Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
05 января 2007 года

Война и армия. Воспоминания ветеранов трудового фронта. И наш вклад в Победу

В годы войны и уже после того, как завершились боевые действия на фронтах, тысячи наших земляков, работавших в тылу, были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Среди награжденных не только ткачи и прядильщицы, машиностроители и химики, рабочие МТС и колхозники, но и преподаватели, медики, связисты, служащие государственных учреждений, партийные и профсоюзные работники, представители многих других профессий и специальностей. И это понятно. Великая Отечественная война в отличие от других войн, которые вела наша страна, была поистине всенародной. Все люди от мала до велика, каждый на своем месте вносили свой посильный вклад в нашу общую Победу.

 

 

ВГРЫЗАЛИСЬ В МЕРЗЛУЮ ЗЕМЛЮ

 

Рассказ Таисиы Владимировны Щукиной

В памяти моей встает далекое прошлое: солнечный, радостный день - сданы экзамены за 6-й класс. Впереди длинное прекрасное лето. Но жизнь перепутала все планы. Как гром с ясного неба на страну обрушилась война. Началась мобилизация на защиту Родины и на трудовой фронт.

Курсы районного отделения Красного Креста готовят сандружинников. Возглавляет их Елена Сергеевна Гладких. Она помогает мне поступить на эти курсы после того, как я прибавила себе годы.

Три месяца под руководством хирурга мы осваивали теорию. Занимались в клубе Ногинского хлебозавода. Практику проходили в Глуховской больнице.

В конце второго месяца учебы мы все 34 человека получили справки сандружинниц, и все, как одна, пошли в военкомат с просьбой отправить на фронт.

И вот комиссия. Я - последняя по алфавиту. Вошла. Вместо паспорта подала свидетельство о рождении. А там - четырнадцать лет... Пулей выскочила из кабинета.

Так и не состоялось мое отбытие на фронт.

Война набирала обороты, в Ногинск прибывали раненые. Почти все средние школы города были отданы под госпитали. «Все для фронта, все для Победы!» - с этим девизом живет вся страна, каждый честный человек. В здании педучилища от добровольцев принимают кровь для раненых. Желание хоть в чем-то быть полезной заставляет забыть о возрасте, и я иду сдавать кровь.

Прием крови на втором этаже в лаборатории. Врач Рыбинская, узнав о моем намерении, басом отругала меня под хохот медперсонала.

Конец сентября - начало октября 1941 года. Повестка Щукиной Анне Ивановне, моей маме, на рытье окопов. Всей душой желая быть полезной Родине, я упросила маму отпустить меня. Та согласилась.

Помню холодное пасмурное утро. На мне детские боты, шерстяные носки, свитерок, осеннее пальто и коричневый берет. У райисполкома нас посадили в крытые машины и повезли. Часа через два прибыли на Киевский вокзал, вечером погрузились в вагоны. Ехали медленно и долго. Наконец поезд остановился. Команда - на выход. Построились. Ночь. Громадная луна. Снег.

Привели в деревню, разместили по хатам. Тепло. Разморило. И я тут же уснула.

Раннее серое утро. Снова в колонне. Идем по холмистой местности. На очередном пригорке сворачиваем влево. Впереди забор, за ним несколько бараков. Я попала на второй этаж бывшей конторы тарного завода. В большой пустой комнате солома на полу. В центре огромная кухонная плита. Тепло.

Подъем в 6 утра. Кружка кипятка, кусочек сахара, кусочек хлеба. Помню дни страшного, изнурительного труда. Мы копали противотанковые рвы на подступах к Москве. В руках лопата или кирка, или лом. Вгрызаемся в мерзлую, как железо, землю. Вдали нескончаемый гул орудийной канонады, сполохи разрывов на вечернем небе. Проработав до темноты, еле добираемся до своего жилья, продрогшие, усталые, в мокрой одежде и сырой обуви. Получаем по кружке кипятка, кусочек сахара и кусочек хлеба.

Шли дни. Погода лютовала. Немец тоже. Собрав новые силы, он снова пошел на Москву.

А мы грызем мерзлую землю. Нас то поливает дождь, то сыплет изморось, то бьет колючий снег с ветром и морозом. Как хорошо, что огромная плита в нашем жилище дышит по вечерам теплом. На ней мы сушим одежду и обувь.

Однажды я поставила промокшие насквозь ботики и носки ближе к центру плиты. Утром обнаружилось: боты без подошв, а носки без ступней. Женщины обвернули мои стопы голенищами носков, а в боты положили солому и завязали тряпьем. Так я пошла на работу. Но на промерзшей земле рвались тряпки, солома выпадала из ботиков.

Я попросилась домой сменить обувь, но приказ военных - никого не отпускать. На морозе ноги мои обмерзли, отекли. Корявые, в мозолях, с обмороженной кожей руки плохо слушались и с трудом держали лопату.

Пришел день, когда я не смогла выйти на работу.

Как-то к нам в дом зашел солдат и попросил воды. Я ответила, что не могу встать. Тогда он сказал: «Дочка, через день я приеду за тарой. Моя машина будет последней в колонне. Ты выйди и спрячься за ящики. Тару мы везем в Балашиху, а там ты доберешься до дома».

Через день приехала автоколонна, погрузили тару. До сих пор не могу понять, как я смогла спуститься к машине, как залезла в кузов. Так я добралась до Балашихи. Тут мой спаситель высадил меня, сказав, что ему направо.

Я осталась на пустынном шоссе Энтузиастов. Дул пронзительный ветер, в лицо бил колючий снег. И никого кругом - я одна в этом страшном, пустынном мире...

Вдруг со стороны Москвы показалась громадная автомашина. Поднимаю руку, грузовик останавливается. «Что тебе надо? - спрашивает шофер-солдат, высунувшись из кабины.

- Домой в Ногинск.

Садись, нам по пути».

Я с трудом забралась в кабину. Шофер достал из-под сиденья буханку хлеба, отломил мне половину. Благодарная, я тут же впилась зубами в черный, пропахший бензином кусок.

Быстро доехали до Ногинска. И темным ноябрьским вечером мне открыла калитку родного дома моя бабушка Мавра Ильинична. Тут и мама обняла меня, целуя. Они уж не чаяли увидеть меня живой.

Эпопея трудового фронта для меня закончилась, но не исчезло желание быть полезной Родине - так мы были воспитаны нашей партией. И тогда, вспомнив о своем образовании сандружинницы, я пошла в госпиталь, что находился в 1-й Советской больнице. Занятия в школе в это время еще не начинались.

Госпиталь был переполнен ранеными. Я прислуживала в процедурной, скатывала стираные бинты, ходила по палатам, помогая искалеченным войной людям - кому пить подать, кому письмо написать, кого ласковым словом ободрить. Выглядела я худенькой и слабой. Пожилые солдаты часто гладили меня по голове и называли «дочкой». При этом глаза их теплели, должно быть, они вспоминали своих детей.

В декабре начались занятия в школе, которые перемежались с трудовыми буднями. Организовали бригаду пильщиков леса за Успенском, работали на торфяных разработках, на полях окрестных колхозов. А однажды несколько дней караулили склад дров, который находился недалеко от 14-й средней школы.

И вот 1946 год. Окончен 10-й класс школы имени Короленко.

Поехала в Москву сдавать документы в институт. Успешно сдала экзамены. Окончила исторический факультет и отделение психологии.

По распределению некоторое время работала на Владимирщине. Вернувшись в Ногинск, почти четверть века преподавала историю в Ногинском медицинском училище.

Судьба послала мне встречу с интересным человеком - Александром Михайловичем Пчелинцевым, доктором геолого-минералогических наук, мерзлотоведом, влюбленным в Север. Более двадцати лет мы отдали тем краям. Муж возглавлял экспедиции, был начальником Игарской мерзлотной станции. Круг его научных интересов обширен, вклад в науку о вечномерзлотных землях огромен.

Тридцать лет мы шли по жизни вместе. Были на БАМе, где внедрялись разработки Александра Михайловича, видели строящиеся Ургал, Чекдомын, Тынду и многое другое.

Сейчас я на пенсии. Можно бы доживать спокойно оставшиеся годы, но покоя нет. И не может быть при виде того разгрома, который учинили самозванные «реформаторы» с нашим государством, для укрепления могущества которого советские люди отдали столько своих сил и жизней.

Записала Тамара Сверчкова

 

 

БИТЬ ВРАГА СМЕЛО, НЕ ЖАЛЕЯ СВОЕЙ ЖИЗНИ

 

Из письма секретаря Ногинского горкома комсомола К. Хренова

С врагами мне драться не впервые. В августе 1939 года мы разгромили японцев в районе реки Халхин-Гол. За выполнение боевых заданий правительство наградило меня медалью «За отвагу».

Сегодня я вновь иду в ряды Красной Армии. Иду на битву с врагом всего человечества - фашизмом.

Для Красной Армии нужно много вооружения, боеприпасов, одежды. Это должны дать трудящиеся, оставшиеся на производстве.

Значительную роль в этом деле призван сыграть наш комсомол и молодежь. Товарищи комсомольцы и молодежь! Множьте ряды двухсотников, овладевайте новыми профессиями, лучше изучайте военное дело. Больше инициативы и смелости в работе. Теснее сомкните ряды вокруг партии Ленина-Сталина.

Уходя в ряды Красной Армии, я даю вам крепкое комсомольское слово: бить врага смело, не жалея своей крови и жизни, бороться до полного его уничтожения.

К. Хренов

«Голос рабочего»

5.10.41 г.

 

 

БАБАРИНА АННА ФЕДОРОВНА

 

Начало войны она встретила на должности терапевта и эпидемиолога инфекционного отделения 1-й Советской поликлиники. В октябре молодой врач была направлена на трудовой фронт под Наро-Фоминск, в Апрелевку. В неотапливаемых бараках, в прифронтовых условиях жила большая масса людей. Питание было скудным, лекарств не хватало. Не щадя своего здоровья, боролись медики со вспышками инфекционных заболеваний, ликвидировали очаги заражения. И выстояли.

В январе следующего года Анна Федоровна вернулась в Ногинскую поликлинику. А немного спустя, в составе бригады (врач, две медицинские сестры, два дезинфектора) воевала со вспышками заболеваний тифом в освобожденном от оккупантов Краснополянском районе. И так до конца войны - где трудно, туда и направляли врача А.Ф.Бабарину.

С 1956 года Бабарина работала заведующей кожно-неврологической поликлиникой в Глухове.

В сентябре 1993 года Анна Федоровна вышла на пенсию.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и другими.

Т. Сверчкова

 

 

В ТЕ ДАЛЕКИЕ ГОДЫ

 

22 июня 1941 года Ногинская средняя школа №44 выпускала своих питомцев в жизнь. Многие из них вскоре шагнули в бессмертие... Читаю «Книгу Памяти» и нахожу там имена своих одноклассников.

Работать я пошла на завод №510 (НЗТА). До его эвакуации в октябре была контролером ОТК. Потом поступила в лабораторию Ново-гребенной фабрики.

Страшное было время, особенно запомнились дни середины октября. Беженцы шли непрерывным потоком по шоссе Энтузиастов.

- Откуда? - спрашивали мы.

- Из Москвы, - отвечали.

А сестра моя, работавшая в воинской части, успокаивала нас с матерью: «Москву не сдадут. Ни за что!» Я жалела, что не уехала с заводом, а сестра говорила, что, в крайнем случае, уйдем с воинской частью или в партизаны, если уж... Но этого «если» не случилось. Немцев погнали от Москвы.

Зимой 1942 года Ногинский гороно стал набирать выпускников средней школы на курсы учителей русского языка, биологии и географии. Окончивших курсы распределили по районам Московской области, освобожденным от врага. Мне пришлось начинать педагогическую «карьеру» воспитателем в колонии малолетних преступников в Звенигороде.

В конце 1943 года я оказалась дома и устроилась на работу в качестве секретаря, а потом инспектора политпросветработы Ногинского района. Была избрана секретарем комсомольской организации райисполкома.

Со своими комсомольцами участвовала во всяческих субботниках, которые организовывала администрация района - строили дорогу Есино -

Бабеево, копали траншею для узкоколейки на Буреломку. Но больше всего мне запомнились два многодневных похода по деревням и селам нашего района.

По решению районного комитета партии из комсомольцев была создана агитбригада. Мне пришлось отвечать за самодеятельность и выпуск «Боевых листков», а руководителями были пропагандисты райкома В.М.Власова и М.И.Белоусова. Они выступали обычно перед колхозниками с докладами о текущих событиях, о военных действиях в этом предпобедном 1944 году.

По прошествии стольких лет я с душевной теплотой вспоминаю своих товарищей-комсомольцев. Наши концерты самодеятельности всегда проходили в переполненных помещениях. Иногда это были сельские клубы, а чаще сельсоветы или правления колхозов. Иной раз по просьбе зрителей приходилось всю программу концерта повторять дважды. Промокшие, озябшие и, конечно, голодные приходили мы поздним вечером в отведенную избу, где ждала нас горячая картошка да кружка молока, выделенные из своих скудных запасов благодарным председателем колхоза.

Вспоминаю нашего баяниста Семена Петровича Лаптева, инвалида Великой Отечественной войны. Это был, как говорят сейчас, классный баянист. Неутомимый труженик, он мог подобрать любую мелодию. Вспоминаю и наших солисток - Руфину Дежурнову, Лидию Видову, Марию Дунину. Много ярких страниц из наших походов можно было бы вспомнить, но это уже, наверное, был бы другой разговор.

Наступил День Победы!.. Осенью я поступила в МГУ на заочное отделение филологического факультета. Работала в разных учреждениях на различных должностях.

В 1950 году окончила МГУ, а работать в школе стала с 1948 года.

И. Сироткина

 

 

МУРАВЬЕВА НИНА ВЛАДИМИРОВНА

 

С начала Великой Отечественной воины я, как и многие другие девчата, стала ходить в горвоенкомат и в горком комсомола с просьбой отправить на фронт. Но везде был отказ. И это несмотря на то, что в школьные годы я сдала нормы и имела значки «Ворошиловский стрелок», «ПВХО», «ГТО» и «ГСО». Было просто обидно.

И вот однажды в горкоме комсомола мне предложили работу в органах милиции. Дала согласие, получила путевку. Из таких девчат, как я, был сформирован взвод, который находился на казарменном положении.

В нашу задачу входило патрулирование по городу, особенно в ночное время, дежурство на железнодорожной станции, на крышах зданий вместе с бойцами ПВО. Потом меня направили на учебу в областную школу милиции, которую я окончила по ускоренной программе.

Вернувшись в Ногинский РОМ, стала работать оперативным уполномоченным по борьбе с детской преступностью. Обслуживала сам город и весь Ногинский район. Малолетние правонарушители в те годы занимались в основном кражей продуктов из домов, магазинов, со складов. Допросы этих правонарушителей проводились совместно с учителями школ. В зависимости от тяжести содеянного, несовершеннолетних преступников направляли в суды, детские колонии, в ПТУ или ФЗО.

Шла война, отцы у ребят были на фронте или уже погибли, матери почти сутками на работе. Предоставленные самим себе, они обретались на чердаках, в подвалах, на рынках, вокзале. И крали все, что попадется. Помимо милиции делами несовершеннолетних занимались также комиссии, созданные при гор- и райисполкомах, с которыми у меня была постоянная связь.

Служба в милиции - дело нелегкое и не всегда благодарное. Тем приятнее было узнавать, что твои труды дают хорошую отдачу. В связи с этим вспоминаю такой пример. В Докторском переулке жили две сестры. Старшая, Лидия, была постоянно на работе, а младшая, Ирина, занялась воровством. Тащила из дома деньги, продуктовые карточки, белье, посуду. Добралась и до соседей. По жалобе соседей я завела уголовное дело, и Ирина была осуждена на два года лишения свободы с отбыванием в детской колонии для несовершеннолетних правонарушителей.

Вернувшись через два года, Ирина благодарила меня за то, что я вовремя отправила ее в детскую колонию. Там она о многом передумала, научилась шить, кроить, вышивать и сама теперь может зарабатывать на жизнь.

- При разделе горотдела МВД на районный и городской, - продолжала Нина Владимировна, - меня перевели в районный отдел БХСС оперуполномоченным. Куст обслуживания включал в себя Монино, Обухово, Купавну, Кудиново. Здесь пришлось заниматься расхитителями соцсобственности - расследовала кражи на производстве, в магазинах, выявляла злоупотребления по службе и оформляла судебные дела. Одновременно работала по розыску без вести пропавших.

Уволена с переводом на инвалидность в 1952 году.

Награждена медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

 

ИЗ СЕМЬИ ПЕТУХОВЫХ

 

С мая 1941 года Ольга Михайловна Петухова, дочь известного большевика Михаила Афанасьевича Петухова, была секретарем комитета ВЛКСМ Глуховского комбината. А в октябре, когда уже шла Великая Отечественная война, она стала секретарем Ногинского горкома комсомола, сменив на этом посту ушедшего на фронт Константина Хренова.

По апрель 1942 года Ольга Михайловна возглавляла районную комсомольскую организацию.

Редко в эти месяцы видели ее дома. Большую часть времени Ольга проводила на рытье окопов вокруг Ногинска, в школах, отданных под госпитали для раненых, на проводах призванных в армию, на предприятиях.

После войны Ольга Михайловна работала в Ногинском горкоме партии, была на хозяйственной работе. Михаил Афанасьевич Петухов мог бы гордиться не только своей дочерью Ольгой, но и другими детьми. Их у него было шестеро. Старший сын - Алексей и второй - Анатолий погибли в боях. Вместо погибших пошли сражаться их сестры - Вера, Роза и Варвара.

Несколько лет назад не стало Ольги Михайловны, но память о ней живет среди молодежи военной и послевоенной поры.

 

 

ГОСПИТАЛЬ В КУПАВНЕ

 

В июле 1941 года поступило распоряжение об организации в Купавне госпиталя для раненых воинов Красной Армии. Ногинский райком комсомола обратился к купавинцам с призывом: «В стенах вашей школы будет организован госпиталь. Всем, чем можете, помогите!»

Госпиталь разместился в Купавинской школе №22. Завод «Акрихин» произвел строительные и ремонтные работы, установили необходимое санитарно-медицинс-кое оборудование. Работать туда были направлены: заведующая заводским здравпунктом Т.П.Закржевская (начальник госпиталя), врачи Ф.С.Широватова, К.П.Бутлеровская, М.А.Сапрыкова, медсестра А.М.Андреева, работницы З.И.Бутова, А.А.Савельева, К.М.Спорыхина, А.М.Стеничкина, Е.И.Богданова. Заместителем начальника по хозяйственной части стал А.И.Смирнов.

Раненые прибывали по железнодорожной ветке со станции Купавна. К их приезду всегда приходило много купавинцев, надеявшихся встретить среди них родных и знакомых. Комсомольцы завода, учащиеся школ, ремесленного училища №51 приходили к воинам, оказывали им посильную помощь, приносили подарки. За тех, кто не может, писали письма, читали книги и газеты. Устраивали для раненых концерты, выступления художественной самодеятельности.

Ушедший на фронт с первых дней войны Борис Пантелеймонович Сергиенко служил в санитарно-транспортной части. В дни жестоких боев под Москвой он привозил раненых из-под Москвы в Купавинский госпиталь. Среди тех, кто лечился в нашем госпитале, был танкист И.В.Сидоров, рабочий завода «Акрихин». После лечения он вернулся на фронт и еще раз был ранен. На заводе работали два его сына Борис и Валентин. Жена Анна Михайловна была няней в детских яслях №1.

С августа 1941 по май 1944 года в Купавинской школе №22 размещались эвакогоспитали №№2927, 4853 и 5338.

Прошли годы. Однажды в нашей районной газете «Знамя Коммунизма» была напечатана заметка ветерана Великой Отечественной войны, в которой говорилось о том, что в Молдавии живет его друг, офицер в отставке, лечившийся в свое время в купавинском госпитале. Он на всю жизнь сохранил чувство благодарности врачу Клавдии Петровне Бутлеровской, тепло вспоминал медицинских сестер и купавинских комсомольцев, которые приходили в госпиталь, устраивали концерты. В числе названных фамилий была и Тоня Никифорова. Я хорошо знала эту комсомолку-активистку и сообщила ей об этом.

Тоня немедленно послала письмо в Молдавию и пригласила бывшего воина приехать в Купавну. Тот приехал. В Купавне пробыл несколько дней. Придя в школу, сразу же нашел ту комнату, где он лежал, тяжело раненный. ... Даже прослезился.

Принимать заслуженного ветерана Тоне помогала учительница, заведующая школьным краеведческим музеем Анна Семеновна Корнилова. С их помощью он посетил Звездный городок, Авиационный музей Монинской академии, Ногинский краеведческий музей. И был очень доволен.

А. Куликова

 

 

НА СЛУЖБЕ МЕДИЦИНЕ

 

В 1942 году с дипломом 1-го Московского ордена Ленина медицинского института Юдифь Иосифовна Тевлина прибыла в Ногинский госпиталь №2923, располагавшийся в 1-й Советской больнице. Её назначили ординатором хирургического отделения №3, которым заведовала Раиса Михайловна Воронцова. Начальником госпиталя был кандидат медицинских наук хирург Григорий Васильевич Хандриков.

Нагрузка на персонал госпиталя в те дни была большая. Раненые прибывали эшелонами. Их несли или вели в санобработку, на хирургическую обработку, где перевязывали, гипсовали или назначали на операцию.

Время военного хирурга ненормированно - день ли, ночь ли, а он обязан быть там, где требуется его профессиональная помощь. А то и нечто большее.

- Помню, лежит как-то на операционном столе молоденький солдат, умирает, - рассказывала Юдифь Иосифовна. - Концентрированная кровь не идет: ему нужна живая, теплая кровь первой группы. Ее, кроме меня, ни у кого не оказалось. Предложила свою. Начали прямое переливание. Но кровь все равно не идет.

И тут быстро вошел хирург Хандриков.

- Донора кормили? - спросил он.

- Не было приказа кормить, - отвечают.

- Накормить. Напоить горячим чаем.

Приказ исполнили, и кровь пошла. Раненый был спасен. А меня тоже накормили и напоили сладким чаем. Жили мы впроголодь, вся Россия так жила, лишней крови ни у кого не было. А тяжелораненые нередко нуждались в прямом переливании крови. И медперсонал отдавал свою.

С 1947 года Юдифь Иосифовна работала в Ногинской фельдшерской школе. С сентября 1950-го по 1989 год – врач-онколог в Ногинской больнице. Отслужив медицине почти полвека, вышла на пенсию.

Награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За победу над Германией», «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Т. Сверчкова

 

 

ЩЕДРИНА МАРИЯ САВВИЧНА

 

Мария Щедрина поступила в Ногинское медицинское училище. Через три года, закончив училище, она получает направление в медицинский институт. Но тут грянула война.

В начале августа 1941 года Ногинская больница, куда пришла работать молоденькая медсестра, была преобразована в эвакогоспиталь. Его начальником стал Георгий Сергеевич Недумов, ведущим хирургом был Григорий Васильевич Хандриков, главврачом Николай Николаевич Калитиевский.

Октябрь 1941 года. Враг на подступах к столице. Москва и города Московской области подвергаются налетам вражеской авиации. В госпитале холодно, условия работы тяжелые, но обслуживающий персонал делает все возможное, чтобы облегчить страдания раненых, помочь им быстрее выздороветь и вернуться в строй.

В декабре 1943 года госпиталю было выделено дополнительное помещение в здании школы №14. Марию Щедрину перевели туда. В 1944 году она была награждена медалью «За оборону Москвы», а еще через год медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

В 1946 году в ЦРБ был развернут госпиталь инвалидов войны. Там Мария Щедрина стала работать лаборанткой. В следующем году больница начала прием гражданского населения.

Грамотным, знающим свое дело специалистом показала себя за время работы в ЦРБ Мария Саввична Щедрина. Не чуралась она и общественной деятельности, была членом совета сестер, профоргом лаборатории, безвозмездным донором, являя везде пример добросовестности и аккуратности. И еще одна награда появилась на груди Марии Саввичны - медаль «За трудовое отличие».

В 1978 году сотрудники больницы проводили М.С.Щедрину на заслуженный отдых. Её многолетний добросовестный труд был отмечен четвертой медалью - «Ветеран труда».

Но не смогла оставаться без дела Мария Саввична, вернулась в больницу и еще 12 лет работала лаборанткой.

Сейчас она на пенсии. У нее есть сын, он инженер-связист, двое внуков и один правнук.

Т. Сверчкова

 

 

НЕДУМОВ ГЕОРГИЙ СЕРГЕЕВИЧ

 

До Великой Отечественной войны - кожник-венеролог 1-й Советской больницы в Ногинске. С августа 1941 года - начальник эвакогоспиталя №2923, который был развернут на базе этой больницы. В 1943 году госпиталю придали здание средней школы №14. Общее количество коек составило 1100.

Всего через эвакогоспиталь за время войны прошло 8117 раненых, 3975 из них были прооперированы.

 

 

БОГАТКОВА ЛАРИСА СЕРГЕЕВНА

 

Она мечтала быть химиком, но война все поломала. Оставив третий курс института, Лариса пошла на краткосрочные курсы медицинских сестер и стала работать в московском эвакогоспитале. А в декабре, когда враг был отброшен от столицы, она вернулась в родной Ногинск и сразу же обратилась в военный комиссариат с просьбой отправить на фронт.

И она попала на фронт, но не на тот, где грохотали пушки и рвались снаряды. Ларису направили в милицию. Вместе с другими девушками-ногинчанками ей предстояло заменить выбывших на войну сотрудников и вести борьбу с выплывшими в лихую годину паникерами, ворами, хулиганами. Л.С.Богаткова и её сослуживицы, наравне с мужчинами, патрулировали ночные улицы, стояли на постах, участвовали в задержании нарушителей общественного порядка.

Потом Ларисе, бывшей студентке, поручили работу в военно-учетном столе Ногинской милиции. От её оперативности, расторопности в немалой степени зависели успехи тех, кто носил милицейские шинели. Насколько важна и ответственна была эта работа и как с ней справлялась Лариса Сергеевна, говорит полученная ею награда - медаль «За боевые заслуги».

В послевоенные годы Л.С.Богаткова руководила канцелярией ОВД. Должность скромная, негромкая, но требующая от человека собранности, оперативности, обширных знаний. За каждым документом Лариса Сергеевна видела человека и делала все, чтобы милицейская канцелярия работала как часы.

В. Грибов

 

 

СПОРЫХИН ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Службу в милиции начал в ноябре 1924 года. Занимал различные должности, многое сделал по охране революционного порядка и общественной безопасности. Великую Отечественную войну встретил начальником ГАИ Московской области.

С апреля 1943 года Д.В.Спорыхин возглавил Ногинский отдел милиции. В это трудное время, когда мужчины были на фронте, постовую службу несли девушки и молодые женщины. Используя свой богатый опыт, Дмитрий Васильевич и с этими кадрами успешно вел борьбу с нарушителями общественного порядка, с расхитителями народного добра, надежно охранял тыл от диверсантов, пресекал случаи паникерства.

Не вдруг перечислишь все дела, которыми занималась милиция в военные годы. И залпы артиллерийских салютов, которые гремели в честь Победы советского народа и его Красной Армии, в полной мере относились к нашей милиции, к одному из ее подразделений - Ногинскому городскому отделу.

После войны Д.В.Спорыхин ряд лет был депутатом Ногинского городского Совета, председателем товарищеского суда, заместителем начальника штаба добровольных народных дружин Ногинска.

Награжден четырьмя боевыми орденами и многими медалями.

 

 

 

ИЗ СООБЩЕНИЙ ГАЗЕТЫ «ГОЛОС РАБОЧЕГО»

 

ПОДПИСКОЙ НА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВОЕННЫЙ ЗАЕМ 1942 ГОДА УСКОРИМ РАЗГРОМ ГИТЛЕРОВСКИХ РАЗБОЙНИКОВ, ВЕРОЛОМНО НАПАВШИХ НА НАШУ РОДИНУ

ТРУДЯЩИЕСЯ ГОРОДА И РАЙОНА, ДРУЖНЕЕ ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ЗАЕМ, ЗНАЙТЕ, ЧТО КАЖДЫЙ РУБЛЬ, ОТДАННЫЙ ВЗАЙМЫ ГОСУДАРСТВУ - ЭТО НОВЫЙ УДАР ПО ВРАГУ!

 

 

3.000 РУБЛЕЙ ВНЕСЕНО НАЛИЧНЫМИ.

 

Колхозники колхоза «Красная Заря» Пешковского сельсовета подписались на заем на 3.000 рублей. Тут же на митинге эта подписка была оплачена наличными деньгами.

Первыми внесли - 400 рублей председатель колхоза Г.С.Рябчиков, бригадир Г.М.Константинов. Остальные колхозники внесли по 200 рублей каждый.

 

 

ДВУХМЕСЯЧНЫЙ ЗАРАБОТОК ВЗАЙМЫ ГОСУДАРСТВУ.

 

С большим подъемом прошла подписка на Государственный заем среди коллектива Ногинского городского театра. Сумма подписки превысила месячный фонд зарплаты.

Актер А.Г.Козак подписался на двухмесячный оклад, М.И.Карликовский на 1.000 рублей при заработке 750 рублей.

Сумма подписки превысила месячный заработок и у технических работников театра. Так, парикмахер В.С.Дроздова подписалась на 500 рублей, реквизитор А.И.Михневич - на 300 рублей.

Всего коллектив театра подписался на 24.775 рублей, что составляет 102,6 процента месячной зарплаты подписчиков.

 

 

ДАДИМ КРАСНОЙ АРМИИ БОЛЬШЕ САМОЛЕТОВ, ТАНКОВ, АВТОМАШИН!

 

- Подпиской на Государственный заем 1942 года мы дадим родной Красной Армии еще больше танков, самолетов и другого вооружения, - заявил на митинге служащих Госбанка т. Овчинников. Митинг состоялся сразу же за сообщением по радио. Затем выступили т. Марков, старший кассир т. Скрипкин, бухгалтер т. Мазур и другие. Они говорили о своей любви к Родине, о готовности отдать все для победы над врагом. «Я подписываюсь на месячный оклад - 525 рублей», - заявила инспектор т. Ганина.

Больше, чем на месячные оклады, подписались механик Отдельнов - 750 рублей, инкассатор т. Селезнев, инспектор т. Часов, кассиры т.т. Жиглова, Мажаева, Пасечник.

В течение нескольких минут на заем подписалось 70 процентов коллектива, сумма подписки составила 26.105 рублей.

 

 

ВСЕ КАК ОДИН ПОДПИШЕМСЯ НА ЗАЕМ!

 

Митинг, посвященный выпуску Государственного военного займа, открыл начальник конторы связи т. Измалков. Он рассказал о значении этого займа в укреплении оборонной мощи страны. «Мы с радостью поможем нашему государству, - сказал служащий конторы т. Лапкин, - и все, как один, подпишемся на заем!» Он тут же оформил подписку на месячный оклад. Его примеру последовали т.т. Кобякова, Белякова и другие.

 

 

НЕ ОСТАНЕМСЯ В СТОРОНЕ

 

«Мы не останемся в стороне от этого большого государственного дела», - заявили работницы «Ателье мод», прослушав сообщение по радио. И сразу же начали подписку. Сверх месячного заработка взаймы государству дали бригадир т. Агеева, портнихи т.т. Ерохина, Суханова, портной Лукьянов.

 

 

БОЛЬШЕ МЕСЯЧНОЙ ЗАРПЛАТЫ

 

- Чем больше мы дадим средств взаймы государству, тем скорее будут уничтожены гитлеровские бандиты, - заявил в своем выступлении на летучем митинге мастер-жестянщик Ногинского райпромкомбината т. Шамов. - При заработке 650 рублей я подписываюсь на 700.

Выше месячной зарплаты дали взаймы государству - т.т. Терехов, Капранова и другие труженики. Остальные подписались на месячный заработок.

Общая подписка по райпромкомбинату составила 7.050 рублей при месячной зарплате 6.720 рублей.

«Голос рабочего»

14.04.42 г.

 

 

СЕЛЬСКАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

 

- В июне 1941 года я впервые взяла в руки косу, - начала свои воспоминания Клавдия Александровна Тетюркина. - Старый дед Иван Афанасьевич Лепешкин, отбив косы, показал мне и моим подружкам, как надо их держать, как делать взмахи. У деда это выходило легко и просто, совсем не то получалось у нас. Особенно на первых порах. К тому же быстро уставали. Но постепенно втянулись и работали наравне с опытными косарями.

Потом пришла пора убирать рожь. Вставали в четыре часа утра и шли на поле. Утром до жары жать было легче. Трудно давалась гречиха. В тот год снег выпал рано и накрыл валки скошенной гречихи. Её пришлось выгребать граблями, потом сушить в домах и обмолачивать вручную. Трудно было колхозникам, но работали, не считаясь ни с чем, и весь урожай убрали без потерь.

Через несколько дней после начала войны были созданы дежурные группы из взрослых и подростков, которые в ночное время ходили по деревне, смотрели, плотно ли закрыты окна, не пробивается ли где свет, били в колотушку, дежурили у единственного телефона в колхозе.

Зима 41-го выдалась суровой, снежной, были большие заносы, и нам, подросткам, часто приходилось расчищать дороги.

1 января 1942 года начало работу Ногинское педагогическое училище, куда я поступила предшествующей осенью. Здание педучилища было отдано под госпиталь, и мы учились в другом месте, на Рогожской улице. Учились вечерами, жили в общежитии на той же улице. Было очень холодно. И нам самим приходилось ездить на заготовку дров в район Буреломки, за Ямкино.

Окончив в 1943 году педучилище, получила направление в Карабановский детский дом воспитателем. Добротный старинный дом на берегу Шерны утопал в зарослях черемухи. В этом красивом месте находились обездоленные войной дети от шести до пятнадцати лет. Многое пришлось обустраивать: создавать свое подсобное хозяйство, мыть, стирать, шить одежду, прививать детям элементарные навыки. И учить. В Карабанове были две школы. Подросших и окончивших учебу девочек направляли в ФЗО, на фабрику в Косино, мальчиков - на станцию Подлипки. Там было предприятие по производству компасов.

В пятидесятых годах детский дом был расформирован. Я стала учительницей начальных классов в школе той же деревни Карабаново. Потом работала в школах деревень Зубцово, Щекавцево, Гаврилово, Тимково и так до выхода на пенсию.

Награды - медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда» и другие.

Ю. Дмитриева

 

 

ГУСТОВСКАЯ ТАМАРА СТАНИСЛАВОВНА

 

Родилась в Москве. Училась в Ногинске. Окончив среднюю школу им.Короленко в 1938 году, поступила в Московский фармацевтический институт.

И понеслись, как по ровной гладкой дороге, веселые студенческие годы - один курс, второй, третий ... Казалось, ничто не омрачит их до самого последнего дня учебы. Но жизнь поднесла сюрприз. И не одной Тамаре. Великая беда нагрянула с запада на Советскую страну, подкатилась под стены ее столицы.

- Затемнения, ночные дежурства, - рассказывает Тамара Станиславовна, - я член команды ПВО. Научилась сбрасывать с крыш зажигательные бомбы. Один раз на улице Горького бомба упала рядом с почтамтом. Нас, дежурных, оглушенных страшным грохотом, взрывной волной отшвырнуло за угол к ресторану «Националь». Женщине передо мной оторвало ноги.

Институт я окончила в 1942 году и была направлена в Ногинск. Горвоенкомат определил меня в 1-ю Советскую больницу, в эвакогоспиталь №2923 на должность заместителя начальника аптеки. Начальником была Галина Степановна Пославская, но она часто болела. Так что работы хватало. Бывало, погода-непогода, а два раза в месяц с шофером полуторки Константином Ивановичем Кириным ездим по московским аптекам и складам, добываем полный ассортимент заказанных лекарств для раненых. Вдвоем грузим тяжеленные ящики и мешки с медикаментами. Все бы ладно, но лекарств дают все меньше и меньше... Стерильные растворы для внутривенных вливаний приходится делать самим. Гоним для этого из снега дистиллированную воду. Печка «буржуйка» с трубой, выведенной в окно, греет хорошо. Но беда, если ветер встречный - тогда плачем от едкого дыма, который задувает в помещение.

На первом этаже госпиталя лежали раненые немцы, мадьяры, чехи и другие, на втором - наши тяжелораненые. И был такой случай: наш боец без ноги и руки, вышел и увидел немца, который рубил дрова. Наш доковылял до него, схватил за горло и стал душить. Замполит Несмеянов с персоналом оттащили его от немца. Раненый рассказал, что у него немцы убили отца, мать, братьев, жену и двоих детей. «Кому я теперь нужен? - с болью в голосе спрашивал раненый. - Кому?»

После такого случая немцев перевели в госпиталь, который был в средней школе №14.

В 1945 году Густовская была назначена начальником аптеки. На этой должности она проработала тридцать лет - до 1975 года. Потом была старшим провизором района. На пенсию вышла в 1992 году.

За многолетний безупречный труд награждена орденом Отечественной войны 2-й степени и многими медалями.

Т. Сверчкова

 

 

СНОВА В РОДНОЙ СЕМЬЕ

 

Недавно я написала в газету «Голос рабочего» о том, что мне хочется взять на воспитание ребенка, у которого фашисты убили родителей. И вот мое желание исполнилось. Я привезла домой четырехлетнюю Раю. Милая, славная девочка! Получила я её в детдоме им.Тимирязева в г. Пушкине. Когда я пришла туда и попросила показать девочку, мне привели Раю, она мне сразу очень понравилась. Рая смело забралась на мои колени. На мой вопрос, где ее мама, она ответила, что мама умерла. Тогда я ей сказала: «Что ты, Рая, милая, я твоя мама. Я очень болела, лежала в больнице, теперь поправилась, приехала за тобой. Хочешь, Раечка, домой?»

Она ответила: «хочу» - и обхватила меня за шею. С того момента Рая стала моей дочкой. Её мне собрали, одели, оформили документы. Пожелав нам всего хорошего, девочку крепко поцеловали на прощание.

Дорогой, на вокзале, в поезде она рассказывала, как немцы были у них в деревне. «Они коровушку увели и зарезали, а деревня сгорела», - говорит Рая.

Дома Рая быстро освоилась. По утрам я ухожу на работу, а она не хочет со мной расставаться. С радостью я возвращаюсь вечером домой, зная, что меня встретит милая девчушка, которая заберется ко мне на руки, ласкается, рассказывает, как у неё прошел день. На мою ласку девочка отвечает двойной лаской. Я полюбила Раю, как родную дочь и счастлива, что, взяв на воспитание, вернула ей родную семью и заменила мать. Девочка вернулась домой, где ее любят и ласкают, а братишка Юрик играет с ней. Милая, славная девчушка, я выращу ее верной дочерью нашей Родины!

Филисова.

«Голос рабочего»,

24.04.42 г.

 

 

НИКАНОРОВА АННА ИВАНОВНА

 

Родилась в 1924 году. Трудовую деятельность начала в марте 1941 года воспитателем детского сада Чулочной фабрики.

Началась война, детсад закрыли, А.И.Никанорову перевели в детский сад Большого Бунькова на должность старшего педагога.

В Большом Бунькове выполняла общественные поручения - вязала для отправки на фронт варежки и носки, шила белье, собирала у населения одежду и обувь. Окончила медицинские курсы и ждала отправки на фронт.

Но на фронт её не послали. Послали на заготовку торфа в Храпуново, а потом на лесозаготовки во Фрязево. Не раз выезжала в колхозы района как представитель партийно-государственных органов для оказания помощи в проведении посевных и уборочных работ, по сдаче сельхозпродуктов государству.

После войны заочно окончила Московский педагогический институт имени Ленина. В течение многих лет руководила детским комбинатом Истомкинской фабрики «Светлячок». Деткомбинату были присвоены почетные звания «Лучшее детское учреждение» и «Коллектив высокой культуры и организации труда». Много сил и времени Анна Ивановна отдавала общественной работе.

Награждена медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда» и другими.

 

 

«БЕЙТЕ ВРАГА БЕСПОЩАДНО»

 

На красных атласных кисетах, приготовленных в подарок защитникам Родины, красиво вышиты задушевные слова: «С Новым годом, дорогой боец Красной Армии!», «Любимому бойцу Отечественной войны!» А сколько трогательных детских писем вложено в эти кисеты! Вот одно из них:

«С Новым годом, дорогой боец! Защищайте нашу любимую Родину. Бейте врага беспощадно, а мы будем учиться на «отлично». Возвращайтесь с победой!

Ученица 3-го класса школы №22

Мушкарова Нина».

 

Всем, чем только может, помогает наша школа доблестной Красной Армии.

Кроме теплых вещей, учителя и учащиеся школы собрали на подарки 1.698 руб. 62 коп.

Горячо откликнулся наш коллектив на сбор средств для строительства танковой колонны. На воскресниках было заработано и передано в фонд 930 рублей.

Широко прошла подписка как в школе, так и среди населения на билеты денежно-вещевой лотереи. Педагоги подписались на 30 процентов месячной зарплаты - на 4.400 рублей. Почти две с половиной тысячи рублей составила подписка среди домохозяек поселка Купавна. Все 39 учеников 10 класса приобрели лотерейные билеты на сумму 400 рублей.

Учащиеся 8-10 классов принимают деятельное участие в обеспечении топливом семей красноармейцев.

Мы, педагоги, приложим все усилия, чтобы воспитать достойную смену, вырастать мужественных, смелых и беззаветно преданных своей Родине патриотов.

С. Дьяконова,

учительница купавинской школы №22.

«Голос рабочего»,

7.01.42 г.

 

 

ОБУХОВСКАЯ ШКОЛА №23 В ВОЕННЫЕ ГОДЫ

 

Лето 1941 года врезалось в память уходом выпускников школы на фронт, на защиту Родины. Почти все они погибли. Память о них хранят сердца многих людей, а имена их начертаны на мемориалах, установленных на площади поселка Обухово и во дворе школы №23.

В начале зимы 1942 года ушли на фронт юноши уже следующего, четвёртого выпуска. Обратно никто не вернулся.

Ещё летом 1941 года учителя и комсомольцы школы организовались в отряды самообороны. Нас учили борьбе с зажигательными бомбами, оказанию первой помощи пострадавшим, тушению пожаров. Тогда наша дорога Москва-Горький была дорогой, по которой эвакуировались московские учреждения, население столицы и западных районов области. Дежурные учителя, комсомольцы и пионеры оказывали эвакуирующимся посильную помощь: держали наготове кипяток, медикаменты.

Осень 1941 года стала для комсомольцев, да и для всей школы, горячим временем уборки урожая. Разделившись на отряды, мы с утра уходили в поля. Убирали картошку, свеклу, морковь, вывозили на лошадях хлеб, участвовали в молотьбе, в заготовке кормов. От правлений колхозов и райисполкома школа получала благодарности за большую помощь в уборке урожая.

Занятия в тот год начались 15 октября. Той же осенью из комсомольцев школы был сформирован отряд для участия в строительстве оборонительных укреплений на Можайском и Волоколамском направлениях. Отряд возглавляли учителя - комсомольцы В.Розанов, И.Теплякова, Г.Тулякова.

Глубокой осенью пришло распоряжение о передаче здания школы №23 под госпиталь. Вот тогда школы №23 и №79 объединились в здании школы №79. В Обухове стала одна средняя школа под номером 23 с контингентом учащихся 1200 человек.

А колесо войны набирало обороты. И поднимались из-за парт и уходили от нас на фронт комсомольцы - ученики 9-10 классов, даже из 8-го класса ушел Стасик Репин ... Ушел и не вернулся... Ему еще не было 17 лет.

Школа перешла на полное самообслуживание. Своими силами провели ремонт здания и школьной мебели, сами заготавливали топливо. Дрова подвозили мальчики - возчики из Ельни. Запасов не было. Все, что доставлялось, сразу же шло в дело. Истопник дядя Миша ушел на фронт. И отапливал школу ученик 9-го класса Сережа Дубинин с одноклассниками.

Проводилась большая работа по оказанию всесторонней помощи фронту: в Фонд обороны школа собрала у населения более миллиона рублей деньгами и облигациями; комсомольцы собрали 1000 книг, которые были отосланы госпиталям глубокого тыла; были отправлены на фронт тысячи подарков: рукавицы, носки, шарфы, платки, кисеты, связанные и вышитые руками детей. Шефствуя над госпиталем, школа снабжала раненых художественной литературой, организовывала выступления самодеятельности. Среди чтецов-декламаторов особым мастерством выделялась Татьяна Морская. В одном из своих выступлений она читала только что напечатанное в газете стихотворение Константина Симонова «Жди меня». В палате, где лежали на койках, сидели и стояли раненые, была мертвая тишина, некоторые бойцы плакали. Потом они окружили Татьяну и наперебой просили переписать для них это стихотворение.

Все четыре военных лета ученики школы, начиная с пятого класса, под руководством учителей работали в колхозах. Они помогали выращивать и убирать урожай. Работали в Фонд обороны.

Сбор лекарственных трав и сдача их в аптеку проводились младшими классами. Помнится, срочно понадобился брусничный лист. Подключились старшеклассники. И брусничный лист пошел в аптеку бельевыми корзинами.

В школе началось движение «За отличную учебу». Комитет комсомола и учком разработали меры по повышению успеваемости. Было организовано шефство комсомольцев и членов учкома над младшими классами.

Большую работу по политико-массовому просвещению проводил в Шаловском колхозе учительский коллектив совместно с комсомольской организацией. В 1943 году наша школа получила и с честью выполнила поручение райкома партии - создать в этом колхозе избу-читальню.

На шоссе Москва-Горький стоял заброшенный двухэтажный дом. Его очистили от мусора, заделали дыры, оклеили обоями, поставили простую мебель, повесили портреты вождей, собрали библиотеку из 250 книг. Открытие избы-читальни, приуроченное к 23 февраля, вылилось в праздник. Собрались колхозники деревни Шалово, приехали представители райкомов партии и комсомола. Работу приняли с оценкой «отлично». Состоялся концерт школьной художественной самодеятельности, который имел большой успех.

Хорошо была налажена в школе и работа по идейно-политическому воспитанию учащихся. Политинформации в классах проводились очень часто самими ребятами и классными руководителями.

Оглядываясь назад и оценивая жизнь школы, ее комсомольской организации с позиций нынешнего дня, изумляешься чувству высокого патриотизма подрастающего поколения, его готовности сделать все, что необходимо для победы над заклятым врагом.

Население Обухова в годы войны жило в тяжелых условиях. 1942-1943 годы - это голодное время, холодные зимы. Голодали дети, случалось, они падали на уроках в обморок от недоедания. Но когда очень уж было надо, откуда только у ребят силы брались.

Вот один из особых дней.

В марте 1943 года в школе кончились дрова. Вопрос с дровами мог быть решен только самостоятельно. Райисполком удовлетворил ходатайство школы и выделил делянку на 100 кубометров дров в лесу за деревней Ельня. Одно из воскресений начала марта было объявлено днем заготовки дров. На призыв комитета комсомола и учкома откликнулись все старшеклассники. Разбились на бригады по 5-7 человек. Норма - 6 кубометров на бригаду. Работали, строго соблюдая технику безопасности, под надзором учителей.

Озябшие, голодные, возвращались ребята домой, когда уже вызвездило вечернее небо. Шутили и смеялись всю дорогу, гордые от сознания, что выполнили такую ответственную задачу.

В то время мы не изумлялись подобным поступкам. Изумляемся теперь, оглядываясь, тогдашнему стремлению учиться, готовности работать, высокому чувству долга, умению повеселиться, когда это возможно. Так, каждое 31 декабря приходили ребята на самими же ими устроенный новогодний бал-маскарад. И надо было видеть, как при тщательно замаскированных окнах зала и классов до поздней ночи все искрилось, пело и танцевало в самых причудливых костюмах.

Изумляешься теперь, когда вспоминаешь, как в 1941-42 годах по нескольку раз в день прерывались школьные занятия сигналами: «Воздушная тревога!» Все, кроме групп самообороны, уходили по домам. Но объявляли: «Отбой!», и дети опять спешили в школу. Бывало и так: объявлялась воздушная тревога, а ребята из школы уходить не хотели.

Не изумляешься, оглядываясь, лишь одному: каждый день каждому ученику школа давала по 50 граммов хлеба. Это очень маленький кусочек, но в нем было большое сердце страны, которая, как могла, заботилась о своем будущем. Без сомнения можно сказать, что школа в поселке Обухово была именно тем местом, где каждый ребенок получал знания, заряд энергии и жизнелюбия. И каждый, кто учился в те годы, сохранил о ней самые светлые и благодарные чувства.

День 9 мая 1945 года мы встретили великим ликованием. Занятий в этот день не было. Во дворе школы состоялся митинг. Мы вспомнили всех своих фронтовиков. Почтили память наших комсомольцев, павших в боях за честь, свободу и независимость нашей Родины.

А. Тетерина, учительница математики,

директор Обуховской средней

школы №23 в 1942-46 годах,

Почетный гражданин п. Обухово

 

З. Батышева,

бывшая ученица школы № 23,

комсомолка 40-х годов,

учительница математики.

 

 

МАСТЕРЯТ ДЕТСКИЕ РУКИ

 

- Ты что положишь в свой пакет?

- Папиросы и носовой платочек. А ты?

- Две пачки махорки, бумагу, конверты и три конфетки.

- Ты что-нибудь вышила на своем кисете?

- «Будь героем».

- А я - розы.

Так переговариваются между собой мальчики и девочки. На столе уже лежит груда подарков, приготовленных для отправки нашим бойцам к 25-ой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Здесь кисеты - голубые, красные, желтые, бархатные, любовно расшитые крестом или гладью, носовые платочки с цветными каемочками, ягодками, цветочками, шарфики, перчатки, варежки, папиросы, полотенца, зубные щетки, бритвенные приборы - все это ребята посылают дорогим бойцам.

- Папа смеется. Говорит, от твоего шарфика у бойца в глазах запестрит. Я говорю: нет, папочка, он рад будет. Теперь осень, все серое, унылое, а шарфик, как цветы в поле, - рассказывает девочка.

Низко склонились над работой темные, русые, кудрявые головки. То быстро, то неспеша что-то мастерят детские руки. Эти же руки собрали весной и летом сотни килограммов лекарственных растений, крапивы и щавеля, ягод и грибов.

А как неутомимо работали они все лето на колхозных полях!

- Ишь как вылизали, - с добродушной усмешкой говорили колхозники, глядя на гряды, прополотые ребятами.

Кончилось лето. Загоревшие и возмужалые пришли дети в школу и сели за парты!

Л. Сакович.

«Голос рабочего»,

7.11.42 г.

 

МИТИЧКИНА КЛАВДИЯ НИКОЛАЕВНА

 

Родилась 19 ноября 1925 года в деревне Студенец Михайловского района Рязанской области. В 1939 году приехала в Ногинск. Окончила 7 классов в школе №19.

С началом войны пошла работать помощником воспитателя в детские ясли им.18-го МЮДа, которые в 1943 году переименовали в детский туберкулезный санаторий. Главным врачом там был Иван Григорьевич Староверов.

- Кроме основной работы нас время от времени направляли на торфоразработки в Орехово-Зуево, на лесозаготовки, - рассказывает Клавдия Николаевна. - Труд очень тяжелый. Приходишь домой, а тут тревога. Ночь, темень, непогода, а мы бежим в детясли: скорее - там детишки напуганы.

Как ни трудно было, а государство заботилось о больных детях. Лекарство бесплатное, врачи внимательные. Особенно помню врача Олимпиаду Федоровну Алексюк. Дети легче поддаются лечению и многие выздоравливали. Нас они любили и до сих пор, если встретятся, расскажут про свое житье, про радости и беды.

После войны поступила в Ногинский медицинский техникум. А тут, в 1946 году, с войны пришел Иван Федорович Митичкин. Молод, красив, общительный, грудь в орденах. Поженились. Понимали друг друга, жили радостно, мирно, хотя время было трудное. Иван поощрял мою учебу, помогал. На войне он был ранен, имел вторую группу инвалидности. Пошел работать слесарем на завод топливной аппаратуры...

Клавдия Николаевна Митичкина окончила медицинский техникум в 1948 году. Родился сын Виктор. Он окончил Московский госуниверситет. За ним дочь Зинаида. Она педагог. У Митичкиных пять внуков и одна внучка.

В 1990 году, проработав 49 лет, Клавдия Николаевна ушла на заслуженный отдых. Но общественных обязанностей не оставила. С 1960 года она председатель уличного комитета.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «Ветеран труда».

 

 

ЕРОХОВА ЗИНАИДА ПЛАТОНОВНА

 

Родилась в 1921 году в семье глуховских текстильщиков. Отец работал слесарем на Отбельно-красильной фабрике, мать - прядильщицей на Бумаго-прядильной.

В 1940 году окончила Ногинское педучилище и была направлена в Угодско-Заводской район (ныне Жуковский район Калужской области). Год проработала учителем в начальной школе. В начале войны вернулась в Ногинск. Поступила на завод №510 на должность контролера качества продукции. Вскоре завод эвакуировался. Оформилась воспитателем в ремесленное училище №20, где проработала до конца войны.

Трудные это были годы. Голод, холод, многие ребята из детских домов и детприемников. К таким требовался особый подход, внимание и чуткость. Воспитатели заменяли им родительскую ласку. Нередко вместе с учащимися выезжали на заготовку дров, копали противотанковый ров за Ногинском. Наряду с профессиональной учебой и практикой в училище велась военная и физическая подготовка будущих воинов.

Военную подготовку возглавлял Б.Е.Каре, физическую - П.Б.Воропанов. Директором училища был Д.П.Воронин. Воспитанник училища Николай Хитров стал Героем Советского Союза.

После войны З.П.Ерохова перешла на работу в Глуховский детский дом. Уволилась в связи с уходом на пенсию в 1967 году.

 

 

АНИСИМОВА АЛЕКСАНДРА ПЛАТОНОВНА

 

Родилась 18 мая 1923 года в Глухове. В июне 1938 года поступила ученицей в Глуховскую аптеку.

С 1 сентября по направлению Аптекоуправления начала учиться в Калужской фармацевтической школе, которую окончила 22 июня 1941 года. Приехала в Ногинск, встала на военный учет и была направлена в Москву. Но там требовались опытные фармацевты, и Сашу отправили обратно.

В Глуховской аптеке была опытный фармацевт Нина Петровна Маклецова. Днем они работали вдвоем, на ночь оставалась одна из них.

- Заведующий аптекой Абрам Львович Гутсон выхлопотал мне броню, - рассказывает Александра Платоновна. - По тревоге, как и все глуховчане, мы следили за светомаскировкой, дежурили на крыше.

Работников в аптеке не хватало, а дел было много: лекарства требовались всем, люди болели. Много лекарств шло в госпитали, случалось их брали даже ночью. Когда в районе формировались воинские части, мы обеспечивали и их.

Война разбросала нашу семью. Старший брат Михаил Платонович, работавший в Электростальском го-роно, добровольно ушел на фронт и погиб в 1943 году, похоронен под Старой Руссой. Брат Иван оказался в Нижнем Тагиле, на вагоностроительном заводе. Третий брат, Дмитрий, с Глуховского хлопчатобумажного комбината был направлен на завод №12. Сестра Зина работала в Ногинском доме-интернате педагогом-воспитателем.

В одной из формирующихся воинских частей я познакомилась с хорошим парнем из Сталинграда. Часть вскоре отбыла, но треугольнички от Саши шли ко мне регулярно. В одном из писем я узнала, что он ранен на Курской дуге.

Кончилась война, и в 1946 году Александр Васильевич приехал в Ногинск. Мы поженились. Вырастили дочь - она окончила педагогический институт имени Ленина.

Т. Сверчкова

 

 

КОМСОМОЛЬЦЫ - БЕСПОКОЙНЫЕ СЕРДЦА

 

Из воспоминаний секретаря Ногинского горкома комсомола Стегиной Марии Демьяновны.

В августе 1942 года меня избрали секретарем Ногинского горкома комсомола по военной работе. Первым секретарем горкома ВЛКСМ был тогда Шаров Александр Павлович. Опыта работы такого масштаба я не имела. Свою деятельность начала с изучения положения в первичных комсомольских организациях. Побывала в большинстве комитетов комсомола, присутствовала на заседаниях, собраниях, выступала с докладами, была в цехах, мастерских.

На смену ушедшим на фронт на производство пришли подростки 14-15 и даже 13 лет. В то время вся молодежь была охвачена всевобучем, действовали кружки по изучению материальной части винтовки. Задача была такова - научить молодежь владеть оружием. Помимо кружков проводили военизированные походы, учили передвигаться по-пластунски, метать гранаты.

В декабре 1942 года организовали лыжный кросс, было более тысячи участников. Перед началом кросса состоялся митинг. На митинге выступили первый секретарь горкома партии А.М.Иванов, представитель воинской части и я.

Это спортивное соревнование положило начало проведению кроссов весной, летом, осенью и зимой. Проходили соревнования в районе Торбеева. Учредили переходящее Красное знамя, вымпелы, награждали грамотами. Хорошо была поставлена работа в комсомольских организациях Глуховского комбината (комсорг ЦК ВЛКСМ Тося Гусева), завода №548 (комсорг ЦК ВЛКСМ Таня Карплюкова), Истомкинской фабрики - Мария Беляева, РУ-20 - военрук Борис Карэ и других.

В 1942 и 1943 годах горком комсомола занимался мобилизацией девушек на фронт. Свыше 4-х тысяч девушек города ушли на защиту Родины. В их числе была и секретарь комитета комсомола ленточной фабрики №8 Валя Швякова.

Часто мы получали задание - направить молодежь на краткосрочные курсы снайперов, связистов, медицинских сестёр, гидрометеорологов, зенитчиц и других военных специальностей.

В город прибывали воинские части на отдых и формирование. Над ними мы брали шефство. В районе Глухова находились зенитная часть, танковое подразделение, авиационный полк. Над ними шефствовали комсомольские организации Глуховского комбината. Над десантными частями полковника Русских шефствовали комсомольцы Истомкинской фабрики, над артиллеристами - молодежь завода «Кардолента» и хлебокомбината.

Совместно с воинскими частями проводили встречи, вечера, комсомольцы предприятий бывали в их подразделениях, рассказывали, как своим трудом помогают громить врага, вручали подарки воинам.

Много сил и времени отдавали сбору теплых вещей для фронтовиков. Шили стеганки, нижнее белье, вязали варежки, вышивали платки, кисеты. Все эти вещи сдавались к нам в горком комсомола, а потом отправлялись в воинские части.

Принимали участие в сборе средств на строительство танков, самолетов. Помогали семьям фронтовиков в приобретении теплой одежды, продовольствием.

Городская организация в то время насчитывала около 4-х тысяч комсомольцев. Было 78 первичных комсомольских организаций.

По инициативе горкома комсомола было создано более 60 комсомольско-молодежных бригад. Лучшим из них присваивалось звание «Фронтовые». Первыми фронтовыми бригадами стали бригады Геннадия Живова и Беззубова с завода №548, Браздниченкова - с Истомкинской фабрики, Орлова - с Глуховского комбината, Чупахина - из артели XX лет ВЛКСМ и другие. Бригады награждались переходящим Красным знаменем областного комитета ВЛКСМ, Почетными грамотами и денежными премиями.

Лозунг «Фронту нужно - сделаем!» стал законом. Были обиды, слезы, когда одним давали срочное задание, а других обходили.

Как работала молодежь! Придешь на завод №548, идёшь по цехам и видишь: работает паренёк на токарном станке, стоит на подставке-ящике, еле-еле достает до ручки станка.

Был такой случай. Срочно требовалось изготовить 250 втулок для бронебойных снарядов. Поручили комсомольцу Муравьеву. Он вместе с напарником сделал больше в 5 раз. Почти двое суток не выходили из цеха, там же отдыхали.

Молодёжь города участвовала в заготовке топлива для предприятий, в сборе чёрного и цветного лома. За перевыполнение плана чёрного и цветного лома учащиеся средней школы им. Короленко получили благодарность от Государственного Комитета Обороны. Секретарем комитета комсомола там была Люда Пронина.

Горком комсомола поддерживал тесную связь с городским театром. Директором его был тов. Щеглов. Мы в театре проводили вечера молодёжи, митинги, по окончании показывали свои работы артисты театра. Специально для молодёжи дали постановку «Вынужденная посадка». В день 25-летия Ленинского комсомола театр подготовил и показал пьесу «Забавный случай», потом «Синий платочек», «Оптимистическую трагедию». Молодежь любила артистов театра, особенно т.т. Козела, Голубовича, Марголину.

Проводили несколько антифашистских митингов молодежи города. На первом митинге выступала мать Зои Космодемьянской, она посетила ряд предприятий Глуховского комбината.

В годы войны в городе много детей занималось бродяжничеством. У одних умерли родители, другие были без присмотра. Горком комсомола совместно с органами милиции провели ряд рейдов по дворам, чердакам, всех беспризорных детей взяли на учет и направили в Успенский детский дом.

В 1944 году я ушла на учебу, после чего была направлена на партийную работу в только что освобожденный Крым.

 

ЩЕЧКИНА НИНА АЛЕКСАНДРОВНА

 

В числе других девушек-ногинчанок добровольно пришла в Ногинскую милицию, чтобы заменить мужчин, шедших на фронт. Задерживала карманников, спекулянтов, хулиганов, нарушителей общественного порядка и не раз, рискуя жизнью, выполняла ответственные задания.

С окончанием войны и возвращением мужчин, Нине Александровне доверили не менее важную и трудную службу в паспортном отделе Ногинской милиции. Тут тоже была борьба, теперь уже с нарушителями паспортного режима; пригодились опыт и та особая бдительность, выработанная в годы войны.

Сегодня Н.А.Щечкина на заслуженном отдыхе.

 

 

ВСЕ ЕГО ЛЮБИЛИ ...

 

В 30-е годы к нам в школу пришел учитель истории Богачев Николай Иванович, который позже стал директором школы. Мы сразу его полюбили. Уроки истории были настолько увлекательными и интересными, что мы сидели не шелохнувшись, слушая рассказы учителя. Он никогда не кричал, не повышал голоса на ученика, в каждом видел личность и беседовал как равный с равным. До сих пор помню его доброе лицо, улыбчивые глаза. Он жил интересами школы, жизнью своих учеников. На каждом уроке мы встречались с Николаем Ивановичем, как с родным человеком. Он часто повторял, что нужно учиться, говорил, что дети - наше будущее. Что для будущего нужно быть образованным человеком.

В 1940 году наша электроуглинская школа №32 переехала в новое двухэтажное здание. На торжественной линейке по случаю начала нового учебного года и новоселья Николай Иванович поздравлял нас. Как мы радовались, что будем учиться в таком прекрасном здании, настоящем дворце. В школе были актовый и спортивный залы, просторные светлые классы, подсобные помещения. Но радоваться долго не пришлось. В сорок первом грянула война. Мы проучились в новой школе всего один учебный год. Враг рвался к столице нашей Родины. Положение было очень тревожное. Вскоре в нашей школе разместился госпиталь, а нам нужно было перебираться в старое здание, которое не отапливалось. Мы сидели в пальто. Чернила замерзали. Писали на обоях, газетах. Учебников не хватало, тетрадей тоже. И как поддерживал нас в это трудное время наш директор. Его уроки начинались с информации о положении на фронте. Читали письма выпускников школы, горевали о погибших. А потом - новая тема по истории. Доходчиво, не назидательно объяснял нам Николай Иванович новый материал.

В 1944 году по решению Ногинского райкома партии Николай Иванович был направлен в Москву на учебу в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. По окончании школы работал во Всесоюзном обществе «Знание», возглавлял международный отдел. Николай Иванович часто приезжал в Электроугли, встречался со своими бывшими коллегами, с выпускниками школы, интересовался каждым.

Н.И.Богачев был награжден многими медалями и Почетными грамотами. Он получил звание «Заслуженный работник культуры России», награждался Почетными грамотами Президиума Верховного Совет СССР, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», почетными знаками Болгарии, Венгрии и других стран социалистического содружества.

Николай Иванович приезжал на встречу со своими первыми выпускниками школы 1939 года, посвященную 40-летию окончания школы.

Е. Благодарева

 

 

НОВОГОДНИЕ ПОДАРКИ БОЙЦАМ

 

Новогодние подарки бойцам Красной Армии готовят в поселке Храпуново. В школе №39, где директором тов. Персианов, ученики и учителя собрали 5 тысяч рублей и много разных вещей. Учащиеся написали письма, в которых призывают бойцов и командиров сильнее бить немцев, гнать их с нашей земли.

Е.В.Ульяхина, муж которой находится в Красной Армии, приготовила посылку. В нее она положила 400 граммов печенья, 250 граммов конфет, теплые варежки, портянки, носовые платки, флакон одеколона, пять воротничков, кисет с табаком и 60 рублей. И.П.Качнов вложил в свою посылку четвертинку водки, металлический портсигар, четыре пачки папирос. Кроме того, на подарки он внес 275 рублей.

Активно прошел сбор средств в механических мастерских и на торфопредприятии. Коллектив торфопредприятия, например, готовит для бойцов и командиров РККА свыше 100 посылок.

Тараканов.

«Голос рабочего»,

25.12.42 г.

 

 

ПЛЕЩЁВА АНАСТАСИЯ АФАНАСЬЕВНА

 

Свою трудовую деятельность начала в 1940 году в Ногинском горсобесе секретарем ВТЭК. Потом стала старшим инспектором по назначению пенсий инвалидам Отечественной войны. В этой должности проработала до сентября 1946 года. Во время войны приходилось работать на разгрузке зерна из вагонов, неделями трудились на уборке картофеля и овощей.

С 1 декабря 1951 года работала в Опытном производстве научно-исследовательского института приборов старшим инспектором отдела, а с 1 сентября 1954 года назначена начальником отдела кадров, где проработала до марта месяца 1984 года.

Общий стаж работы 52 года.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», Почетными грамотами, в том числе от министра машиностроения и ЦК профсоюза.

 

 

ФЕДОСОВА ЕЛИЗАВЕТА АРСЕНТЬЕВНА

 

В Великую Отечественную войну я работала техноруком в кинотеатре, который назывался «Москино» и находился в бывшей Тихвинской церкви Ногинска. В то время там базировалась призывная комиссия военного комиссариата, через которую день и ночь непрерывным потоком шли на Горький призванные в армию люди. У нас в кинозале они отдыхали, и мне приходилось по ночам демонстрировать им киносборники: «Идет война народная, священная война». Я жила прямо в кинотеатре, рядом с комнатой, где проходил призыв. Позднее доводилось ухаживать за ранеными, демонстрировать кинофильмы в госпитале, размещавшемся в 1-й Советской больнице.

В киносети работали киномеханиками одни девушки. Но главная трудность состояла в другом. Аппаратура была сильно изношенная, а план спрашивали крепко. И не только за один кинотеатр, но и за весь район. Мастерские же были в Коломне, и тяжелую аппаратуру приходилось туда возить в ремонт.

Во время воздушной тревоги я была ответственной за убежище в подвале кинотеатра, куда принимали матерей с детьми. По своему району отвечала и за соблюдение светомаскировки. Кроме того, нас часто посылали рыть окопы. Особенно долго пришлось копать вокруг нашего парка. Помогали колхозам. Работали без выходных и трудовых отпусков. Но никто не ныл, не жаловался на усталость.

После войны я работала преподавателем в ПТУ-67, которое располагалось в здании кинотеатра. Жить в первые послевоенные годы было очень тяжело. И работать приходилось много. Трудились с ребятами на сельхозработах в Ямкинском колхозе, убирали лен в Волоколамском районе - да разве все перечислишь.

Сейчас мне 82 года.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» и другими, знаком «Отличник кинематографии СССР».

 

 

НАШ ПРОФЕССОР

 

Эту удивительно добрую женщину, врача-терапевта из Глуховской больницы многие ногинчане любовно называли «наш профессор». И есть за что. С 1940 года, после окончания Московского медицинского института, трудится на ниве здравоохранения коренная ногинчанка Евдокия Петровна Киселева. На первых порах работала врачом-терапевтом на Крайнем Севере, а с 1944 года - в Глуховской больнице.

Всем было трудно в военное время, хватало забот и врачу-терапевту, а позже ординатору и старшему ординатору терапевтического отделения больницы Е.П.Киселевой. Выхаживая раненых фронтовиков, Евдокия Петровна порой дежурила сутками, облегчая страдания покалеченных воинов, делала все возможное, чтобы поставить их на ноги, вернуть в строй.

Не обошла стороной проклятая война и большую семью Киселевых. Она забрала двух братьев Евдокии Петровны - Николая и Евгения.

С 1954 года Е.П.Киселева заведовала терапевтическим отделением Глуховской больницы: вела консультативный прием больных, занималась с молодыми врачами.

Годы берут свое. Сегодня Евдокии Петровне уже за восемьдесят. Но родную медицину, которой отдано шесть десятилетий, она не оставляет и работает дежурным врачом-терапевтом.

За заслуги перед Родиной эта славная труженица награждена орденом «Знак Почета», медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Москвы», «За победу над Германией».

Дай бог ей здоровья и еще долгих лет жизни!

В. Грибов

 

 

ХАНДРИКОВ ГРИГОРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Образование высшее медицинское. Хирург. В конце тридцатых годов служил в Красной Армии. Участник войны с Финляндией (1939-1940 гг.). С ее окончанием снова в Ногинске. Работает в 1-й Советской больнице, применяя самые передовые методы лечения. Много внимания уделяет повышению профессиональной квалификации хирургов.

С началом Великой Отечественной войны Г.В.Хандриков ушел в партизанский отряд. Но его профессиональные и организаторские способности понадобились в другом месте. В марте 1942 года Григорий Васильевич был назначен главным хирургом всех эвакогоспиталей Московской области.

По отзывам знавших его людей, Г.В.Хандриков был исключительно честным, терпеливым и милосердным с больными. Не терпел разгильдяев, лжецов, подхалимов. За самоотверженный, плодотворный труд был награжден боевыми и трудовыми орденами и медалями, имел звания «Заслуженного хирурга РСФСР» и «Почетного гражданина города Ногинск».

Т. Сверчкова

 

 

ФЕДОРОВА ТАМАРА ГЕОРГИЕВНА

 

Главным врачом госпиталя, расположенного в Глуховской больнице, была Т.Г.Федорова. При больнице успешно работал кабинет по переливанию донорской крови, которая, поступая в госпитали, способствовала быстрейшему выздоровлению раненых и возвращению их в строй. Заведовала кабинетом Агриппина Антоновна Острецова.

Глуховская больница славилась высоким патриотизмом работавшего в ней персонала. Об этом свидетельствует телеграмма, опубликованная в газете «Голос рабочего» 23 апреля 1943 года.

 

ГЛАВНОМУ ВРАЧУ ГЛУХОВСКОЙ БОЛЬНИЦЫ тов. ФЕДОРОВОЙ

ВРАЧУ ПОЛИКЛИНИКИ тов. МАЛЮТИНОЙ

СЕКРЕТАРЮ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ тов. МАКАРШИНОЙ

 

Прошу передать врачам, сестрам, санитаркам и техническим работникам Глуховской больницы и поликлиники, собравшим 35 000 рублей на строительство санитарного самолета, мой братский привет и благодарность Красной Армии.

И. Сталин

 

 

КРАСНОЙ АРМИИ - ДОСТОЙНОЕ ПОПОЛНЕНИЕ

 

Большое внимание уделяется военной подготовке в Ногинском ремесленном училище №28. Здесь организовано спецподразделение станковых пулеметчиков и два лыжных отряда, работает кружок сандружины.

Программа станковых пулеметчиков рассчитана на 45 часов. Состоялось тридцать занятий, которые показали хорошее освоение учащимися военной техники. В числе отличников Румянцев, Егоров, Гвоздиков, Ячев, Востриков, Семенов.

В двух лыжных отрядах, состоящих из допризывников, 250 человек. Сейчас они готовятся к участию в кроссе. В сандружине занимаются 25 девушек. Они изъявляют большое желание изучать также автомат, станковый и ручной пулеметы.

В 1943 году Красная Армия получит из нашего училища хорошо подготовленные боевые резервы.

М. Горенков.

«Голос рабочего»,

07.02.43 г.

 

 

КАРАЧЕНКОВА АННА АЛЕКСАНДРОВНА

 

После школы, продолжая учебу на рабфаке, А.А.Караченкова некоторое время работала, как и ее родители, на железнодорожном транспорте. Была секретарем начальника станции Ногинск, а позднее нормировщицей. Потом училась в Московском финансовом техникуме. В 1937 году ее приняли в финансовый отдел Ногинского районного Совета народных депутатов. Скажу короче: трудовой стаж Анны Александровны - 51 год, из них 47 лет - в финансовом отделе райисполкома, где она прошла все должностные ступени - от бухгалтера до заместителя заведующего финотделом.

Все эти годы была активной общественницей, секретарем партийной организации, участвовала во всех избирательных кампаниях.

В 1975 году Анна Александровна ушла на заслуженный отдых. По-разному ведут себя пенсионеры. Одни, уйдя на пенсию, считают, что свое отработали, можно теперь и отдыхать. И они по-своему правы. Для других каждый день - это продолжение трудового пути или участия в общественной жизни. К таким относилась и Анна Александровна.

Не могла она усидеть дома. Не в ее характере это. И двенадцать лет работала в Ногинском районном совете ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов ответственным секретарем. Работала на общественных началах.

За многолетнюю и добросовестную трудовую деятельность Анна Александровна Караченкова отмечалась Почетными грамотами и ценными подарками. Награждена несколькими медалями, в том числе «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Однако самой большой наградой она считала участие в параде Победы на Красной площади 9 мая 1990 года.

В. Грибов

 

 

И ВЕРНУЛАСЬ В НОГИНСК

 

Родилась 4 июля 1925 года в Торбееве Ногинского района. Отец Бородакин Филипп Александрович работал на Прядильно-ниточной фабрике поммастером. Участник гражданской войны. Мать, Клавдия Григорьевна - ткачиха Ново-ткацкой фабрики.

- 1 сентября 1941 года пришла в школу, а вместо занятий нас направили в Старо-Торбеевский колхоз, - рассказывала Любовь Филипповна Клинкова. - Председателем там была Ксения Михайловна Гольцова, доброго нрава женщина. Нас, подростков, она жалела.

Школу вскоре заняли под госпиталь, а нас перевели в подвальное помещение милиции. И с октября мы стали там учиться по вечерам. А с утра нас посылали на Ново-ткацкую фабрику, потом на Ново-гребенную. Разбирали шпули и выполняли разные работы. На стене, помню, висел лозунг «Все для фронта, все для победы!» Иногда ходили в глуховские казармы - собирали готовую продукцию: носки, варежки, шарфы, подшлемники, которые вязали для фронтовиков старенькие инвалиды. А баба Дуся из теплых старых тужурок шила рукавички с одним пальцем и говорила: «Это чтобы красноармейцы могли стрелять». Набрав полные сумки, сдавали их на склад.

В первую военную осень мальчики нашего девятого класса ушли в Красную Армию. Только один Володя Пронин учился в 10-м классе. Потом его призвали в военное летное училище. Воевал. Остался жив. Вернулся с войны раненым Витя Федотов. Был учителем. Уцелел Анатолий Борисович Плохов - работал директором Глуховской прядильной фабрики. Пришел Володя Полозов. Он был военным моряком. Больше никто не уцелел.

Следующим летом нас послали на торфоразработки в Шатуру. Формовочный торф месили босыми ногами. Торф заливали в формы, нарезали, сушили и складывали в штабеля. Осенью в колхозе убирали урожай.

Я так изголодалась, что в 1943 году, окончив школу, решила поступить в Московский пищевой институт. Но там был большой конкурс. Начала учиться в геодезическом институте. Во время учебы нас посылали на работу в город Клин. На втором курсе была бригадиром.

В Можайском районе на Бородинском поле делали геосъемку местности теодолитом. Все время в пути, по мокрой высокой траве, а питание скудное. И заболели мы с подружкой экземой - ноги покрылись зудящей сыпью. Пришлось оставить геодезический и в 1945 году поступить в Орехово-Зуевский учительский институт.

После института, отработав год в Коми АССР, вернулась в Ногинск и с 1949 года по 1985 преподавала в 14-й средней школе.

От ребят ничего не скроешь. Примеров их наблюдательности можно привести немало. Вот лишь один. Работал в городском банке на автофургоне один человек по имени Николай. Он несколько раз подвозил меня по пути. Так вот, в классе перед началом урока всегда гвалт, шум, крики. А тут вдруг тишина. У меня душа ушла в пятки: что еще натворили мои сорванцы? Открываю дверь - все ребята стоят молча. А на школьной доске нарисована мелом автомашина - фургон и номер поставлен 63-78 ЮАГ. Заметили, оказывается, как я садилась в автомашину, ну и подшутили: мы мол, все знаем.

Вместе с мужем мы вырастили двух детей. Сын Сергей окончил техникум, дочь Татьяна - Московский институт стали и сплавов. Растет внук Максим.

Т. Сверчкова

 

 

АНДРИАНОВА ЗИНАИДА ПАВЛОВНА

 

Моя бабушка, Андрианова Зинаида Павловна (до замужества Каблукова), родилась в октябре 1920 года в семье потомственных ткачей. Ее родители работали на Ново-Ногинской фабрике. У бабушки была сестра Любовь Павловна 1924 года рождения. Сестры между собой очень дружили. В семье царили любовь и уважение.

Но вот случилась беда. Когда бабушке было 10 лет, трагически погиб ее отец. И семья осталась без кормильца. Однако бабушка все же получила среднее образование и поступила в Московский химико-технологический институт. Но закончить его не пришлось. Началась Великая Отечественная война.

Люди были уверены в несокрушимой силе Красной Армии, надеялись на скорую победу и ждали с фронта радостных вестей. Но сообщения приходили печальные. Фашистские войска все ближе и ближе подходили к Москве. Воздушные налеты на столицу были хорошо видны и в Ногинске.

Когда город погружался в темноту, моя бабушка и ее сверстники бежали к закрепленным за ними зданиям. В случае падения зажигательных бомб они должны были сбрасывать их с крыш и помогать тушить пожары. Днем шли на работу, а в свободное время и по вечерам - в госпиталь к раненым. Там приходилось делать все: убирать палаты, мыть полы, даже делать подбинтовки. Моя бабушка боялась очень крови, но смогла пересилить себя.

Когда немцы рвались к Москве, в Ногинске стали рыть окопы и противотанковые рвы. Бабушка тоже принимала в этом участие. А ее сестра - та все время проводила на оборонных работах. Полуголодные, уставшие от непосильной работы люди все равно не сломались и не утратили веру в победу наших войск. А после разгрома немцев под Москвой вера в победу стала еще сильнее.

Наша страна, наш народ победили. В этом есть и заслуга моей бабушки Зинаиды Павловны Андриановой. Она награждена шестью медалями, среди которых и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В конце войны бабушка вышла замуж за участника Великой Отечественной войны Андрианова Дмитрия Александровича. Это мой дедушка. Они прожили вместе долгую, трудную, но счастливую жизнь. У них трое детей, шесть внуков и одна правнучка.

Анна Андрианова

 

 

ЛАПЫР НАДЕЖДА ВЛАДИМИРОВНА

 

Кажется невероятным, но в возрасте 11 лет, в 1942 году Надя стала подсобной рабочей в военном госпитале, который размещался в 3-й ногинской школе. Работая в библиотеке, она разносила по палатам литературу, газеты, письма. И не только разносила, но и читала раненым, за что они ее сердечно благодарили. Часто помогала кухонным работникам чистить картошку, мыть посуду, заготавливать топливо, разносить по палатам питание.

Начиная с 1944 года, в страдное время Надя работала в колхозе «Истомкинский».

Трудно приходилось девочке-подростку? Бесспорно, трудно. Но всем тогда было нелегко. Надя видела, как много, не считаясь со временем, трудятся взрослые, а по рассказам раненых знала, как бьются на фронте воины Красной Армии. И все это для победы над заклятым врагом. Видела и трудилась изо всех сил, пока не пришла эта Победа.

В мирное время Надежда Владимировна до 1950 года работала швеей в артели портных, пять лет была фотограмметристом в войсковой части, два года отдала освоению целинных и залежных земель в Казахстане, куда ездила по комсомольской путевке.

Возвратившись с целины в 1955 году, Надежда Владимировна почти три десятилетия трудилась прорабом в Ногинском СМУ.

Награждена медалями «За доблестный труд в Великой Отечественный войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», «В память 850-летия Москвы».

В. Савин

 

 

ИЗНУРЯЛО ДУШЕВНОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

 

С первых дней Катя поняла, что на этой работе надо быть душевным, отзывчивым человеком. Вместе с теми, кого обслуживаешь, надо уметь радоваться хорошим вестям и делать все возможное, чтобы утешить человека при получении плохого известия. Особенно эти свойства характера пригодились молодому почтальону с началом Великой Отечественной войны.

Вот что писал по этому поводу в марте 1984 года в газете «Знамя коммунизма» В.Павлов. «Каждый день Катя вместе с другими связистами перетаскивала с вокзала на почту тяжелые мешки и пакеты с корреспонденцией, а потом разносила по домам Ногинска долгожданные солдатские треугольники. К вечеру у нее подкашивались ноги, и гудело в голове. Но изнуряло не столько физическое, сколько душевное напряжение: в домах - осунувшиеся, разучившиеся улыбаться солдатки, ежедневные «похоронки», встречаемые надсадным криком.

Запомнился Екатерине Григорьевне аккуратный деревянный домик на Рабочей улице. Жила там молодая женщина с двумя малолетними детьми. Как-то принесла она женщине письмо. Та быстро развернула его, пробежала глазами и ... бросилась целовать почтальона, повторяя: «Жив, родной! Жив!» А к ногам долгожданной гостьи прильнули в молчаливой благодарности детские головки. И полились тогда по щекам Екатерины Григорьевны светлые слезы радости.

А год спустя пришлось ей нести в этот же дом похоронку. Шла, с трудом передвигая ноги. Думала: «Отдам и уйду. Чтобы не видеть горя». Но уйти не смогла. Горевала вместе с хозяйкой, оплакивая ее утрату.

Давненько это было. Много воды утекло с тех пор, но навсегда сохранила Екатерина Григорьевна в своей памяти слова, услышанные в юности: «Люби людей, для которых трудишься. Без этого твой труд, твоя жизнь - пустоцвет».

Почтальоном Екатерина Григорьевна проработала 15 лет. С апреля 1955 года стала почтовым агентом страхового отдела, затем оператором страхового участка.

В 1987 году Екатерина Григорьевне Соколенко ушла на заслуженный отдых, проработав 47 лет почтовым служащим. Трудолюбивая, общительная и отзывчивая, она пользовалась заслуженным авторитетом в коллективе.

Награждена медалями «За трудовое отличие», «За оборону Москвы», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

В. Савин

 

 

ЖИВ ТИМУРОВСКИЙ ЗАДОР

 

В детстве она жила в доме №25 по Рогожской улице, в котором проживало еще 14 семей разных национальностей: русские, татары, евреи и одна семья немцев. Все жили дружно, после работы и учебы играли во дворе в волейбол, городки и другие игры. Дети зачитывались книгой А.Гайдара «Тимур и его команда». Хотели быть похожими на героев книги, подыскивали для себя работу по примеру тимуровцев. Оказывали помощь старикам и малышам. Стареньким людям носили воду из колодца, пилили, кололи дрова, мыли подъезды и убирали двор, иногда маршировали строем.

Война изменила их жизнь. Многие из мужчин уходили на фронт. Некоторые жильцы эвакуировались. Старшие братья и сестры работали на предприятиях, на рытье окопов. В здании школы №7, на пересечении улиц Рогожской и Климова, разместился штаб гражданской обороны. Всех школьников, - вспоминает Валентина Сергеевна Шорникова, - обязали пройти курсы по оказанию первой медицинской помощи, стали учить, как гасить зажигательные бомбы. С помощью взрослых мы очищали чердаки от мусора и хлама, натаскали песку, поставили бачки и наполнили их водой. Некоторых ребятишек привлекали к дежурствам на чердаках. Окна во всех квартирах и домах нужно было затемнить и заклеить стекла полосками бумаги.

Выполняли ребятишки и другие работы. А в школах продолжались занятия. После занятий по приказу нашего командира Галины Петуховой, мы собирали пустые бутылки, мешками носили на железнодорожную станцию и грузили в вагоны. Поначалу удивлялись: зачем бутылки? Нам разъяснили: бутылки заполняются самовоспламеняющейся жидкостью и на фронте они применяются в борьбе с танками врага.

Там, на станции мы встречали эшелоны с ранеными. Легкораненых сопровождали к госпиталям. Позже переключались на дежурство в госпитале, размещавшемся в 1-й Советской больнице.

В летне-осенний период работали на колхозных полях, сажали, пропалывали, убирали овощи. На усталость никто не жаловался. Твердо верили, что наш детский труд нужен для Победы!

В 1944 году Валентина Новикова (Шорникова) поступает в Ногинское педучилище. Оно размещалось в ту пору на Рогожской улице, где ныне налоговая инспекция. Первое, что запомнилось Валентине, это ежедневная норма по вязке перчаток, тапочек, шитью кисетрв. Выполняли девчата эти работы на уроках - лекциях. Одни вязали, шили, соседки рядом записывали то, о чем рассказывал учитель. Затем менялись занятиями. Готовили домашние уроки тоже сообща, часто бывали в госпитале, помогали раненым писать письма домой, выступали со стихами, выполняли роль нянечек.

В 1947 году она стала учительницей школы №2. Все 40 с лишним лет педагогический работы совмещала с активной общественной работой. И ныне этот «тимуровский дух» живет в ее сердце. Она - председатель ревизионной комиссии районной организации ветеранов войны и труда.

В. Грибов

 

 

ДРУЖИНИНА АВГУСТА НИКОЛАЕВНА

 

По окончании Московского медицинского института в 1932 году - ординатор в 1-й Советской больнице. Под патронажем Г.В.Хандрикова проходит хорошую практику лечения больных.

С началом Великой Отечественной войны А.Н.Дружинина возглавляет травматологическое отделение. Ее уважают за высокий профессионализм, беззаветную преданность своему делу. Много времени и сил отдавала она совершенствованию квалификации молодых врачей и среднего медперсонала.

С 1953 года А.Н.Дружинина - главный хирург Ногинского района. Была депутатом Ногинского городского Совета.

Награды - ордена Ленина и Знак Почета. Почетный гражданин города Ногинск.

 

 

РОМАНОВЫ

 

В январе 1941-го пришел в нашу милицию по путевке комсомола Николай Федорович Романов, отслуживший действительную службу в войсках НКВД. Видимо, понравилась ему эта беспокойная, подчас опасная работа по охране жизни людей, борьба с нарушителями порядка. Назначили его командиром взвода.

Вскоре энергичного взводного избрали секретарем комсомольской организации. Оживилась общественная работа. Молодые сотрудники милиции стали активнее заниматься спортом, изучать родной край. Но грянула война, и многие ушли в армию. Пытался это сделать и Николай Федорович, однако последовал ответ: «Ваш фронт здесь, в тылу. Предстоит нелегкая борьба с нарушителями законности, провокаторами, вражескими шпионами».

Взамен ушедших в милицию пришли девушки и женщины. Пришлось их обучать огневой и строевой подготовке, несению милицейской службы. Кроме обучения Николай Федорович выполнял задания по охране народного добра, особо важных объектов в городе и районе. Если в первое время правонарушителей не было, то на второй год число их резко возросло. Особенно много стало краж.

Н.Ф.Романов, переведенный к этому времени в уголовный розыск, обязан был заниматься с малолетними правонарушителями. А их было немало. Дети, матери которых трудились на предприятиях по многу часов, а отцы были на фронте, остались без должного присмотра, да еще полуголодные. И они воровали продукты, деньги, лазили по квартирам. Работники милиции, поймав такого правонарушителя, нередко ограничивались воспитательными беседами. «Бывало, объяснишь такому «преступнику», что, воруя у бабушки продовольственную карточку, он обрекает ее на голодную смерть, расплачется. Клянется, что больше не будет, что очень хотел есть, - вспоминал Николай Федорович. - Отпустишь его с миром, да еще и кусок хлеба дашь».

Но бывали дела посерьезнее. Однажды у Монинского аэродрома (Монино тогда входило в черту Ногинского района), оперативники задержали четырнадцатилетнего подростка, прибывшего из оккупированной Смоленской области, завербованного немцами. Соблазнили его, как выяснилось, тем, что разрешили играть с оружием и хорошо кормили. Подростка обнаружили, когда он, сидя в кустах, записывал вылеты наших самолетов. Малолетний шпион так напугался, что сразу же во всем чистосердечно признался, раскаялся и как несовершеннолетний был прощен. Немало было и других случаев, когда Романов и его товарищи по службе участвовали в поимке настоящих шпионов, в задержании расхитителей народного добра.

С 1943 года Н.Ф.Романов - в Москве, в аппарате областного управления НКВД, начальник отделения. С повышением по службе прибавилось и много новых хлопот - розыски и задержания преступников, нередко с риском для жизни.

В послевоенные годы Николай Федорович был начальником отделений милиции в Купавне, Электростали, в Глухове, возглавлял Ногинский уголовный розыск. В 1963 году заместитель начальника Ногинского УВД по оперативной части майор Н.Ф.Романов ушел на пенсию. Недавно его не стало.

Любовь к трудной и опасной работе в органах милиции Николай Федорович сумел передать своему сыну Виктору - работнику следственного отдела. Ныне Виктор Николаевич Романов, в звании подполковника, находится на заслуженном отдыхе. Службу в милиции теперь продолжают внуки Николая Федоровича - Сергей и Николай Романовы. Сергей - капитан, Николай - старший лейтенант.

Основатель милицейской династии Николай Федорович Романов награжден орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, многими медалями.

В. Грибов

 

 

БЫСТРИЦКАЯ НИНА АЛЕКСЕЕВНА

 

Дочь ссыльного революционера, впоследствии эмигрировавшего в Швейцарию.

Окончила Санкт-Петербургский университет. Служила в дивизионном лазарете.

С 1918 года Н.А.Быстрицкая работает в богородской больнице.

В августе 1941 года с госпиталем №2926 эвакуировалась из Ногинска в киргизский город Ош. Через год вернулась обратно и снова работала в 1-й Советской больнице.

Награждена орденами Ленина и Знак Почета.

Т. Сверчкова

 

 

ЮНОСТЬ, ОБОЖЖЕННАЯ ВОЙНОЙ ...

 

- После окончания в 1951 году Второго Московского медицинского института, - рассказывает Нина Михайловна, - меня направили в мой родной город. Открывала здравпункт на заводе керамблоков, затем работала заведующей родильным отделением в больнице. Многие считают меня второй мамой - им помогла родиться на свет. И радуюсь, когда на улице вижу счастливую маму с новорожденным...

Когда началась война, я училась в школе №32. Мой отец, Калинцев Михаил Сергеевич, был в эти годы директором завода «Электроугли». И я переживала за все дела на заводе, знала, как самоотверженно трудился заводской коллектив. Старалась не огорчать отца. Хорошо училась.

Во время школьных каникул нас, подростков, посылали в колхоз на разные работы. Работали на торфоразработках у деревни Полтево. В брезентовых сапогах-бахилах месили массу в воде ... Переживали за все. И очень старались делать ответственно порученную работу. Ходили в лес, пилили дрова. А когда здание нашей школы занял госпиталь, учащиеся взяли шефство над ним. В школе была хорошая художественная самодеятельность. Мы выступали перед ранеными с концертами, помогали писать письма их родным, читали последние известия с фронтов...

Несмотря на трудности и голодное время, мы с оптимизмом смотрели в будущее, верили в победу. Все мы были комсомольцами. И молодежь, подростки, юность которых обожгла война, были очень искренними, патриотичными, честными, трудолюбивыми. Помогали, ободряли друг друга. Горевали, получая похоронки на выпускников нашей школы. И в то же время радовались новому платью, сапожкам. И радость была, и боль, и слезы. Мы находили время, чтобы сходить на танцы, на свидание, влюблялись. И сейчас, несмотря на свой возраст, я продолжаю работать. Потому что очень люблю свою профессию, не мыслю себя вне ее. Своей судьбой довольна, другой судьбы не желаю. Люблю свой город. Каждый дом здесь знаком, каждое дерево, каждая тропинка. Иду по улице и радуюсь. Если встречу знакомого, поговорим или просто поздороваемся, настроение поднимается на целый день...

Вырастила сына и дочь. Четыре внука у меня и три правнука.

Хочется отметить своих коллег-ветеранов. У нас был очень дружный коллектив. Это Сухов Евгений Николаевич, детский врач, Носова Вера Александровна, Семенова Ираида Павловна и многие другие врачи и медицинские работники.

Много наград у меня за безупречный труд, за хорошие показатели в работе. Главная из них - орден Знак Почета, которая ко многому обязывает.

 

 

«ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ!»

 

Дверь бесшумно отворилась, и в класс вошел человек лет пятидесяти пяти в роговых очках, через которые смотрели приветливые глаза. Это был Василий Васильевич Крымов - учитель математики. Шестиклассники вставанием приветствовали любимого учителя. Один из ребят вышел вперед. «Дорогой Василий Васильевич, - сказал он в наступившей тишине, - поздравляем вас с высокой государственной наградой! Желаем счастья, здоровья, долгих лет жизни». Учитель поблагодарил учеников. Урок начался.

В перемену шестиклассники и учащиеся из других классов окружили учителя. «Поздравляем, Василий Васильевич! Поздравляем!..» - слышалось с одной стороны. «А как хорошо, что вас наградили, Василь Васильич», - слышалось с другой. А Василий Васильевич улыбался: ему хотелось сказать что-нибудь ласковое своим питомцам, но не было слов. Трудно подобрать их в такие минуты!

Около четверти века Василий Васильевич Крымов занимается педагогической работой. Через его руки прошли сотни детей, разных по характеру, по интересам. Всем им надо дать твердые знания, помочь в становлении характера. И опытный педагог не жалел сил для этого. Сотни из его бывших учеников закончили высшие учебные заведения, стали инженерами, врачами, военными.

Несколько бывших учениц работают вместе с Василием Васильевичем. Взять Елизавету Алексеевну Кондакову. Кажется, совсем недавно стояла она у доски, доказывала теоремы, решала алгебраические задачи. Теперь Елизавета Алексеевна учит сама. Она рассказывает старшеклассникам о Древней Греции, крестовых походах, об Отечественной войне 1812 года, о нашей истории. Бывшие ученицы Молодцова и Горячева, окончив педагогический институт, тоже пришли работать в свою школу. Многие из учеников Василия Васильевича избрали его предмет - математику - «Мать всех наук» - как часто говорит учитель о своем предмете.

А сколько из воспитанников учителя орденоносцев-фронтовиков! Это командиры Красной Армии - лейтенанты, капитаны, майоры. Бывший ученик Крымова Якушев - подполковник.

Василий Васильевич с большой охотой рассказывает о своих учениках, а его воспитанники с гордостью говорят о нем: «Мой учитель!»

Жизнь школы - это жизнь Василия Васильевича. «Вне школы нет у меня жизни», - говорит он. Вместе со всем коллективом Крымов переживает все трудности военного времени. В школе были перебои с топливом. Василий Васильевич сам ездил за торфом на торфяные болота. Летом вместе с учениками помогал колхозам. Когда учителя и учащиеся решили своими силами отремонтировать школу, Василий Васильевич пилил лес для ремонта здания, красил парты.

Государство наградило учителя В.В.Крымова орденом Трудового Красного Знамени. Высокая награда. И получена она по праву.

А. Ковалкина.

«Голос рабочего»,

26.12.44 г.

 

 

ЮНАЯ САНИТАРКА

 

Любовь Антоновна Меркулова-Калашникова - потомственная глуховчанка. Мать - ткачиха, отец - разнорабочий. Кроме нее, в семье было еще двое детей - младшие братья.

Вот что она рассказала о своей нелегкой, но интересной жизни.

- Слово «война» я услышала, как и все, 22 июня 1941 года. По тому, как вели себя родители, поняла, что случилось страшное. Отец держал себя спокойно и только временами подзывал нас к себе и гладил по голове, ласкал. Он предчувствовал, что предстоит скорая разлука, и она не заставила себя ждать.

Мать работала на фабрике. Работала помногу, и мне приходилось заменять маленьким братишкам и отца, и мать. Стало не до учебы в школе. Жили по карточкам, впроголодь, того, что давали, не хватало. И я решила пойти работать санитаркой в госпиталь. Он находился в школе №10. Начальник госпиталя Наум Морозович Воронин посмотрел на меня, улыбнулся и сказал:

- Какая же ты маленькая. - Но на работу взял - санитарки были очень нужны.

Направили меня в перевязочную. Медицинские сестры Полина и Зоя уже имели опыт и стаж работы. Особенно Полина. Она была знающая и требовательная, с меня спрашивала без всяких скидок. «Мы обслуживаем раненных бойцов и офицеров, которые отдали свое здоровье за нас с тобой, за нашу Родину. Постоянно помни об этом», - говорила Полина. И я всегда помнила.

В госпитале мне стали давать рабочую карточку, и я гордилась этим.

Работы было много. В иные сутки даже поспать, как следует, не удавалось, и я очень уставала. Много было тяжелораненых. В палатах стоял стон. Он терзал мое детское сердце.

Я садилась к покалеченным воинам, успокаивала, как могла: «Все будет хорошо, все у вас заживет, - говорила я. - Вот скоро кончится война, разобьют немецко-фашистских захватчиков и не будет больше слез и страданий». Бойцам становилось спокойнее и легче от этих моих детских слов.

Госпиталь стал для меня вторым домом. Про основной дом тоже не забывала, а там были мои младшие братья, за ними надо было присматривать. Мать уставала, приходила с работы поздно. Она сильно переживала за отца, часто заглядывала в почтовый ящик, но писем там не было.

Но вот однажды, прихожу домой, а мама и говорит: «Люба, пляши! Нам письмо от отца». И я плясала, несмотря на усталость. Потом читала вслух письмо и плакала от радости.

После слов: «Сегодня идем в бой» мама тяжело вздохнула, и по щекам ее потекли слезы.

Потом мы долго не получали писем от папы. И каждый раз, когда привозили новую партию раненых, я заглядывала в машину, надеясь увидеть отца. Но его не было.

Шли дни. Я многому научилась, мне начали доверять перевязки. Однажды поручили сделать ванночку тяжелораненому Ивану Закирко - он очень стеснялся меня. После перевязки я повезла его в палату. Он взял мою руку и сказал: «Любочка, теперь все у меня скоро заживет». А я с трудом сдерживала слезы, думала: как же человек будет жить без обеих ног и правой руки?

Сколько было ликования, когда пришла долгожданная Победа! Бойцы в палатах кидали вверх подушки, радовались как маленькие дети.

А мы дома ждали отца, все мечтали, как будем его встречать. Но вместо этого получили извещение: «Пропал без вести».

Я закрывала лицо руками и заливалась слезами, когда видела, как соседи встречали с войны родных и близких. Мама тоже плакала.

Началась мирная жизнь. Все стало налаживаться. Мать немного успокоилась, в 1947 году отменили карточки на продукты и товары. Жизнь стала заметно улучшаться, особенно когда началось ежегодное снижение цен.

Как мне было ни жаль, с госпиталем пришлось расстаться. Его перевели куда-то, а уезжать из Ногинска я не захотела. «Прощай, Любаша!» - кричали мне друзья и бойцы, когда эшелон тронулся. А у меня слезы лились из глаз - так тяжело было расставаться с людьми, с которыми пережила военное лихолетье.

С тех пор прошло много лет. В День Победы работники бывшего госпиталя встречаются в Ногинской средней школе №10, вспоминают те далекие годы. Все постарели. Многих уже нет в живых. И мы, кому больше повезло, ходим к их могилам, приносим цветы...

Долгие годы Любовь Антоновна Калашникова проработала на Ново-гребенной фабрике, а ее муж - на Отделочной ситцепечатной. Веселая, отзывчивая, она много времени отдавала художественной самодеятельности, была активной общественницей, имела много поощрений. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В. Успенский

 

 

ДЕТЯМ БЫЛО ТРУДНЕЕ

 

Родилась 27 мая 1914 года в Ногинске. В 1933 году окончила Ногинский педагогический техникум. Работала учительницей начальных классов в Истомкинской школе №12, а с 1937-го и до 1972 года - в школе №14.

- В войну всем было нелегко, но труднее всего, мне кажется, было детям, - начала свои воспоминания Елена Васильевна Россихина. - Им бы поиграть побольше да поесть получше. А всего этого у них оказалось в обрез. Мы, учителя, как могли, старались облегчить их жизнь. В школе ученикам давали дополнительно по кусочку хлеба, а иногда даже печенье. Хорошо была налажена общественная работа. В Доме пионеров (он находился за почтой) работали разные кружки. Особым энтузиазмом там выделялся балетмейстер Николай Иванович Смирнов. Под его руководством большая группа наших мальчиков подготовила хореографическую программу, с которой они выступали в школах и в самом Доме пионеров. Без их танцев не проходило ни одно торжество.

Еще любили наши ребята литературный кружок. Читали книги, проводили собеседования, которые проходили интересно, занимательно.

Летом в школе был организован «Пионерский лагерь». Ребят немного подкормили, они ходили в походы, в теплое время купались в Клязьме. А с наступлением осени помогали колхозникам в уборке урожая, за что получали овощи, которые поступали в столовую. Школьников мы жалели, их не посылали на рытье окопов и противотанковых рвов. На эти работы по очереди отправлялись педагоги.

Окончилась война. Школа начала организовывать поездки в московские театры, в Дом Красной Армии. Учителя делали все возможное для того, чтобы подготовить ребят к большой жизни.

В моей семье произошло радостное событие. Вернулся с войны мой муж Михаил Петрович Ефремов. Весь израненный, контуженный, инвалид войны 1-й группы. Жили трудно, но дружно. К сожалению, муж прожил недолго.

У нас выросли две дочери - Маргарита и Ирина. Первая окончила педагогический институт, работает в школе №1, вторая - Московский медицинский, педиатр. Есть внучка и внук.

Елена Васильевна Россихина награждена медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», ей присвоено почетное звание «Отличник народного просвещения».

 

 

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО ...

 

В период войны актеры Ногинского драматического театра порадовали зрителей спектаклями: «Нашествие», «Песнь о черноморцах», «Васса Железнова», «Женитьба Белугина», «Поздняя любовь».

В 1944 году основная часть труппы Ногинского драмтеатра была переведена в разрушенный оккупантами город Брянск, дав там новую жизнь областному театру. Но в Ногинске творческая жизнь не замирала. Через год в городе действовал обновленный театр.

 

 

ИВАНОВА ЛЮБОВЬ НИКОЛАЕВНА

 

В годы войны работала учителем истории в средней школе №53 в деревне Ново-Сергиево. «После занятий, - вспоминала Любовь Николаевна, - приходилось помогать колхозу. Мужчины ушли на фронт, вся работа легла на плечи женщин и подростков. Зимой вывозили на поля торф и навоз, летом выращивали картошку и капусту, заготавливали сено.

У Любови Николаевны сохранилась заметка, опубликованная в районной газете «Голос рабочего» от 8 февраля 1944 года.

 

ТОРФ ВЫВОЗИТСЯ НА ПОЛЯ

«В воскресенье, 30 января, колхозники Ново-Сергиевского колхоза дружно вышли на заготовку торфа для удобрений. Укладывали в кучи, покрывали их навозом и утрамбовывали. Большую помощь в этой работе оказали учителя школы №53 Л.Н.Иванова, К.П.Чуина, С.С.Емельянова. На заготовку торфа они организовали и учеников. Всего за день было вывезено 30 тонн торфа и 11 тонн навоза.»

 

В вечернее время и в праздники Любовь Николаевна работала в клубе - читала лекции, вела кружки. Вот еще одна выдержка из той же газеты «Голос рабочего» от 25 января 1944 года:

 

«В ноябре прошлого года в Ново-Сергиевском колхозе открылся Красный уголок. В нем проходят читки газет, работают драматический и агротехнический кружки... Красный уголок посещают не только ново-сергиевские колхозники, но приходят сюда и из деревень Ново, Боровково, Щекавцево.

Большую помощь в работе Красного уголка оказывают учителя, особенно Л.Н.Иванова».

 

Учительница истории Любовь Николаевна Иванова была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

 

 

УЧИТЕЛЬ, ПЕРЕД ИМЕНЕМ ТВОИМ ...

 

БОГОЛЮБОВ Сергей Константинович - почетный гражданин города Электроугли, Заслуженный учитель Российской Федерации, любимый преподаватель всех выпускников электроуглинской школы №32 и Кудиновского машиностроительного техникума, в котором проработал много лет. Стаж его педагогической деятельности - 60 лет (1933-1993 гг.). Награжден орденом Трудового Красного Знамени, двенадцатью золотыми медалями ВДНХ, Почетными грамотами. Автор более чем 50 научных печатных трудов по инженерной графике, задачников, учебников по черчению, учебных плакатов и атласов. Некоторые его труды издавались за рубежом.

В наши края Сергей Константинович приехал в 30-е годы из Рязанской области. Преподавал на рабфаке и в школе №32. А когда во время войны был создан Кудиновский машиностроительный техникум, перешел туда и проработал полвека.

- Многие из тех, кто учился у меня, - рассказывает Сергей Константинович, - стали директорами, командирами производства, офицерами, видными военачальниками. Колдунов Александр Иванович, легендарный летчик, дважды Герой Советского Союза, Главный маршал авиации, учился у меня. Богатырев Николай, летчик, во время войны сбивший немало самолетов противника, мой бывший ученик. Он погиб в 19 лет. В нашей школе учился Осташев Евгений, бывший руководитель полетов на Байконуре. Евгений погиб во время испытаний космической техники. Всех не перечислишь...

В нашем городе Сергей Константинович живет более 60 лет, недавно у него был юбилей - 90-летие со дня рождения. Несмотря на почтенный возраст, ведет большую общественную работу, встречается со своими выпускниками, ветеранами войны. Без преувеличения - это человек-легенда, он все время в движении, всегда куда-то спешит.

Сергей Константинович преподавал в нашей школе черчение и рисование. В 1938 году я училась в пятом классе. Помню, вошел к нам новый учитель, с первого же урока заворожил всех детей. В суровые годы войны он поддерживал нас, много рассказывал о положении на фронте, о нашей Родине. Прививал любовь к труду, к своему краю.

За что любят в Электроуглях Сергея Константиновича, за что уважают?

- Не знаю, - говорит он. - У меня нет врагов. Никто не скажет обо мне плохого слова. Встречаются пожилые люди, здороваются - мои бывшие ученики. Тогда им было по восемнадцать, сейчас по семьдесят. И их дети у меня учились. И даже дети их детей.

Ветеранов, прошедших дорогами войны, - продолжает старый учитель, - и тех земляков, которые погибли, заслуженно можно назвать героями. Давайте не забывать о них. Молодежи я бы пожелал беречь традиции старших поколений, делать все, чтобы наш город был еще лучше и краше. В труде и согласии мы переживем трудное время.

Е. Благодарева

 

 

ПЕДУЧИЛИЩЕ В ГОДЫ ВОЙНЫ

 

Осенью 1941 года в здании педагогического училища разместили госпиталь. Педучилище перевели в школу №4, затем - в здание школы-интерната для глухонемых детей. Занятия возобновились только в начале 1942 года. Отсутствие топлива, холодные помещения, нехватка кадров осложняли организацию учебных занятий.

Ряд преподавателей и учащихся ушли на фронт. Надели солдатские шинели директор училища Гладких Г.Г., преподаватели Першин Ф.С., Старичков С.И., Люльчев А.М., Сазонтов В.С., Карасев С.В., Кузнецов.

Первые уроки начинались со сводок СОВИНФОРМБЮРО, читали письма с фронта преподавателей, выпускников, родных учащихся.

Много сил и времени отдавали труду, на строительстве оборонных сооружений, собирали средства на постройку танков и самолетов, теплые вещи и подарки для Красной Армии. Комитет комсомола организовал дежурство учащихся в госпитале, проводили читки газет, книг, организовывали концерты. Учащиеся и преподаватели работали на заготовке дров, на училищном огороде. Овощи с огорода шли в студенческую столовую. В 1943 году в училище были открыты десятимесячные курсы по подготовке учителей биологии и русского языка для семилетней школы. Большинство учеников получили направление на работу в освобожденные районы Московской области.

Самоотверженный труд учителей в годы Великой Отечественной войны получил высокую оценку правительства: многие работники народного образования награждены орденами и медалями. Орденом Трудового Красного Знамени был награжден завуч педагогического училища Спасский А.А., директор училища Пастихин В.Д., преподаватели Быкова Н.Е., Тяпушкина Л.Н., Судоргин Н.Ф., Русинова В.А. - медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

 

ЧЕРВЯКОВА ЗОЯ НИКИТИЧНА

 

Родилась в Глухове в 1924 году. Окончив школу, пошла работать в Глуховский туберкулезный диспансер.

Война забрала медицинские кадры, а ухудшение питания вызвало заболевания туберкулезом и детей, и взрослых. В диспансере не хватало врачей, медицинских сестер, да и нянечки не очень хотели работать в туберкулезных отделениях.

- Я старалась освоить все, - говорит Зоя Никитична. - Мне помогали наши врачи - Павел Степанович Аксенов, Нина Васильевна Петрова. Пришло время, я стала заменять медсестер.

Ежедневно, в любую погоду шла по всем адресам наших больных, выполняя указания врача, раздавала лекарства, делала уколы, выслушивала жалобы, успокаивала.

А тут с фронта стали поступать ослабленные туберкулезом солдаты. Помню, как пришел на прием Николай Никитич Козлов с тяжелой формой туберкулеза. Лечили его долго. Многих помню... С какой радостью встречали они меня тогда и встречают теперь. Вот Владимир Васильевич Терентьев. Он из тех, кто выздоровел и живет по сей день. Больные всегда называли меня родной сестрицей. А выздоровев, уезжали и писали письма - добрые, хорошие. Присылали стихи.

Зоя Никитична 36 лет проработала в туберкулезном диспансере и в 1978 году ушла на заслуженный отдых.

Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», отмечена многими Почетными грамотами, благодарностями, ценными подарками.

Т. Сверчкова

 

 

ПОКА ЖИВУ, НЕ ЗАБУДУ

 

В октябре 1943 года меня приняли в комсомол. Комсомольский билет храню до сих пор вместе с документами, письмами и фотографиями родных военной поры. Держу в руках серую книжечку с силуэтом Ленина на обложке и вспоминаю все, что было тогда в родной деревне Исаково.

Первое потрясение в моей жизни - сообщение по радио о начале войны. Вмиг повзрослели дети, перестали смеяться и играть. Никто не знал, как долго продлится война, какая она будет жестокая, но все поняли, что случилось непоправимое. С сосредоточенным вниманием прислушивались мы к сообщениям по радио. Вскоре в небе появились вражеские самолеты. Из черной тарелки, висевшей над комодом, каждый вечер доносилось: «Внимание! Внимание! Воздушная тревога!» Надо было быстро прятаться, уходить от домов к речке, к ямам. До сих пор сквозь годы вижу вереницы мужчин, которые с первых дней войны уходили на фронт. За ними шли матери, жены с грудными детьми на руках, сестры...

Война, боль, юность. Похоронки, слезы, голод. Но надо было жить, работать, учиться и ждать.

Какими мы были, мальчишки и девчонки 40-х годов? Наше поколение, прошедшее испытание войной, было очень патриотичным и бескорыстным. В каждом жила беспредельная преданность Родине, готовность внести посильный вклад в разгром врага. Фронт и тыл, тыл и фронт в то время означали одно: все дела и поступки, учебу и работу, жизнь, в конце концов, нужно отдать победе.

Училась я в электроуглинской школе №32, совсем близко от деревни Исаково, которая сейчас входит в черту города Электроугли. В сороковом году мы справили новоселье: двухэтажная школа из розового кирпича с просторными светлыми классами, с актовым и спортивным залами, а также подсобными помещениями казалась нам сказочным дворцом. По случаю начала нового учебного года и новоселья построились на торжественную линейку. Стоим, не шелохнувшись, слушая обращенные к нам слова директора школы Богачева Николая Ивановича, этого необыкновенного человека и хорошего учителя. Он директорствовал в школе в годы войны и после нее.

Запомнила и торжественную линейку перед экзаменами. Как радовались мы весне, солнцу, цветению природы. Юность, мечты, грезы...

В деревне Исаково на полях колхоза имени Кирова работали женщины, старики и дети. Школьники в летние каникулы наравне со взрослыми пахали, сажали, пропалывали сорняки, косили, сушили сено, работали в тепличном хозяйстве, которым руководила знатная ударница колхоза Зорина Мария Александровна. Ее четыре сына, командиры Красной Армии, находились на фронте. Трое из них погибли. Эта замечательная женщина, несмотря на похоронки, находила в себе силы работать, учить подростков любить труд, землю, Родину. Учила доброте, человечности, любви к людям.

Враг рвался к Москве. До сих пор перед моими глазами заклеенные крест-накрест бумажными ленточками стекла окон. Помню плач женщин, получивших похоронки, холод, голод.

Учебный год в школе начался не 1 сентября, как обычно, а 15 ноября. Здание нашей новой школы заняли под госпиталь. А мы учились в старых холодных помещениях. Сидели в пальто. А во время перемен бежали к единственной в коридоре печке, чтобы отогреть руки.

Уроки начинались с сообщений сводок о положении на фронтах. Приходили похоронки на выпускников нашей школы. Коля Богатырев, Юра Базаров, Коля Былин-кин, Слава Смазнов... Читали письма с фронта.

Два дня в неделю по шесть уроков в расписании значилось военное дело. Учились собирать и разбирать винтовку, стрелять, метать гранаты, ходить строем. На уроки санитарного дела к нам в класс приходила врач Добрынина Юлия Алексеевна, которая приносила бинты, жгуты, различные склянки и учила, как оказывать первую помощь пострадавшему, раненому. За счет сокращения других предметов были увеличены уроки по немецкому языку. Некоторые учащиеся втайне мечтали бежать на фронт.

Комсомольские собрания в школе проводились до уроков или после, как планерки. Они были краткими. Без докладов и споров. Ставилась задача: сегодня - заготовка дров. Для больницы, госпиталя, детского сада нужно топливо. Задача воспринималась, как приказ: шли с пилой и топором в лес, по колено в снегу. Сами валили дерево, обрубали сучья на нем, пилили и укладывали в штабеля. Норма - по кубу на двоих учащихся. Было трудно. Ведь некоторые не держали ни пилу, ни топор в руках. Помогали друг другу.

Старшеклассники ходили на дежурство в госпиталь, выступали с концертами перед ранеными, помогали им писать письма домой, вышивали платочки и кисеты... За счастье считали пойти в госпиталь на дежурство. В те годы было особое уважительное отношение к человеку в военной форме. Некоторые умудрялись ходить на свидания, на танцы...

Радио тогда не выключалось. Слушали сводки «От Советского Информбюро...» Все время хотелось есть. Нам, учащимся, в школе каждый день выдавали по 100 граммов черного хлеба. С каким нетерпением мы посматривали на дверь во время уроков, когда она откроется, и нянечка на подносе принесет нам по кусочку хлеба. А во время летних каникул, работая в колхозе, мы подкармливались на грядках, прореживая морковку, украдкой рвали зеленые помидоры, ели щавель.

...Навсегда в памяти остался день 9 мая 1945 года. Победа! Трудно передать ликование людей, которых собралось много. Плакали от радости, обнимали друг друга. Ликование невообразимое!.. И только матери, стоявшие у своих калиток, застыли в скорби и печали. Осиротевшие матери. Они остались в моей памяти навсегда. Они постоянно в выходные дни и в праздники стояли, как изваяния, глядя вдаль. Столько боли во мне накопилось за все годы при виде этих матерей, что трудно было дышать. Трудно было вообще о чем-то думать.

И тогда я пошла по домам, стала собирать фотографии погибших, их письма, записывать воспоминания родных, многое и сама помнила. Сделала стенд, на котором запечатлены мои погибшие односельчане. Молодые парни, мальчишки и отцы семейств. Всех их помню в лицо. Всех их помню поименно. Они стали для меня родными. Роднее родных.

Сейчас в Исакове стоит обелиск, на котором высечены золотом имена погибших. Их 65. Танкисты, пехотинцы, летчики, пограничники, командиры и рядовые. Некоторые не успели сфотографироваться в военной форме. Фотографии собирала долго, некоторые переснимала с любительских, общих фотографий. Сделала увеличенные портреты, с которыми выходят школьники на митинг в День Победы. Сюда приходят родные и знакомые с цветами. Среди погибших мой брат-пограничник Вдовин Михаил, моя сестра Вдовина Мария, расстрелянная в Бресте вместе с маленьким сыном Валериком и свекровью. Среди 65 фамилий на обелиске и семь моих двоюродных братьев: Смазновы Петр, Виктор, Михаил, Николай, Вячеслав, Владимир и Скомсков Анатолий. А также друзья моих старших братьев и сестер, мои школьные друзья, выпускники нашей школы. Для меня они все - одна семья. Хочу, чтобы их помнили все.

Три раза ездила в Брест. Незадолго до смерти мать просила привезти землю из Бреста на ее могилу. Она всю жизнь ждала Машу и не дождалась.

До сих пор не дает мне покоя боль матерей. 120 домов до войны было в Исакове. 65 погибших. Иду по улице и вглядываюсь в окна. И словно вижу наяву: здесь живет тетя Таня, а в этом доме - тетя Наташа, тетя Настя... Собрала больше ста фотографий матерей моей деревни Исаково. Во время митингов у стенда матерей «Да разве об этом расскажешь, в какие ты годы жила?» собираются толпы родных и знакомых, всматриваются в лица, восклицают: «Ой, это же тетя Лена!» «А это тетя Маша...» А рядом - стенд «Односельчане» с фотографиями их сыновей и мужей, у которого собираются большие группы людей. Вспоминают тех, кого с нами нет. Кто отдал жизнь за Родину!

И мы не вправе о них забывать. Надо помнить о той страшной войне и рассказывать детям, чтобы тоже помнили. И делать все от нас зависящее, чтобы та страшная война не повторилась, а над миром небо было ясное. И чтобы радовались и улыбались дети.

Вспоминая те годы, испытываю смешанное чувство радости и боли. И чувство гордости за свой край, за свой народ.

Е. Благодарева.

 

 

С ТОЛСТОЙ СУМКОЙ НА РЕМНЕ

 

Антонина Степановна Куропаткина (девичья фамилия Сазонова) живет в нашем городе с 1939 года.

Родилась она в Рязанской области, в небольшом селе Спешневе Новодеревенского района в 1921 году. Рано лишилась родителей, шесть лет прожила в детском доме, где окончила неполную среднюю школу.

В Ногинск приехала на работу. Приняли ее в Глуховское отделение связи почтальоном, дали место в общежитии в центре города. Находилось общежитие в подвальном помещении. Сначала в комнате жили 17 человек, потом 10.

В Глуховском отделении было шесть участков и столько же почтальонов. Там Антонина Степановна проработала до начала великих испытаний. Грянула война. Мужчины один за другим уходили на фронт. И осталось только три почтальона на все Глуховское почтовое отделение. Рабочий день начинался рано утром. Пешком шли на вокзал, получали корреспонденцию в мешках, несли все на центральную почту на сортировку, а затем шли на доставку.

Обслуживала она жителей Англичанской, Кутузовской, Брюсовской (Интернациональной), Молодцовской казарм, Глуховский рабочий клуб, Бумаго-прядильную, Крутильно-ниточную, Ткацкую фабрики, дома Урицкого, Володарского, 8 марта, Буденновскую и Октябрьскую казармы.

Иногда приходилось нести корреспонденцию и на Починковское шоссе во все рубленые и щитовые дома. Ходила в Жилино, Горки, Рузино, Бабенки.

Каждый день, с утра до вечера, пешком, пешком, пешком. Машину не давали, автобусов не было: До темного вечера работала. Город, Глухово, деревни не освещались, окна были зашторены темными тканями. Полная мгла. Но никто ни разу не обидел. Хулиганов не было.

Приходилось ночевать на почте в Глухове. В одном здании было почтовое отделение и отделение милиции.

Трудно приходилось зимой. Холодно. Одета плохо. Телогрейка, матерчатые бурки и литые калоши. Кстати, телогрейки и бурки шили на Глуховке, в отделе снабжения. Радовалась, когда сумела купить литые калоши. Ноги были в тепле и сухие.

В грязь, слякоть, под дождем изо дня в день из города через поселок Володарского шла через Клязьму в Глухово.

Несмотря на трудности, не сдавалась. Ни одного дня не пропустила. Выходные дни редко выдавались.

- Вспоминаю особо тяжелые дни, - говорила Антонина Степановна. - Иду однажды по коридору в казарме. Навстречу бегут ребятишки.

- Тетя Тоня, а письмо от папы принесла?

- Пишет, пишет. А сама еле сдерживаю слезы, потому что несу «похоронку».

Вхожу. В комнате холодно, кругом тряпье. С болью в сердце вручаю матери «похоронку». Крик отчаяния, плач и стоны детей...

Я ухожу, вытирая слезы.

Помню, как первые «похоронки» принесла Бурмистровой Любе - у нее погиб муж Андрей, оставив двоих детей сиротами. Это было уже в ноябре 1941 года. Вторую «похоронку» принесла в Англичанскую казарму о гибели летчика Кочеткова Григория. В доме Урицкого вручала «похоронку» о гибели Самоданова Арсения и Завьялова Сергея. Да всех слез и не пересчитать, не описать.

В семью Семеновых приносила три похоронки, погибли на фронте три брата...

И так каждый день. С утра несла на плечах большой мешок с письмами, газетами, журналами, а к вечеру шла с пустым мешком и ноющим сердцем, так как видела ежедневно людское горе и слезы.

Антонина Степановна Куропаткина проработала почтальоном до 1992 года. За самоотверженный труд награждена медалями: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», у нее много Почетных грамот и благодарностей от жителей за честный труд.

Ю. Федорова

 

 

ГОРОХОВА ТАТЬЯНА ТИМОФЕЕВНА

 

В 1940 году Татьяна Тимофеевна начала работать в Глуховской больнице и одновременно учиться на курсах медицинских сестер. До окончания учебы направлена заведующей Глуховским санпропускником.

С началом войны нагрузка на санпропускник возросла в несколько раз: в Ногинском районе формировались воинские части, личный состав которых обязан был пройти через обмывочный пункт и дегазационную камеру. Это не считая регулярных посещений всех работающих на комбинате.

- Понимали, что делаем важное дело, но хотелось большего, - вспоминает Татьяна Тимофеевна. - А потому не раз ходили в военкомат, просили отправить на фронт, защищать Родину. На фронт нас не отправили. Но дело нашлось: срочно подготовить под госпиталь школу №1. Под руководством опытных врачей Дмитревского, Балясова, Полозова за несколько дней все вымыли, вычистили, установили оборудование.

Не успели отдохнуть - ночью приказ: принимать раненых из Козельского госпиталя. Старшая медсестра Е.Ф.Князева, медсестры А.И.Федотова, Е.С.Судакова, К.И.Глашкова распоряжались, кого куда нести на носилках или вести в какие палаты. Справились и с этим делом. А дальше, вроде бы, лечитесь спокойно, дорогие наши воины. Но спокойно не получилось. Враг рвался к Москве. И снова приказ: погрузить всех раненых в эшелоны и отправить в тыл... Погрузили, отправили.

Новое распоряжение: всем комсомольцам бригады явиться с лопатами в Ногинск. Явились. Рыли окопы, противотанковые рвы. Был октябрь, потом ноябрь. Холодно. То дождь, то снег. Да и голодно. Одеты кое-как. Но духом не падали, не плакали, не жаловались. Знали одно: надо выстоять. И выстояли. Под Москвой Красная Армия всыпала немцам по первое число.

- Потом до самого конца войны, я работала медицинской сестрой Глуховской больницы,- сказала в заключение рассказа Татьяна Тимофеевна. - Встретила хорошего человека - Николая Горохова. Поженились. Вырастили сына Валерия и дочь Галину. Сын окончил техникум, работает в Черноголовке. Дочь - медицинская сестра в родильном доме.

В Глуховской больнице Т.Т.Горохова проработала 31 год. В 1972 году вышла на пенсию, но не перестала служить людям. Почти два десятка лет она активно работает на одном из участков уличного комитета города Ногинска.

Награждена медалями «За оборону Москвы», «Ветеран труда».

Т. Сверчкова

 

 

ТЕЛЕГРАФИСТКА

 

1941 год. Октябрь. Немцы под Москвой. Рвутся в столицу. Вера Соколова хотела уйти на фронт, но с ней даже разговаривать не стали: несовершеннолетняя.

Куда пойти работать? Близкие люди посоветовали: на узел связи.

- Телеграфисты не нужны? - робко спросила Вера молодую заведующую Зину Макарову, придя в отдел кадров узла связи.

- Сколько тебе лет?

- Шестнадцать.

Считай, что с сегодняшнего дня ты телеграфистка. Принимаем.

Вдруг распахнулась дверь, и в кабинетик вошел военный с двумя кубиками в петлицах на воротнике шинели.

- Где начальник узла? - спросил

- Куда-то вызвали. А в чем дело?

- От вашего узла десять человек должны сейчас отправиться рыть окопы за вокзалом.

- Куда явиться?

- В военкомат.

- Через полчаса будем там, - сказала Макарова. Военный вышел. Зина пытливо посмотрела на стоящую перед ней девушку.

- Считай, что с этой минуты ты уже на работе.

Вера догадалась, что нужно быстрее бежать за лопатой. Жила она с матерью недалеко от почты, на Советской улице, где сейчас новый ЗАГС.

Через час во главе с Зиной Макаровой группа девушек с лопатами и противогазными сумками через плечо подходила к военкомату.

Присоединились к большой колонне с других предприятий и пошли в сторону вокзала...

К обеду небо посветлело. Разорвались серые тучи, показалась синяя латка неба. Впервые над головой Вера увидела фашистский самолет с черными крестами на крыльях. Он не бомбил, а что-то высматривал как коршун. Сотни женщин затаили дыхание, провожая взглядами стервятника, который ушел в серые тучи.

На второй день Соколова с утра была уже в узле связи. Думала, что сегодня ей покажут телеграфный аппарат, и начнется обучение. Но вместо этого ее с другими комсомольцами отправили в колхоз на полку овощей. Поездки в колхоз, рытье окопов чередовались с занятиями на аппарате. Только когда землю сковал мороз, Вера Соколова самостоятельно села за телеграфный аппарат.

В ночь на седьмое ноября она приняла шифрованную телеграмму, которую надо было доставить в военкомат. Оставив вместо себя дежурную телеграфистку, вышла на улицу. Темень, хоть глаз выколи. Преодолела страх, добралась до военкомата.

А час спустя, выстукивала на аппарате ответный шифрованный текст.

Под утро выдалась свободная минута. Молчал аппарат, Вера взяла ножницы и принялась за неоконченную работу: резала газету на ровные прямоугольники - на них потом наклеивали телеграммы, специальной бумаги тогда не было. Потом застучал аппарат, снова пошли телеграммы - в горком, военкомат...

И так в лишениях, в тревогах, при постоянном голодании - четыре года, всю войну. Ни выходных, ни отпусков. Работали, сколько требовалось.

В мае 1945 года Вере Соколовой исполнилось двадцать лет.

Одной из первых в Ногинске она узнала об окончании войны. Приняв телеграмму о Победе, она крикнула со слезами на глазах.

- Девочки! Победа! Кончилась война!

Оставив вместо себя дежурную телеграфистку, Вера бросилась бежать домой к маме. Повисла у нее на шее и в первый раз за всю войну вдруг заплакала. Заплакала от счастья, вместе с матерью.

Шли годы. Двадцать лет В.В.Соколова просидела за аппаратом, была старшей телеграфисткой. А с 1978 года стала заведовать всем телеграфным участком. Сейчас, уйдя на пенсию, снова вернулась в комнату телеграфистов, за служебный стол.

- Сорок лет работы связывают меня с Ногинским узлом связи - говорит Вера Викторовна. - Накоплен богатый опыт, его надо передать молодежи. Нам нужны хорошо обученные кадры, мастера своего дела. В настоящее время приходится отправлять и принимать более 2,5 тысяч телеграмм. Хочется, чтобы при этом не было ни одной обиды, ни одной жалобы клиентов.

- Вы много испытали, много пережили. Скажите откровенно, чего вы сегодня особенно желаете? - спрашиваю Веру Викторовну.

- Чтобы не было войны.

Вера Викторовна открыла ящик письменного стола и показала нам фотографию молодого юноши в зимней морской форме.

- Сын, - сказала она со счастливой улыбкой матери. - В Ленинграде на морского инженера учится.

В. Деменков

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы