Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
30 июня 2016 года

Добровольцы, ополченцы Ногинского района в Великой Отечественной войне (1941-1945)

 

Добровольцы-ополченцы Ногинского района в Великой Оте­чественной войне (1941-1945). Черноголовка, «Богородский печатник», 2016, 112 с.

ББК 63.3(2)622

УДК 94(47).084.8

ISBN 978-5-89589-096-7

 

В книге впервые, по сравнению с изданными в 1994 и 1995 годах «Книгами Памяти», выделена информация о добровольцах, которые в первые дни июля 1941 года влились в ряды знаменитой 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. Прошло совсем немного времени и эта дивизия была признана штатной, а ополченцы стали бойцами строевых соединений. Тем не менее, стояла задача обратить внимание на сам факт добровольчества. Книга далеко не претендует на полноту представленных в ней сведений, работа будет продолжена совместно с молодежными и ветеранскими общественными организациями.

 

Составитель: Маслов Е.Н., г. Ногинск.

Издатель: Военно-технический музей (с. Ивановское, г.п. Черноголовка), генеральный директор Фомичев В. В.

Особая благодарность за помощь в подготовке издания:

Наталье Андреевне Назаровой, зав. отделом Ногинского горвоенкомата.

Георгию Васильевичу Ровенскому, краевед, г. Фрязино.

Необходимое предисловие

В первые дни войны более тысячи добровольцев из Ногинского района подали заявления «на фронт» и влились в состав знаменитой 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения. История народного ополчения и героическая, и трагическая. Поэтому память наша постоянно возвращается к событиям осени 1941 года. То, что именно в эти месяцы был надломлен стальной хребет фашистских войск, признавали высшие офицеры Вермахта – цвет гитлеровских войск, триумфально прошедший по Европе, полёг на подмосковной земле. Начальник штаба сухопутных войск Германии Гальдер уже в ноябре 1941 года сокрушался, что восстановить немецкую армию в прежнем виде уже не удастся.

Обратимся к истории народного ополчения. 26 июня 1941 года, вечером в Ставке Главного командования происходит совещание Сталина, Жукова, Тимошенко и Ватутина с целью выработать неотложные меры по обороне на участке Западного фронта. Здесь же впервые было упомянуто о народном ополчении. Жуков предложил для непосредственной обороны Москвы создать из ополчения 2–3 армии. А уже ночью в Кремле обсуждался вопрос создания народного ополчения. Оно, в процессе обуче­ния в течение двух месяцев, должно было участвовать и в строительстве оборонительных рубежей под Москвой.

В ночь на 2 июля Центральный Комитет ВКП(б) предложил местным партийным организациям возглавить создание народного ополчения, и в тот же день Военный Совет Московского военного округа принял постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение. Мобилизация и формирование частей проводились по территориальному признаку: каждый административный район Москвы формировал свою дивизию, которая доукомплектовывалась группами ополченцев из определённых районов Подмосковья. Предписывалось формировать дивизии за счёт мобилизации жителей в возрасте от 17 до 55 лет в срок с 3 по 5 июля в Москве и с 3-го по 6-е июля в Московской области. 40–50 процентов комсостава придавалось новым дивизиям из кадров округа, остальные командиры назначались из ополченцев. Началась подготовка дивизий.

Многие из ополченцев не подходили для фронтовой службы: кто по возрасту, кто по состоянию здоровья. Краснопресненская дивизия, кроме того, вобрала в себя большую часть московской интеллигенции – писателей, музыкантов, студентов и преподавателей учебных заведений, в том числе и МГУ, людей, прямо скажем, далеко не военных..

В 8-ю дивизию вошли семь батальонов добровольцев из Московской области: три батальона Коломенского и по одному батальону Солнечногорского, Ногинского, Загорского и Подольского районов. Ногинские ополченцы были в составе не только 1-го батальона, но и частью 2-го и 3-его. 6–9 июля в зданиях школ и клубов на Красной Пресне, отведённых под казармы ополченцев, собралось около 6 тысяч человек, которых стали распределять по трём стрелковым полкам, а также по дивизионам и спецподразделениям. В соответствии с приказом МВО добровольное формирование Красной Пресни получило наименование 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения в составе 22-го, 23-го и 24-го стрелковых полков и 8-го запасного стрелкового полка. Командиром Краснопресненской дивизии 2 июля был назначен комбриг Даниил Прокофьевич Скрипников. Свою воинскую службу он начинал ещё в царской армии, стал полным Георгиевским кавалером. Сразу же после революции вступил в ряды Красной Армии.

Приказом командующего МВО от 9 июля 1941 года все дивизии народного ополчения должны были вывести из Москвы в лагеря. 11 июля Краснопресненская дивизия вышла из Москвы. Два дня ополченцы провели в Архангельском, потом её полки разместились в лесу в районе Николо-Урюпина и Бузланова.

10 июля началось Смоленское сражение. Угроза Москве увеличилась, и 20-го июля вышло постановление правительства о создании Можайской линии обороны. Краснопресненская дивизия была направлена на её сооружение. С 23 июля она приступила к строительству рубежа западнее Рузы по линии Деменцево – Кривоногово – Милетино – Хотилово. 30 июля был образован Резервный фронт и Краснопресненская дивизия вошла в состав 32-й армии Резервного фронта. Приказом командующего 32-й армии она должна была переместиться дальше на запад и выйти на Ржевско-Вяземскую линию обороны. Под постоянными бомбежками дивизия понесла первые потери. Перемещаться приходилось по ночам. Немецкие самолёты ежедневно обстреливали и бомбили населённые пункты, места скопления людей и транспорта, высаживали диверсантов и десанты.

24 августа в штаб дивизии пришёл приказ НКО «О переводе дивизий народного ополчения на штаты и табеля действующей Красной Армии». Краснопресненская дивизия народного ополчения стала именоваться 8-й стрелковой дивизией. Полки и специальные подразделения получили общевойсковую нумерацию: 1299-й, 1301-й, 1303-й стрелковые полки, 975-й артиллерийский полк, 699-й отдельный зенитный дивизион, ­477-я отдельная моторазведрота, 863-й отдельный батальон связи, 460-й отдельный сапёрный батальон, 336-я отдельная рота химзащиты, 309-я автотранспортная рота, 222-я походная хлебопекарня. Дивизия вышла из ведомства Московского военного округа и стала стрелковой дивизией сокращённого состава НКО, как бы кадровой и, в то же время, совсем не кадровой. Большое количество непригодных к воинской службе или ограниченно пригодных, да ещё и не прошедших надлежащего воинского обучения, никак не позволяло причислить её к кадровой. В июле в составе дивизии народного ополчения было 5334 ополченца (в том числе из МГУ – 1065 человек). Позднее дивизия пополнилась призывниками из МВО, и к концу сентября в ней было 7 500 человек. 26 сентября дивизия была уже включена в состав регулярных войск Красной Армии, то есть, по сути, совсем перестала быть ополченской. В этой связи высшим командованием решено было заменить командира дивизии Скрипникова на кадрового командира, уже побывавшего в боях. Но новый командир так и не вступил в должность – Скрипников командовал дивизией до её гибели.

Резервный фронт занимал позиции во второй линии обороны Западного направления перед Москвой на расстоянии до 60 километров от Западного фронта, находящегося на передней линии. 32-я армия входила в Резервный фронт. Её 8-я стрелковая дивизия расположилась по Днеп­ру от Перстенок до Болдина. Но боевое крещение ей пришлось принять уже в составе 24-й армии Резервного фронта.

Боевые потери, значительно превышали немецкие,– героизм бойцов не спасал положения. Уже 26 сентября немецко-фашистские войска начали всеобщее наступление на московском направлении. Операцию с многообещающим названием «Тайфун» фашистские войска начали 2 октября, но еще до её начала и 24-я армия, и соседняя 43-я понесли большие потери. В результате мощного танкового удара немцев фронт 43-й армии был прорван. К 15 часам 2 октября немцы по Варшавскому шоссе углубились на 16 километров. Натиск немцев на 24-ю армию изменил планы нашего командования, и 8-ю дивизию было решено выдвинуть на переднюю линию.

В ночь на 4 октября, когда подразделения 8-й дивизии подходили к исходным рубежам, предназначенным для атаки по направлению на Варшавское шоссе, они неожиданно для себя столкнулись здесь с немцами. Командование Резервного фронта, оценив ситуацию, решило отказаться от удара, а силами 8-й стрелковой дивизии занять оборону на рубеже Мартыновка – Зубово. Командованию не было известно, что противостоять придётся 20-ому армейскому корпусу немцев в составе 15-й, 268-й, 78-й пехотных дивизий при поддержке около 30 танков из 4-й танковой группы. Каждая же немецкая пехотная дивизия имела в среднем по 15000 человек (в 8-й дивизии было всего 7500 бойцов).

Утром 4 октября гитлеровцы пошли в атаку. При таком перевесе сил буквально часы решили исход боя – в 8-й дивизии погибли многие командиры, оперативная часть дивизии и её обозы попали под удар ещё на подходе, бойцы остались без боеприпасов и питания. Дивизия полностью потеряла управление.

Наступление на 1303-й полк вела 15-я пехотная дивизия немцев. Это дивизия первой волны, то есть сформированная до начала войны (в 1939 году). Она участвовала в боевых действиях в Польше и в 1940 году на Западе. В июле 1941-го прибыла на Восточный фронт. Это была кадровая дивизия вермахта, имеющая огромный опыт ведения боевых действий. Именно 15-я пехотная дивизия имела задачу выйти в тыл 24-й армии и её подразделения быстро продвигались в северном направлении. 1301-й стрелковый полк имел контакт с другой пехотной дивизией немцев – с 268-й. Она и начала охват Краснопресненской дивизии с восточного фланга.

Напряжённо работал в этот день и медсанбат дивизии, расположенный в церкви Святого Николая Чудотворца в Уварове. Е.Е Вознесенская, бывший военврач 1303-го полка, вспоминала: «За первый день боя 4-го октября в дивизии было ранено 1200 ополченцев. Представляете – 1200!». Батальонные санинструкторы не щадили себя, пытаясь спасти раненых бойцов. Аня Белобородова, сама раненая, вынесла с поля боя 50 человек, Мария Гридина, тоже раненая, вынесла почти столько же. Лена Сазонова доставила в санчасть более 40 человек. Большинство раненых эвакуировали в армейский полевой госпиталь».

На участке 1-го батальона бой длился до вечера. С утра (5-го) немцы возобновили атаку на 1301-й полк, но были отбиты. За весь день больше не было сделано ни одного выстрела. Стало тревожно. Посланная разведка не вернулась. Вскоре пронеслось слово «окружение». Батальон двинулся в Уварово. В ночном бою под Уваровым погиб комбриг Д.П. Скрипников.

Немцы к 7 октября замкнули кольцо окружения в Вязьме, выстроив к востоку от кольца танковую стену. Выходить из окружения приходилось только группами по два человека или в одиночку.

Так ушла в небытие 8-я стрелковая Краснопресненская дивизия. Погибла почти вся дивизия. Бойцы дивизии дрались мужественно и стойко…

 

Не лишним будет еще раз обратиться к высказываниям Ф. Гальдера – вот цитаты из его дневниковых записей тех дней (цитируется по изданию: «Франц Гальдер. Военный дневник. – М. 2004 г. 650 с.: ил.».).

2 октября 1941 года: «Группа армии «Центр». Сегодня в 5.30 войска, используя ясную осеннюю погоду, начали крупную операцию «Тайфун». Танковая группа Гудериана, несмотря на затруднения на своем отставшем правом фланге, продолжает продвигаться вперед…несмотря на поспешный отход [противника] на отдельных участках, организации планомерного и глубокого отхода не наблюдается… Группы противника, застрявшие в больших лесных массивах между нашими ударными клиньями, вскоре покажут нам, что противник не собирался отступать…» (с. 362)

3 октября 1941 года. «[Доклад полковника Окснера]: Отчет о боевом опыте химических войск и подготовке их к боевому применению в операции «Тайфун» (с.365).

Противник продолжает удерживать фронт и ведет упорную оборону всюду, где он в состоянии её организовать. Кое-где отмечено даже подтягивание резервов противника к фронту. Признаков преднамеренного отхода нигде не заметно» (с. 366).

4 октября 1941 года. «Операция «Тайфун» развивается почти классически. Армия Гудериана… достигла Мценска… Танковая группа Гота достигла Холма, подойдя, таким образом, к верхнему течению Днепра…(с. 367).

5 октября 1941 года. «Степень сопротивления противника на различных участках неодинакова… Танковая группа Гёпнера… наступает в направлении Вязьмы… Можно надеяться, что сопротивление противника, упорное и, видимо, на отдельных участках организованное, будет вскоре сломлено…» (с. 368).

23 ноября 1941 года. «…Таких сухопутных войск, какими располагали к июню 1941 года, мы уже никогда больше иметь не будем» (с. 414).

 

Многие ополченцы остались в безвестных могилах – пропали без вести. Многие погибли и были захоронены. Другие попали в плен и умерли там от нечеловеческих условий. Немногим удалось бежать из плена, и они пробрались в партизанские отряды…

Подготовлена к изданию книга: «Добровольцы-ополченцы Ногинского района в Великой Отечественной войне 1941-1945». Она содержит ещё много так называемых «белых пятен» – судьбы многих воинов ещё предстоит исследовать и тем самым хоть частью отдать наш сыновний долг памяти их подвигу. Авторы, группа ногинских краеведов – рассчитывают, что молодое патриотическое поколение возьмет на себя эту благую работу.

 

(В тексте предисловия были использованы материалы сайта http://smol1941.narod.ru/8sd.htm).

От составителя

В двух рукописных журналах, полученных благодаря Наталье Андреевне Назаровой от Ногинского военкомата, указаны только фамилии, имена и отчества добровольцев, которые в период с 6-го по 9 июля направились из Ногинска в Москву, где формировалось народное ополчение. Все они были зачислены в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения.

По данным Книг Памяти (Ногинск. 1994) и (Москва. 1995. Том 16) были определены те воины, бывшие ополченцы, которые погибли в бою, умерли от ран или пропали без вести.

Что касается воинов, судьбы которых не отражены в Книгах Памяти, то предстояло найти хоть какие-то данные, которые дадут возможность заниматься поиском дальше в военно-исторических архивах и на различных интернет-сайтах. Главным источником сведений об ополченцах стал сайт Виталия Семенова, за что ему и его помощникам огромная благодарность. Можно сетовать на качество (читаемость) представленных на этом сайте документов, но других подобных источников мы не нашли.

Некоторые сведения были почерпнуты из «лазаретных тетрадей» ДУЛАГа 130 близ Рославля, куда попала самая значительная часть плененных бойцов сентября-октября месяцев 1941 г. Большую методическую помощь оказал Г. В. Ровенский.

Некоторые сокращения в тексте:

Когда удавалось узнать место рождения бойца, то оно указано сразу же за годом рождения.

Представляемые в книге сведения о добровольцах-ополченцах носят всё же характер первичный, предстоит еще значительная и кропотливая работа.

Ссылки на интернет-сайты:


Обновленный список смотрите - Добровольцы, ополченцы Ногинского района в Великой Отечественной войне (1941-1945)

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы