Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 августа 2005 года

Альманах"Богородский край" N 1 (2001)

ДНЕВНИК. 1891-1918 гг.

В.И. БЫЧКОВ

Продолжение. Начало см. «Богородский край» № 3, 2000.

 

1900 год. Сентябрь. 1-е. Пятница. Лето и осень в этом году были неблагоприятны для капусты и огурцов, стояли сильные жары без дождей и сразу сменились морозами, начавшимися с 16 августа и сразу погубившими огурцы, цена которым все лето была от 50 до 70 к. Кто не посолил до 16-го, остались без огурцов. Я покупал 15 августа 5 мер по 70 к. Грибов все лето тоже не было, нету и теперь, зато было много ягод: «пьянику» продавали по 9 чашек на 5 коп., а бруснику по 80—90 к. за меру.

20-е. Среда. Сегодня Людмила впервые прошла одна, имея 1 год и 2 1/2 месяца и, главное, сразу. Сидела на руках, потом запросилась на пол в коридоре и пошла. Капа стала ходить тоже 1 года и 3 месяцев, Юлия как пошла — трудно определить: бывало поставишь ее, переступать начнет, посадишь поползет, но вообще все начинали ходить около этого возраста. После недельного холода в конце августа погода опять стоит теплая, изредка перепадают дожди, пыли и грязи нет и ходить в пальто приходится только утром и вечером. Метрическое свидетельство Поли получили из Владимирской Духовной консистории в понедельник 28 августа.

Октябрь. 12-е. Четверг. В понедельник 9-го проводил Лизу в 6 ч. вечером в больницу, а в 10 ч. она разрешилась мальчиком. Вчера в 4 ч. крестили и назвали Димитрием. Таинство совершал о. Василий Рождественский, кум Ал. Н. Иванов, кума АН. Н. Кузнецова. Со 2-го числа погода изменилась, хотя стоит тепло, но идут частые дожди, так что грязь везде непролазная. Капусту выписывали по 52 к., а на рынке получше была 58—60 коп., а картофель сейчас уже продают по 40 к. Обыкновенно в это время продавали от 20 до 25 к. за меру, или 60 до 75 к. за мешок. Новорожденного принимала акушерка Екатерина Дмитриевна.

1901 год. Апрель. 23-е. Понедельник. Сегодня по градуснику температура стоит среди дня ниже нуля; вода в лужах в тени замерзла. Из погребов воду выкачивают, наша кадка оказалась стоящей на своем месте, а соседова — опрокинута. Сверх ожидания вода в разливе была больше прошлогодней и немного меньше 3-го года. Только вот что странно: при большой воде 1899 года в погреба нашло ее не больше '/^ аршина, а теперь налило доверху. Согласно с водою 1899 года никто и не вытаскивал из погребов, а ограничились привязыванием кадок, чтоб их не повалило. Ну и поплатились — кто огурцами, кто капустой, а кто и тем и другим вместе.

P. S. Забыли закрыть дренажную трубу или не успели закрыть, оттого вода и нашла в погреба.

Июнь. 20-е. Среда. Сегодня после обедни схоронили Митю. Случилось это так: в воскресение 10-го с.м. от обедни зашел к нам папаша, на закуску ему купили свежих огурцов. Митя тут же сидел в стульчике и, конечно, тянулся за огурцами, ему дали немного, и он занялся глодать его. В простоте сердечной мы и не подумали о вреде, а еще говорили между собой, что он так трудно очищается, что если его немного и прослабит, то не беда. В этот день ничего не было заметно, на другой день Лиза ходила в больницу насчет себя, во вторник тоже была в больнице с Юлией, а приехавши все жалела, что не сказала доктору о том, что у Мити понос. В среду вечером я был в больнице... и вот тут-то главное: надо было обратиться к доктору, а я обратился к фельдшеру В.А. Летавину. Он дал микстуры, тут опять вышло не то, надо было давать микстуру как следует, а мы раз дадим, а два-три раза пропустим, так что микстуры было прописано на два дня, а у нас она велась еще и в воскресение 17-го. Собственно, мы смотрели на это легко и думали, что это не иначе как к зубам. В воскресение я лег отдохнуть после обеда. Лиза Митю тоже укачала и сама с другими детьми ушла погулять, так что когда он проснулся, то я один нянчился с ним часа два. Гулял по коридору и пил с ним чай. Потом мне пришла в голову мысль сделать ему сладкого чая с рижским бальзамом, я так и сделал: на чашку сладкого чая влил неполную чайную ложку бальзама. Пузыречек он выпил с удовольствием. Пришла Лиза и в 10 ч. стала кормить его кашкой, после кашки ему дали запить опять этим чаем и положили спать. Уснул он как-то не сразу и мы налили пузыречек молочка, он отпил немного, потом стал отворачиваться, а я знай все даю: на, мол, допивай все. Он допил и вскоре заснул; часов около 12-ти он закашлялся и стал давиться, я бросился к люльке, а из него так и хлещет рвота, подняли его, а из него и низом несет. И так продолжалось до 6-ти ч. утра понедельника, а с 6-ти часов рвота прекратилась, а понос усилился. С фабрики в 10 ч. я был у доктора, он сказал, что у него засорился желудочек от манной кашки и что таких детей достаточно питать одним молочком и то не ранее, как через два часа и понемногу. Дал 8 порошков и микстуру, пять порошков использовали, а микстуру так и не тронули, потому что в 8 ч. вечера он скончался, так что я, придя с фабрики в начале 9-го часа, уже не застал его....

Говорят, что дай мы ему эти порошки и микстуру раньше, т.е. по крайней мере в среду, то, может быть, он и не умер бы... да и доктору я забыл сказать, что несмотря на понос, мы его все-таки мыли в комнате и что скверно — решетку из окна (т.е. сетку) не вынули, а только задернули занавескою. А как вышло: была суббота, тех детей мыли, ну, кстати, и его, а то, мол, от поноса ему всю жопенку объело. А другие говорят, что когда Лиза уходила в больницу, то напрасно оставляла его у П. И. Глаголевой, у нее, будто бы, очень вреден глаз и что он именно с этого дня, т. е. с понедельника, и пошел на убыль. С первым мнением приходится больше, конечно, согласиться, потому что были случаи у других и благодаря этим порошкам и микстуре дети выхаживаются. Дьячок Н.Г. Смирнов говорит, что каждый день хороним 13 да 14 младенцев и все от этой болезни: острое воспаление кишок. Да будет его Святая воля, говорят, что Бог делает все к лучшему, а нам, дуракам, дает понять, что век живи — век учись. А уж и мальчик был! Я девочек не видал таких хорошеньких, как он, да что я—и посторонние все говорили это. А рос как! Прививку оспы перенес легко, по ночам спал покойно, с 4-х месяцев стали сажать в подушки и на стульчик, 6-ти месяцев отняли от груди и это перенес легко, на 7-м месяце стали сажать на пол, сидит и играет часа по два, с пола посадим в стульчик, дадим молочка — и опять сидит, а когда возьмешь на руки — уж он рад, рад, так и прыгает от радости. Все окружающие соседи, знакомые и незнакомые говорили, что жить он не будет и указывали три причины: 1) что очень красив и статен, 2) пустые глазки, 3) очень любит мыться, как посадишь в ванну, так и радуется...

Скончался 8 месяцев и 9 дней. Отпевал о Василий Рождественский и дьякон П. С. Касаткин, положили в ногах у моей мамаши с левой стороны, если встать лицом к церкви. Только вынесли из церкви — пошел сильный дождь, а когда дьякон отпел литию и Митю стали закапывать — дождь прошел и погода разгулялась. Да, порадовал нас Господь сыном, порадовал и убрал. Ведь стал уж было лепетать не то «баба», не «папа», а как берегли-то мы его, ведь как он родился — мы никуда не стали ходить, даже и к родным, и к себе никого не звали, говоря, что нам не до гостей.. От тех детей на гулянье ходили, а от него и гулянье ни разу не посещали, нянькам не доверяли, двух сменили, а вот и сами не уберегли. Эх, Митя, Митя!

Июль. 4-е. Среда. В воскресение 1-го А.Н. Иванов принес фотографии снятого во вторник 19 июня Митю в гробу, на фотографии он вышел полнее действительности, но очень похоже на то, когда был здоров и очень напоминает его сонного.

С 1-го открыта казенная продажа вина, в Орехове открыто три лавки: доме Боброва, Татарникова и на Новой стройке в доме Акулова; в Зуеве две лавки: в доме Сидора Паршина и в доме Трофимова в Большой слободке. Кроме того, в доме Конфеева открыт ренсковой погреб Николаем Михайловичем. Трактиров в Орехове оставлено два — Бобровой и Татарникова. В Зуеве — один Немова. В Орехове закрыт трактир Красноложкина, а в Зуеве — Трофимова и Сават. Иван. Кроме того в Зуеве было 11 кабаков и несколько портерных. Казенная водка двух сортов: простая 7 р. 60 к. ведро, очищенная 10 руб. ведро.

30-е. Понедельник. В четверг 19-го был министр внутренних дел Д.С. Сипягин. Посетил Церкви в Орехове и Зуеве, затем осматривал прядильную фабрику, красильное заведение, богадельную, народное гулянье, больницу и школу, затем после обеда на даче решали вопрос о присоединении с. Зуева к Орехову, после этого осматривал те же учреждения на фабриках Викулы Морозова.

 

«Больница Саввы Морозова» в Орехово-Зуеве. 
  Фото 1910г.

«Больница Саввы Морозова» в Орехово-Зуеве. Фото 1910г.

С субботы 21-го выдают дивиденды от розничного магазина, получил 15 р. 25 к. Лето стоит жаркое и сухое, дождей не было с 15 мая по 22 июня, затем с 29 июня по сие время. Кругом горят леса и болота, хлеб и овес на корню, а от них горят деревни. Дышим одним дымом целых две недели. Грибов нет, огурцы посохли, уже сейчас продают от 70 до 85 коп. за меру, хлеб дорожает... Яблок, как говорят, тоже не будет, они пропали в цвету.

1902 год. Февраль. 4-е. Понедельник. В пятницу 1-го проводил Лизу в больницу в 7 ч. вечера, а в 11 ч. она разрешилась девочкой. Вчера новорожденную крестили, имя дали Мария. Таинство совершал наемный священник о. (...)[В тексте неразборчиво — О. К.] и Николай Григорьевич Смирнов. Восприемниками были Вас. АН. Кузнецов и сестра Ольга Ив. Тимофеева. Крестили в больнице. При родах была акушерка Екат. Дм. Воскресенская. В пятницу же сестра потаскала за волосы няньку Андреева Вас. Григ. Дело произошло из-за детей. Нянька пихнула Маню, а она ее. Андреев сделал ей выговор и обещал подать прошение. Вот что значит «рукам воли не давай». Она теперь и ходит как потерянная. Да, не живем мы по-Божески — тише воды, ниже травы, а все норовим, чтобы наш верх был, от этого и все неприятности происходят.

Март. 27-е. Среда. В пятницу 22-го в 10 ч. утра скончался тесть Николай Иванович Иванов от паралича сердца. Болен он был давно, а когда 30 января отказали от места Вани, то это сильно на него повлияло и он слег в постель. Однако, числа 12 он пошел на фабрику, но промочил себе ноги, проработав всего 2 дня. Тут уж, 19 февраля, его положили в больницу. Там нашли, что болезнь его — плеврит. В первых числах марта ему делали проколы и он стал поправляться. Но он все время только и ладил: «Домой, домой», и вот в понедельник 18-го марта его выпустили. Ехать из больницы домой далеко, да к тому же во время самого разлива и он, вероятно, весь простыл. По приезде домой он в среду почувствовал себя очень плохо, пожелал собороваться, но в четверг священнику было некогда и отложили до пятницы, а он не дождался. В среду был Яблоков, но с его лекарства стало еще хуже.

Май. 1-е. Среда. В понедельник 29 апреля начала действие «Похоронная касса» служащих Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова и К°», устроенная всецело трудами главного фабричного бухгалтера Тимофея Денисовича Ануфриева. На собрании по поводу ее открытия, в воскресение 28 апреля, я не был, говорят, что собравшиеся члены-учредители горячо его благодарили и есть за что. Им же в 1884 году в Никольском открыто «Общество потребителей», в котором он до сих пор состоит председателем правления. Членам-учредителям кассы дано разрешение вписывать в число членов своих родителей, где бы они не жили, хотя и не на иждивении своих сыновей и в каком бы возрасте не находились. Честь и слава ему за полезное учреждение. Дай Бог ему здоровья!

3-е. Пятница. Сегодня исполнилось 11 лет со дня моей свадьбы. Интересно, что число совпало в тот же день, т.е. в пятницу. Вода в Клязьме третий раз разливается и выходит из берегов. Первый раз вскрывалась к Благовещению, а к Пасхе, числа около 10-го апреля, сошла и уже навели было мост и лавы. На Пасху со второго дня вода опять стала прибывать и к концу недели мост принуждены были развести, но лавы, благодаря новому устройству их на лодках, устояли. К концу апреля вода опять сбыла, а в субботу 27-го был очень сильный дождь. Пошел он с вечера и шел всю ночь. С воскресения вода опять пошла на прибыль. В понедельник опять шел дождь. Со вторника стала устанавливаться теплая погода и вот теперь Клязьма опять вышла из берегов...

26-е. Понедельник. Мамаша Настасья Ивановна (мачеха автора — О.К.) скончалась в ночь с 22-го на 23-е от рака легочной плевы. Хоронили в субботу 24-го после вечерни. Лечилась она давно, а последние три года неопустительно. У нее все болела голова. Врач на фабрике братьев Лосевых в Ундоле помог ей от головной боли, а потом вскоре (8-го сентября) отец сделал глупость по службе, попросту запьянствовал. Управляющий его наказал штрафом в 10 руб. и пригрозил ему расчетом. Она стала хлопотать у мастера Мих. Тим. Герасимова и помощника-управляющего Ив. Ив. Лобачева и у старшего конторщика Ник. Мих. Савинцова, что ей и удалось отчасти: штраф в половину был прощен. Это сильно отразилось на ее здоровье и с декабря она слегла в постель. И вот в течение 8-ми месяцев она почти не спала ночей. Из «Похоронной кассы» я получил на нее 100 руб. Замужем за отцом она была с 15 января 1889 года. Вчера было освящение престола во имя Николая Чудотворца Архиепископом Сергием. Всенощную служил архимандрит Евгений, ректор Владимирской семинарии, молодой, лет 35-ти (говорят, он из офицеров ушел в монахи) при хоре архиерейских певчих с регентом Ставровским во главе. Освящал сам Архиепископ, а с крестным ходом не пошел, потому что было очень ветрено и сыро после сильного дождя. Окна и форточки в храме были все закрыты. За обеднею я не был, но на всенощную после поминок пошел. Застал только «Хвалите» и «Великое славословие». Пение музыкальное, волнообразное, что многие называют оперным пением; мальчики и тенора сильны, но басы слабее, чем были с Феогностом. Мне говорили, что у многих от полноты чувств текли слезы, так прекрасно было пение. На левом клиросе пел хор В. Морозова и пел очень недурно.

Июнь. 19-е. Среда. Сегодня Марье привили оспу, на 5-м месяце. Лиза со 2 мая лечится у Базилевича. Он находит у нее болотную лихорадку и малокровие. Обыкновенная ее болезнь — запор. Он объясняет слабостью организма вообще. До него она лечилась у Богатырева. Тот нашел в ней ревматизм и простуду вообще и сказал, чтобы поберечься, а то может быть даже чахотка. Беречься, не имея прислуги, да с такой кучей детей, конечно, нет возможности, а тут еще смерть ее отца помогла. Поехала она в Серпухов через месяц после родов Мани. Квартира там у них была холодная и сырая, там она простудилась, и вот с самого ее приезда никак не поправится. А в начале так даже боязнь меня брала. Дело в том, что у нее был то сильный жар, то озноб и обильный пот и днем и ночью. Признаки, прямо-таки, чахотки. Теперь, слава Богу, ей немного лучше...

Август. 12-е. Понедельник. В отрывном календаре Сытина была напечатана пословица: «На Самсона дождь, семь недель будет дождь». И вот пословица оправдывается: с 26 июня и по сие время идут дожди каждый почти день, так что урожаи трав и хлебов почти пропали, т.к. убрать вовремя не было никакой возможности.

Здоровье жены продолжает внушать опасение. Теперь жалуется на боль в боку и на дыхание — если ляжет на левый бок, то задыхается. Базилевич предлагает уехать куда-нибудь, но по обстоятельствам семейным придется отложить поездку до будущего года. Еще у нее какая-то болезнь в паху и ей акушерка велела носить бандаж, а то у нее живот прибавляется в объеме, как у беременной. А теперь она опять понесла и, вероятно, придется отложить лечение.

P.S. Огурцы солил в субботу 10 с.м.

Сентябрь. 10-е. Вторник. Вчера за вечерней хоронили крестовую сестру Анисью Егоровну Летавину, умершую от чахотки в субботу 7-го вечером часов в 7. Покойной было не больше 28 лет и болезнь свалила ее в полгода не более. Причиной был ее муж, с первой беременности ее поведший предосудительный образ жизни. Изменял ей, что говорится, на каждом шагу, очень редко приходил вовремя домой. Возвращался часто поздно ночью с кем-нибудь из своих собутыльников и начинал дебоширить: «Жена, давай закусить, давай выпить». И вот бедная ночью, несмотря на то, что бывала беременна или после родов, осенью или зимой, вставала с постели и шла в погреб за закусками. Что хуже всего, не считая ее ни во что, он при посторонних так и сыпал нежные имена: «Оничка-Оня!» Любимою ее песнею была — «Что ты жадно глядишь на дорогу» Некрасова. Остались три мальчика, участие в которых обещались принять Ал. Пет. Ануфриева и Т. Вас. Хренникова. Покойная была помолвлена за резчика манер на фабрике Штефко близ Павловского Посада, у жениха свой дом и сам он был как есть крестьянин, одетый просто, хотя и прилично. Кум ее Вл. Ал. Летавин, услыхав это, задумал посватать ее за своего брата Вас. Ал., недавно прибывшего из военной службы и поступившего к нам на фабрику, как раз в разгар холеры 1898 г., фельдшером в холерный барак. Егор Филиппович не соглашался, говоря, что нехорошо, помолясь Богу с одним, выходить за другого. Но быть женою фельдшера улыбалось покойной, а там в деревне надо было быть работницей, ходить за скотиной, стирать и мыть... И что же? Что пугало ее в жизни, то и случилось. Там она была бы хозяйкой, хотя и при серой обстановке, а здесь стала батрачкой в полном смысле этого слова, без просвета, без радости!.. Мир праху твоему, мученица!

Октябрь. 23-е. Среда. Вчера за поздней обедней у меня из кармана пальто вытащили портмоне, стоящее 35 коп., и в нем было денег 38 коп. Случилось это так: войдя в церковь, я вынул портмоне и, достав из него 20 коп. на свечи, положил его в карман пальто. Подойдя к ящику и здороваясь с М. Ив. Понкрашиным, я слышал как будто кто пролез мимо меня. Взяв свечи, я обернулся, около меня стоял молодой человек и, как мне показалось, очень тяжело дышал. Указать на него я не решился, потому что в это же почти время какой-то мальчик прошмыгнул за колонну к выходу. Носовой платок не тронули, хотя он лежал вместе с портмоне. Этот случай подтвердил слух о том, что на Двунадесятые праздники приезжают из Москвы в Орехово специалисты-карманники.

28-е. Понедельник. В субботу 26-го жена подошла к кубу нацедить немного горячей воды; бака под краном не было и ведра вешали на кран. Когда она отвернула кран, то напором кипяченой воды кран отломился (вероятно, был надломлен большими кухонными ведрами) и вода хлынула вдоль по проходу. По счастью, жена стояла у стены, т.е. с боку, если бы она встала напротив, как обыкновенно становятся для затаривания чая, ее обязательно сварило бы насмерть.

Как и всегда, беда не ходит одна. Через час после этого приходит нянька из бани и реветь, говоря, что у нее вытащили деньги - 8 рублей. Дело было так: она пошла со всеми детьми и ей жена дала два яблока на всякий случай; и вот Людмила залезла к ней в карман и вместо яблок вытащила деньги в платке и начала ими играть и греметь, нянька отняла у нее их и положила опять в карман, а сама ушла в баню окатиться; хватилась же денег, когда одела совсем детей и сама оделась. Ведь не хватило у дуры разума отдать деньги банщице, да и вообще не должна была носить при себе деньги, а отдать их на хранение или мне или своим родным. Придется грех решить пополам, а то ведь для нее эти деньги были, конечно, целым состоянием. Все это вместе взятое так повлияло на жену, что она опять слегла в постель и у нее началось очень сильное сердцебиение, так что сегодня ночью она вскочила и начала будить меня, говоря, что у нее сердце хочет выскочить, а сама держится за бок. А часов в 10 утра, когда она хотела заварить себе чай, у куба с ней опять повторилось то же, и после сильного сердцебиения выступил обильно холодный пот по всему телу.

Ноябрь. 12-е. Вторник. Вчера обнаружилась подделка В.Ф. Богачевым харчевой книжки на имя одного рабочего-глянцовщика. Оправдалось сказанное в Евангелии: «нет ничего тайного, что бы не было явно». Обнаружилось случайным стечением обстоятельств: Богачев был болен и на занятие не выходил (лежал в больнице). В его отсутствие этот рабочий приходил в контору и заявил, что им потеряна харчевая книжка. Контора сделала распоряжение не выдавать харчей на нее, а Богачев, ничего этого не зная, послал свою тещу за мясом на поддельную книжку, ее, конечно, остановили и все обнаружилось. Богачеву учинили расчет.

Зима установилась как-то сразу с 8-го числа, путь тоже сразу установился хороший, и осень была не сырая. В настоящее время на фабриках свирепствует скарлатина и корь.

1903 год. Март. 12-е. Среда. В пятницу 8-го выдавали награду служащим — получил 200 рублей. Выдали как-то экспромтом. Раньше одного разговора после напечатания отчета хватало недели на две. Отчет печатается 12 марта в «Московских ведомостях», а награду выдавали накануне Благовещения. Порядок выдачи мне не нравится. Раньше выдавали открыто в Никольской конторе, а теперь по отделам, как-то по-воровски, тихонько. По-моему, если хотели выдать тихо, без огласки, то давали бы вместе с жалованием, если не

1 марта, то 1 апреля. Весна началась очень рано, что-то с первых чисел февраля и сейчас почти уже нигде нет снега. Такую весну я в своей жизни не знаю. Сегодня ученики приобщаются Святости Тайн в церкви при богадельне, для чего им велели собраться в церковь к 6-ти часам утра.

21-е. Пятница. Мост на Клязьме развели 12-го, а лавы снесло 14-го числа, 15-го шел лед. Перевозят на пароходе и на лодках; вода все прибывает. Сегодня в ночь была гроза, гром, молния и сильный дождь во 2-м часу.

В воскресение 16-го о. Сергий Орлов совершал последнюю вечерню в с. Зуеве, сказал последнюю прощальную проповедь. Многие, или, вернее, почти все присутствующие плакали, плакал и сам проповедник, плакал и о. Федор Орловский. Только вот что лезет в голову. Жили эти священники не в ладу, и Сергий сам говорил это в прощальном слове, к чему же здесь слезы, особенно со стороны о. Федора, который невзлюбил Сергия с самого его приезда, мне думается, что если бы кого другого прислали, все равно о. Федор бы встретил его враждебно благодаря своей алчности. Перевелся Сергий в село Черкизово под Москвою и прямо из церкви уехал к новому месту.

Апрель. 16-е. Среда. В ночь на 1-й день Пасхи у Лизы появились боли и она стала собираться в больницу. Пасху я отнес в училище и оставил там Капу, а сам ушел домой; по окончании утрени я сходил за Пасхою и вот в

2 ч. ночи мы стали разговляться, а в 3 ч. пошли в больницу. Новый родильный приют от нас далеко, и мы пришли туда к 4 часам; боли (у Лизы) на время прекратились и мы ушли опять домой, в 10 ч. дня опять пошли и опять воротились домой и уже в 3 ч. дня пришлось посылать за лошадью и едва успели приехать, как через 1/2 часа последовали роды — в 4 ч. дня. Во вторник 8-го новорожденную крестили, имя нарекли Елизавета. Таинство совершал о. Сергий Троицкий один без псаломщика. Кум - Яков Тимофеевич и кума сестра Поля. При родах находилась акушерка новая Клавдия Николаевна, очень старательная и добросовестная барышня.

Май. 10-е. Суббота. Вчера позднюю обедню, а накануне — всенощную служил архимандрит Леонид, в миру Михаил Иванович Сенцов, раньше был красильным мастером у Саввы Морозова, инженер-технолог, ушедший пять лет назад в духовную академию и принявший монашество в марте 1902 г. Лет ему теперь 37. Можно смело сказать, что теперь он у места, вернее, на своем месте, а когда он был на фабрике, его как-то все третировали, считая чуть ли не глупеньким, тогда как он был просто очень скромен, по окончании обедни он сказал слово на тему любви к ближнему, где он очень тонко обрисовал жизнь нашу фарисейскую. Говорил он около 1/2 часа и говорил без книги, без рукописи, руками не жестикулировал, а все время держал их по швам. Всю нашу интеллигенцию можно было видеть в храме. Теперь он едет в Иерусалим начальником миссии.

Август. 9-е. Суббота. Как иногда слагаются обстоятельства. Свояк В.А. Кузнецов переведен на должность 4-го класса вместо В.М. Владимирова. По заявлению последнего, принять от него дело должен был первый кандидат на должность 4-го класса Ив. Гр. Удалов, но ему в этот день нужно было ехать в город Покров, куда он вызывался в качестве обвиняемого в нанесении оскорбления Н.И. Шавкину словами и действием в нетрезвом виде во время игры в карты, и где Н. Ив., соглашаясь на мировую, предлагает ему внести в какое-либо благотворительное учреждение 30 рублей, а если он не будет на это согласен, то мировой судья назначит ему, при новом разбирательстве, срок ареста. Следующий кандидат А. Ив. Барсов находится в отпуске, на богомолье в Саровской пустыне. Таким образом, благодаря случайностям, Василию Андреевичу и пришлось занять этот пост с 8-го числа.

Сентябрь. 17-е. Среда. В третьем годе мы ссыпали на зиму картофеля 12 мер, и у нас она велась до Казанской — 8 июля, так что люди ели уже свежий картофель, а мы все старый изводили, и, согласно с этим, мы в прошлом году ссыпали двумя мерами меньше, то есть 10 мер, и что же? Картофеля нам не хватило до Пасхи! Соседи же - Графские ссыпали 6 мер и у них велась до новой, и каково же нахальство: супруга г-на Графского говорит на кухне, что они ссыпали 12 мер! Тогда как в их ящики и 6-то мер не вместилось — пришлось одну меру высыпать в корзину. Причину такого явления мы стараемся объяснить себе тем, что Лиза была больна и в балаган сама не ходила, а кружки смывать посылала или кухарку Прасковью или свою прачку тоже Прасковью. Теперь решили никого не посылать и посмотрим, что будет дальше.

Октябрь. 2-е. Четверг. Во вторник 30 сентября Лизе привили оспу в бывшей нашей квартире № 44, где сейчас живет Т.П. Голубев, куда приехал А. Ив. Холлер для прививок всем детям казармы №79, не имеющим оспы. На дворе как начался с понедельника 29-го с. м. идти снег, так и сейчас идет;

дорога вполне установилась санная, погода стоит все время теплая, на ноль градусов. На капусту у нас начали писать числа 12с. м. Но служащие, большею частью, откладали выписку до 1-го с. м., и вот теперь изрубили только те, кто выписал в старый месяц, а нам и до сих пор еще нет ее. Хотя ее и много закуплено конторою, но почему-то до сих пор ее не доставляют. Коекто из служащих вчера купили капусту в Орехове по 25 коп. за пуд, а на рынке, говорят, тронутую морозом отдавали по 15—20 к. Вперед наука. Не откладывай того на завтра, что можно сделать сегодня.

23-е. Четверг. Вчера крестил у Якова Тимофеевича сына Константина, родился в ночь на 22-е в больнице, таинство совершал о. Сергий без причетника, так что я поневоле подпевал ему как мог. Запись произвел на листе почтовой бумаги карандашом. Священник очень гневался, что его побеспокоили в 2 часа и сказал прислуге в родильном приюте, чтобы крестины впредь назначались к 5 часам, исключения делать только для слабых малюток. По окончании крестин священник сказал: «Хорош кум, все знаешь, а стоял не на своем месте». И в самом деле, я стоял с левой стороны, а он во гневе раньше этого не заметил.

Капусту купил в Орехове 11 пудов по 25 к. 9-го числа изрубили, а из конторы стали развозить 10 и 11 числа, капусту развозили лучше ореховской, хотя немного обмороженную, а последний привоз даже не тронутую морозом. Установившийся санный путь числу к 8 испортился, а сейчас и совсем нет снега.

Декабрь. 8-е. Понедельник. Вчера после поздней обедни схоронили сестру Ольгу Ивановну Тимофееву, скончавшуюся в 11 часов ночи с четверга на пятницу от порока сердца. Случилось все так: в четверг вечером она катала белье и потом стали ужинать, после ужина пили чай. После чая в 10 часов Сима ушла на кухню мыть пеленки, а Яков Тимофеевич лег спать. В половине одиннадцатого покойная вышла в коридор и на вопрос Симы, почему она так долго не ложится, ответила, что ей очень душно и она вышла прохладиться и тут же закашляла, дальше все сильнее, сильнее, потом говорит: «Ступай, Сима, скорее, буди отца и пошли его в больницу, мне очень плохо». Як. Т. собрался и пошел, к ней прислал кухарку Марью. Немного погодя покойная говорит Симе: «Ступай скорее сама за отцом, знаешь он какой неповоротливый». Сима побежала, а Ольгу Ивановну посадили на диване. Потом Марья хотела уйти, а она сказала: «Не уходи, Марья, мне очень плохо». Та ответила:

«Что ты, Господь с тобой!» Покойная взяла ее за руку и говорит: «Прости меня, Марья, я умираю» и, закрыв глаза, стала опускаться на диван. Марья подложила ей под голову и разула ее. В это время вошли Яков Тимофеевич, Сима, доктор Давыдов и фельдшер Голубев, доктор впустил ей в руку шприц и сказал: «Все кончено — готова». Говорят, ей запрещено было докторами есть черный хлеб, а она в этот день напекла ржаных лепешек и покушала. Говорят, ему (Як. Тимофеевичу) два года назад кто-то из докторов оказал: «Ваша жена умрет, ходя на ногах», то есть — сразу. Нужно сказать, что с ее смертью у нас повалился главный столб, около которого мы все вращались. Ее утрата для нас тяжелее утраты обеих матерей. Когда умерла у нас родная мать, отец имел 45 лет, и я был холост, хотя и остались три малолетние сестры, но отец через полгода привел им другую мать, а когда в прошлом году умерла и эта мать, то самой маленькой из сестер было уже 16 лет. А вот тут... Хотя тоже трое малолетних, но дело в том, что Як. Тим. около 55 лет, а он уже кажется старше своих лет. Сима хотя и имеет 17 лет, но тоже слаба здоровьем. От меня ждать какой-либо помощи нельзя, у меня у самого 6 человек погодков, а жена моя тоже на ладан дышит. Так что по уходу за грудным ребенком можно надеяться только на моих сестер. Мы с покойной иногда держали такой совет, чтобы предложить Як. Тим. застраховаться на случай смерти, чтобы что-нибудь оставить сиротам и желание ее исполнилось: он застраховался 25 ноября в тысячу руб. и записал наследницами ее и Симу. Радости ее не было границ, когда я на другое день, по их записке, был у них. Она была очень весела и говорила: «Ну теперь, слава Богу, есть все-таки кое на что надеяться после его смерти, а то ведь просто беда, как подумаешь о том, как останешься одна с сиротами». Вообще она постоянно в беседе на эту тему жаловалась, что у нее этакие малые дети и такой старый муж, что, того и гляди, останешься вдовою... А вот Бог судил иначе... Новорожденного Яков Тимофеевич просил Базилевича оставить до 6-ти недель при яслях, а к себе пригласил на это время Настасью Дементьевну. Жаль сирот, а всего больше жаль девочек. Сима росла при матери белоручкой и на барскую ногу. Трудно ей будет теперь. Особенно жаль Маню. Она уж понимает, что мамы больше нет, и на личике ее видна печаль. Валя тоже как-то присмирел. Но мальчиков мне не так жаль.

13-е. Суббота. Сегодня покойной сестре 9-й день. Я у обедни не был по случаю болезни жены. Вечером я узнал от Симы, что они еще не брали молитву новорожденному, да еще ни разу не ходили его навестить. Недаром покойная, по словам Марьи, когда она ей помогала перейти на диван, заплакала крупными слезами... Чуяло ее сердце, что плохо будет сиротам. Все задаются вопросами: от чего это она умерла, давно заболела? и т.д. Ответ на это один: «От неприятностей!!!» Да, вся жизнь ее слагалась из неприятностей. То муж пьяный гонит вон из дому с детьми, то он к прислуге лезет ночью, тоже, конечно, пьяный. Так что последнее время, ввиду возраста Симы, не стала совсем держать прислуги. Ко всему этому — ссора с соседями, особенно с Солдаткиной, конечно, из-за детей, и Андреевой Ф.К. Ее недолюбливали за ее прямоту, она, не стеснялась, говорила всем в глаза все то, что считала правдой. С Солдаткиной до того у них дошло, что покойная сама ходила к директору ткацких фабрик Г. Ив. Гусеву и просила перевести их хоть куда-нибудь, а когда, наконец, Солдаткина перевели в домик за железной дорогой, то они напоследок обменялись такими словами: Солдаткина сказала: «Небось, завидно тебе, что нам такую квартиру дали?» Покойная отвечала: «Не только не завидую, а напротив, очень рада, что Вы уходите от нас, без тебя хоть отдохнем тут, да на радостях о праздниках песенки споем да попляшем!» А недели через три попала в больницу, где и родила. И эти-то роды, по словам Дм. АН. Богатырева, и были причиной ее смерти. Он говорит, что все больные пороком сердца женщины умирают или во время родов, или вскоре после их. В прошлом году лето она проводила в деревне Городищи, а в этом году, как не старались, не могли нигде найти подходящей дачи. Может, и это ускорило смерть.

23-е. Понедельник. Вчера схоронили последнего сына Оли — Константина, положили его на гроб матери. Бедняжка пережил ее на 23 дня и, по моему мнению, умер от голода. Находился он все время при яслях, где дети рабочих находятся только днем в будни, следовательно, ночью и в праздник он был там обузою для нянек. Яков Тимофеевич и Сима ни разу его не навестили, а когда на 2-й день праздника им пришли сказать, что ребенок плох, то его едва уговорили пойти туда. На третий день прислали сказать, что ребенок, умер, так он не хотел брать его в квартиру. Одним словом, бросил его, как чурку на чужие руки, и ждал его смерти. Когда его обмывала Сафонова Паша, то у него на тельце были пролежни. Вероятно, все эти дни он лежал в мокрых пеленках, благо родные не приходят посмотреть как ухожен бедный ребенок. Няньки говорят, что он молоко не пил и что его «только одним чайком поили».

1904 год. Март. 18-е. Четверг. Во вторник 16-го выдавали награду. Получил 200 рублей, как и прошлый год, да и все получили прошлогоднюю, хотя по расчету в награду было отчислено больше. Излишек пошел вновь поступившим и переведенным. Всего в награду служащим отчислено 352 811 рублей. Всего чистой прибыли - 3 060 000 рублей при балансе в 43 000 000 рублей.

 

Савва Тимофеевич Морозов. 1862-1905 гг.

Савва Тимофеевич Морозов. 1862-1905 гг.

 

Май. 22-е. Суббота. Весна затянулась. Сегодня первый теплый день во всем мае. Все время шли дожди и стояло холодно, были даже морозы по ночам, погубившие огурцы. В четверг 13-го начали клеить квартиру, в субботу закончили и в субботу же загрунтовали пол. Совпавшие два дня праздников Троицына и Духова дня дали возможность полу хорошо просохнуть. Окрасили по грунту во вторник 18-го после обеда. Пол удался на славу хорош. Не входили в квартиру до субботы 22-го, т.е. сегодня. В среду 12-го схоронили Ремизова А.М., умершего 10-го в 5 ч. утра от удара, случившегося с ним 1-й раз в клубе часа в 4 после обеда 9-го числа. Он почувствовал себя нехорошо и пошел умыться, но тут вдруг у него отнялись сначала рука потом нога. Бывший с ним Лакутин П.З. отвез его в больницу, где он от 2-го удара умер. И как сложились обстоятельства. Он во вторник 4-го отправил свою жену на ее родину, в Курскую губернию, откуда она приехала к похоронам тоже во вторник 11-го числа вечером. Покойный в похоронной кассе не был записан, а в конторе взял вперед за месяц на поездку жены, родные, т.е. мать, не хотела тратиться, а брат сам обременен семейством. Все переругались у гроба покойного и все потому, что он отослал от себя мать и сестер, и они живут на вольной квартире с декабря прошлого года.

Июнь. 3-е. Четверг. Тепла все еще нет и по сегодня. Все идут дожди с ветром, градом, а иногда со снегом; сегодня хотя ветром и нагоняет облачка, но дождя пока нет. Дай, Бог, чтобы обстоялось! В понедельник 31 мая была объявлена мобилизация артиллеристам, фельдшерам, кавалеристам и нестроевым нижних чинов. Всего с обеих фабрик собрали 240 человек. Фельдшеров у Саввы Морозова взяли 9 человек, у Викулы Морозова - 10 человек, так что в больницах осталось: у нас - 6 человек, у Викулы Морозова 4 человека фельдшеров. Слез было много. Идет все народ семейный. У одного жена осталась - сама 8-я, у другого - только что родила и его не пустили даже проститься с ней. У третьего - жена недавно умерла, осталась матьстаруха и четверо детей... Всего не скажешь. Конторы фабрик обещают выдать семьям половинный оклад и сохранить квартиру.

Местный комитет оделил отъезжающих по 2 рубля серебром.

5-е. Суббота. В четверг воротился из мобилизации Дроздов Алексей Яковлевич. У него признали расширение жил на левой ноге, а вчера прибыл Наттучи (механик у В.М.) тоже по какой-то болезни. Удивительное дело:

больными оказываются все лица со средствами, невольно приходится думать, что тут дело не в болезни, а в деньгах. 1-го июня был набор лошадей для армии. У Саввы Морозова взяли 28 лошадей, а у Викулы Морозова 34 лошади. Фельдшеров у Викулы Морозова взяли не 10, а 8 человек. О выдачи помощи семьям ушедших определили: служащим — половинный оклад жалования, а рабочим - одну треть. Дожди все еще идут, только вчера день прошел без дождя. Взятых фельдшеров и мастеровых направляют прямо на Дальний Восток, а строевых размещают здесь. Покровский уезд - в Коломну, а Богородский — в Тамбов.

Август. 26-е. Четверг. Вчера купил огурцов 2 1/2 меры по 1 р. 20 к. за меру, а сегодня в ночь был морозец и огурцы продавали по 1 р. 80 к. за меру. Вообще, огурцы в этом году дешевле 75 коп. за меру не были, да и не мудрено: дожди и холода чередовались между собой и жарких дней не было совсем и не было также дней без дождя по вчерашнее число включительно. От Преображения до Воскресения 22-го цены стояли от 80 к. до 1 р. за меру. Но огурцы были мягки, так как они были первыми. Говорят, что картофель на низких местах тоже пропал. На этих днях была неприятность такого рода: из больницы, после 6недельного карантина, после скарлатины, выпустили Шуру Никонова, и вот стали появляться «кучи» в дамской уборной на полу; поломойка сделала жене замечание на это, приписывая «кучи» Мане. Я решил Маню одну не выпускать, а поломойке сказал, чтобы она последила за другими детьми.

 

Мария Федоровна Морозова. 
  1830-1911гг.

Мария Федоровна Морозова. 1830-1911гг.

 

Октябрь. 4-е. Понедельник. Вчера после обедни было открытие нового пожарного депо и каланчи в Зуеве, в Большой слободке, где были дома Пелыцикова и Стального. Торжество началось молебном в 12 ч. дня, после молебна соединенные оркестры музыки от Саввы Морозова и от Донских казаков из Богородска исполнили народный гимн. Затем пожарные части прошли по улице в смотровом порядке в костюмах всех частей: 1) собственно Зуевская, 2) окрестных деревень, 3) Саввы Морозова, 4) Викулы Морозова: каждая часть при своих машинах и обозах. Не обошлось и без курьезов: когда проносили хоругви, одна из лошадей бросилась в сторону, бочка слетела и чуть не придавила возчика, упавшего вместе с нею; а при съезде упал железный ящик от водяного насоса, от грома паденья бросилась в сторону лошадь в пролетке, по счастью никого не задавили.

15-е. Пятница. В понедельник 4-го после обеда Лиза пошла в больницу и в ночь родила девочку. Крестили во вторник 5-го. Имя нарекли Зинаида. Крестил о. Василий Рождественский. Восприемники: свояк В.А. Кузнецов и сестра Лиза. При родах находилась новая акушерка Ольга Ивановна. Родильным приютом, за болезнею г-на Богатырева, заведовал А. П. Базилевич. Домой отпустили на 9-й день, т.е. в среду 13-го вечером.

Капусту изрубили 13-го же числа, а картофель привезли в понедельник 11-го числа. Капусты 12 пудов по 40 к. за пуд, а картофеля 12 мер по 30 к. за меру. Весь сентябрь стояла теплая летняя погода, дождей не было совсем, а теперь, начиная со 2-го числа, почти каждый день идет дождь, хотя погода по-прежнему стоит теплая. Морозов еще не было.

(из дневника вырвано 2 листа — О.К.)

1905 год. Май. 23-е. Понедельник. В пятницу 13 с. м. Зинаиде привили оспу. В субботу 14-го скончался Савва Тимофеевич Морозов в Каннах, во Франции, скоропостижно, от разрыва сердца. В телеграммах от Зинаиды Григорьевны на имя служащих высказано, что С.Т. получил смерть от «толчка, данного болезни забастовкой рабочих». Мир праху твоему, примерный хозяин и добрый Человек! Вечная тебе память! Говорят, наша интеллигенция торжествует, потому что теперь на их улице будет праздник. В последнее время петицией служащих С.Т. был осведомлен об образе действий наших директоров заведений, и он, благодаря толковому объяснению С.А. Иринархова, всецело стал на сторону служащих, обещая в будущем свое покровительство. И вот теперь его нет и Иринархову, вероятно, будет плохо. Едва ли бухгалтер простит ему его честное и правдивое объяснение хозяину о житье-бытье мелких служащих. На нашу интеллигенцию я нагляделся в четверг на страстной неделе за обеднею. Молящихся, т.е. причастников, было много. Стояли, как и должно стоять обедню, кто и где занял место. Интеллигенция, конечно, около церковного ящика и на особых местах. Когда пропели «Отче наш», интеллигенция двинулась вперед справа, через хор певчих, и заняли всю «солею», так что когда вышел священник со святыми дарами и по прочтении известной молитвы «Верую, Господи», причастники должны положить земной поклон, то интеллигенты наши от тесноты не могли сделать даже обыкновенного поклона. И подумаешь: для чего торопились? А для того, что сподобившись причаститься, облобызались между собою и, усевшись на стульях, начали между собой разговор как дома. А их дамы? Несмотря на то, что женщин причащали в другом пределе, они все же лезли вместе со своими отцами и мужьями.

Август. Катю благословили образом за Дмитрия Ивановича Рыбкина в воскресение 31 июля в присутствии о. Федора (настоятель церкви с. Орехова) и псаломщика Н.П. Касаткина.

Лиза ездила в Москву к доктору В.В. Успенскому 23 июня и 16 июля, болезнь ее он определил «опухолью матки» и, кроме того, указал, что у нее началось «катаральное состояние желудка». То же, что говорил ей и А.П. Базилевич. От болезни матки советует операцию сделать в октябре, когда приедет из-за границы, а пока 1-й раз прописал пилюли, затем 30 уколов и спринцевание из древесного спирта при температуре в 36 градусов и обтирание по утрам водою комнатной температуры и ложку чайную соли на стакан воды.

В субботу 6-го купил у В.П. Ильина кур 10 штук по 40 к. за штуку, петух — 1 р. Писано во вторник 9-го.

Сентябрь. 22-е. Четверг. Вчера объявили о прибавке жалованья по 80 руб. на год., Лиза была у доктора Успенского в 3-й раз, в субботу 17-го с. м. Он сказал, что она беременна уже 1 ? месяца, и, между прочим, поселил в ней надежду, что вычищение матки может произойти родами.

Капуста в этом году хороша и дешева; выписывают в конторе по 28 коп. за пуд, а на рынке покупают у деревенских по 22 коп. Картофель тоже хорош. Цена его — 25 коп. за меру.

В четверг 15-го с. м. вызывала учительница Федосья Ивановна Палладина и сказала, что Капа очень нервна и упряма, что если ее спросят повторить что-либо, то она молчит упрямо, а если на нее прикрикнуть, то плакать принимается и нипочем не повинится, что не знает урока. Максимову прибавили 120 р.

1906 год. Февраль. 19-е. Понедельник. В среду 13 января был убит в Никольской конторе Сергей Александрович Назаров неким Ветровым, внуком М.Г. Кокорева из револьвера системы «Браунинг». Смерть была моментальная, пуля была направлена в затылок и вышла в висок. Несмотря на это, убийца выпустил уже в мертвое тело еще 4 пули и убежал. Надо думать, что это убийство политическое, потому что убийца как в воду канул. В среду служащие красильного заведения собрались в конторе обсудить о подписке на венок и что же оказалось? Кому покойный благодетельствовал, кого вытащил из грязи, например, А.Я. Дроздов, В.И. Еремеев, первые заговорили против обязательной подписки в 5%, найдя ее высокой, и предложили 2%. Я предложил 3% и на ней остановились. Покойный был церковным старостой в Орехове с 1890 года. Мир праху его!..

Март. 16-е. Четверг. Награду 210 рублей получил в пятницу 3-го с. м. Выдали экспромтом — тихо. Отчет еще не появился в «Московских ведомостях», а потому среди рабочих не слышно было озлобленных разговоров, обычных спутников награды. Все же рабочие, узнав о том, что награда была на 1/3 больше прошлогодней, потребовали от правления и себе награды в размере 10% своей заработки. Правление пока еще не ответило.

20-е. Понедельник. Правление выдает в награду рабочим 7 1/2 %. Среди рабочих недовольствие. К Пасхе чистить машины они не хотят, потому что за это они никогда ничего не получали.

На выборах в Покрове прошли целиком кандидаты партии «Народной свободы». Торгово-промышленная партия провалилась, потому что была слабо организована и разрознена.

Апрель. 22-е. Суббота. В четверг 23 марта Капе была сделана операция доктором Владимиром Бенедиктовичем Булгаковым. Была вырезана у нее железка на левой стороне лица, как он назвал «туберкулезная железка». На шее пока виден шрам, в больнице пробыла 8 дней. Я просил его отложить операцию до Страстной недели, но он сказал, что тогда будет поздно. После мне говорили, что в одном большом желваке было что-то похожее на сваренный говяжий жир, а в другом, поменьше, дикое мясо.

В понедельник 17 апреля хоронили Сергея Андреевича Иринархова. Покойный бросился в Клязьму в пятницу 14-го, но был вытащен из воды и умер в больнице вечером. Покойный был одним из первых служащих, заговоривших об улучшении их быта. Боролся со старшими и в клубе и по поводу розничного магазина, а в последствии и против фабричной администрации вообще.

Май. 24-е. Среда. В понедельник 15 с. м. Лиза разрешилась мальчиком в 10 ч. вечера. Ребенок при появлении на свет внушал опасения задохнуться, так как дышал от себя, а не в себя и давился, как бы чем-то захлебываясь. Ввиду этого акушерка Елизавета Дмитриевна предложила погрузить его, но Лиза оставила до утра. Утром припадок захлебывания усилился и на зов Лизы прибежала акушерка Татьяна Михайловна и, спешно побежав, погрузила его в купель, назвав Николаем. Крест повесили с Лизы. Замечательно, что после погружения ребенок стал дышать свободнее. На другой день было совершено таинство Миропомазания священником о. Василием Рождественским в 5 час. вечера при родильном приюте. Восприемниками были свояк Василий Андреевич Кузнецов и Капа. Лизу отпустили домой на седьмой день вечером.

(вырван 1 лист — О. К.)

1907 год. Апрель. 13-е. Пятница. Вода в Клязьме пошла на убыль со среды 11 с. м., а прибывать стала с 26 марта, так что, выходит, всего прибывала 16 дней. В общем, вода была выше средней, а могла бы быть очень большая, но холода в конце марта и в начале апреле не давали дружного напора; дней 10 было так:

за день сколько-нибудь прибудет, за ночь — убудет, и река не выходила из берегов.

Май. 10-е. Четверг. Вчера ездили в село Севастьянове для присутствия на бракосочетании Поли с Алексеем Ивановичем Новлянским. Свидетелями за жениха был зять Дм. Ив. Рыбкин и записан заочно дед его, за невесту свидетелем был я и заочно записан отец. Венчание вместе с молебном продолжалось 12 минут. Село от ст. Дрезна в двух верстах, при селе фабрика Тряпкина. Хорошо, что венчание прошло так скоро, а то мне жаль было сестры Лизы, глядя на ее волнение. В самом деле, каково ей, бедняжке, было переносить вторично унижение своего девичьего достоинства, присутствуя при венчании другой младшей сестры. Больно вспоминать русскую песню, что «Тятенька с маменькой неправдою живут, младшую сестру вперед замуж выдают», а было время и для нее — счастье было так близко, так возможно. Но не суждено было этому осуществиться. Почему? Не знаю, а она, если и знает, то не хочет сказать...

Свадьба эта была окружена таинственностью. Жених сказал об этом своей матери перед отъездом к венцу. Мне сказали накануне поздно вечером, а отцу тоже перед отъездом. Мать хотя была и против этого брака, но благословила молодых к венцу и от венца сказала: «Ну, дети, живите, а людей не смешите», — и заплакала. К нам на чай не пошла.

Август. 24-е. Пятница. В среду 15 с. м. был на закладке алтаря при фабричной школе. Богослужение совершали священники Федор Загорский, Василий Рождественский, Алексей Молчанов, дьяконы Северо-Востоков (?) и Горский. Представитель был от Марии Федоровны Морозовой — инспектор Иван Васильевич Аристов, от правления Товарищества — Владимир Николаевич Красоткин, заведующий хозяйственной частью Товарищества. Первый камень клал св. Ф. Загорский, второй — Аристов, третий — Красоткин, четвертый — заведующий училищем А.Ф. Алякринский и пятый — заведующий строительным отделом Д.А. Голубков. Во время молебна обрушились помостки, на которые после фотографа-любителя Н. И. Барто забрались любопытные.

Несчастий с людьми не было. На закладке было очень мало народа. Алтарь строится за счет М. Ф. Морозовой.

Публикация О.С. Красновой, г. Орехово-Зуево.

(Продолжение следует)

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы