Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
05 января 2007 года

Война и армия. Воспоминания ветеранов трудового фронта. Завод топливной аппаратуры

Историю нынешнего завода топливной аппаратуры в годы войны (тогда он работал под двумя номерами - 510 и 548) можно разделить на два периода: 22 июня - 16 октября 1941 года и 10 января 1942 - май 1945 года. Первый период - до эвакуации, второй - создание практически нового предприятия в опустевших корпусах.

Как только стало известно о нападении фашистской Германии на нашу страну, на заводе состоялся митинг.

- Будем работать по 12 часов! - внес предложение коммунист Нестеров. Его поддержал весь заводской коллектив. Это был ответ трудящихся на призыв сомкнуть свои ряды, поднять производительность труда и усилить бдительность.

Появились первые приказы директора, продиктованные обстановкой: о режиме работы в военное время, об отмене очередных и дополнительных отпусков, о формировании подразделений народного ополчения, о замене кадров, уходящих в армию, и другие.

«Все для фронта! Все для победы над врагом!» - этот призыв Коммунистической партии вдохновлял коллектив на трудовой подвиг, на увеличение выпуска продукции для Красной Армии. Никто не считал себя вправе уйти с завода, если не выполнено установленное на день задание. А стенные «молнии» призывали:

Сейчас о фронте все заботы,

о нем лишь думает страна!

Работы, доблестной работы

от тыла требует война!

Вся обстановка тех дней диктовала необходимость делать все возможное для защиты страны. И люди делали: днем - работа, вечером - занятия в кружках ПВХО, Осоавиахима, РОККА, ночью - дежурства в пожарных командах и формированиях ПВХО. Дегазационные, пожарные, аварийно-восстановительные команды, а также медико-санитарные формирования фактически были на казарменном положении.

В тревожные дни осени 1941 года завод получил приказ на эвакуацию. 16-17 октября шесть эшелонов с людьми и техникой уехали в Сибирь. По прибытии на место, не ожидая монтажа всего оборудования, пускали в работу каждый установленный станок. Уже на 28-й день после разгрузки первого эшелона была отправлена на фронт партия продукции. О работе ногинцев в эвакуации говорят правительственные награды рабочим и служащим. Орденами были награждены токарь Е.Сопов, наладчики автоматов Ф.Фатюнин и В.Горшков, главный инженер В.Марков, лудильщица О.Дубовицкая, начальник техбюро цеха Ю.Лепетов, главный энергетик И.Боборыко и многие другие.

10 января 1942 года, когда немцев отогнали от Москвы, было решено срочно восстанавливать завод в Ногинске. Городской комитет партии поручил это дело коммунисту А.В.Забродину.

- Начинать пришлось буквально с нуля, - рассказывал Анатолий Васильевич. - Помещения все без окон, без дверей, нарушена отопительная система. Ни людей, ни оборудования, ни инструмента. Было лишь непреклонное стремление горстки не уехавших в эвакуацию людей быстрее ввести завод в строй действующих.

Прослышав, что производства восстанавливаются, начали возвращаться бывшие рабочие, приходили женщины, подростки.

27 февраля 1942 года ГК ВКП (б) принял решение об оказании помощи восстанавливаемому заводу. Не было оборудования - его дали другие предприятия. Не хватало людей - их мобилизовал городской исполнительный комитет из числа женщин и подростков, а также из учащихся ремесленного училища. Были организованы субботники по приведению в порядок пустующих со времен эвакуации цехов. Оказал помощь и наркомат, выделив металлорежущие автоматы и прислав из Ленинграда инженерно-технических работников.

Создавался надежный трудовой коллектив, предприятие начинало жить нормальной производственной жизнью. С каждым месяцем наращивались темпы выпуска продукции. Если взять объем продукции июня 1942 года за 100 процентов, то в июле он составлял уже 200 процентов, в сентябре - 912, а в декабре - 2659. Весомый вклад в наращивание темпов производства внесли люди творческой мысли - заводские рационализаторы.

По итогам Всесоюзного социалистического соревнования за 1943 год коллективу завода было присуждено третье место, а в следующем году он уже два раза занимал вторые места.

Яркой страницей в летописи борьбы заводского коллектива за победу над врагом является работа молодежи. Юноши и девушки, учащиеся ремесленных училищ, подростки, заменившие ушедших на войну мужчин, под руководством комсомольской организации работали самоотверженно, перевыполняли нормы, шли туда, где труднее всего. За годы войны было обучено более 500 молодых рабочих. «На предприятии сейчас 36 комсомольско-молодежных бригад, и все они выполняют норму выработки. Бригадир комсомольско-молодежной бригады слесарь С.Беззубов обучил своей профессии четырех рабочих. Его бригаде вручено Красное знамя ГК ВЛКСМ, - докладывал в 1944 году на пленуме горкома партии секретарь ГК ВЛКСМ А.Шаров.

На 200-300 процентов (их называли двухсотниками и трехсотниками) выполняли месячное задание бригады С.Беззубова, Г.Живова, Т.Зуевой, В.Горбунова. Бригада Г.Живова входила в число победителей соревнования среди комсомольско-молодежных бригад Московской области.

А после напряженного трудового дня юноши и девушки проходили военную подготовку, учились в школах, собирали металлолом, заготовляли дрова, дежурили в подшефном госпитале, готовили подарки для воинов Красной Армии и семей погибших фронтовиков, собирали деньги на танковую колонну «Осоавиахимовец». И, конечно же, они были в числе тех, кто по поручению заводской администрации оказывал помощь Ногинской МТС, шахте №49 - 50 Подмосковного угольного бассейна, строили дома колхозникам в освобожденном от оккупантов Волоколамском районе.

Коллектив завода с честью нес свою военную вахту. 1172 передовика производства были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Возглавляли завод директора К.М.Михайлов (1942-1943 гг.), А.В.Домрачев (1943 - начало 1945 гг.) и Пестов.

В. Сложеникина

 

 

ТАМ, ГДЕ ТРУДНЕЕ

 

Окончив машиностроительный техникум, комсомолец Михаил Кудинов стал работать на Глуховском комбинате. В 1929 году Михаил был направлен политбойцом на строительство завода грампластинок. Молодой коммунист, имея диплом техника, не чурался никакой работы - корчевал пни, копал землю, закладывал фундамент здания. И радовался вместе со всеми, когда завод выдал первую продукцию.

С пуском завода на плечи молодого большевика легли новые заботы - Михаила Павловича Кудинова назначили начальником механического участка. Началась война. Коммунист Кудинов сразу же решил идти на фронт. Но в горкоме партии получил отказ.

Вскоре дела обернулись так, что пришлось Михаилу Павловичу демонтировать то самое оборудование, которое он еще недавно устанавливал, грузить на платформы и отправлять в Сибирь. Там, в глубоком тылу, в тяжелых условиях военного времени устанавливали его заново и налаживали выпуск продукции. Времени было отпущено всего 15 дней. И ровно через полмесяца на фронт пошли первые вагоны с продукцией, которую выпускал цех М.П.Кудинова.

Но не только отличным мастером своего дела был Кудинов. Этот человек обладал умением располагать к себе людей, поднимать их на большие дела. Не случайно поэтому, его избирают сначала председателем профсоюзного комитета, а потом и парторгом.

А когда отгремели залпы Великой Отечественной и страна стала залечивать раны, М.П.Кудинов возвращается в родной Ногинск. Много еще лет он трудился на НЗТА, был секретарем парткома, председателем заводского товарищеского суда, избирался народным заседателем, был одним из лучших агитаторов-общественников. Сам же позднее попросился на «понижение»: стал бригадиром в отделе технического контроля, был строгим, принципиальным контролером выпускаемой продукции.

В. Грибов

 

 

АВЕРИНЫ

 

Пожилые люди наших дней, кому около семидесяти или чуть больше - особые люди. Они вынесли такое, чего не приходилось на долю ни одного поколения прошлого и, дай бог, не доведется испытывать никому в будущем. В числе тех, кто полной мерой хватил военного лиха, - семья Авериных, которая в середине тридцатых годов переехала в Ногинск и стала работать на заводе «Грампластинка». В конце 1940 года этот завод начал производить оборонную продукцию.

По-ударному работали на заводе глава семьи Яков Михайлович Аверин, его сын Николай, дочь Анастасия с мужем Анатолием Хорьковым. В июне 1940 года одного из сыновей Якова Михайловича - Николая, должны были призвать в Красную Армию, но он получил отсрочку.

- Я работал в утреннюю смену, когда по всему заводу прокатилась тревожная весть - война, - рассказывал Николай Яковлевич.- Однако настрой был такой: долго воевать не придется, побьем врага на его территории. Как и все сверстники, просился на фронт. Но получил отказ и был забронирован. Повезло сестре Татьяне - ее призвали в армию, и она стала медицинской сестрой.

Я работал заточником рядом с отцом, сестрой Анастасией и ее мужем Анатолием Хорьковым.

В октябре 1941 года вместе с заводом наша семья эвакуировалась в город Кемерово. Там меня назначили бригадиром фронтовой бригады, которая затачивала инструмент. Заточниками также были мой отец, муж сестры Анатолий, шлифовщиками работали братья Владимир и Василий. Здесь же трудилась сестра Анастасия. Работали с восьми до восьми, иногда и больше, без выходных. Наше предприятие выпускало боевые снаряды для штурмовиков ИЛ-2.

Что запомнилось особенно: по-ударному трудились все, даже молоденькие парнишки и девчушки. Не было ни нарушений дисциплины, ни опозданий. А ведь руководства было - всего один мастер на полтораста человек. Словом, полный самоконтроль.

Наша бригада постоянно была в числе лучших, имела личное клеймо, ее продукция шла без проверки. И все-таки многие рвались на фронт. Завидовали Алексею Хромину, секретарю комсомольской организации инструментального цеха - он ушел воевать. Потом был призван в армию муж сестры - Анатолий Хорьков. Он погиб в боях под Смоленском. А мы, оставшиеся, работали, порой недосыпая и постоянно недоедая.

Трудности на производстве? Их тоже хватало - ведь шла война. Однажды не стало абразивных кругов. Чем затачивать инструмент? Пришлось использовать старые, отработанные. А это риск.

О том, что произошло дальше, я узнал от других ветеранов труда. Пускать в новый оборот старые круги решился сам Николай. Дело кончилось травмой руки, но выход из трудного положения он нашел.

Несколько слов о жене самого Николая Яковлевича - Любови Васильевне, с которой он познакомился на новом заводе. Трудиться она начала с шестнадцати лет. Освоила обязанности технического контролера, затем стала военпредом, внимательно следила за качеством готовой продукции.

Словом, вся большая семья Авериных (в ней было девять человек), как и многие другие семьи, трудилась ради общей победы. Все ее члены были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Сам бригадир фронтовой бригады Н.Я.Аверин, кроме этой медали, был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Мать братьев и сестер Авериных - Матрена Павловна была домашней хозяйкой, обихаживала всю эту трудовую семью, одаривала каждого своим теплом и заботой.

Окончилась война. Семейство Авериных вернулось в Ногинск. И снова многие годы, вплоть до ухода на заслуженный отдых, добросовестно трудились ее члены на НЗТА. Четверо Авериных - жена Владимира Яковлевича и племянники до сих пор работают на своем заводе, продолжая славный трудовой путь семьи.

В. Грибов

 

 

И БРАЛСЯ ЗА ДЕЛО

 

В апреле 41-го года поступил Виктор Кузнецов на завод №510 - бывший «Грампластинка». Шел ему тогда семнадцатый год. Довольно быстро втянулся в работу, освоил профессию резьбонарезчика. Началась война. На замену призванных в Красную Армию потребовались такие же, как Виктор, смекалистые, трудолюбивые молодые рабочие. Предложили ему освоить специальность наладчика фрезерных станков в первом цехе. Согласился, освоил и стал хорошим наладчиком.

Когда завод эвакуировался в Сибирь, Кузнецова в числе других молодых рабочих направили на строительство оборонительных сооружений. С января 1942 года Виктор Иванович трудится в артели «Ногинский металлист», выпускавшей в ту пору корпуса для мин.

Поначалу работал за токарным станком, потом стал наладчиком и снова был в числе передовых. Зима того года была морозной и снежной - ходил вместе с другими тружениками и жителями города расчищать улицы от снежных заносов. Но стоило Кузнецову узнать, что завод №510 начал восстанавливаться, пришел обратно. Его здесь помнили и охотно приняли. Правда, на этот раз пришлось осваивать новую специальность - электромонтера. Предстоял большой объем электромонтажных, кабельных и других работ, выполнить которые надо было в сжатые сроки. Работать по 12 часов считалось нормой, но ее часто перебирали - эту норму военных лет. «Надо, значит надо», - говорил сам себе Виктор, то же говорили и его товарищи. Жаловаться на трудности тогда не полагалось: каждый знал - идет война.

Трудолюбивый и старательный, набравшийся опыта В.И.Кузнецов был назначен бригадиром электриков. В новом рабочем качестве он старался делать все от него зависящее, чтобы технологическое оборудование работало бесперебойно. Он щедро делился опытом с молодыми рабочими, прививал им навыки производственной дисциплины.

Все военные и послевоенные годы бригада электриков В.И.Кузнецова была в числе лучших. Позднее он стал сменным дежурным заводской электроподстанции, от которой зависела, если можно так сказать, живучесть всего Ногинского завода топливной аппаратуры.

Добросовестный производственник, активный общественник В.И.Кузнецов избирался делегатом XXII съезда КПСС, был членом парткома и завкома, награжден орденом Трудового Красного Знамени, многими медалями. И только в 1998 году он ушел на заслуженный отдых.

В. Грибов

 

 

НАШ ЗАВОД В ОМСКЕ

 

Из воспоминаний Героя Социалистического Труда

АЛЕКСАНДРЫ ИВАНОВНЫ РУМЯНЦЕВОЙ.

 

Ехали мы в Омск из Ногинска целый месяц. Ехали с тяжелым сердцем, думали, что там придется землянки копать: ведь на восток в начале войны перемещалось множество людей. Но спасибо руководителям города и области за то, что всем нам дали крышу над головой. Некоторых горожан переселили в сельскую местность, кого-то уплотнили и нас, ногинчан, всех пристроили.

Не пришлось сооружать и завод - нам отвели небольшое местное предприятие. Правда, не было ни вентиляции, ни вытяжки, но мы тогда об этом и не думали. Приехавшие с «Грампластинки», в основном молодежь, крепко дружили между собой. Очень скоро перешли на выпуск военной продукции.

Главным в то время был настрой. Сама сейчас удивляюсь - одна работала на 100-тонном прессе. Позже уже пришли подростки - омичи. Одну девушку, Надю Толмачеву звали маленькой хозяюшкой большого пресса. Из наших земляков отличались в работе Прасковья Линева, Антонина Карпова - тоже на прессе, шлифовщица Мария Фатахова, Павел Иванович Юдин.

Умели поднять настроение людей наши руководители, особенно директор, ленинградский специалист Дмитрий Васильевич Гаврилов. Человечный, но строгий, организатор редкостный. Его между собой никто не называл иначе как «батя». Бывало, он или его помощники подойдут, расспросят о делах. Но уж если Дмитрий Васильевич, наш «батя», скажет «надо», сделаем все. Был такой случай, когда прямо с завода пошли мы баржи с бревнами разгружать. И как под силу это было худеньким девчонкам?

А какая у нас была наглядная агитация! Сразу видно, кто и как работает с первого и до последнего дня месяца. И почасовые графики у нас были. Когда, вспоминаю те времена, думаю, что же нам сил придавало? Конечно, вера в победу, желание быстрее прогнать врага с родной земли. Как ни уставали, а бывало песню запоем, и всю тяжесть она снимает, настрой дает. Помню, как задорно девчата пели частушки:

 

Когда кончится война,

Пойдут ребята ротами.

Я залетку своего

Встречу за воротами.

 

Директор послушает нас, послушает и скажет добродушно: «Вы песню-то пойте, но и на график посматривайте». Очень помогала дружба. Цех был - семьи такой сейчас не сыщешь!

...Самоотверженно работала Александра Ивановна всю жизнь. В послевоенные годы уже в Ногинске ей было присвоено почетное звание Героя Социалистического Труда.

В. Грибов

 

 

ВО ИМЯ ПОБЕДЫ

 

Глуховский парнишка Володя Лощаков усердно овладевал военными знаниями. Закончил всеобуч и ждал повестки из военкомата, считая себя уже взрослым. А было ему 17 лет! И вдруг вместо армии его с группой сверстников направляют на военный завод (бывший «Грампластинка»). Объяснили: фронту нужны снаряды, а рабочих рук не хватает. Будете работать!

И стал Володя учеником наладчика автоматов. Шефство над ним взял опытный работник Иван Павлович Бородулин. Много полезного дал ему и другой шеф - Петр Иванович Ползиков. К тому времени наши инженеры-конструкторы изобрели новый авиационный бронебойно-зажигательный 23-мм снаряд, который прожигал всю толщину кабины вражеских самолетов, и сбивать их стало легче. Над изготовлением этого снаряда и трудился Владимир Лощаков на четырехшпиндельном автомате «Кон». За работой его внимательно, по-отечески, следил мастер смены Семен Анисимович Полонский, которого и сегодня Владимир Прокофьевич называет «великим тружеником».

- Помню, Семен Анисимович на слух определял работу станка. Заприметит что-то неладное, тут же остановит станок, все проверит лично. После войны он стал главным инженером завода.

Работать приходилось в трудных условиях. Брызги масла летели во все стороны, портилась одежда и обувь, а замены не было. Работали в рваной обуви, порой босиком. Спасали деревянные подставки. Однажды директор завода Константин Иванович Михайлов, заприметил разутого Лощакова и возмутился: приказал вызвать начальника цеха Барабина и, показывая на Владимира, распорядился обуть молодого рабочего. И как же был счастлив Владимир, когда ему на другой же день принесли ботинки на деревянной подошве и выдали рабочий комбинезон. Позже такая же обувь и комбинезоны были выданы и другим рабочим цеха. От масла пошли по телу Владимира прыщи, и его перевели на малые автоматы, работающие на эмульсии. И на этих автоматах выпускалась продукция для фронта: «сердечники» для того же авиационного бронебойно-зажигательного снаряда. Здесь учителями Владимира были Николай Двоюхин и его сменщик Виктор Юрин. Помогали Лощакову в работе слесари Кукушкин, Жидовин, Дорофеев и другие. За давностью лет он подзабыл их имена, но помнит, что все они самоотверженно трудились ради Победы!

Участок, на котором работал В.Лощаков, считался особо секретным. Все рабочие давали подписку о сохранении тайны, и только сегодня Лощаков о ней мне рассказал. Летом на участке был зной, а зимой холод, разжигали часто костры, чтобы разогреть охлажденные станки. Зимой на головы рабочих сыпался снег, приходилось и пол очищать лопатами.

- Словом, работать было всем тяжело, - вспоминает В.Лощаков, - но никто из нас не «пищал», так как мы знали и верили, что победа над врагом близка и все силы отдавали фронту!

Реактивные снаряды для «катюш» лететь без «зажигалок» не могли. Их не хватало. В цехе постоянно стояла автомашина, которая тут же увозила «зажигалки» еще теплыми. Был в цехе призыв: «Больше «зажигалок» Родине!»

Сменщиком Лощакова был в ту пору Василий Костин. Между ними шло соревнование - кто больше выпустит так необходимых фронту «зажигалок». Начальник

цеха Суслов ежедневно собирал рабочих на оперативки и всегда напоминал: чем больше вы выпустите «зажигалок», тем быстрее наступит наша победа над фашистами.

И вот наконец-то пришла долгожданная Победа, 9 мая 1945 года - самый памятный день в жизни Владимира Прокофьевича Лощакова.

45 лет проработал добросовестно Владимир Прокофьевич на заводе в цехе №2. В трудовой книжке его две записи: когда принят и когда уволен в связи с уходом на заслуженный отдых. Награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», орденом «Трудового Красного Знамени». Известен Владимир Прокофьевич и как ветеран Ногинского спорта. Он был неоднократным чемпионом района, Московской области и Всесоюзного общества «Знамя» по плаванию.

- Война закалила меня, приучила преодолевать все трудности, - говорит 74-летний ветеран труда и спорта В.П.Лощаков.

В. Грибов

 

 

ДЯДЯ ЛЕША

 

На заводе его чаще называли «наш дядя Леша»! Ну, а если официально, то Алексеем Георгиевичем Осиповым. За плечами этого человека, весьма скромного, приветливого, много нелегких испытаний. Оставшись в десять лет без матери и ушедшего на фронт отца, он пошел в батраки к богатому крестьянину: ухаживал за скотом, выполнял разные работы по дому, в поле. В 1920 году, когда вернулся с фронта отец, он приехал в Ногинск.

С мая 1941 года Алексей Георгиевич работал на заводе №510. И с тех пор, как говорят, было немало каши съедено, прежде чем пришли к нему опыт и мастерство. Свой опыт этот добрый человек щедро раздавал людям. Особенно много помогал он молодым производственникам в годы войны. Научил слесарному мастерству десятки рабочих. Только не любил сам дядя Леша этим хвастаться. А те, выучившись у него, стали потом бригадирами и нахваливали: «Золотые руки у дяди Леши, вечное ему спасибо за науку». Особо тепло об Осипове отзывались бригадиры слесарей Михаил Чернов и Сергей Рюмин.

Работал он, казалось, неторопливо. Иной раз, и задержится, обмозгует со всех сторон новое задание, а уж выполнит его, дай бог всякому, без сучка, без задоринки. Не было случая, чтобы пришлось работу дяди Леши переделывать. Хорошо сведущий в своем деле, он частенько подсказывал что-нибудь дельное, рационализаторское. А когда прислушивались к его предложениям, и впрямь хорошо получалось.

Нет, не случайно ценили и уважали в цехе этого рабочего. После войны он по-прежнему отлично трудился. Его портрет долгонько красовался на заводской Доске почета.

В. Грибов

 

 

КАНУРКИН АЛЕКСАНДР ТИМОФЕЕВИЧ

 

Этого человека я знаю лично. Сын его, Анатолий, работал со мной в одном из цехов НЗТА. Помнится, хотели мы с ним проводить его отца в очередной отпуск. Все было оформлено, деньги получены. И вдруг кто-то из руководителей цеха, в котором работал Александр Тимофеевич, попросил его в последнюю минуту: подожди, дескать, еще несколько деньков. Возникла еще одна срочная работа. Взяла Кануркина досада, но сдержался, знал, что без него некому выполнять эту малярную работу. И он согласился, отложив свой отпуск.

Еще в 30-х годах на лесах новостроек Ленинграда познакомился с кистями да красками Александр Тимофеевич Кануркин. В 1935 году, приехав в наш город, поступил на завод «Грампластинка». Потом грянула Великая Отечественная, работы прибавилось. Красил, маскируя все заводские здания. Красил торопливо, ожидая воздушных налетов противника, трудился, не считаясь со временем. И так все военные годы - когда надо, прихватывал неурочные часы. Овладел и другими специальностями. Умел плотничать, остеклять окна, поправлять рамы, а при необходимости не отказывался работать грузчиком. «Без дела жить - только небо коптить», - отшучивался этот трудолюбивый человек, когда кто-нибудь предлагал ему отдохнуть.

Многие годы трудился Александр Тимофеевич на НЗТА и после войны.

Награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Москвы» и другими.

В. Грибов

 

 

БРАТЬЯ ЗВЕРЕВЫ

 

Живут в нашем городе два брата по фамилии Зверевы. Один из них, старший, Борис Герасимович учился в ремесленном училище №20, где и застала его Великая Отечественная война. Будущий токарь и его товарищи стали делать «крылышки» для мин. Работали старательно. В 1942 году многих ремесленников, в том числе и Бориса, направили на завод №510 (бывший «Грампластинка»).

На новом месте паренек быстро освоился и стал работать токарем. Бригада Сергея Беззубова, в которую вошел Борис, готовила гильзы для снарядов авиационных пушек. От работающих в бригаде требовалась особая точность, высокое профессиональное мастерство. И оно было - токари бригады Беззубова постоянно находились в числе передовых на предприятии.

Младший брат, Николай, поступил на этот же завод в 1942 году пятнадцатилетним пареньком. Прошел стадию ученичества, стал токарем в 6-ом цехе. Трудился добросовестно, стараясь во всем походить на старшего брата. После войны Николай освоил специальность слесаря. И снова был в числе лучших производственников. К тому же, слыл активным рационализатором. На его счету свыше десятка разных предложений, давших высокий экономический эффект.

Отработав на НЗТА без малого полвека, Николай Герасимович ушел на заслуженный отдых.

Ну, а старший брат, Борис Герасимович, никак не расстанется с токарным станком. Шутит: «Скучен день до вечера, если делать нечего». В 2000 году ему исполнилось 75 лет.

Завидную трудовую жизнь прожили братья Зверевы. Были ударниками коммунистического труда, наставниками, общественниками, всегда на хорошем счету. Не чурались и спорта, особенно Борис Герасимович - футболист, заядлый городошник, имеющий по этому виду звание кандидата в мастера.

Оба брата Зверевы награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

В. Грибов

 

 

ГАЛКИНА ЕЛЕНА ДМИТРИЕВНА

 

Уроженка деревни Клюшниково Ногинского района. После окончания неполной средней школы работала в колхозе.

В самое трудное для страны время, когда немцы подходили к Москве, Елена по комсомольской путевке пришла на завод №510, который производил снаряды и другую военную продукцию.

- Несмотря на сложнейшие производственные и бытовые условия, - вспоминает Елена Дмитриевна, - никто не роптал, не жаловался на судьбу. А ведь кроме основной работы, нам часто приходилось разгружать вагоны, очищать железнодорожные пути от снега, заготавливать лес, делать много других дел. И все это после двенадцатичасового рабочего дня.

Специальность оператора по обточке деталей Лена освоила быстро и хорошо. Нарезала резьбу, обтачивала колпачки, растачивала гильзы, производила сборку снарядов.

- Я уверена, что от снарядов, подготовленных мной и моими подругами, не поздоровилось многим захватчикам. Так что в победе над германским фашизмом есть и наша доля, - сказала в завершение разговора Елена Дмитриевна. После войны она перешла на фабрику «Красная лента», где и трудилась более 30 лет.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина».

В. Савин

 

 

ХРОМИНА АНТОНИНА ИВАНОВНА

 

Родилась 21 октября 1922 года в Ногинске. Окончила среднюю школу. 21 марта 1941 года поступила лаборанткой на завод №510 (ныне НЗТА).

- Осенью сорок первого года было до слез жалко смотреть, как демонтировали заводское оборудование, как увозили его на станцию, - вспоминала Антонина Ивановна. - Потом я еще помогала наводить порядок в опустевших цехах, дежурила на заводе, ходила рыть окопы, помогала доставлять топливо. Но не было главного дела: предприятие не работало.

В 1942 году завод ожил. На его восстановление люди не жалели ни сил, ни времени и своего добились - предприятие стало вырабатывать нужную фронту продукцию. В эти годы меня приняли в члены КПСС. Я уже работала распредом в цехе.

В 1946 году вышла замуж за демобилизованного воина Алексея Борисовича Хромина. Он также работал на НЗТА. С ним мы вырастили сына, есть и внуки. Отработав на НЗТА 37 лет, я вышла на пенсию.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда» и другими.

 

 

КОЛЕСИНА ОЛЬГА ИВАНОВНА

 

Я родилась 29 мая 1928 года в городе Ногинске. Когда началась война, я, девочка тринадцати лет, пошла работать на отбельно-красильную фабрику в лабораторию. Работа была трудная и ответственная. Я варила краску, которая состояла из ультрамарина, мела и декстрина. Я должна была замесить это все и поставить под пар, который шел из трубы. Один раз краску из ведра паром вышибло и чудом меня не обожгло. Возила тележки с отходами ткани на другой конец фабрики.

В 1942 году я перешла на завод №548. Работала на станке, который закатывал в снарядную гильзу наконечник. Приходилось трудиться и на других операциях. Какое-то время жили в заводе, считались на казарменном положении. Если я находилась где-то вне завода, а объявили воздушную тревогу, бежала на завод, где мы дежурили в медпункте.

Нам давали талоны на питание в столовой. Зачастую эта была кашица изо ржи. Но и ей мы были очень рады. Нередко нас посылали на заготовку дров, на прополку свеклы. В меру своих сил мы помогали фронту.

Имею медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «50 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

 

 

ЕРШОВА ВАЛЕНТИНА ГАВРИЛОВНА

 

В 1941-ом Вале Ершовой было 15 лет, но выглядела она еще моложе. Худенькая, росточка небольшого. Из-за токарного станка ее не было видно. «Приходилось подставлять под ноги два деревянных ящика, - вспоминала она. - Было холодно. Мы все работали в телогрейках, нередко чумазые, умыться не всегда хватало времени. Прилипали к деталям руки. Даже станки отогревали факелами с мазутом. И все-таки делали по 2-3 нормы в день - понимали, что фронту очень нужны были снаряды.

Как питались? Скудно. Тому, кто отлично потрудился, выдавали прозванные кем-то «стахановские талоны».

Когда завод эвакуировался, многих девчат послали на трудовой фронт. Копали в Волоколамском районе рвы, делали завалы, чтобы не пропустить врага к Москве. А когда завод был снова восстановлен, я встала за шлифовальный станок и выпускала продукцию для фронта».

Много еще лет самоотверженно трудилась на заводе бывшая шлифовщица, ставшая техническим контролером цеха НЗТА Валентина Гавриловна Ершова.

 

 

ТАК БЫЛО

 

В декабре 1940 года в Ногинске открылись два ремесленных училища - 20-е в Глухове и 28-е в самом городе.

При открытии училищ мама определила меня в Глуховское ремесленное училище №20, так как оно было с общежитием. Я поступил в группу электриков.

День начинался в 7 часов утра с обязательной зарядки на улице в любую погоду. Проводил ее преподаватель физкультуры Петр Борисович Воропанов. Потом пришел еще один преподаватель - Борис Евгеньевич Карэ. После занятий работали кружки. Я занимался у Петра Борисовича в акробатическом кружке. Велись занятия духового оркестра. Так что на праздники наша колонна шла со своим оркестром. Кормили очень хорошо. Жизнь и учеба шли плодотворно, весело, интересно. Отличников учебы возили в Москву в театры. В дорогу давали большие пакеты со вкусной едой. Словом, все было прекрасно, празднично и нас, молодых, ничто не тревожило.

С началом войны режим в нашем училище несколько изменился. Мы учились и работали уже по 6 часов. Часто объявлялись воздушные тревоги, и мы уходили в окопы за училищем. Помню, в кузнице, которая была во дворе, нас учили делать зубила. И в один из дней мы сильно отравились угарным газом, болели головы, кого-то тошнило, но ребята стойко переносили боль и никому не жаловались.

Осенью, когда немцы подходили к Москве, училище куда-то эвакуировалось. А я пришел домой. Мама на нас троих получила хлебные карточки. Зима была лютая, в доме холод. Хлеба давали по 400 граммов . Мы его тут же съедали. На рынке продавали сахарин, и мы пили чай, вернее кипяток с этим сахарином или с солью.

Но скоро немцев погнали от Москвы, и жизнь стала налаживаться. Я пошел в городское 28-е училище. Мастером электриков здесь был Алексей Иванович Гусев. Практику проходили на полигоне - там строились жилые дома. В квартирах этих домов мы делали электрическую проводку. Если Алексей Иванович обнаруживал нарушение правил, то без лишних слов все срывал своими руками и заставлял делать снова.

Летом 1942 года я и мой друг Иван Кувшинов были выпущены из РУ и направлены на завод №548, который выпускал военную продукцию.

В то время уже была создана антигитлеровская коалиция - СССР - США - Англия, и на завод приходило американское и английское оборудование - станки. Их надо было устанавливать и подводить к ним электропроводку - это была наша работа.

Мне с Иваном Кувшиновым дали кузнечное зубило и кувалду. Для скрытой проводки надо было от щита питания пробить к каждому станку в цементном полу канавку, затем найти где-нибудь трубу, набить песком, Заткнуть концы деревянными пробками и, нагрев в кузнице, изогнуть ее, где нужно. Потом песок высыпался, труба укладывалась в канавку, а вставленные в нее провода подключались к станку и к щиту.

Когда мы долбили канавки для нового станка, рядом стояли уже работающие, как правило, многошпиндельные станки. Поэтому на нас брызгало масло и эмульсия, одежда промасливалась, на руках и на ногах пошли чирьи. Работали по 12 часов - с 7 утра до 7 вечера (перерыв на обед 20 минут). Домой далеко, опаздывать нельзя. А работы срочные, поэтому случалось по двое, трое суток совсем не бывать дома. Спали прямо в цеху часа по 3 - 4 и снова за работу. Носили телогрейки и спецботинки на деревянной подошве, так называемые колодки. Не стану говорить о питании, оно было очень скудным. Хлеба, например, выдавалось 700 граммов , да и качество его оставляло желать лучшего. Есть хотелось постоянно.

И вот на завод поступила, по тем временам, чудо-печь для отжига заготовок под гильзы - латунные пятачки. Печь американская, называлась «континенталь». К тому времени меня перевели в лабораторию по контрольно-измерительным приборам. Мы выполняли электрический монтаж щита управления печи. И вот она заработала. По случаю этого знаменательного события дирекция завода устроила банкет, на который, как отличившийся на монтаже, был приглашен и я. На столах был винегрет, всем было положено по кусочку хлеба, в граненые стаканы налили разведенный спирт. Пробовал я его первый раз в жизни, а потому меня быстренько отвели в лабораторию, где я проспал до утра. Кстати, очень хорошо выспался.

При заводе была школа рабочей молодежи. После двенадцатичасового рабочего дня мы учились до десяти вечера, так что домой я приходил часов в двенадцать - и за уроки. В доме холод, чернила замерзают. Свет - гильза с фитильком. А в шесть утра - подъем и бегом на завод.

Но вот пришла Победа. Сообщение об этом застало меня на заводе. Все работники заводской столовой, куда мы зашли с товарищами, пели и плясали, уже изрядно выпившие. А мы отметили Победу по-своему: на все карточные талончики отоварились пирожками и почти досыта наелись за все долгие годы голодной и холодной жизни.

В 1946 году мне вручили медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

После окончания войны, почти вся истосковавшаяся по мирной жизни молодежь ринулась заниматься спортом и поступать в различные учебные заведения. Я тоже в августе 1946 года уволился с завода и пошел учиться.

В 1949 году окончил Московский областной техникум физической культуры, а в 1967 году - филиал Московского института стали и сплавов. Занимался физическим воспитанием и трудовым обучением детей в школах Ногинска. Последнее место работы - школа №7, откуда в 1988 году вышел на пенсию.

С женой Валентиной Васильевной, работницей Ново-Ногинской фабрики, вырастили сына и двух дочерей, дали им хорошее образование. У нас шесть внуков и два правнука.

В. Савельев

 

 

ВМЕСТЕ СО ВЗРОСЛЫМИ

 

Снимок 1943 года. На нем комсомольско-молодежная бригада инструментального цеха. В ней были ребята 16-17-летнего возраста. На эти неопытные руки и еще слабые плечи навалился груз большой ответственности за судьбу Родины. Понимая это, подростки работали наравне со взрослыми и не уходили из цеха, пока не выполнят задания. Этой бригадой токарей руководил Сергей Беззубов. Бригада делала вытяжной инструмент: матрицы и пуансоны. О результатах ее труда говорит процент выполнения норм выработки - от 500 до 800. Случалось, когда выработка составляла 300 процентов. Такой день считался несчастливым.

Бригада С.Беззубова соревновалась с бригадой Евгения Тарукина с участка приспособлений. Это было боевое соревнование, итоги которого подводились ежемесячно. Побеждали и те, и другие. Но чаще токари. Они завоевывали переходящие Красные знамена на заводе, в городе, среди комсомольско-молодежных бригад предприятий наркомата.

В. Грибов

 

 

УСПЕНСКАЯ НИНА ВАСИЛЬЕВНА

 

Родилась в 1925 году в семье Василия Бородакина, рабочего Глуховского хлопчатобумажного комбината. Училась Нина в 5-й, потом в 1-й средней школе Ногинска. С началом Отечественной войны поступила на военный завод №510, который производил артиллерийские снаряды и мины. Одновременно она училась (заочно) в Болшевском швейном техникуме.

Трудное то было время. Умерла мать. Отцу отняли ногу в связи с газовой гангреной. Но Нина не растерялась, все домашние хлопоты взяла на себя. В семье еще было две девочки- младшие сестры. И было главное дело в жизни - работа на заводе, на войну, на фронт. Здесь Нина выкладывалась сполна и очень уставала.

В начале 1944 года в Ногинске формировалась 99-я гвардейская воздушно-десантная стрелковая дивизия, и Нина познакомилась с молодым офицером этой войсковой части - Валентином Успенским. После войны они встретились и поженились.

После увольнения из армии муж стал работать на Глуховском комбинате, Нина Васильевна - в бухгалтерии Бумаго-прядильной фабрики, а затем на ПНФ-1 мотальщицей.

С 1958 года, после окончания спецкурсов, вся дальнейшая жизнь Нины Васильевны связана со счетной работой. Последнее место - Госстрах Ногинского района, откуда она с должности главного бухгалтера ушла на пенсию в 1980 году. Но не усидела дома - вспомнила молодость, вернулась на Глуховский комбинат и проработала там почти десять лет.

Награждена медалями «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда».

 

 

КОНАНЫХИН АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

 

Родился в 1908 году в селе Тынково Шахманского района Тамбовской области.

В августе 1929 года Андрей Николаевич поступил на Ногинскую чулочную фабрику №10. До ноября 1938 года трудился на разных работах, стремясь при этом осваивать новейшие образцы техники, и стал, в конце концов, наладчиком автоматов вязального цеха.

В августе 1941 года специальность Конаныхина потребовалась в другом месте, и он был переведен на завод №510. С честью прошел Андрей Николаевич все трудности военного лихолетья в новом трудовом коллективе, выполняя производственные задания по обеспечению Красной Армии военной продукцией.

В 1946 году Андрей Николаевич вернулся на свою чулочную фабрику и работал там до выхода на пенсию в ноябре 1968 года. Здесь же он познакомился с будущей женой - Лизой, которая всю жизнь проработала на чулочной фабрике. Они воспитали двух сыновей и дочь.

Самоотверженный труд Андрея Николаевича много раз был отмечен Почетными грамотами, денежными премиями. Есть и государственная награда - медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

В. Савин

 

 

ЖЕНСКИМИ РУКАМИ

 

В марте 1942 года, тогда еще девчонками, перешагнули проходную завода №510 Любовь Мымрина и Зинаида Муравьева-Шукалова. Оборудование к тому времени было эвакуировано в Сибирь. Целыми от завода остались одни стены - ни окон, ни дверей.

В цехе №5 пришлось всё восстанавливать в основном женскими руками, так как мужчина был всего один. В первую очередь - котельную. Затем пилили дрова для госпиталя, который разместился в школе №10.

Уставали, недоедали, в цехе было холодно. Зинаида работала на участке минных взрывателей, вела их сборку, Любовь - на упаковке готовой продукции. Немного позднее девчат перевели в цех №4, где велась сборка снарядов для авиационных пушек. Начальником цеха была Дора Сергеевна Крюченкова, женщина умная, боевая.

С Любовью Ивановной и Зинаидой Васильевной я познакомился много лет спустя, после войны, когда обе они работали в отделе кадров родного завода. Это они помогли мне в поисках ветеранов «Грампластинки». Их сегодня называют ходячими энциклопедиями. Они вес знают и все расскажут: когда и кем начинал человек работать на заводе, как показал себя в деле, чем был награжден, когда пришли на завод его дети. В общем, все доподлинно. Они просили, чтобы я непременно назвал имена других ветеранов - Ольгу Семеновну Дубовицкую, Михаила Сергеевича Игнатьева, Михаила Павловича Кудинова, Зинаиду Ивановну Шехардинцеву, Анну Сергеевну Нестерову, Бориса Филипповича Шлыкова, Антонину Ивановну Терентьеву, Зою Георгиевну Староверову, Веру Кузину, которые не жалели ни сил, ни времени для блага родного предприятия. .

В. Грибов

 

 

КОШЕЛЕВЫ С НЗТА

 

Семья Кошелевых в довоенные годы состояла из семи человек: отец, мать, две дочери и три сына. Первой из детей, еще до войны, поступила на завод «Грампластинка» самая старшая - Нина, 1924 года рождения. Работала техническим контролером выпускаемой продукции.

На этот же завод, ставший уже номерным, поступила и вторая сестра - Валентина. Она стала инструментальщицей.

Проводив отца на фронт, пришел на завод и их брат Константин Кошелев. Правда, вначале его не хотели принимать: дескать, мал еще. Но затем взяли учеником токаря. Проработал в этом звании Костя не так уж много времени. Старательного паренька перевели на выпуск военной продукции. В 10-ом цехе, где он стал работать токарем-оператором, начальником была Е.В.Гусакова.

- Век ее не забуду, - вспоминает сегодня Константин Леонидович. - Евгения Васильевна была энергичная, деловая женщина. И справедливая. Мы крепко уважали ее. И если она просила поработать дополнительно, без лишних слов делали все, о чем просила. Работал я рядом с Мишей Кондрашовым, моим ровесником. Не всегда можно было определить, кто из нас работал лучше. Бывало, Гусакова подойдет, похвалит обоих, даст два добавочных талона на еду (три ложки картофельного пюре или каши). Поедим и снова за работу - сколько нужно. Но когда работали в ночь, Евгения Васильевна нас жалела и очень редко просила остаться еще.

После ночной смены, немного поспав, шли собирать сучки и шишки для самовара. Ходили за щавелем, крапивой, грибами. Нас с Мишей каждый месяц награждали пачками заводских грампластинок, которые остались на складе с довоенных времен. Мы их меняли на керосин и всякую мелочь. Так я проработал три военных года.

Поскромничал Константин Леонидович, но я знаю, что за свой труд в Великую Отечественную войну он был награжден медалью «За доблестный труд». Были еще награждения, когда завод стал выпускать топливную аппаратуру, в их числе орден «Знак Почета».

Медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» были награждены также сестры Константина - Нина и Валентина.

Позднее стали трудиться на НЗТА самые младшие - братья Владимир и Николай Леонидовичи. Они, как и Константин, закончили заочно машиностроительный техникум. Работали инженерами-технологами.

Характерная черта братьев Кошелевых - все они увлекаются спортом - лыжами, футболом, велосипедом. Особенно преуспел в этом Константин Леонидович. Он участвовал во многих соревнованиях различного ранга и занимал призовые места. Так, в 1946 году Константин занял второе место в Московской области в велосипедной гонке на 100 километров , в 1948 году - 2-ое место во Всесоюзном соревновании в гонке на 50 километров , а в 1951 году - 1-ое место. В 1950 году Константин Леонидович окончил 4-х годичную спортивную школу, получил звание тренера по велосипедному и лыжному спорту.

Он и сегодня в строю - трудовом и спортивном. Несмотря на годы, а ему 72-ой, Константин Леонидович по-прежнему трудится наладчиком на НЗТА и участвует в спортивных соревнованиях. Чаще всего он выступает как ветеран спорта по лыжам. Вместе с ним трудится на НЗТА брат, Владимир Леонидович, - также в прошлом хороший лыжник и футболист, а ныне председатель ДСО НЗТА.

В. Грибов

 

 

«КОНТРОЛЕР СИЛЬВА»

 

Нину Ивановну Мирошниченко среди ветеранов НЗТА чаще всего величают «Сильвой». А прилипла к ней эта кличка не случайно. Уж больно веселая, задорная была эта женщина. Ее отец, Иван Павлович Безруков, был диспетчером гаража завода «Грампластинка». Несказанно радовалась Нина, когда премировали отца грампластинками за хорошую работу. Она наизусть выучивала песни и арии из оперетт, особенно любила арии из «Сильвы». Захотелось Нине тоже работать вместе с отцом на заводе, но началась война. И.П.Безруков вместе с заводом и семьей эвакуировался в город Омск. Там рядом с отцом и бабушкой, Пелагеей Кузьминичной Ивашкиной, стала работать и Нина. Поначалу была ученицей технического контролера, позже стала контролером.

- Главное не суетись, не волнуйся, зорко следи за качеством выпускаемой продукции. И знай, Ниночка, эта продукция очень нужна фронту, - говорили ей Иван Павлович и Пелагея Кузьминична.

- Когда сильно уставала, - вспоминала Нина Ивановна, - напевала любимые арии из оперетт, в том числе из «Сильвы». И меня нет-нет, да и называли «контролер Сильва». Я, конечно, смеялась.

Вернувшись в Ногинск, Нина стала бригадиром ОТК, а в свободное от работы время спешила в заводской Дом культуры. Здесь создалась хорошая художественная самодеятельность. Появились свои певцы, плясуны, танцоры, чтецы. Вокруг нее, веселой и задорной, были заводские таланты - Людмила Приходько, Тамара Павлова, Олег Ковалевский, Роман Сорокин, Леонид Власов и другие. Поставили на заводской сцене оперетты «Сильва», «Свадьба в Малиновке». Вот тогда-то Нину Ивановну Мирошниченко вторично прозвали «Сильвой».

Нина Ивановна была в числе организаторов ежегодных смотров художественной самодеятельности - своеобразных праздников на НЗТА, концертов. Помимо этого она была председателем женсовета. Воспитывала двух дочерей.

В. Грибов

 

 

ГРИБОВ ВАСИЛИЙ СЕМЕНОВИЧ

 

В заводской газете «Советский патриот» довольно часто публиковались корреспонденции, в которых рассказывалось о добрых делах Василия Семеновича Грибова. Был он рядовым слесарем, потом бригадиром, мастером в цехе №13.

А недавно я узнал, что Василий Семенович вместе с Николаем Яковлевичем Авериным начинали свой труд на заводе №510 и в числе лучших производственников были направлены на курсы подготовки мастеров. Кто знает, как бы пошла у них жизнь после окончания курсов, но тут грянула война. Многие из их товарищей по труду были призваны в Красную Армию, а Василия Семеновича и Николая Яковлевича оставили на «брони». Те поначалу обиделись, но потом поняли, что кому-то надо и в тылу работать. Затем последовала эвакуация завода в Сибирь, и снова работа и работа. Не раз просили отправить их на фронт, но получали отказ: дескать, в тылу вы нужнее.

После войны Василий Семенович Грибов и Николай Яковлевич Аверин еще многие годы самоотверженно трудились на НЗТА, были в числе лучших производственников.

Сегодня В.С.Грибова уже нет среди нас, а меня заводские, бывает, спрашивают: «Не родня ли ты нашему Василию Семеновичу?» «Нет, - отвечаю. - Просто я его однофамилец».

Все-таки приятно, что не забывают заводчане своего Василия Семеновича, что помнят его добрые дела.

В. Грибов

 

 

ОДНАЖДЫ РАЗДАЛСЯ ВЗРЫВ

 

Случилось это в 1943 году, в одном из цехов завода. Технический контролер военной продукции Валентина Степановна Каменская-Беспалова проверяла специальным прибором готовые снаряды. Дело привычное и оно, как всегда, спорилось. Но вот один снаряд вызвал подозрение, проверила еще раз, и тут раздался взрыв.

Очнувшись в больнице, Валентина узнала, что лишилась правой руки и глаза. Как теперь жить? Позднее комиссия установила, откуда поступил недоброкачественный снаряд, да кому от этого легче. Вторая группа инвалидности не позволяла работать на заводе, который она успела полюбить. И тогда Валентина упросила врачебную комиссию, чтобы назначили 3-ю группу. Руководство завода нашло ей посильную работу - курьера, а позднее табельщицы цеха №5.

На заводе Валентина Степановна Каменская-Беспалова проработала, начиная с 1942 года, более 40 лет. Была ударником коммунистического труда. Свою любовь к заводу сумела передать сыну и дочери. Ее дочь, Любовь Борисовна Беспалова, до сих пор трудится в бухгалтерии НЗТА.

В. Грибов

 

 

ЧЕРНОВ МИХАИЛ СЕРГЕЕВИЧ

 

В 1943 году, распрощавшись с отцом, который, как и многие ногинчане, не вернулся потом с войны, семнадцатилетний Миша Чернов пошел на завод. Его поставили учеником к опытному слесарю. Поначалу сильно уставал, да прятал от старших первые мозоли. А те, подмечая это, шутили:

- Вынь руки из карманов-то, Миша. Мозоли твои хорошим трудом нажиты.

Трудно было Михаилу в то военное время. Добирался до завода из деревни Жилино пешком, работал порой по 10-12 часов наравне со взрослыми. К тому же было и холодно, и голодно, но все преодолел молодой рабочий. Слесарить стал не хуже других, получил 4-й разряд. А набравшись опыта, и сам стал учить новичков. Многих молодых рабочих обучил он слесарному мастерству.

В послевоенные годы Михаил Сергеевич Чернов еще долго трудился на своем предприятии. Был бригадиром, рационализатором, наставником молодежи. Имел почетное звание «Лучший рационализатор Министерства сельскохозяйственного и тракторного машиностроения».

 

 

НЕСТЕРОВА АННА СЕРГЕЕВНА

 

Вся жизнь Анны Сергеевны была связана с заводом «Грампластинка» и НЗТА. Молоденькой девушкой пришла она на завод. Начала трудиться рядовой прессовщицей, затем ее перевели в технические контролеры.

Стала Анна Сергеевна зорко следить за качеством выпускаемой продукции. Заметит малейшую оплошность, пристыдит за брак, но при этом подскажет, как его исправить. Не всем это нравилось, и кое-кто называл ее «придирой». Вот, мол, другие контролеры просто отложат брак в сторону, а эта еще и мораль читает. Словом, строго Нестерова относилась к бракоделам. Особую требовательность она проявляла, когда стали изготавливать продукцию для фронта. Сердцем понимала, что рабочие, как и она, сильно уставали, недоедали, но за малейшую ошибку все равно выговаривала: «Браком фашистов не победим, а только порадуем». Но в войну бракоделов было немного.

Вступив в 1940 году в Коммунистическую партию, много времени отдавала общественной работе: она участвовала во всех воскресниках, проводила беседы с молодежью. Когда фашистов отогнали от Москвы, Анна Сергеевна по поручению парторганизации выезжала в Талдомский район на восстановление разрушенного врагом народного хозяйства.

Свою первую заметку в заводскую многотиражку А.С.Нестерова написала, когда услышала по радио весть о разгроме немцев под Орлом. «Мне так хотелось поделиться своей радостью через газету с коллективом завода, - вспоминала она, - что я решилась изложить ее на бумаге». А потом было у нее много других хороших заметок и полезных статей в заводской многотиражке.

После войны эту женщину неоднократно избирали в члены завкома профсоюза, секретарем цеховой парторганизации.

В. Грибов

 

 

В РЯДАХ ПИШУЩЕЙ БРАТИИ

 

- Было солнечное воскресенье, - вспоминает Нина Георгиевна. - Я с удовольствием занималась любимым делом - протирала листья комнатных фикусов - их у нас дома было много. И вдруг слышу по радио экстренное сообщение - война.

Значит, в институт мне нельзя возвращаться. А училась я в Новочеркасском индустриальном институте на геологоразведочном факультете и приехала домой на каникулы. Мама меня успокаивает: «Возьмешь копию аттестата и поступишь в Москве. Геологоразведка - не женское дело».

Так я оказалась в Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

Месяцы, прошедшие с начала войны, показали, что она быстро не кончится. Мы, первокурсники, не столько учились, сколько работали на устройстве оборонительных укреплений - рыли противотанковые рвы.

В ноябре пошли тревожные слухи об эвакуации предприятий. Мама работала на Электростальском заводе чертежницей-конструктором. Ей предстояла эвакуация в Чебаркуль. А моя академия готовилась выехать в Алма-Ату. Мы с мамой решили, что никуда не поедем. Верили, не отдадут наши войска Москву. А Ногинск - восточнее нее.

В один из дней я обнаружила, что все комнаты общежития пустые. Студенты разъехались по домам. На столе лежала записка с одним словом: «Уезжай»! Я собрала нехитрые студенческие пожитки и поехала на Курский вокзал. А там паника: не только в Ногинск, а вообще неизвестно, когда и куда будут какие поезда.

Не стану описывать всех мытарств, через которые я прошла, добираясь до дома. Не менее ужасная картина ждала меня и в родных стенах: мама без сознания. Оказывается, ей сказали, что задавили девушку на въезде в город. По приметам - это я. А главной приметой было бордовое бобриковое пальто. В народе говорят в таких случаях: будет долго жить. Вот и дожила до 78 лет.

Раз не вышло с учебой, надо работать. Поступила в артель инвалидов шить ватные вещи для армии. Ума большого не надо - прострачивать отдельные части. А опытные швеи их сшивают. Как ни убеждала себя, что артель помогает фронту, а все-таки часто смотрела объявления: «требуются».

И вот в районной газете «Голос рабочего» прочитала: требуется корректор в типографию. Пошла. Побеседовал со мной редактор Василий Андреевич Михайлов, принял и дал пособие по корректуре.

Так моя судьба оказалась связанной с печатью - корректор, потом литературный сотрудник, ответственный секретарь в районной газете, ответственный секретарь в многотиражной.

Шел второй год войны. В редакции «районки» осталось из пишущей братии трое. Талантливый газетчик - редактор Серафима Петровна Иванова, активный рабкор, зачисленная в штат литсотрудником Татьяна Васильевна Дорофеева и я. Мне, как самой молодой и не обремененной семьей, было поручено по ночному радиоэфиру принимать сводки Совинформбюро. Диктовались они после полуночи.

Утром рукописный текст перепечатывала машинистка, и его отправляли в типографию на верстку. Но и после того, как газета была сверстана, в печать ее не отдавали, а ждали прихода центральных газет, чтобы еще раз сверить правильность принятой сводки. Центральные же газеты часто задерживались, тогда задерживался и выход нашей газеты. А люди ждали свежих новостей. У киосков выстраивались очереди - тогда страна жила жизнью фронта.

В 1944 году на крупных предприятиях города и района стали создаваться многотиражные газеты. Так появились «Трудовой фронт» - Глуховского комбината, «Купавинский шерстянщик», «Керамик» - Электроуглинского кирпичного завода, «Обуховский текстильщик», «Советский патриот» - Ногинского завода топливной аппаратуры. Для газет нужны были кадры. Мне предложили пойти на завод топливной аппаратуры ответсекретарем.

20 апреля 1944 года вышел первый номер газеты «Советский патриот». С первым редактором Иванам Васильевичем Кукушкиным мы долго думали о названии газеты, перебирали варианты. Остановились на «Советском патриоте». Недавно был отмечен его 55-летний юбилей.

Вместе с коллективом завода наша газета решала ответственные задачи - боролась за выполнение плана, укрепление трудовой и производственной дисциплины, пропагандировала достижения передовиков социалистического соревнования. И так день за днем, год за годом, от одной пятилетки до другой...

Награждена медалью «За доблестный труд в великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», знаком «Отличник социалистического соревнования», имела много поощрений.

Дочь Наталья работает на Ногинском заводе топливной аппаратуры, она главный технолог цеха. Внучка Ксения - аспирантка МГУ.

Н. Бухтеева

 

 

КРАШЕНИННИКОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ

 

За несколько лет до Великой Отечественной войны, окончив школу ФЗУ, начал трудиться слесарем. Потом служил в РККА.

С началом войны Иван Михайлович, слесарь завода «Грампластинка», вместе с предприятием эвакуировался в город Кемерово. Добросовестный работник и талантливый рационализатор, Крашенинников вносил существенный вклад в успехи трудового коллектива, выпускавшего военную продукцию. Красноречивые тому свидетельства - орден Красной Звезды и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Возвратясь из Кемерова, Иван Михайлович продолжает так же добросовестно трудиться на своем предприятии. За успехи в восьмой пятилетке его награждают орденом Трудового Красного Знамени.

Несколько лет И.М.Крашенинников был депутатом Ногинского городского Совета, служил людям, добросовестно выполняя наказы своих избирателей.

В. Грибов

 

 

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

 

- Сегодня остановилось еще несколько станков, - говорили рабочие завода. - Нет шлифовальных камней.

Простои оборудования нарастали. Как быть? Днем и ночью думал над этим В.А.Синицын. Не раз и не два составлял он рецепты, менял компоненты и, наконец, нашел то, что нужно. Шлифовальные камни, изготовленные по рецепту Виталия Алексеевича, оказались высококачественными, стойкими. Да и процесс их производства сократился в шесть раз. К тому же, не нужна стала алмазная обработка. Ушли в прошлое остановки станков из-за отсутствия шлифовальных камней.

Кажется, нет такого производственного вопроса, который не решил бы Виталий Алексеевич. Однажды он поделился с близкими друзьями:

- Хорошо бы, - говорил, - сотворить такой аппарат, который следил бы за работой всего завода. Чтобы, не выходя из кабинета, можно было знать, как работает каждый цех, каждый станок.

- Такие чудеса могут быть только в сказке, - говорили Виталию.

- Увидим, - отвечал он и начал работу.

Шло время, и вот в одном из цехов был установлен контролер работы - пульт.

Простоял один станок пять минут - об этом сразу узнают, если посмотрят на диаграммную ленту пульта. Сколько дал продукции станок - тоже скажет пульт.

Десятки изобретений на счету Виталия Алексеевича. Одно из них - усовершенствование центровочного станка. Такой станок с прибором Виталия Алексеевича центрует с точностью до 10 микрон. Это точнее в пять раз лучшего в мире центровочного станка фирмы «Телефункен».

За годы войны изобретения В.А.Синицына дали экономии заводу на миллионы рублей.

А. Ковалкина.

«Голос рабочего»

18 ноября 1944 года

 

 

ПО НОВОМУ МЕТОДУ

 

Когда мы подробно познакомились с методом Егора Агаркова, то сразу ухватились за мысль: а что если этот метод применить в нашем цехе?

Не откладывая дело в дальний ящик, мы пересмотрели всю работу цеха и решили, что агарковский метод с успехом можно применить и у нас.

Перестроив работу своего цеха, мы объединили два участка в один и таким образом высвободили трех мастеров, пять наладчиков, десять операторов, трех чернорабочих и десять контролеров.

Излишнюю рабочую силу перевели во вновь организовавшийся на заводе цех. Несмотря на сокращение штата в два раза, производительность труда каждого рабочего увеличилась на 10-15 процентов.

Успешная работа по новому методу идет за счет лучшей организации труда, совмещения операций и профессий, рационализации и усовершенствования производства.

По 10-11 тысяч вместо 6-7 тысяч деталей в смену стали вырабатывать рабочие нашего цеха. Это норма двух смен.

Банков, начальник цеха

«Голос рабочего»

31 марта 1945 года

 

 

ПОДРУГИ

 

В тридцатых годах две девушки, Наталья Курилкина и Валентина Сулимова, жили в Ногинске, работали на местных предприятиях. Кто знает, кем бы они стали, если бы не прозвучал призыв: «Дадим стране сто тысяч летчиков!» И девушки, не сговариваясь, решили - будем летчиками.

Тщательный отбор, строгая медицинская комиссия. Все в норме. И в числе восьмидесяти курсантов Наташа и Валя стали заниматься в Ногинском аэроклубе. Теория, полеты, прыжки с парашютом. Все у девчат получалось на славу. Не раз их ставили в пример мужчинам - курсантам. Подошло время экзаменам. Из восьмидесяти учащихся 12 человек сдали их на отлично. В числе этих двенадцати была и Валентина Сулимова. Она стала летчиком-инструктором. Ее подругу Наташу направили на учебу в летную школу. Оттуда она вернулась также летчиком-инструктором.

И стали наши землячки обучать летному делу ногинских юношей. За этим делом их и застала война. Около 160 летчиков подготовили инструкторы Наталья Курилкина и Валентина Сулимова. Среди них такие асы, как Герой Советского Союза А.С.Плешаков, военные летчики В.И.Плещев, Серов, Дашкевич. Подготовку летчиков девушки продолжали и в Челябинске, куда аэроклуб был эвакуирован в сентябре 1941-го.

В конце 1944 года они вернулись в Ногинск. Валентина Ивановна Сулимова пошла на НЗТА. Была мастером технического контроля по выпуску военной продукции, позднее стала мастером смены в шестом цехе. Ее смена завоевала почетное звание коллектива коммунистического труда. Одновременно Валентина Ивановна вела большую общественную работу. Но болезнь вынудила ее оставить завод. Инвалидность 2-й группы.

Казалось бы, оставалось одно, сиди дома да лечись. Но жила в больном теле этой женщины энергия бывшей летчицы. Она не прекращала связи с предприятием, часто выступала перед молодежью с беседами о героях-летчиках нашего города и района. Была секретарем товарищеского суда. Так и ушла из жизни эта славная женщина, не оставляя до последних дней своих общественных дел.

Более двадцати лет беспрерывно трудилась и была среди лучших в Ногинском госбанке Наталья Ивановна Курилкина. Любила во всем строгий порядок, этому учила и молодых бухгалтеров, работников банка.

В. Грибов

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы