. М., 1891. С. 75.
47 Отчет Московского университета. М., 1899. С. 210-211.
48 Отчет Московского университета. М., 1900. С. 98-99.
49 Отчет Московского университета. М., 1901. С. 98.
50 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. № 33/6.
51 Отчет Московского университета. М., 1902. С. 98. В этом же году по завещанию Кузьмы Терентьевича Солдатенкова учреждается 8 стипендий его имени по две на каждом факультете Московского университета (Отчет Московского университета. С. 99).
52 Отчет Московского университета. М., 1911. С. 143. В этом же году коммерц-советником Сергеем Ивановичем Щукиным пожертвован капитал в 100000 руб. в распоряжение профессора Московского университета Георгия Ивановича Челпанова на устройство психологического института при кафедре философии историко-филологического факультета Московского университета с тем, чтобы институту было присвоено название "Психологический институт имени Лидии Григорьевны Щукиной (ныне Институт психологии Российской Академии образования). Пожертвования продолжались и в 1911 г. - процесс был единым, всеобщим, направленным на развитие фундаментальной науки, новых отраслей знания.
53 Отчет Московского университета. М., 1910. С. 102.
54 Отчет Московского университета. М., 1911. С. 142.
55 Филаткина Н.А., Дроздов М.С. Морозовы. Опыт родословия. С. 59.
56Отчет Московского университета за 1917-1919 гг. Л. 27.


 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы