Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
02 августа 2005 года

О. Е. БАЛАЕВА. старший преподаватель ОЗПИ.

МЕЦЕНАТСКИЕ ТРАДИЦИИ С. Т. МОРОЗОВА

Традиция помощи писателям, поэтам, художникам сложилась еще в Древнем Риме в 8 в. до н. э., когда один из приближенных к императору Августу МЕЦЕНАС прославился покровительством деятелям искусства.

Меценатство очень часто привлекало купцов, промышленников. Если говорить о западных последователях, то сразу приходит на ум глава большого торгового клана во Флоренции КОЗИМО МЕДИЧИ, благодаря которому искусство Ренессанса, его представители получили возможность заниматься созданием великих творений, не задумываясь о поисках средств на свое существование. Его меценатскую деятельность продолжил ЛОРЕНЦО МЕДИЧИ, прозванный ВЕЛИКОЛЕПНЫМ. Известный почитатель античной культуры, ее ценностей, он вкладывал немало сил и средств для изучения и развития идей гуманизма, выраженных в древнегреческих и древнеримских фресках, статуях, архитектурной системе, способствовал тому, чтобы они стали основой и для современного ему итальянского искусства. .

Не остались в стороне от покровительства высокому искусству и наши соотечественники. Стоит вспомнить ПАВЛА МИХАЙЛОВИЧА ТРЕТЬЯКОВА, благодаря которому была собрана и сохранена, прекратившись в одну из известнейших не только в России, но и в мире художественных галерей, коллекция работ русских живописцев 19—20 в.в. САВВУ ИВАНОВИЧА МАМОНТОВА, основавшего на свои средства Московскую частную русскую оперу, создавшего в своем имении Абрамцево центр художественной жизни. И конечно, в этой когорте почетное место занимают МОРОЗОВЫ. Это и ВИКУЛА ЕЛИСЕЕВИЧ МОРОЗОВ, оставивший о себе память строительством детской больницы, которая и сейчас носит его имя. Это и СЕРГЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ МОРОЗОВ, который давал деньги на развитие народных художественных промыслов, выделил свою мастерскую и всячески поддерживал великого русского пейзажиста Левитана. И самый известный представитель Морозовской фамилии САВВА ТИМОФЕЕВИЧ МОРОЗОВ.

С одной стороны, Савва Морозов получил прекрасное образование в 2-х университетах, Московском и Кембриджском, был образованнейшим человеком, истинным российским интеллигентом. С другой стороны, его дед был крепостным и выкупил себя уже будучи зрелым и обеспеченным, имеющим собственное дело. Может быть, именно этот сплав и мог дать такую примечательную для русской культуры личность. Савва Тимофеевич никогда не стыдился своего происхождения, поддерживал взгляды своего отца Тимофея Саввича, который отказался от дворянского титула, считая звание лучшего мануфактурщика более чем достойным. Чувство близости истинным народным корням рождало у Морозова потребность чтить русское и как только можно поддерживать развитие российских талантов и в искусстве, и в науке, и в промышленности. Только став директором-распорядителем на одной из самых крупных текстильных фабрик в России, Савва Тимофеевич решает организовать учебу молодых и Способных своих работников за границей, а не выписывать оттуда иностранных специалистов. Его всегда волновал престиж собственных российских товаров, технологий. (Людвиг Цой вырабатывает железо по системе Артемьева. Почему Артемьев сам не выпускает своего железа?") Участвуя в роли одного из главных устроителей на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году, переживал за засилье иностранцев в отечественной промышленности. Что Бромлеи, Гужоны, Юзы стали во главе отечественной экономики. Что на всей Волге с ее огромным речным флотом не наберется и пяти русских судостроительных верфей, хотя пароходы и баржи строятся нашими мастеровыми из наших материалов.

Стремление сохранить исконно национальные традиции стало одной из главных причин его помощи русской художественной культуре. Именно он выделил средства на поддержку и строительство театра, созданного тоже выходцем из другой уважаемой купеческой семьи КОНСТАНТИНОМ АЛЕКСЕЕВЫМ, известным во всем мире как СТАНИСЛАВСКИЙ. При этом Савва Тимофеевич отказывался от присвоения этому театру своего имени по примеру Мамонтовской оперы. Он считал, что название "Московский Художественный театр" лучше всего отвечает духу времени, демократическому настрою поклонников артистов нового театра. Его не волновала официальная вывеска его вложений. А они были немалыми. Аренда особняка по Камергерскому переулку у купца Лианозова, где до этого процветал "Кабаре-буфф Омон", его полная перестройка. Для этой цели Морозов пригласил ФРАНЦА ОСИПОВИЧА ШЕХТЕЛЯ, одного из первых в Москве зодчих, завзятого театрала и своего хорошего знакомого, который воспринял и поддержал идею нового театра. В зрительном зале должны быть спокойными краски, чтобы ничто не отвлекало от сцены внимания зрителя, где гражданский настрой облачился в лирическую форму. Как нельзя лучше отразила творческие искания стилизованная волна на занавесе, тоже придуманная Шехтелем. Савва Тимофеевич, одержимый общим настроем, химик по профессии, сделал удивительные краски для декораций. Любив щегольнуть демократизмом, сам брался за малярные работы. И всегда повторял: "Театр — не частная собственность фабриканта Морозова, а общая собственность труппы. Вашими талантами, вашим трудом он создан..."

Меценатством с большой буквы, переходящим в дружбу, духовною привязанностью овеяны отношения Морозова с представителями литературных кругов Москвы. Теплотой веет от его встреч с АНТОНОМ ПАВЛОВИЧЕМ ЧЕХОВЫМ. Они общались семьями, Савва Тимофеевич даже предлагал посодействовать в покупке имения по соседству со своим в ПОКРОВСКОМ-РУБЦОВЕ. Пришлось ему выполнять и скорбную миссию — встречать в Москве поезд с гробом Чехова, умершего за границей.

Особенно известна дружба Морозова с Горьким. Морозова в первую очередь интересовала в нем личность творца, его произведения, он не требовал подчинения своему вкусу взамен материальных благ. В этом Савва Тимофеевич отличался от своей жены Зинаиды Григорьевны, тоже известной покровительницы искусств, которая содержала в Москве один из самых знаменитых художественных салонов.

Однако Зинаиду Григорьевну прельщала и внешняя сторона меценатства, которая давала тешить тщеславие знакомством со знаменитостями. Супруг всегда скептически относился к парадным приемам, по возможности избегал их, предпочитая духовное общение в простой обстановке, основанное на единомыслии и взаимной симпатии. Недаром еще один близкий Морозову человек — ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО так охарактеризовал его натуру:

"Он способен страстно увлекаться, до влюбленности. Не женщиной — это у него большой роли не играет, а личностью, идеей общественной. И увлекаясь, отдает свою сильную волю в полное распоряжение того, кем увлечен". Как доказательство вышесказанному — последнее общение Морозова и Горького. Уже после 9 января 1905 года, сам находясь в тяжелейшей депрессии, Савва Тимофеевич по первой просьбе жены Горького М. Ф. Андреевой выезжает в Петербург, что-бы выручить писателя из Петропавловской крепости. В своей жизни С. Морозов чувствовал огромную ответственность как перед обществом, так и перед людьми, с которыми его связали общие корни, потребность исполнения великой заповеди о любви к ближнему.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы