Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
02 августа 2005 года

А. С. ФЕДОТОВ,

старший научный сотрудник Центра научного использования и публикации архивного фонда Московского городского объединения архивов

ОБЩЕСТВО ВОЗРОЖДЕНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РУСИ И МОРОЗОВЫ.

Начало XX века в России — это время углубленного интереса к самобытным истокам русской культуры. В практическом поиске путей возрождения и развития русского национального искусства активное участие принимали художники и архитекторы, исследователи и меценаты, государственные деятели, органы печати, исторические, художественные и просветительские общества.

Среди последних хочется выделить Общество возрождения художественной Руси. Это уникальное объединение существовало в Петрограде, а точнее в Царском Селе, с марта 1915 г. до октября 1917 г. Общество сформировалось на основе большого практического дела - строительства в новорусском стиле Федоровского Государева собора (1909—1912, архитектор В. А. Покровский) и комплекса Федоровского городка (1913—1917, архитектор С. С. Кричинский) в Царском Селе. Эти постройки возводились под покровительством и при содействии последней царской четы рядом с царской резиденцией — Александровским дворцом, более того, собор стал любимым домовым храмом царской семьи.

И строительство и создание Общества неразрывно связаны с имением полковника Дмитрия Николаевича Ломана (1868—1918). Будучи командиром 1-й роты Собственного Его Императорского Количества Сводного пехотного полка (охранявшего царскую семью), офицером по особым поручениям при Дворцовом коменданте, начальником и уполномоченным по Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны Царскосельскому военно-санитарному поезду № 143, начальником Их Императорских Высочеств великих княжон Марии Николаевны и Анастасии Николаевны лазарета № 17 при Федоровском городке, ктитором Федоровского собора, издателем роскошного альбома "Федоровский Государев собор" (Царское Село — М., 1915) и т. д., он в то же время серьезно интересовался древнерусским искусством и музыкой, собирал памятники старины, последовательно стремился к воплощению нового единого русского стиля (начинавшегося с внешнего вида зданий и завершавшегося созвучным ему оформлением одежды и предметов домашнего обихода) на основе возрождения и творческой переработки древнерусских традиций.

Идейные взгляды Д. Н. Ломана были традиционны для его круга, просвещенное самодержавие как основа стабильного развития государства, православная церковь как хранительница национальных устоев и морального здоровья населения, наконец, образованный зажиточный народ — создатель экономического могущества России. На этом фундаменте создавались Федоровский собор и городок, эти положения легли в основу программы Общества возрождения художественной Руси.

Общество возглавил влиятельный придворный, государственный и общественный деятель, знаток и собиратель памятников древнерусского искусства — князь А. А. Ширинский-Шихматов, но основные заботы по ведению дел Общества легли на плечи Д. Н. Ломана. В руководящий орган — Совет Общества - вошли А. А. Бобринский, В. М. Васнецов, В. Н. Воейков, В. Т. Георгиевский, Н. В. Покровский, А. В. Прахов, М. С. Путятин, Н. К. Рерих, А. И. Соболевский, В. В. Суслов, А. В. Щусев и др.

Всего за период до февральской революции членами Общества стало около 300 человек, но уже список 65 членов-учредителей дает вполне определенную картину его состава — это известные историки, археологи, собиратели, государственные деятели, церковные иерархи и даже князья императорской крови (Д. В. Айналов, Н. П. Лихачев, А. В. Орешников, А. И. Успенский, П. С. Уварова, И. С. Остроухов, С. П. Рябупшнский, В. А. Харитоненко, А. В. Кривошеий, С. В. Рухлов, В. К. Саблер, архиепископ Новгородский Арсений, князья Гавриил, Игорь и Константин Константиновичи).

Общество начало публикацию памятников древнерусского искусства, провело два конкурса на составление проектов мебели в русском стиле, составило "Азбучный справочник по замене иностранных слов", заложило основу музея русской старины; среди задач, требовавших первоочередного решения, Общество выдвигало: изучение и охрану русских древностей, возрождение традиций допетровского искусства, развитие народных промыслов, организацию ознакомительных экскурсий для учащихся по русским городам, издание учебных пособий по русскому искусству для школ, широкое внедрение новорусского стиля в государственное строительство.

Среди членов-учредителей Общества, подписавших официально утвержденный устав нового объединения, мы находим, следующие одна задругой подписи: "Алексей Морозов. Сергей Морозов". (РГИА. Ф. 793. Оп. 1. Д. 2. Л. 246 об.), что говорит об их активной поддержке программных положений и направления деятельности Общества.

И это не случайно — Алексей Викулович Морозов (1857—1934) — директор "Товарищества Викула Морозов с сыновьями", фабрикант и благотворитель, был страстным коллекционером-исследователем. Он собрал превосходные коллекции русского фарфора, русских гравированных портретов и иконописи.

А. В. Морозов самостоятельно составил и издал фундаментальный иллюстрированный "Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов" (М., 1912—1913, т. 1—4 и "Алфавитный указатель"), остающийся до сих пор незаменимым пособием лля историков и искусствоведов. В феврале 1915 г. (еще до официальной регистрации Общества) А. В. Морозов через петербургского книгопродавца Н. В. Соловьева передал Д. Н. Ломану в дар библиотеке Федоровского городка полный экземпляр своего "Каталога..." (РГИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 29. Л. 232, 236).

В ноябре того же года Общество благодарило А. В. Морозова за денежное пожертвование в размере 3-х тысяч рублей (РГИА. Ф. 793. Оп. 1.Д.З.Л.35).

В Российском Государственном историческом архиве сохранился также написанный ровным бисерным почерком ответ А. В. Морозова на приглашение принять участие в общем собрании Общества 19 февраля 1917 г. в Царском Селе: "Многоуважаемый Князь Алексей Александрович (Ширинский-Шихматов)! Приношу Вам мою искреннюю благодарность за присланную мне телеграмму о назначении Общего собрания Общества Возрождения Художественной Руси. К сожалению, по условиям настоящего времени, я лишен возможности приехать на собрание. Примите уверение в моем глубоком уважении и совершенной преданности. Москва 17-го февр. 1917г. Алексей Морозов". (РГИА. Ф. 793. Оп. 1. Д. 3. Л. 145).

Другой представитель многочисленного морозовского семейства

— Сергей Тимофеевич Морозов (1860—1944) был директором-распорядителем "Товарищества Никольской мануфактуры", правоведом, меценатом и художником-любителем. В 1889 г. он предоставил флигель с художественной мастерской И. И, Левитану, в котором последний жил и работал до самой смерти.

Но делом, принесшим С. Т. Морозову широкую известность, стала его деятельность по развитию кустарных промыслов, в течение многих лет он фактически возглавлял работу Московского губернского земства в области кустарной промышленности. С 1890 г. по 1897 г. он был заведующим, затем почетным попечителем Торгово-промышленного музея изделий, в 1903 г, на свои средства он выстроил трех-этажное здание музея в Леонтьевском переулке, а в 1911 г. пристроил к нему зал для размещения магазина. Кроме того С. Т. Морозов создал фонд кредитования кустарно-кооперативного движения (получивший его имя), передав на нужды фонда 100 тыс. руб.

В первой половине 1915 г. С. Т. Морозов оказал материальную помощь Обществу возрождения художественной Руси (кстати, его жена — О. В. Морозова была родной сестрой другого члена Общества

— крупного государственного деятеля А. В. Кривошеина): "Его Высокородию С. Т. Морозову. Милостивый государь Сергей Тимофеевич, учредители Общества Уполномочили меня выразить Вам их глубокую признательность за принесенный Вами щедрый дар на нужды Общества в размере 5 тысяч рублей. Кн. А. А. Ширинский-Шихматов". (РГИА. Ф. 793. Оп. 1. Д. 3. Л. 25).

Ближайшим сотрудником С. Т. Морозова был художник-прикладник (создавший в дальнейшем Музей игрушки в Сергиевом Посаде), заведующий художественной частью Кустарного Музея Н. Д. Бартрам. Вероятно, именно при содействии С. Т. Морозова состоялось знакомство Бартрама и Ломана. После чего Ломан осенью 1914 г. заказал Бартраму составление эскизов деревянной резной мебели для главного здания Федоровского городка — Трапезной палаты.

В письме-автографе от 27 ноября 1914г. Бартрам просит Ломана уточнить ряд вопросов по внутренней отделке трапезной и свою задачу при создании эскизов (РГИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 29. Л. 194—195). Получив необходимые разъяснения, художник приступил к работе над заказом (РГИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 29. Л. 221).

Бартрам исполнил свои эскизы мебели (письменный стол, шкаф, буфет, кресла, стулья и т. д.) акварелью на 18 небольших листах бумаги и 17 апреля 1915 г. переслал их Ломану в Царское Село, сопроводив письмом на бланке Торгово-промышленного музея кустарных изделий: "...Вчера мною отосланы Вам 18 листов эскизов мебели, исправленных согласно указаниям Вашим и князя Алексея Алексеевича (Бобринского). Просмотрев эти рисунки, прошу их мне вернуть обратно с указанием, что именно Вы желали бы, и тогда Кустарный Музей вышлет Вам смету..." (РГИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 83. Л. 2).

Все эскизы Н. Д. Бартрама сохранились в фонде Федоровского городка, но документально подтвердить факт изготовления по ним самой мебели пока не удалось.

Февральская революция круто изменила судьбу Общества возрождения художественной Руси, лишив его высоких покровителей и материальной поддержки членов. Революция звала к целям прямо противоположным тем, что отстаивало Общество, его деятельность стала быстро сворачиваться и окончательно прекратилась в октябре 1917г.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы