Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
24 декабря 2007 года

Власть и общество /  «РУССКОЕ СЛОВО» / №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г .

«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г .

 

 

ДЕЗЕРТИРСКИЙ МИР

 

Пока «товарищ Абрам» – прапорщик Крыленко – вступит в верховное командование всеми вооруженными силами Российской республики и начнет переговоры, от которых отказался ген. Духонин, он предписывает полкам, стоящим на позициях, «выбирать тотчас уполномоченных для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем».

Такова новая глава в тех записках сумасшедшего, которые пишутся в последние дни на обломках несчастной России. Но в безумии, правящем сейчас нами, есть строгая система, и менее всего можно сказать о Ленине и Троцком, что они не ведают, что творят. Они, конечно, ведут Россию к гибели и разложению с совершенно открытыми глазами, со спокойным сердцем и холодным расчетом. Знают они и то, что дни их сочтены, и спешат в недолгий еще оставшийся срок влить в тело умирающей родины возможно больше и самого сильного яду.

Новая доза составлена искусной рукой. Разумеется, и Ленин, и Крыленко прекрасно понимают, что полки не могут вступать в формальные переговоры о перемирии, что их уполномоченных немцы или прогонят, или, если захотят, возьмут в плен, и что вообще никакого ни мира, ни перемирия «комиссариат» из Смольного института никогда не заключит. Но он может нанести последний удар расстроенной русской армии и оставить страну совершенно беззащитной перед неприятелем. И он делает это великое преступление.

Уже и теперь мы видим на крышах переполненных поездов, на перронах станций, на городских улицах толпы солдат, заключивших не только перемирие и сепаратный мир с немцами еще до приказа Крыленко и, конечно, без всякого извещения «о переговоров»/ народных комиссаров. Они сумки и ли землю, просто ушли из П. Крыленко что его приказ объявление всеми ее Но этого-то и нужно, как нужно большевикам окончательно расстроить финансы на котором неважно вместо великого государства перед нами уже горящие развалины, и всякому правительству, которое придет на смену большевикам, и учредительному собранию, если оно соберется даже через такой короткий срок, как две недели, неминуемо придется взять все проклятое большевистское наследство и строить Россию из обломков.

Мы метали громы и молнии против Штюрмера, Маклакова и Сухомлинова, когда они вели Россию к гибели. Но разве не мальчишками и щенками представляются теперь эти слуги Николая перед теми, кто кощунственно именует себя народным правительством? И разве в самых дерзких мечтах мог рассчитывать Вильгельм на сепаратный мир с Россией при столь благоприятных условиях, какие открыли ему большевики? Теперь он может позволить себе роскошь отказаться и от сепаратного мира, как он уже сделал в ответе на предложение большевиков, и от военных действий против России. Все равно, никакие захваты немцами самых больших пространств нашей земли не ослабят так России, как разгул большевизма. Ленин делает, и прекрасно делает, то дело, которое всего нужнее Вильгельму, – он сбрасывает Россию со счетов, как международную силу.

И нет для этого более верного средства, как приказ о дезертирском мире, этот «приказ №1» верховного главнокомандующего Крыленко. Страна, которая, как Россия, явится на мирную конференцию, не имея за собой никакой реальной военной силы, будет отдана на заклание. С нее возьмут и аннексии, и контрибуции и позволят «самоопределяться», как это будет выгодно победителям. И всю тяжесть и дезертирского, и немецкого мира понесет на долгие десятилетия, прежде всего, обманутый и темный трудящийся народ.

 

Опубликованный ниже протест военных агентов при ставке и заявление представителя английского посольства заключают серьезное предупреждение о тех последствиях, какими уже угрожает России ленинский мир. Вероятно, голос наших союзников вскоре зазвучит еще решительнее, и все убедятся, в какую злую яму тащат Россию большевики.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 1 пол./

 

 

ПЕРВЫЕ ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

 

Сегодня начинаются выборы в учредительное собрание по Московской губернии – первые выборы!

Наконец пришли исторические дни всенародных выборов в верховное собрание, которому суждено решить будущую судьбу Русского государства, ныне лежащего во прахе, а также и судьбу народов России.

Еще несколько месяцев назад свободные русские граждане с радостной верой ждали этих великих дней, и нам всем казалось, что день выборов в учредительное собрание будет воистину днем незабвенного всенародного праздника, когда освобожденный русский народ потечет, радостный и торжественный, к избирательным ящикам, чтобы положить первый камень для созидания свободного народоправного Русского государства, т.е. упрочить через своих избранников, «лучших и добрых мужей», – как говорили встарь, – народную волю и обеспечить справедливое решение первейшего из вопросов русской земли – вопроса о земле.

Но можем ли мы сказать, что светлая надежда русской революции сбылась?

Да, она сбылась, но при каких условиях, среди каких событий?

Не с красным звоном, не в праздничных одеждах, не стройными рядами объединенных общим чувством и сознанием величайшей ответственности перед нашей общей родиной-матерью, Русской землей идут русские граждане выполнить сегодня свой священный долг, – нет, а среди кровавой братоубийственной войны при зареве горящих усадеб и всеобщей анархии, в то время как в самом сердце России – Москве – свершилось страшное дело: пролилась от русской руки русская кровь, и древняя столица являет ужасное зрелище города, выдержавшего осаду варвара-врага, не пощадившего ни старого Кремля, ни домов мирных граждан, ни церквей.

И в эти исторические дни учредительных выборов русские граждане чувствуют себя не как свободные граждане, а точно пленные, заключенные под стражу. Не слышно кругом ни свободного слова, ни братского призыва. Насилие, злоба, запугивание – вот орудия тех, кто силою штыка, переступив через трупы русских граждан, только что захватил в свои руки власть и теми же штыками хочет давить на учредительное собрание и избирателей.

Но как ни тяжка жизнь несчастной страны в эти дни, и именно потому, что она так ужасна, мы призываем граждан не поддаваться застращиваниям и обманам, но твердо идти к избирательным ящикам и осуществить свое право. Выборы тайные, – каждый может поэтому подать свой голос по совести.

А дело идет именно о том, чтобы честно и сознательно выполнить свой гражданский долг.

Каждый избиратель должен отдать себе ясный отчет в том, опуская и свою, каждый избиратель должен ответить на вопрос: стоит ли он за порядок, за сильную и свободную Россию, за справедливое разрешение земельного и всех иных вопросов волею народа, или он предпочитает идти путем насилий, грабежей, захватов, крови и общего разорения, – путем, которым хотят его вести те, кто на крови и штыках хочет утвердить «счастье» народа?

Но разве могут быть два ответа на этот вопрос?

Граждане! Допросите вашу совесть и разум, прежде чем протянуть руку к избирательному ящику.

Прочно ли, справедливо ли то дело, которое строится на насилии и ненависти?

Вспомните царский режим! Почему он пал, почему он привел Россию к позору, бедности и темноте? Почему так ненавидел русский народ слуг и приспешников этого старого строя?

Не потому ли, что это был строй насилия, державший силою штыка и полицейской нагайки народ в рабстве и темноте?

Правое дело не требует насилия. Насильничает то т, кто сам не верит в правду своего дела и отлично знает, что защищает дело темное или несбыточное. Недаром говорит пословица: «Не в силе Бог, а в правде».

Дело устроения свободной России – дело общенародное, дело мирское , и не «дуро?м», не палкой, не пулей можно его вершить, а советом всей земли , разобрав все по порядку, по совести и чести, положив предел «сильным» и каждого обеспечив по делам его.

И в таком великом «земском» деле первое место должно быть предоставлено не «горланам», не «воровским людишкам», которые очень щедры на обещания и посулы, но в действительности ничего дать не могут, а потому и других науськивают на самосуды и насилия, – первое место должно быть отведено людям знающим, людям опыта и дела , ибо без знания и опыта в настоящее время нельзя шагу ступить, ибо все, что создал человек, – все получил он от людей знания и дела, а не от «бахарей» и крикунов.

Поэтому ни одного голоса не отдавайте списку №5 – большевиков.

Граждане, судьба земли Русской и ваша собственная в ваших руках! Покажите вашим голосованием, что вы любите воистину вашу родную землю, и пошлите в учредительное собрание не неизвестных вам людей, а людей, которых вы знаете, и которых знает вся московская сторона. Идите все до единого к избирательным ящикам!

Голосуйте за людей знания, за людей опыта и дела, которые пойдут в учредительное собрание для того, чтобы умелыми руками строить Россию.

Голосуйте за списки №1 и №21.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 1-2 пол./

 

 

БОЛЬШЕВИКИ И БАНКИ

 

Как известно, в Москве издано распоряжение об ограничении права вкладчиков банка свободно распоряжаться вкладами. Частные лица должны довольствоваться суммой в 150 р. в неделю, а предприятия и фирмы могут, сверх того, брать деньги на расчет с рабочими.

Не входя в критику законности такого распоряжения и в детали его, остановимся на влиянии этой новой меры на хозяйственную жизнь страны. Современный экономический строй основан на кредите. Ежедневно и ежечасно путем разнообразных соглашений банки дают в распоряжение своих клиентов средства, необходимые для ведения предприятий и для создания новых дел. Никто не может обходиться без кредита одними своими средствами. Открытие кредита сопровождается тем, что банк ставит деньги на текущий счет клиента для постепенного расходования. Банки дают в кредит не только свои капиталы, но и вклады своих клиентов. Сумма вкладов в несколько раз превышает капитал банка. Чем больше вкладов, тем дешевле и шире кредит, тем легче устройство новых дел и ведение существующих предприятий. В нормальное время отлив вкладов по одним счетам уравновешивается ростом вкладов по другим. Общая сумма вкладов непрерывно растет, пополняет тот резервуар, из которого черпаются новые кредиты.

Упомянутое выше распоряжение, естественно, приостановит нормальный прилив вкладов. Опасаясь, что деньги из банка трудно будет получить, клиенты начнут хранить деньги дома. Вклады в сберегательные кассы постепенно прекратятся. Зло последних лет, – прятанье бумажных денег и связанный с этим денежный голод, – еще более усугубится. Банки и сберегательные кассы, лишенные прилива вкладов, станут терять возможность оказывать кредит государству и частным предприятиям. Постепенно станут иссякать средства для ведения продовольственных операций государства, для расходов на армию, для закупки сырья и уплаты рабочим. Все расчеты, которые так легко производились через банки, будут теперь с трудом производиться уплатой денег из рук в руки. Прекратится чековый оборот, и резко возрастет потребность в дальнейшем печатании бумажных денег.

Наш внешний кредит страдает давно. События последнего времени закрыли нам денежный рынок других стран. У банков и сберегательных касс. Ограничения в праве пользования вкладами и угроза конфискации их приведут банки и сберегательные кассы к беспримерному в истории упадку. Рука, протянувшаяся за денежными вкладами, может протянуться и за ценными бумагами. Кто же станет покупать акции частных предприятий и государственные займы? Откуда возьмутся средства для ведения хозяйственной деятельности?

Русская промышленность развита очень мало. Сельское хозяйство не имеет машин, инвентаря и оборотных средств. Эта основная отрасль не может существовать без кредита. Насилие может отобрать созданные ценности, но насилие не может заменить кредит, не может создать новые богатства. То, что нужно громадной, обнищавшей стране, нельзя создать без кредита. Убивая внутренний кредит, насилие убивает надежды на экономическое выздоровление России. И, наблюдая за этим страшным процессом, невольно думаешь о том, как тяжела будет расплата русского крестьянина и рабочего по долгам разоренной страны, лишенной внутреннего и внешнего кредита, без которого мы осуждены на царство самого жестокого деспота, имя коему – бумажные деньги.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 3 пол./

 

 

ТАЙНЫЕ ДОГОВОРЫ

 

Выполняя одну из важнейших частей своей программы, большевики приступили к опубликованию наших «тайных договоров».

Это нужно им, во-первых, для того, чтобы показать весь «ужасающий цинизм империалистической дипломатии»; во-вторых, для того, чтобы «немедленно и безусловно отменить их», и, в-третьих, чтобы как можно скорее заключить всеобщий мир. Вопиющая безнравственность тайной дипломатии, показанная без всяких прикрас и умолчаний народам мира, убедит, по мнению большевиков, эти народы раз и навсегда покончить с ней, заставит их свергнуть свои буржуазные правительства, а через день-другой приведет к заключению всеобщего «демократического» мира (на основе декрета петроградских советов от 26-го сего октября).

«Опубликованием тайных договоров, – пишет «Правда», – нанесен роковой удар всей международной буржуазии. Раскрытие грязных буржуазных секретов – торжественная победа всего международного пролетариата. Веками совершала свои преступления буржуазная св-чь, и теперь в победном шествии российской революции она явственно чувствует: суд идет, суд революционного сознания пролетариата». А Л. Троцкий, в качестве народного комиссара по иностранным делам, официально поясняет: «Открыто предлагая всем народам и их правительствам немедленное перемирие, мы одновременно публикуем те договоры и соглашения , которые утратили всякую обязательную силу для русских рабочих, солдат и крестьян, взявших в свои руки власть… Мы хотим скорейшего мира на основах честного сожительства и сотрудничества народов».

Итак, это вполне определенное и строго официальное обещание большевистского правительства показать миру неведомую ему до сих пор циничность буржуазной дипломатии; уничтожить действие определенных тайных договоров и соглашений, дать народам скорейший мир.

Что же, однако, обнаруживают первые из напечатанных Л. Троцким документов? Прежде всего, по-видимому, то, что теперешний глава нашего дипломатического ведомства более чем смутно представляет себе, что, собственно, понимается под словами «договор» и «соглашение». В самом деле, все опубликованные им документы сплошь представляют собой лишь дипломатическую переписку между прежними русскими министрами иностранных дел и русскими же дипломатическими представителями за границей. Единственное исключение – «справка» второго политического отдела министерства иностранных дел, но и то не о договоре или соглашении, а о некоей «памятной записке». Но что общего у такой переписки или справки с каким бы то ни было международным соглашением? И на какую наивность русского обывателя нужно рассчитывать, чтобы преподносить ему все это в качестве таких обязательств, которые, благодаря распорядительности нового правительства, «утратили всякую обязательную силу для русских рабочих, солдат и крестьян»! Разумеется, всем, даже и большевикам, ясно, что эти очередные телеграммы друг к другу наших прежних чиновников никаких международных обязанностей на русский народ не возлагали и никаких международных прав ему не давали. И, разумеется, попасть в разряд «тайных договоров» они могли лишь по недоразумению. Корни этого недоразумения нащупать нетрудно: на телеграммах стояли обычные пометки «секретно», и это-то и дало повод Л. Троцкому увидеть в них «тайные» договоры. Однако, как ни нова и ни непривычна для Л. Троцкого дипломатическая деятельность, все же он должен бы знать, что «тайные договоры» подобного рода по прошествии известного срока сотнями печатаются даже самими буржуазными правительствами в своих сборниках дипломатической переписки, известных под названием белых, серых, голубых и т.д. книг; известны такие сборники («оранжевые книги») и в русской практике. И в данном случае все нововведение г. Троцкого дипломатическом порядке, а вразброд и решительно без всякого плана, выпущены в свет не отдельным изданием, а в газетах, и полны описок и опечаток, порой совершенно искажающих смысл материала.

Но «цинизм»? Хоть он-то имеется ли в той переписке, которую с таким победным торжеством преподнесло нам большевистское правительство? Конечно, нет. Все то, что с таким шумом и грохотом опубликовало оно в первый день своего грозного похода на старую дипломатию, было уже, за исключением лишь некоторых деталей, давным-давно всем известно, и ничьего удивления, а тем более содрогания, вызвать не может. Не думаю я, чтобы здесь хоть сколько-нибудь помог большевикам тот жирный шрифт, к которому они усердно прибегают всюду, где текст документов указывает на проявления империализма.

Вот образчики особенно важных, с точки зрения наших новых дипломатов, и, следовательно, особенно «безнравственных» мест:

– Франция и Англия согласны на присоединение Россией «города Константинополя, западного побережья Босфора, Мраморного моря и Дарданелл…» и т.д. – (следует перечисление новых пограничных пунктов * ).

«Мы готовы предоставить Франции и Англии полную свободу в определении западных границ Германии, рассчитывая, что, в свою очередь, союзники предоставят нам полную свободу в нашем разграничении с Германией и Австрией».

«Вопрос о вытеснении немцев с китайского рынка имеет весьма важное значение».

Желательны более точные заявления «о согласии Франции на полное удовлетворение наших пожеланий».

«Дабы облегчить предпринятый союзниками прорыв через Дарданеллы, императорское правительство готово способствовать привлечению к этому делу на разумных началах тех из государств, содействие коих представляется полезным Великобритании и Франции».

В качестве некоторого курьеза укажем на то, что жирным шрифтом набраны и те места документов, в которых говорится о соглашении между Россией и Англией об изменении границ «сфер влияния» обоих государств в Персии и Афганистане. Очевидно, и эти изменения предлагается рассматривать за поражающие своим «цинизмом» аннексии.

Итак, вот результаты энергичной борьбы большевиков против тайных договоров: некоторые данные о том стремлении России к Константинополю и проливам, которое издавна составляло основную задачу русской внешней политики, о котором существует целая литература теоретических исследований, и которое засвидетельствовано в длинном ряде официально опубликованных документов, – вдруг преподносятся русской публике в качестве доказательства какой-то особенной будто бы злокозненности и циничности тайной русской дипломатии. Или, быть может, большевиков поразило в опубликованном ими материале то обстоятельство, что в начале 1915 года по вопросу о проливах было достигнуто важное соглашение между Россией, Францией, Англией и Италией? Но разве не сообщал об этом под гром аплодисментов в заседании Государственной Думы 19-го ноября прошлого года тогдашний министр-председатель А.Ф. Трепов? И разве не повторил этого 10-го марта в Государственной же Думе министр иностранных дел П.Н. Милюков, опять-таки, под «шумные аплодисменты слева и в центре»?

Не думаю, чтобы кого-нибудь могли поразить своей неожиданностью и притязания Франции и Англии на Альзас и Лотарингию, с границей по р. Рейну. О них неоднократно заявляли ответственные руководители французской политики, напомню хотя бы французскую ноту русскому правительству 13 (26) мая 191... года; на них же упорно настаивают и французские социалисты.

Что же касается «вытеснения немцев с китайского рынка», то и в переговорах об этом нет решительно ничего, для чего требовалось бы взламывать «тайных договоров», и чего читающая публика не знала бы из ежедневных газетных сообщений. За «вытеснение» друг друга с иностранных рынков борются все государства. В частности, в Китае борются между собой не только державы согласия с Германией, но и Япония с Соединенными Штатами, в неменьшей степени и Россия с Германией с любой Но обычно программа вытеснения германцев с китайского рынка, если на экономической конференции союзников в Париже 14-17 июня 1916 года был выработан целый ряд мероприятий полной экономической изоляции Германии как во время войны, так и после нее? Например, там было решено державами не ставить у себя теперешних врагов впредь до полного восстановления своей былой экономической мощи на положение наиболее благоприятствующей нации, вовсе не допускать к себе или допускать лишь под условием особых ограничений их товары, воспрещать у себя неприятельским подданным заниматься некоторыми промыслами и ремеслами. Все это, конечно, побольше и посерьезнее, чем вытеснение из Китая, в котором Германия, кстати сказать, выгодное положение. И, тем не менее, постановления парижской конференции отнюдь не тайна и «цинизм», ее постановлений никто не стремился укрыть из уважения к щепетильности гг. Ульянова и Троцкого.

Итак, приходится признать, что и с «тайными договорами» у большевиков получилось то же, что у них получалось и будет получаться всегда и во всем. Обещали поразить мир раскрытием ужасающей безнравственности никому не ведомых, под семью замками хранившихся соглашений «правительства помещиков и капиталистов с февраля по 25-е октября 1917 г .», и лишь безграмотно отпечатали несколько всем известных истин. Объявили о подвиге отмены этих договоров и соглашений, и «отменили» лишь пачку дипломатических депеш.

Однако, самое худшее еще не это: с почти маниакальной настойчивостью и однообразием большевики возвещают о немедленном мире, который они принесут или уже принесли вслед за разгромом Петрограда, Москвы и других крупнейших русских городов, но кто мог бы сделать больше, чем они, чтобы отдалить до пределов возможного всем одинаково желанный день мира? И это сделано как раз таким печатанием дипломатических документов, которое не раскрывает никаких тайн, но зато показывает, что теперешние вершители русских судеб не считаются ни с кем и ни с чем, и что, следовательно, с теперешней Россией немыслимо установить никаких нормальных отношений. Прибавьте к этому странные шаги большевиков к заключению перемирия и мира, постоянное третирование иностранных демократий, террор внутри страны в качестве системы управления, – и каждому станет окончательно ясно, что большевистский мир – это журавль, торопливо улетающий от Ульянова и Троцкого далеко-далеко в небо.

Но как же все-таки обстоит дело с «цинизмом» в дипломатии? Что ж, мы, ведь, его видим и, без сомнения, будем видеть некоторое время и впредь. Тем более, что печатание тайных документов еще только началось. Но совершенно несомненно, что не прежние дипломаты и правительства будут в нем повинны.

 

*) Вот эти границы: Южная Фракия до линии Энос – Мидии; побережье Малой Азии между Босфором, р. Сакария и подлежащим позднейшему определению пунктом Иамидского залива; о-ва Мраморного моря и о-ва Имброс и Тенедос.

 

Ю. КЛЮЧНИКОВ

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 3-5 пол./

 

 

«ВРАГИ НАРОДА»

 

В скорбной летописи наших железных дорог был случай, когда дезертиры насилием и угрозами заставили машиниста вести поезд по размытому, заведомо опасному и гибельному пути.

Машинисту надели на шею петлю и приказали:

– Вези!

И напрасны были все уговоры.

– Но ведь это невозможно, ведь впереди размыт путь!

– Вези, не разговаривай!

– Но ведь вас ждет гибель, ведь вы сами рискуете жизнью!

– Вези, тебе говорят! кто-нибудь из нас да останется в живых, чтобы тебя повесить!

Для машиниста это была трагедия. Это был смертный приговор и для него, и для – тысячи насильников. И не было никакого выхода из этого кошмарного положения:

– Или петля, или крушение поезда!

Но не находите ли вы, что в таком же тупике очутилась сейчас и вся служилая интеллигенция в России?

Она тоже живет с петлей на шее, и на нее тоже со всех сторон сыплются приказы и угрозы.

– Интеллигенцию – на штыки!

– Интеллигенцию надо заморить голодом!

– Интеллигенцию надо объявить вне закона!

Так среди бела дня кричат теперь «социалисты» и «демократы», а их писатели поговаривают в газетах даже о погромах.

Никто не хочет слушать никаких резонов.

Все превратились в помпадуров, отдающих помпадурские приказы, и все походя дергают за ту веревку, которая болтается на шее трудящейся интеллигенции.

– Чтоб были деньги!

– Чтоб был хлеб!

– Чтоб был мир!

Но так как здравый смысл служилой интеллигенции еще не расстрелян, то ныне она собирает все свое мужество и по примеру несчастного машиниста день и ночь твердит:

– Господа! Путь впереди размыт. Нас ждет крушение, ехать нельзя!

Когда от банковских служащих требуют открыть Государственный банк для «народного комиссариата», то банковцы терпеливо, как школьный учитель, объясняют требующим, что такое банк, что такое финансы, что такое кредит.

– Господа! Государственный банк – это учреждение всероссийское, созданное для всей страны и обслуживающее интересы всего народа.

По закону и по логике вещей приказывать всенародному банку может только всенародно признанное правительство. Правительство, единое для всей страны.

Но где у нас такое правительство, и где та страна, которая еще так недавно называлась Россией?

Посмотрите, что делается кругом.

Малороссия отделилась.

Финляндия отделилась.

Дон, Кубань, Кавказ, Бессарабия, Крым – все отделились.

Какое у нас правительство в Сибири?

– Мы не знаем.

Какое правительство на Урале?

– Неизвестно.

Мы не знаем даже, какой образ правления в Калуге, в Курске и Харькове.

Мы знаем только, что у нас сейчас не меньше 10 или 15-ти правительств, и что каждое из них нам говорит:

– Слушайся только меня, иначе я уморю тебя голодом или подниму на штыки!

Но, Бога ради, кого же нам слушать, и чьи приказы исполнять, если мы знаем, что мы не более как сторожа, приставленные к достоянию всей нации, всей страны и всего народа?

Так день ото дня твердит несчастная трудовая интеллигенция, когда ее развозят по каталажкам или грозят лишить пайка «за саботаж».

Но положение осложняется еще тем, что разговаривать приходится с людьми очень большого напора, но не весьма широких познаний.

Разговаривают, так сказать, в пределах университетских и гимназических учебников.

– Я, мол, только что имел честь объяснить вам, что называется учетным банком, а теперь я позволю себе сказать несколько слов об ипотеке. Ипотека, милостивые государи...

Для специалистов, поседевших в своем деле, это очень утомительное и тяжкое занятие. И нельзя удивляться, что после трех часов разговора о текущих счетах и государственном кредите человек начинает чувствовать, что он весь в мыле.

Но разговаривать, тем не менее, приходится, так как и московское, и петроградское, и молдавское, и киевское правительства каждый день наносят очень чувствительные ушибы деловой и промышленной жизни страны.

Каждый день пишутся «декреты», приказы, указы, манифесты, и все в одном и том же типично помпадурском стиле:

– Чтобы был подвоз! Чтобы был хлеб! Чтобы были вставлены стекла в Москве!

А если, мол, будет замечен саботаж богатых классов, то не прогневайтесь!

Но это очень легко сказать, чтобы был хлеб, – а легко ли этот декрет выполнить?

Ведь сейчас страна находится в состоянии гражданской войны, и, как дельно указывал большевик Теодорович, на железных дорогах происходит какая-то чертова чехарда.

Войска Керенского и войска Ленина самовольно занимают подвижной состав и блуждают по всей сети дорог, как Бог на душу положит.

Одни едут, чтобы занять Петроград; другие едут, чтобы защитить Петроград.

Одни разбирают путь, другие устраивают на путях окопы и баррикады.

А есть и такие, которые не желают знать ни старого, ни нового правительство, а едут к себе «в деревню»:

– Нам только бы домой попасть!

Так рисует дело большевик Теодорович.

А другие большевики в это время декреты пишут:

– Чтобы был хлеб, иначе трудовая интеллигенция будет объявлена врагом народа!

И вот «враги народа» опять начинают объяснять все сначала:

– Видите ли, мы купили хлеб у кавказского правительства, и донское правительство согласно этот хлеб пропустить через свою территорию. Но мы очень боимся, что по дороге украинское правительство завоюет у нас этот хлеб силой, а калужское правительство, того и гляди, разберет путь, так как оно все еще не изъявило покорности петроградскому правительству.

Эти трагические фарсы и эти вооруженные нападения на хлебные транспорты повторяются каждый день.

Но так как составителям декретов очень нужно, чтобы налицо всегда был виновник этих бед и этих преступлений, то виновник и указан раз навсегда:

– Это – враги народа, интеллигентные труженики, которые ехидно саботируют!

Всего ужаснее, однако, что эта нелепая, злая и бесстыжая клевета имеет успех.

Интеллигенцию и в самом деле готовы зачислить в разряд «врагов народа», так что газеты кое-где уже начали писать «серьезные» статьи о пользе образования и о необходимости сохранить интеллигенцию в России «для общей пользы».

– Чтобы построить хоть плохонький мост, господа, нужен интеллигент-инженер.

– Чтобы выдумать и сделать швейную машину, нужен образованный специалист.

– Чтобы провести железную дорогу и построить пароход, нужен знающий интеллигент.

– Чтобы вынуть из тела пулю, устроить водопровод, организовать культурное хозяйство, составить номер газеты, нужен опять и опять интеллигент.

Вообще, милостивые государи, без интеллигенции не может быть ни церкви, ни школы, ни книги, ни законов, ни обычаев, ни топора, ни плуга, ни огня, ни железа, ибо это отец интеллигенции, мученик Прометей, похитил огонь с неба, чтобы подарить человечеству эту злую стихию.

Припомните-ка: древний человек падал ниц перед блещущей молнией, а новый человек-интеллигент снял эту молнию с неба, запряг ее в телегу и сказал:

– Ты будешь возить у меня тяжести!..

Как видите, все это несколько отдает азбукой-копейкой или беседой учителя с маленькими детьми.

Но ужас и позор нашего времени в том и состоит, что мы начинаем забывать азбуку, и что мы серьезно, с имеет право на жизнь, и что если интеллигенцию «поднять на штыки», то от этого ровно никакой пользы не будет.

С приходом Ленина и Троцкого мы дошли до того, что пишем газетные диссертации на «отвлеченные» темы:

– Почему нельзя «захватить» капиталы Государственного банка?

– Почему не следует «отдавать в солдаты» почтовых чиновников?

– В чем состоит польза книгопечатания?

Это смешно сказать, но газета «Новая Жизнь» должна была доказывать большевику г. К. Радеку, что Сицилия – остров, а не полуостров.

Г. К. Радек (заграничный делегат большевиков) делал доклад своей партии о международном положении и сослался на свою беседу с иностранным консулом, «который проехал сухопутно от Сицилии до французской границы по всей Италии».

Это маленькое увлечение большевика Радека даже «Новую Жизнь» покоробило:

– Послушайте, г. делегат, а ведь Сицилия-то – остров, и сухопутьем тут никак не проедешь. Вы не верите? Ну, хотите, позовем гимназиста второго класса и спросим…

АЛЕКСАНДР ЯБЛОНОВСКИЙ

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 5-7 пол./

 

 

ПОГИБШИЕ

 

Раскрыла мерзлая ноябрьская земля свои угрюмые недра и приняла 10-го числа хладные трупы рабочих и солдат.

А 13-го ноября раскроет она снова мерзлые объятья и с той же угрюмой безучастностью примет к себе навсегда холодные тела юнкеров, студентов, офицеров.

И ноябрьское небо одинаково будет засыпать могилы мокрым снегом.

И тишина нерушимая воцарится над погребальными холмами.

А на земле останутся горе, тоска, недоумение, едкая злоба, ненависть, печаль.

Усопших не судят. Они расквитались смертью.

Но горчайшая тоска в неразрешимом вопросе: за что расквитались?

С одной стороны отвечают:

– За свободу, братство и землю!

И с другой стороны отвечают:

– За свободу, братство и землю!

Потому что встала демократия на демократию, левейшая на левую и левая на левейшую.

И вот передовые, более порывистые с обеих сторон недвижно легли в мерзлую землю, не успев даже воскликнуть:

– Так вот где свобода и братство!

Да, действительность, очевидно, неотвратима и страшна, как смерть. С фактами спорить неразумно. Оглянувшись, мы видим, как история из века в век, из народа в народ влачит кровавые следы. Прошлое усеяно холмами братских могил.

Но самое страшное, может быть, не в этом. Не страшнее ли то, что в эти же могилы уходили всегда и мечты человечества о братстве, свободе, равенстве, любви?

И тем быстрее уходили, чем поспешнее стремились люди осуществить эти мечты.

С невольной тоской предчувствия смотришь и на московские ноябрьские могилы. Они первые, но, – увы! – последние ли? ли человеческие тела, охладев, в них ложатся?

О, зловещий символ последней станции!

Кому-то стремительный и опасный бег нашей революции показался медлительным, и ее пустили бешеным вихрем под обрыв истории.

И передние уже докатились…

Глухи и слепы народы к урокам истории. Но неужели никто из разгоряченных борьбой, вздрогнув, не подумал в страхе перед ноябрьскими могилами:

– Не роковое ли это начало полного кладбища русской свободы?

И. ЖИЛКИН

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 7-8 пол./

 

 

ВОЙНА

 

СООБЩЕНИЕ ИЗ СТАВКИ

 

От 9-го ноября

 

Северный фронт

Перестрелка.

 

Западный фронт

Перестрелка в районе деревни Одоховщины. Братанье не прекращается.

 

Юго-западный фронт

Перестрелка, более оживленная к югу от деревни Постуловки и в районе Гусятина.

 

Румынский и кавказский фронты

Перестрелка.

 

Балтийское море

Без перемен.

 

От 10-го ноября

 

Северный фронт

Перестрелка. Южнее псковского шоссе противник оттеснил две наши заставы, но огнем нашей артиллерии вынужден был отойти.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 8 пол./

 

 

 

 

 

 

ПОБЕДА АНГЛИЧАН

 

Официальное сообщение с французского фронта гласит:

Утром 7-го ноября после сильной артиллерийской подготовки англичане перешли в наступление на 80-верстном фронте между Аррасом и Сен-Кентеном.

Главный удар был развит в направлении на Камбрэ.

Под прикрытием большого числа броневых автомобилей англичанам удалось прорвать германские позиции во многих местах и продвинуться на несколько миль (миля – полторы версты) вглубь неприятельского расположения.

Особенно успешно бой протекал в районе главного удара. Германцы в беспорядке отошли на тыловые позиции, откуда не раз пытались переходить в контратаки, но безуспешно.

В руки англичан попала богатейшая военная добыча. Насчитано уже более 8.000 пленных. Взято много орудий, огромные склады материалов и боевых припасов.

Сражение продолжалось непрерывно до полуночи.

На рассвете 8-го ноября бой возобновился с неослабным ожесточением.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 8 пол./

 

 

СЛУХИ О РУМЫНИИ

 

ОДЕССА, 9, XI . Сообщаю подлинное содержание телеграммы, переданной в Одессу по прямому проводу из Ясс.

Имеется сведение, будто Румыния собирается выступить против нас и направиться на Одессу, Херсон, Николаев и другие города. Подмогу ей должны оказать немецкие подводные лодки и турецкий флот. В то же время германские и австрийские войска должны направиться на Киев.

Румынам за измену немцы обещают всю Бессарабию и всю часть России до Днепра, побережье Черного моря и часть Буковины.

Германцы требуют от румынского короля, чтобы он отказался от престола в пользу своего брата Гогенцоллерна, который сейчас находится в Бухаресте и будет назначен главнокомандующим войсками против России. Румынскому королю обещают за это возобновление родственных отношений и отдачу забранных земель.

Такие сведения циркулируют в Яссах в румынских дипломатических кругах, и официально до сего времени не опровергнуты. Об этом сообщает секретарь комиссара румынского фронта Волков.

Председатель центрального комитета политической комиссии второго делегатского съезда румынского фронта Аволиц сообщает, что относительно Румынии передаются только слухи, не опровергаемые румынским правительством.

Одесское консульство и «Румчерод» эти слухи отвергают; однако, ночью из Ясс сообщают, что опровержение слухов преждевременно. Румынии действительно сделаны серьезные предложения относительно сепаратного мира. Утверждают, что Румыния предложение отвергнет.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.1, 8 пол. – стр.2, 1 пол./

 

ОДЕССА, 9, XI . Проживающие в Одессе румынские сенаторы и депутаты ходатайствуют о специальном поезде из 5 вагонов для проезда в Яссы.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 1 пол./

 

ОДЕССА, 10, XI . Все румынские газеты, выходящие в Одессе, решительно и почти в одинаковых формах опровергают слухи о возможности сепаратного мира с Германией и выступления румын против России. С негодованием отвергая возможность предательства Румынии, газета «Депеша» говорит:

– Как известно, в Молдавии находится полумиллионная русская армия. Недопустимо, чтобы румыны перешагнули через огромное русское войско и свободно двинулись в Одессу. Что же, русская армия ничего собой не представляет?

Редактор «Веститорула» Николау пишет:

– Румыния доказала свое доверие России, отправив в критический момент в Россию свой государственный золотой запас, все ценности, свой парламент, свою интеллигенцию.

Опрошенные газетами представители парламента и сената высказываются в том же духе. Один из них сказал:

– Слухи – плод неприятного недоразумения. По-видимому, велись какие-то переговоры между Бухарестом и Берлином. Кто-то по телеграфу перехватил и искаженно передал в Одессу. Отсюда тревога.

Вашему корреспонденту видный румын заявил:

– Инициатива переговоров исходит от известных германофилов Карпа и Маргиломана, оставшихся в Бухаресте. Они начали переговоры, кажется, через месяц после нашего выступления, но тогда с ними не хотели разговаривать. Сейчас, в связи с положением в России, возможно, их и выслушивают, возможно, торгуются. Центр тяжести не в румынах, а в русских, в которых мы еще не теряем веры. Если же разложение России продлится, если ваша армия окончательно распадется, то мы первые крикнем: «Спасайся, кто может!».

Отъезд румын из Одессы принял массовый характер. Уезжают не только румынские нотабли, но и офицерство, чиновники, женщины, дети. Сегодня утром в трех вагонах покинула Одессу большая группа румынских политических деятелей. По их заявлению, цель поездки – принудить Братиану созвать своевременно парламент, отсроченный им на месяц.

Утром передавали, что положение Братиану пошатнулось. Возможна смена кабинета более решительным для спасения Румынии.

По частным сведениям из Ясс, положение крайне тревожное. Можно ждать сюрпризов.

И. ГОРЕЛИК

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 1 пол./

 

 

БОЛЬШЕВИСТСКИЙ МИР

 

большевикам

 

Вчера в заседании совещания представителей земств и городов петроградский городской голова Шрейдер сделал внеочередное сообщение об ответе германцев на предложение большевиками мира и перемирия. Сообщение произвело огромное впечатление.

По словам городского головы, они получили из ставки сообщение, что Германия не желает иметь дело с большевиками. Парламентеры большевиков не были допущены германскими военными властями в свои лагеря. Большевистским парламентерам было заявлено, что мир Германия может заключить только с полномочной властью Российской республики, каковой является в глазах нашего неприятеля только учредительное собрание. Что касается перемирия, то германцы не против последнего, и если русские жаждут во что бы то ни стало заключить перемирие, то немцы, сами оставаясь на занятых ими позициях, требуют, чтобы русская армия отошла на 100 верст вглубь своей страны.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 1 пол./

 

 

Отклики германской печати

 

ХРИСТИАНИЯ, 10 (23), XI . Германская печать высказывается по поводу последних событий в России в том смысле, что Германии пока не приходится откликаться так или иначе на какие-либо разговоры о мире.

– Для нас выгодно выждать дальнейшего развития событий и затем использовать их в полной мере.

– Центральные державы, – говорит « Local - Anzeiger », – могут с невозмутимым спокойствием следить за событиями в России и в Италии. Каждый новый день приносит нам новые выгоды. Положение критическое, но не для нас.

« Berl . Tgb .» хотелось бы, чтобы призыв к миру, раздавшийся из России, привел к прекращению войны, но газета не верит, чтобы большевики могли провести свою политику.

« Vossische Ztg .» в этом смысле более оптимистична.

– Никакое русское правительство, – торжествует газета, – кто бы ни стоял во главе его, Ленин, Керенский, или даже Милюков, не сможет уже остановить движение в пользу мира. Положение дел в России внушает надежду на близкий мир. От германской дипломатии зависит его приближение.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 1 пол./

 

 

ПРОТЕСТ ВОЕННЫХ АГЕНТОВ

союзных государств

 

КИЕВ, 11, XI . Из ставки верховного главнокомандующего сообщают, что представители союзных держав при ставке вручили генералу Духонину следующую ноту:

«Его превосходительству генералу Духонину, верховному главнокомандующему русской армии. Могилев, 10-го (23-го) ноября:

Ваше превосходительство. Нижеподписавшиеся начальники военных миссий, при верховном русском командовании, действующие на основании указаний, полученных от своих правительств через полномочных их представителей в Петрограде, имеют честь заявить самый энергичный протест перед российским верховным командованием против всякого нарушения условий договора от 23-го августа (5-го сентября) 1914 года держав согласия, которым союзники, в том числе Россия, торжественно обязывались не заключать отдельно друг от друга ни перемирия, ни приостановки военных действий.

Нижеподписавшиеся, начальники военных миссий, считают также своим долгом довести до сведения вашего превосходительства, что полное нарушение договора со стороны России повлечет за собой самые тяжкие последствия.

Нижеподписавшиеся, начальники военных миссий, просят ваше превосходительство не отказать письменно уведомить о получении настоящего сообщения и принять уверение в совершенном к вам уважении.

Подписали: Бартер , генерал-лейтенант, начальник британской миссии; Ксанда , генерал, начальник румынской миссии; Ромей , генерал-майор, начальник итальянской миссии; Таканаяки , начальник японской миссии; Леверн , бригадный генерал, начальник французской миссии; полковник Лонткиевич , начальник сербской миссии».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 1-2 пол./

 

 

 

 

 

 

 

 

АНГЛИЧАНЕ О ЛЕНИНСКОМ МИРЕ

 

Секретарь британского посольства, по уполномочию английского посла сэра Джорджа Бьюкенена, заявил журналистам по поводу декрета Ленина и Троцкого о мире и перемирии следующее:

– Если русский народ в своем большинстве и в лице представителей учреждений признает захват власти большевиками и окажет ему доверие и поддержку, то британское правительство также признает власть народных комиссаров, но в настоящее время Великобритания видит только захват большевиками власти в Петрограде и, конечно, не может признать совершившегося переворота, когда все правительственные и общественные учреждения и даже целые области не только его не признают, но и оказывают «большевистской власти» упорное сопротивление и противодействие.

Официального ответа как от британского правительства, так и от союзных держав на декрет о мире еще не последовало, но английское посольство нисколько не сомневается, что все союзные с нами державы отнесутся отрицательно к опубликованию большевиками декрета о мире, считая это полным нарушением союзных обязательств. Еще более странным, по мнению дипломатических представителей Англии является то, что уже после того, как перемирие было объявлено. Такой поступок носит явно коварный и изменнический характер по отношению к демократию союзных с Россией государств. Посольство также уверено, что английская демократия отнесется резко отрицательно к такого рода действиям правительства народных комиссаров и будет их считать направленными явно во вред союзным с Россией демократиям.

Если русская армия предложит перемирие на фронтах австро-германским армиям, – что германским генеральным штабом будет, конечно, с восторгом принято, – то все силы с русского фронта будут переброшены на англо-французский фронт. Английское правительство рука об руку с английской демократией с прежне настойчивостью будет продолжать упорную борьбу до полной победы над германским империализмом. И как бы ни осложнилась военная ситуация для союзников, единственный способ для обеспечения демократии от господства германских империалистов английское правительство видит в победе над австро-германскими армиями. Перемирие на русско-германском фронте только затянет приближение мира и отшатнет европейскую демократию от русской демократии.

Опубликование тайных договоров вообще не страшно для дипломатии держав согласия, но самый факт опубликования является неслыханным нарушением международной этики.

Вопреки сообщенным в русских газетах сведениям о предполагаемом отъезде послов из России, английское правительство категорически заявляет, что посольства оставлять Россию не предполагают. Также неточны сведения о том, что посольства предполагают переехать из Петрограда в какой-нибудь другой город в России. Местопребывание посольств будет там, где будет находиться резиденция законного русского правительства.

В заключение уполномоченный посольства выразил уверенность, что здоровый государственный инстинкт и ум русского народа при посредстве учредительного собрания поставят у власти правительство, которое установит демократический порядок и упрочит самые дружественные отношения со всеми демократиями мира.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 2 пол./

 

 

РОССИЯ И СОЮЗНИКИ

 

ЛОНДОН, 10 (23), XI . «Агентству Рейтера» телеграфируют из Вашингтона:

Правительство Соединенных Штатов официально опровергает появившиеся известия о воспрещении вывоза всякого рода предметов снабжения в Россию.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 2 пол./

 

 

ЗАЯВЛЕНИЕ ген . ДУХОНИНА

 

КИЕВ, 10, XI . Генеральный секретарь по военным делам С.В. Петлюра имел поздно ночью продолжительную беседу по прямому проводу с верховным главнокомандующим ген. Духониным.

Ген. Духонин сообщил С.В. Петлюре, что отказывается подчиниться приказаниям совета народных комиссаров о вступлении в мирные переговоры с неприятелем и о сдаче должности верховного главнокомандующего.

При этом генерал Духонин заявил следующее:

– Я вполне сознаю, насколько в интересах страны неотложна постановка на очередь вопроса о скорейшем окончании войны. Вполне сознаю, что развал страны, вызванный междоусобицей последних дней, наносит еще один тяжкий удар обороноспособности и обостряет потребность в мире. Но также ясно, что непризнанный страной и армией совет народных комиссаров не в состоянии выполнить этой тяжкой общенародной задачи уже просто потому, что ни с ними, ни с лицами, ими уполномоченными, никто не станет вести переговоры. Поэтому я не считаю себя вправе вести переговоры, поэтому я не считаю себя вправе до образования общепризнанной законной власти оставить свой пост, уверенный, что я действую в полном согласии с высшим командным составом и войсковыми организациями.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 2-3 пол./

 

 

АРМИЯ И ген . ДУХОНИН

 

Лица, прибывшие сегодня из ставки верховного главнокомандующего, сообщают, что там с большим вниманием следили за ходом переговоров между верховным главнокомандующим ген. Духониным и советом народных комиссаров. После того, как ген. Духонину было предложено сдать должность главнокомандующего, было созвано совещание, в котором принимали участие представители армейских комитетов при ставке. На этом совещании было постановлено, что ген. Духонин ни в коем случае не должен подчиниться требованию совета народных комиссаров о передаче верховного командования прапорщику Крыленко.

Ген. Духонин, действуя в полном согласии с представителями центрального исполнительного комитета с.-р. и с.-д. первого созыва, находящимися почти в полном составе в ставке, и армейскими комитетами, обратился с приказом по фронту, в котором просит солдат и офицеров через их выборные организации ответить на вопрос, должен ли он оставить свой пост, или подчиниться и сдать верховное командование прапорщику Крыленко.

В настоящее время в комитетах действующей армии обсуждается этот вопрос. Румынский и юго-западный фронты вполне определенно заявили через свои армейские организации о нежелании своем подчиниться власти большевиков и о непризнании ими верховным главнокомандующим прапорщика Крыленко. Что касается северного фронта, то там настроение армии колеблющееся. Часть высказывается за необходимость немедленного соглашения с большевиками для ликвидации анархии. Западный фронт вполне определенно, как выяснилось, настроен в пользу большевиков.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 3 пол./

 

* * *

 

В политических кругах с большим вниманием следят за событиями верховного главнокомандующего в связи с поездкой прапорщика Крыленко во главе карательной экспедиции. В ставке в настоящее время происходят беспрерывные заседания всех фронтовых организаций при участии членов центрального исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов. На этих совещаниях обсуждается вопрос о передаче верховного командования прапорщику Крыленко и об организации власти. По первому вопросу признано необходимым принять все зависящие меры к недопущению вооруженного столкновения между сторонниками прапорщика Крыленко и армейскими комитетами.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 3 пол./

 

 

 

 

ВОЗЗВАНИЕ КОМИТЕТА СПАСЕНИЯ РОДИНЫ

 

Всероссийский комитет спасения родины и революции по поводу декрета о мире, изданного Лениным и Троцким, обратился ко всем гражданам России и ко всем солдатам в армии и в тылу со следующим воззванием:

«Большевики потребовали от ген. Духонина, чтобы он немедленно послал к немцам парламентеров для переговоров о перемирии. Ген. Духонин запросил Ленина, предпринимается ли этот шаг с согласия и с ведома союзников, и одобряется ли он всей страной. Не получив на это ответа, ген. Духонин, с согласия представителей других партий, бывших в ставке, отказался исполнить требование Ленина. После этого Ленин заявил, что он назначает верховным главнокомандующим прапорщика Крыленко.

Вы должны знать, товарищи солдаты и офицеры, что этот шаг большевиков окончательно губит Россию. Большевистское правительство не признано ни одним государством, ни союзниками, ни германцами. Но союзники, после того, как большевики будут устраивать перемирие с немецкими генералами, будут смотреть на нас, как на изменников и, конечно, откажут нам в своей помощи и поддержке. После того ослабленная в войне Россия без боеспособной армии, без транспорта, без денег, без продовольствия и без товаров станет добычей всех, кому только будет не лень расхищать ее и растаскивать по кускам. Покинутая всеми, она должна будет на коленях умолять Вильгельма о мире и платить ему такую дань землей и деньгами, какой только он ни потребует. И, кроме того, сепаратный мир Вильгельма с Россией не прекратит европейской войны, в которую Россия будет снова неизбежно втянута.

Большевики мира заключить не смогут. С непризнанным правительством никто никаких договоров не заключает, потому что такие договоры законной силы не имеют. Но, разорвав с союзниками и не добившись мира, большевики, к сожалению, могут этим своим шагом поставить Россию в полную зависимость от ее врага и вынудить ее к сдаче на милость победителя.

Вот к чему ведут страну Ленин и Троцкий. Они обещали мировую революцию, а на деле покорно склоняются перед императором Вильгельмом. Это хуже, чем если бы они встали на колени перед Николаем II .

Из этой опасности есть только одно спасение: если бы армия отказалась исполнить ленинский приказ и заявила, что она требует законных переговоров о мире. Такие переговоры были бы возможны немедленно, если бы у нас было признанное страной правительство. Тогда эти переговоры могли бы идти при поддержке союзников и закончиться почетным миром. Но безумная политика Ленина и Троцкого дает нам не мир, а только поражение, после которого мир может быть куплен лишь ценой крепостной зависимости от Германии. За такой мир проклянут нас все будущие поколения.

Товарищи солдаты, комитет спасения родины и революции уверен в том, что у вас найдется мужество не становиться на колени перед Вильгельмом по приказу Ленина и Троцкого. Если вы хотите мира верного и не позорного, тогда потребуйте от захватчиков государственной власти, чтобы они немедленно очистили место для такого демократического правительства, которое может быть признано и Россией, и другими государствами. Это – единственный путь спасения».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 3-4 пол./

 

 

ПРИКАЗ КРЫЛЕНКО

 

Новый верховный главнокомандующий Крыленко издал по армии и флоту приказ, в котором пишет:

«Именем революции, ввиду последовавшего отказа генерала Духонина исполнить предложение правительства о начатии переговоров о перемирии, постановлением совета народных комиссаров я назначен верховным главнокомандующим. Выезжаю на фронт. Временно заведовать политическим отделом военного министерства поручается товарищу Подвойскому, о чем чины и начальники главных управлений поставлены в известность. Генералу Духонину впредь до окончания сдачи дел предписывается ведение всех оперативных действий против неприятеля. Начальнику генералу Бонч-Бруевичу главного цензора над управляющего делами совета народных комиссаров предписывается немедленно принять дела верховного главнокомандующего».

 

* * *

Сегодня в 2 часа дня прапорщик Крыленко уехал в ставку.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 4 пол./

 

 

ПОХОД ПРОТИВ СТАВКИ

 

«Известия Советов Крестьянских Депутатов» сообщают, что члены совета народных комиссаров высказываются за необходимость посылки в ставку карательного отряда с вновь назначенным верховным главнокомандующим прапорщиком Крыленко во главе. Отряд будет составлен, главным образом, из матросов и красногвардейцев.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 4 пол./

 

 

ТЕЛЕГРАММА ЛЕНИНА В АРМИЮ

 

За подписью Ленина и Троцкого революционного комитета и всем солдатам на фронте отправлена новая радиотелеграмма, в которой неудачу своей попытки перемирия большевики сваливают на чужую голову:

«Борьба за мир натолкнулась на сопротивление буржуазии и контрреволюционных генералов. Солдаты, рабочие и крестьяне беззаветно поддерживают советскую власть и борьбу за немедленное перемирие. По сообщению газет, в ставке бывшего верховного главнокомандующего Духонина собираются соглашатели и агенты буржуазии: Верховский, Авксентьев, Чернов, Гоц, Церетели и др. Они, будто бы, собираются даже образовать новую власть против советов.

Те армейские комитеты, которые попытаются поддерживать этих врагов народа в их борьбе против советской власти, должны быть немедленно распущены и в случае сопротивления арестованы. Вся армия должна сплотиться вокруг советской власти для борьбы за хлеб и за мир».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 4 пол./

 

 

НОТА ТРОЦКОГО

 

Троцкий отправил послам норвежскому, нидерландскому, испанскому, швейцарскому, датскому и шведскому ноту, в которой просит их принять все зависящие от них меры к тому, чтобы предложение немедленного перемирия и о начатии мирных переговоров было официальным путем доведено до сведения неприятельских правительств. «Вместе с тем, – пишет Троцкий, – решаюсь выразить надежду на то, что вы сделаете, господин посланник, все зависящие от вас шаги для того, чтобы со всей необходимой полнотой осведомить о предпринятых советской властью мерах в пользу мира общественное мнение того народа, правительство которого вы представляете».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 4 пол./

 

 

ДЕКРЕТ О МИРЕ В Ц.И.К.

 

Последний акт Ленина и Троцкого о мире обсуждался во вчерашнем заседании центрального исполнительного комитета, которое отнеслось к нему далеко не столь восторженно, как это можно было ожидать. Ленин счел необходимым лично выступить с объяснением.

– Для нас, – сказал он, – с самого начала было ясно, что генерал Духонин является противником революции и народной воли, и наше мнение вполне подтвердилось. Буржуазная пресса подхватила те вопросы, которые Духонин ставил мне во время разговора по прямому проводу, и, сделав из них соответствующие выводы, кричит о том, что большевики заключают с немцами сепаратный мир. Это – ложь. Мы, большевики, никогда не говорили, что мы немедленно заключим мир. Мы говорили только о том, что когда мы будем у власти, то поведем активную революционную борьбу за дело мира. Мы обратились непосредственно к солдатам потому. что ставка объявила нам войну. Мир должен быть заключен не сверху, а снизу активностью самих солдат. Мы обратились с призывом брататься с полками, а не с армиями. В дано случае мы основывались на боевом опыте нового верховного главнокомандующего, который указал, что такое братание вполне возможно.

С резкой критикой декрета о сепаратном мире, предложенном Лениным, выступил сам Чудновский, комиссар военно-революционного комитета, которому была, как известно, предоставлена честь арестовать временное правительство. Чудновский указал, что Ленин и Крыленко совершили огромную бестактность предложением, которое было передано по прямому проводу Духонину. Это предложение сделало войну фактически невозможной и является величайшей ошибкой. Воззвание к солдатам с предложением каждому полку за свой страх заключать перемирие – не что иное, как организованная дезорганизация перемирия. В то время, как рядом будут брататься русские, немецкие полки где-нибудь справа или слева будут подготовлять наступление.

От имени левых с.-р. Левин приветствует деятельность совета народных комиссаров в вопросе о мире, но в то же время протестует против предоставления отдельным полкам права заключать мир, который в общей совокупности приведет Россию к сепаратному миру с германскими империалистами.

Речи левых с.-р. пришлись не по вкусу большевикам, они постарались гильотинировать прения, и в результате декреты были одобрены.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 4-5 пол./

 

 

УХОД ВЕРДЕРЕВСКОГО

 

Бывший морской министр генерал Вердеревский издал следующий приказ по флоту и морскому ведомству:

«Петроград, 11-го ноября. В настоящей обстановке для меня не представляется возможным оставаться на посту управляющего морским министерством, так как продолжение исполнения мною связанных с ним обязанностей могло бы истолковано в том смысле, что я, как глава ведомства, сочувствую тем мероприятиям на фронте, какие приняты ныне в целях скорейшего заключения мира. Я действительно являюсь горячим сторонником скорейшего прекращения войны, но, вместе с тем, убежден, что неисчислимые жертвы, понесенные русским народом в этой мировой войне, должны обеспечить ему достойное великого народа существование после войны в условиях, гарантирующих ему свободное развитие, и всякие меры, направленные к такому миру, я приветствую от всей души, но что предпринятое ныне на фронте, по моему убеждению, не несет в себе нужной России гарантии и скорее похоже на сдачу армии на милость победителя, чем на достойный, заслуженный этими армиями мир, закрепляющий свободу и достоинство нашей родины. Однако, уходя со своего поста по причине, следовательно, чисто морального порядка, я призываю всех чинов морского министерства поддерживать без перерыва свои рабочие дела, что фактически возможно, памятуя, что действующий флот, раз война еще не кончена, должен получать снабжение, а потому прекращение работ ведомством в этом направлении равносильно сознательному ослаблению нашей боевой мощи. Передавая управление министерством, прошу чинов его принять мою искреннюю признательность за совместную работу. Контр-адмирал Вердеревский».

Все старшие чины морского министерства, со старшими товарищами министра во главе, письмом в редакцию «Дела Народа» выражают полную солидарность с морским министром Вердеревским.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 5 пол./

 

 

НЕРАТОВ О ТАЙНЫХ ДОГОВОРАХ

 

Товарищ министра иностранных дел Нератов по поводу опубликованных Троцким документов тайной дипломатии заявил вашему корреспонденту следующее:

«По существу, к большинству опубликованных документов можно относиться различно, но весь центр тяжести в самом факте опубликования этих документов. Согласитесь, что человек, уважающий себя, не может опубликовать документов без контрассигновки тех, кто их подписывал. Если совет народных комиссаров решил пойти на разрыв с союзниками, то, конечно, опубликованием документов тайной дипломатии он этого достигнет. Я не буду касаться вопроса о пользе или вреде, который принесет России и ее союзникам опубликование тайных договоров. Вероятно, немцам бо?льшая часть этих документов была известна. Они, очевидно, уже давно выкрали секретную переписку, часть которой в выдержках я лично читал в германской печати. С этой стороны опасения ничтожны. Другое дело соображения моральные. Ведь союзники наши получают неопровержимое доказательство, что с Россией нельзя иметь дела. Пока появились отдельные несущественные документы, но ведь в архивах министерства иностранных дел хранится огромная переписка русского правительства с союзными правительствами. Есть масса телеграмм, которые ни в коем случае не подлежат оглашению. Я не знаю, собирается ли Троцкий опубликовать и эти телеграммы.

Вы спрашиваете меня, почему министерство иностранных дел не приняло мер предупредительного свойства и не изъяло из архива секретных документов. Да это нелегко было сделать. Документов слишком много. Мы не в состоянии были их убрать, я и решил поэтому передать ключи от всех шкафов Троцкому, действуя в данном случая в полном согласии с остальными чинами министерства иностранных дел».

 

* * *

Документы, касающиеся соглашения, достигнутого между Россией и ее союзниками на конференции в Петрограде, под председательством бывшего министра иностранных дел Покровского, хранятся вне Петрограда.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 5 пол./

 

 

ОРГАНИЗАЦИЯ НОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

 

ПЕРЕГОВОРЫ СТАВКИ

С ОБЛАСТНЫМИ ПРАВИТЕЛЬСТВАМИ

 

КИЕВ, 11, XI . Из авторитетного источника получены следующие сведения о ходе переговоров о сформировании нового правительства, опирающегося на широкие слои демократии:

9-го октября ставка вступила в переговоры с представителями украинского генерального секретариата, войскового правительства области войска Донского, юго-восточного правительства, союза казачьих войск Кавказа и других частей России.

В переговорах принимают участие представители всех социалистических партий, за исключением большевиков. Определяется состав нового правительства.

Министром-председателем намечен Чернов. На пост военного министра некоторыми кругами выдвигается кандидатура С.В. Петлюры.

При переговорах поднят был, между прочим, вопрос о местопребывании будущего правительства, ввиду того, что Петроград и Москва захвачены большевиками. Обсуждается вопрос о временном перенесении резиденции правительства в Киев.

На этих днях возможен поэтому приезд в Киев из Петрограда послов союзных и нейтральных держав.

По позднейшим сведениям, предложение общеармейского комитета при ставке о создании нового правительства из представителей социалистических партий не встретило сочувствия у областных правительств. Последние настаивают на том, чтобы организующаяся сейчас новая центральная власть Всероссийской республики не была партийной, а представляла собой объединенное правительство, составленное из представителей областных правительств, влиятельных общественных организаций, «Викжеля», всероссийского почтово-телеграфного союза и др.

Против кандидатуры на пост главы нового правительства В.М. Чернова областные правительства не возражают.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 6 пол./

 

 

СОВЕЩАНИЕ В СТАВКЕ

 

В совещаниях, происходивших в ставке, как передают, решаются, главным образом, вопросы об организации власти. В совещаниях принимают участие председатель комитета спасения родины и революции Авксентьев, Гоц, Чернов, Скобелев и другие, а также представители армейских комитетов и об образовании однородного социалистического правительства многие участники совещания склонны пойти на уступки и образовать новую власть с участием большевиков. На соглашении особенно настаивают многие части действующей армии, усматривая в этом соглашении быстрое решение вопроса о мире.

На совещаниях обсуждался также вопрос о кандидатурах на пост министра-председателя, причем на этот пост выдвигаются три кандидатуры: Авксентьева, Чернова и Церетели. В состав нового кабинета, если он будет образован, войдет также и бывший военный министр ген. Верховский.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 6 пол./

 

 

ФЕДЕРАТИВНАЯ ВЛАСТЬ

 

КИЕВ, 11, XI . В заседании комитета центральной рады обсуждался ставший ныне злободневным вопрос об участии Украины в организации центральной власти.

Доклад по этому вопросу делает председатель секретариата Винниченко:

– Правительства в России нет, но оно теперь чрезвычайно необходимо. На Севере начался настоящий голод. Железные дороги вскоре станут. Фронт разваливается. Нынешнее правительство не соответствует своему назначению, как не опирающееся на большинство. Поэтому его игнорируют и союзные державы, и враждебные. Но обращение совета комиссаров с предложением заключить перемирие произвело на фронте сильное впечатление.

Генеральный секретариат Украины, находящийся в теснейшей связи с Российской федеративной республикой, не мог остаться равнодушным и решил отнестись активно к сформированию российского правительства. Секретариат решил предложить свой метод. Центральное правительство должно опираться на реальную силу. Прежний способ формирования правительства из Петрограда никого теперь не удовлетворит. Реальных сил не было и раньше у центрального правительства, не имеют их и народные комиссары. Силы эти растеклись по окраинам, где организуются республики: на Украине, на Дону, на Кубани, на Кавказе, в Сибири, в Поволжье. Сама жизнь выдвигает идею федеративного правительства.

Здоровое правительство может быть теперь не из центра, который разлагается, а с окраин, которые здоровы и сохранили свои силы.

Перемирие необходимо. Но заключать его должны те, кто имеет авторитет, опирается на силу.

Поэтому теперь секретариат обратился к ставке и влиятельным деятелям политических организаций с проектом создания, по плану «Викжеля», федеративной власти – от большевиков до народных социалистов.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 6 пол./

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО СЕКРЕТАРИАТА

 

КИЕВ, 11, XI . В ставку переданы следующие постановления секретариата:

•  Приступить к немедленным переговорам о заключении мира.

•  Успешный ход переговоров может вести лишь уполномоченное на то правительство, опирающееся на большинство народа.

•  Правительство народных комиссаров не является правительством, признанным большинством населения.

•  Таким правительством может быть однородное социалистическое министерство.

•  Такое правительство может быть создано организовавшимися республиками при участии авторитетных деятелей и политических организаций.

•  Генеральный секретариат немедленно приступает по этому вопросу к переговорам с республиками Дона, Кубани и др.

В заключение Винниченко добавляет:

– От Донской республики ответ мы ожидаем получить завтра.

Из ставки, где теперь находится В.М. Чернов, ответа пока нет.

Ставка юго-западного фронта обещает моральную поддержку.

«Викжель» принципиально ничего не имеет против нашего проекта, но опасается, что практически дело затянется, хотя другие способы организации власти еще более затягивают дело.

По поводу доклада Винниченко возникают прения.

В заключение единогласно принята следующая формула перехода:

«Заслушав сообщение генерального секретариата по поводу об организации центральной власти в Российской республике, одобрить все предложения генерального секретариата и поручить ему продолжать свою деятельность в том же направлении».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 6-7 пол./

В АРМИИ

 

ОДЕССА, 9, XI . Обращение общеармейского комитета об организации власти встречено сочувственно «Румчеродом». Кандидатура Чернова в премьеры будет поддержана всем румынским фронтом и комитетами южной области.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 7 пол./

 

 

СОВЕЩАНИЕ ЗЕМСКИХ И ГОРОДСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ

 

Последний день совещания, посвященный заключительным прениям по вопросу о текущем моменте, протекает весьма оживленно. В кулуарах городской думы с утра идут споры о том, в какую форму должна вылиться резолюция земских и городских деятелей. Резолюция, предложенная Церетели, объединяет все левое крыло совещания, но против некоторых пунктов этой резолюции горячо возражают кадеты.

Заседание открывается под председательством московского городского головы Руднева. Перед началом прений оглашается следующий проект резолюции по вопросу о задачах текущего момента:

Резолюция о текущем моменте.

«Овладевшие путем военного заговора властью большевики увлекают страну на путь гибели. Они нарушили все основы свободной гражданской жизни: уничтожили свободу печати, производили в административном порядке аресты и обыски, разгоняют штыками городские думы, уничтожают свободу собраний, союзов. В этой обстановке, напоминающей позорные дни самовластия Романовых, должны произойти выборы в учредительное собрание. И против этого полномочного большевиков уже раздаются угрозы. В то же время вожди большевиков, объявляя о мирных переговорах, которых в действительности не может вести безвластная страна, окончательно разрушают фронт и тем самым отдают Россию на милость победителей разрушенной страны. Готовя массам жестокое разочарование, они создают богатую почву для торжества контрреволюции, в объятия которой неизбежно кинется страна, если в рядах самой демократии не найдется сил для того, чтобы остановить это разрушение.

Именем избравшего их народа представители земств и городов объявляют перед лицом всей страны, что свободная Россия никогда не примирится с захватным господством кучки насильников. Совещание представителей земств и городов призывает всю демократию России сплотиться воедино для дружного отпора насильников и для создания демократического центра, который должен быть противопоставлен узурпаторской власти и мог бы при поддержке всего народа предпринять меры к организации государственной демократической власти на следующей программе:

1) Обеспечение созыва учредительного собрания и признание учредительного собрания в момент его созыва единственной властью в стране. 2) Восстановление всех нарушенных свобод и независимость местных самоуправлений. 3) Открытие переговоров для скорейшего заключения мира. 4) Немедленная передача земли в ведение земельных комитетов.

До восстановления демократической государственной власти земские и городские самоуправления принимают на себя охрану общественной и личной безопасности на местах и обеспечение по мере возможности правильного хода продовольственного дела, снабжения армии и всей сельскохозяйственной жизни страны. Совещание выражает уверенность, что все, кому дороги родина, свобода и революция, откликнутся на этот призыв и объединятся для борьбы с захватчиками власти для спасения свободы и чести нашей родины».

Проект резолюции встречает возражение со стороны правого крыла совещания. С большой речью от имени партии народной свободы выступает Винавер, который высказывается против создания демократического центра накануне учредительного собрания. Создание такого центра, по мнению оратора, составило бы конкуренцию учредительному собранию. Заканчивая свою речь, Винавер заявляет, что к.-д. под этой резолюцией подписаться не могут, и что принятие ее совещанием создаст новый раскол между тем течением общественной жизни, которое могло бы объединиться на почве борьбы с большевизмом.

Заключительное слово перед голосованием предоставляется докладчику Церетели, который разъясняет смысл предложенной резолюции и указывает, что она действительно имеет в виду создание такого центра, который поведет и поддержит новую, всеми признанную демократическую власть.

– Сейчас, – продолжает оратор, – образование такой власти совершенно не представляется возможным. Может быть, такое положение продлится вплоть до созыва учредительного собрания, но все же сейчас мы не должны сидеть, сложа руки. Мы должны наметить тот путь, по которому должны будут пойти отрезвевшие массы.

Перейдя к характеристике политической программы, положенной в основу резолюции, Церетели указывает, что в области внешней политики объективное положение вещей таково, что немедленное заключение мира является для России необходимым.

Резолюция Церетели ставится на голосование и принимается большинством 23-х против 6-ти.

От имени партии народной свободы Винавер заявляет, что к.-д. не войдут в тот центр, который ныне предполагается создать, ввиду того, что создание такого центра может лишь подорвать авторитет учредительного собрания.

Далее с внеочередным заявлением выступает петроградский городской голова Шрейдер, который предлагает немедленно приступить к созданию исполнительного бюро из лиц, выбранных из состава настоящего совещания. После непродолжительных прений совещание постановило признать организационным бюро петроградское городское общественное самоуправление, которому предоставляется право принимать все нужные меры к созыву земско-городского собора. В случае невозможности для петроградской думы по каким-либо причинам исполнить возложенные на нее обязанности, все права организационного бюро передаются московской городской думе.

Совещание закрывается приветственными овациями по адресу президиума и возгласами: «Да здравствует русская революция, да здравствует революционный русский народ!»

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 7-8 пол./

 

 

КТО ПРИЗНАЛ БОЛЬШЕВИКОВ

 

В официальном органе большевиков «Правда» напечатан список тех городов, которые будто бы признали власть большевиков. Список этот не слишком велик и заключает в себе следующие города: Петроград, Москва, Киев, Нижний Новгород, Харьков, Одесса, Екатеринослав, Самара, Саратов, Казань, Ростов, Владимир, Ревель, Псков, Минск, Красноярск, Орехово-Зуево, Серпухов, Царицын, Уфа и Стерлитамак.

Этот коротенький синодик городов, которые большевики считают своими, приходится несколько убавить, исключив из него такие города, как Киев, Харьков и Одесса.

Из телеграмм наших корреспондентов с достоверной убедительностью явствует, что фактически власть в этих городах принадлежит украинцам, которые отмежевавшись от большевиков, не признают правительства Ленина.

В Саратове, судя по заседанию городской думы, в руках большевиков едва ли находится вся полнота власти. Если же под Ростовом большевики подразумевают Ростов-на-Дону, то их заблуждение относительно трагическим.

Стерлитамак уступаем большевикам без спору.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 8 пол./

 

 

УЛЬТИМАТУМ ПО МИНИСТЕРСТВУ ФИНАНСОВ

 

Комиссар по министерству финансов Менжинский издал по ведомству следующий приказ:

«Все служащие и чиновники, не признавшие власти советов народных комиссаров, считаются уволенными по службе без сохранения права на пенсию. Все военнообязанные, уволенные по сему пункту, снимаются с учета, о чем будет сообщено подлежащим властям. Служащие и чиновники, желающие продолжать работу и всецело подчиниться революционной власти совета народных комиссаров, должны в понедельник 13-го ноября приступить к работе. Списки приступивших к работе должны быть представлены в кабинет министра финансов в понедельник 13-го ноября в 6 часов вечера. Уволенные чиновники, пользующиеся казенными квартирами, должны их очистить в течение трех дней, считая с 13-го ноября».

В 12 часов дня приказ этот был доставлен в Государственный банк. Приблизительно через час в банк явился сам Менжинский в сопровождении председателя военно-революционного комитета Подвойского. Менжинский потребовал от совета банка немедленного ответа о том, признает ли он власть народных комиссаров. Такого же ответа Менжинский потребовал от остальных служащих банка, дав им на размышление 20 минут.

Совет банка потребовал от комиссара представления полномочий, которых у него, однако, не оказалось. Окончив переговоры с советом банка, Менжинский прошел в коридор и, собрав служащих банка, предложил им разделиться на две группы – признающих и не признающих власти народных комиссаров. Служащие отказались выполнить это требование, заявив, что они не могут выносить столь важного решения в такой обстановке и под явной угрозой. После продолжительного обсуждения совет Государственного банка заявил, что требования большевиков будут обсуждаться на общем собрании всех служащих в понедельник 13-го ноября.

Вместе с тем, в Государственном банке стало известно, что управляющий банком Шипов уволен «советом народных комиссаров» от занимаемой им должности. После этого заместитель управляющего банком Голубев и его помощник Царкович заявили, что ввиду увольнения Шилова, они также не считают возможным оставаться долее на службе и просят считать их уволенными.

_____

 

Заместитель комиссара по министерству финансов, по поручению совета народных комиссаров, заявил, что все высшие чины министерства, подписавшие заявление от 26-го октября о непризнании ими власти большевиков, считаются ныне уволенными в отставку.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.2, 8 пол./

 

 

РОСПУСК ПЕТРОГРАДСКОЙ ДУМЫ

 

Военно-революционный комитет в связи с последним совещанием земств и городов решил опубликовать на днях декрет о роспуске думы.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

ЗАКРЫТИЕ ГАЗЕТ

 

По распоряжению военно-революционного комитета закрыты газеты: «Единство», «Народное Слово», «Вечерняя Почта» и «Мир, Хлеб и Свобода».

Несмотря на приказ о закрытии, газета «Единство» сегодня вышла, а другие вышли под новыми названиями. Орган центрального комитета трудовой народно-социалистической партии «Народное Слово» сегодня не вышел.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

ПЕТРОГРАД

 

11-го ноября

 

СЛОЖЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ КЕРЕНСКИМ

 

1-го ноября министр-председатель и верховный главнокомандующий А.Ф. Керенский сложил с себя звание министра-председателя и верховного главнокомандующего и передал все права и обязанности, связанные с этими должностями, временному правительству. Как передают, отставку свою Керенский направил министру продовольствия Прокоповичу.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

МИНИСТРЫ В КРЕПОСТИ

 

Общественные деятели Шахматов, Ольденбург, профессор Васильев и Кутлер возбудили перед военно-революционным комитетом ходатайство о свидании с арестованными министрами-кадетами. Разрешение было дано только Васильеву и Ольденбургу.

Военно-революционный комитет, между прочим, предложил Васильеву и Ольденбургу убедить заключенных в крепости членов временного правительства дать подписку в том, что они признают совершившийся переворот. Васильев и Ольденбург отклонили это предложение.

Министры выходили на свидание с Ольденбургом и Васильевым попарно. Свидание продолжалось 2 часа. Беседа касалась, главным образом, вопросов текущего момента. Министры удручены актами измены союзникам и стремлением большевиков заключить сепаратный мир. Все министры с удовлетворением отмечают поступок министров Карташева и финансов Бернацкого, которые решительно отклонили предложение большевиков об освобождении их из крепости. Карташев и Бернацкий заявили об освобождении всех остальных заключенных.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

Ген . КОРНИЛОВ

 

В Смольном институте получена нижеследующая телеграмма из Быхова, подписанная комендантом Быхова полковником Эргардтом:

«В №94 «Московской Жизни» помещена телеграмма с сообщением о побеге из Быхова генерала Корнилова и об аресте коменданта охраны и двух батальонов революционной охраны, прибывших в Быхов со второй казачьей дивизией. Прошу официально опровергнуть вышеуказанное сообщение, как провокационное и заведомо ложное. Охрана Быховских заключенных по-прежнему бдительна. Никакие казачьи части в Быхов не прибывали, никаких эксцессов не было. Генерал Корнилов на месте».

Телеграмма отправлена 8-го ноября.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

СУДЬБА ЗОЛОТОГО ЗАПАСА

 

Служащие московской конторы Государственного банка заявляют, что большевики, овладев ключами от московских банковских кладовых, тем самым овладели половиной золотого запаса Российской республики.

 

Телеграмма из Смольного.

Вчера в 12 часов ночи из Петрограда из Смольного была дана следующая срочная телеграмма комиссару московской конторы Государственного банка:

«Какие меры приняты к охранению неприкосновенного золотого запаса Государственного банка? Предупреждаем, что если хоть один золотой выйдет из подвала, вы подлежите строжайшей ответственности перед советом народных комиссаров и военно-революционным судом. Отвечайте немедленно по адресу: Смольный, совет комиссаров.

Заместитель народного комиссара по министерству финансов Менжинский ».

 

Местопребывание в.-р. комитета.

С 10-го ноября московский военно-революционный комитет заседает в помещении конторы Государственного банка на Неглинном.

 

Финансовые операции в.-р. комитета.

Московский военно-революционный комитет постановил ассигновать из сумм московской конторы Государственного банка 20 миллионов рублей в распоряжение совета районных дум на нужды городского хозяйства.

300.000 рублей ассигновано на уплату жалованья солдатам, офицерам и служащим советов.

Совет районных дум постановил из назначенной ему ассигновки 100.000 рублей отчислить на содержание московских тюрем.

По данным, поступившим в военно-революционный комитет, на вчерашнее число в московской конторе Государственного банка было наличными 108 миллионов рублей.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 1 пол./

 

 

В БАНКАХ

 

В Москве появились новые хвосты – банковские.

Вчера с утра у всех банков вытянулись очереди клиентов, явившихся за деньгами и ценностями, сохраняемыми в стальных ящиках.

Грандиозная очередь, – в ней насчитывалось до 2.000 человек, и далеко не капиталистов, – вытянулась у входа в контору Государственного банка на Неглинном проезде, где операции начались со значительным опозданием, а именно с 2-х часов дня.

Истомившаяся в ожидании публика роптала, и один момент настроение толпы было прямо-таки угрожающим.

Клиенты грозили расправиться со служащими по-свойски, ввиду того, что персонал банка, дескать, саботирует во вред и государству, и народу. Настроение, вполне понятное после тех мытарств, которые, как видно из приводимого ниже протокола, им пришлось пережить.

Однако, представитель исполнительного комитета служащих московской конторы Государственного банка И.Х. Волна сумел успокоить взволнованных клиентов, разъяснив им истинное положение вещей.

Когда, наконец, банк начал проводить операции, дело шло необычайно медленно.

Каждая ассигновка скреплялась подписью комиссара военно-революционного комитета Шевердина-Максименко или новоназначенного управляющего Попова, причем разбирались они в финансовых вопросах не бойко.

В первую очередь удовлетворялись требования воинских частей, затем уплачивалось по табелям фабрично-заводских рабочих комитетов, и, наконец, удовлетворялись частные лица, которым давали с их счетов не свыше 150 рублей каждому.

 

Служащие и комиссары в.-р. комитета.

Вчера исполнительным комитетом общества служащих московской конторы Государственного банка было вывешено объявление исполнительного комитета с призывом к товарищам-сослуживцам приступить 11-го ноября с.г. к производству операций по выплате денег с текущих счетов и по переводным билетам. Однако, такое объявление, как исходящее от организации служащих, по требованию коменданта Берзина и комиссара Максименко, служащие были вынуждены сорвать. При этом комиссар пригрозил, что в случае неисполнения его приказаний об уничтожении объявлений член исполнительного комитета, распространявший воззвания, будет арестован и посажен в тюрьму.

 

Приказы по банкам.

9-го ноября во всеобщее сведение был распубликован первый приказ комиссара военно-революционного комитета Шевердина-Максименко, что все банки с их отделениями, центральная государственная сберегательная касса с ее отделениями и ссудо-сберегательные кассы при почтовых отделениях с 11-ти до 1 часу дня, впредь до особого приказа.

Вчера был опубликован уже новый приказ, на этот раз от имени военно-революционного комитета:

«Всем чиновникам и служащим московской конторы Государственного банка, центральной государственной сберегательной кассы и всех ее отделений, московской казенной палаты и казначейства предписывается явиться на службу и приступить к занятиям с 11-ти часов утра 13-го ноября».

 

Воззвание служащих Государственного банка.

Исполнительным комитетом служащих московской конторы Государственного банка выпущено воззвание ко всем гражданам Москвы.

Приводим его в выдержках:

Служащие Государственного банка на общем собрании своем 7-го ноября сего года постановили: «В целях охраны интересов широких масс населения и предохранения хозяйственно-финансового аппарата республики от окончательного разрушения приступить к занятиям». Но 8-го ноября назначенные военно-революционным комитетом для надзора за Государственным банком комиссары в разговоре с представителями служащих обнаружили свое полное невежество в банковом деле. Эти комиссары обставили операции банка такими ограничениями и наметили такой план контроля, каковые фактически должны были сделать Государственный банк неспособным удовлетворять насущнейшие нужды населения и страны и грозили, кроме того, привести в полную негодность весь аппарат Государственного банка. Служащие, защищая Государственный банк от разгрома большевиков, выразили протест против неправомерных притязаний большевиков. В ответ на это был арестован управляющий Государственным банком, а взамен его был назначен управляющим комиссар Попов, человек в банковском деле совершенно невежественный. Вместе с тем, большевики захватили в свои руки ключи от всех кладовых и тем самым овладели половиной наличного золотого запаса республики. Под влиянием всех этих событий исполнительный комитет служащих, разделяющий вместе со своим всероссийским союзом идейную классовую позицию пролетариата, не счел возможным призывать товарищей к работе.

Далее в воззвании говорится:

«В субботу же, 11-го ноября, исполнительный комитет счел себя вынужденным призвать товарищей к частичной работе, дабы тем самым дать возможность рабочим получить жалованье, а беднейшим классам населения воспользоваться своими сбережениями.

Но в то же время исполнительный комитет не может принять на себя какой-либо ответственности за правильный ход работы в банке, пока большевиками не будут выполнены следующие требования:

•  Должен быть освобожден и восстановлен в правах до вмешательства центральной власти ни в чем не повинный, кроме соблюдения закона, управляющий банком В.Я. Ковальницкий.

•  Большевики должны отказаться от вмешательства во внутренний распорядок и существо операций банка, за правильный ход которых и направление в сторону обслуживания в первую очередь рабочих, армии, нуждающегося населения вообще и продовольственного дела, служащие в лице своего комитета принимают на себя полную ответственность».

Воззвание заканчивается словами:

«Граждане Москвы. Наша совесть и честь не позволяют нам способствовать насильникам.

На нас натравливают массы, нас объявляют вне закона. В деле защиты общенародного достояния, в борьбе за право мы ослабеваем, так как смертельную опасность призывают на наши головы большевики. Граждане Москвы, поддержите нас в нашей борьбе!

Исполнительный комитет служащих московской конторы Государственного банка».

К этому воззванию можно добавить, что общество служащих государственных учреждений и союз служащих кредитных учреждений уже обещали работникам Государственного банка свою поддержку.

Кроме того, обеспечен контакт с почтово-телеграфным союзом.

 

Частные банки.

Вчера столичные частные банки оперировали с 11 час. утра до часу дня, главным образом, по текущим счетам и несгораемым стальным ящикам.

Сберегательные кассы также работали.

 

Казенная палата.

Казенная палата вчера, как и в предыдущие дни, была закрыта. У здания палаты на Воздвиженке с раннего утра толпилась масса пенсионеров, жаловавшихся друг другу на безвыходность положения и безденежье. У дверей палаты стояли три вооруженных солдата, никого не пропускавшие внутрь.

Между тем, все чиновники казенной палаты были в сборе, но они не могли приступить к выдаче пенсий, так как у входа в кладовую также стояли вооруженные солдаты, не разрешавшие никому из чиновников открыть ее без разрешения представителей военно-революционного комитета.

Некоторым из пенсионеров удалось пробраться внутрь казенной палаты через ход со двора, и так они обратились к служащим с вопросом: неужели они действительно из-за забастовки отказываются приступить к выдаче пенсий?

Чиновники объяснили, что они в любой момент могут приступить к работе, но что выдача денег может начаться только с прибытием назначенного в казенную палату комиссара, а его тщетно ждут с утра.

Наконец, около 2-х часов дня долгожданный комиссар явился и распорядился… вывесить объявление, что казенная палата будет правильно функционировать с понедельника.

 

протокол.

Согласно опубликованному приказу комиссара по банковским делам военно-революционного комитета, мы, нижеподписавшиеся и собиравшиеся вчера, 10-го ноября, и сегодня, 11-го ноября, в здании биржи для получения разрешения от представителя военно-революционного комитета на предмет представления в банки при получении денег для расплаты рабочим и служащим, заявляем, что 10-го никого из представителей военно-революционного комитета не было. 11-го ноября, не дождавшись представителей военно-революционного комитета, мы отправили делегацию в революционный комитет для получения сведения о местонахождении комиссара военно-революционного комитета. Член революционного комитета, принявший нашу делегацию, не мог дать никакого ответа о местонахождении комиссара. Тогда делегация отправилась в Государственный банк, но в здание банка не была допущена. Настоящим, выражая свой протест против задержки выдачи денег для уплаты рабочим и служащим, снимаем с себя всякую ответственность за могущие произойти последствия.

•  Представитель завода акц. о-ва Л. Крамер и с-я (750 раб.).

•  Представитель зонточной фабрики Н. Городова Николай Городов .

•  Косметическая мастерская – Т. Вейнберг .

•  Доверенный Петр. с.-п. акц. о-ва (от 30-ти человек) А. Галахов .

•  Фирма Пфагер – Е. Пфагер .

•  Представитель типографии газеты «Русское Слово» (от 1.400 рабочих и служащих) Ив. Сергеев .

•  Представитель фабрики русского акционерного общества «Текстиль» Эд.Феладт .

•  Владелец фабрики стальных перьев и ручек (подпись неразборчива).

•  Доверенный фабрики белья т. д. «Крейцер».

•  Представитель ф-ки плакатной и переплетной под ф. «Т. Заборская и К°».

•  Франко-русская фабрика – Т.П. Гуревич .

•  Военно-шорное отд. Розенберг – представитель Машков .

•  Представитель фабрики Ф.И. Макаров .

•  Представитель т-ва Покровской бум.-пряд. и ткацкой мануфактуры В. Савельев .

•  Заведующий мебельной фирмой П.Л. Балакирева В. Шепель .

•  Доверенный товарищества Макарий Егорович Александров А. Озеров .

•  Владелец произв. обуви Владимир Иванович Иванов, Б. Грузинская, 58.

•  Заведующий Иванова С.А. Грабов .

•  Директор т. д. «Г. и К. Эпштейн» Хлонецкий .

•  Дмитрий Лазаревич Кучкин, фабрикант.

•  Представитель фабрики т-ва Измайловской м-ры П. Козлов .

•  Влад. завода П. Васильев .

•  От электро-технического завода слабых токов – Плотников .

•  От фабрики (неразборчиво) – Ратников .

•  Представитель от Покровской м-ры Дудоров .

•  Пуговичная фабрика – И. Абрагам .

•  Завед. Даниловской фабрикой (подпись неразборчива).

•  Представитель завода т. д. «Т.У. Зайцев с с-ми» С. Провоторов .

•  Доверенный фабрики (неразборчиво) С. Колосов .

•  Кожевенный заводчик Тихон Михайлович Зонов .

•  Представитель фабрики Иван Иванович Красов .

•  Представитель совета служащих коммерческого страхового общества И.Авербах .

•  Кассир т-ва «Железо-Бетон» при постройке автомоб. завода в Филях Е. Фричев .

•  Торговый дом И.Д. Стуколов и Я.С. Королев – Я.С. Королев .

•  Московский плужный завод и книгоиздательство т-ва «Образование» – Н. Баль .

•  Председатель заводского комитета (неразборчиво).

•  Заведующий фабрикой З. Минц (подпись).

•  Представитель служащих книжного склада Е.Н. Тихомировой Петр Травин .

•  Представитель служащих и рабочих фирмы Ад. Аф. Дютфуа П. Хрульков .

•  Служащий фирмы Хомякова (подпись).

•  Владелец предприятия швейной мастерской, Долгоруковская, 40, Калмановской-Якубсон .

•  Владелец жестяно-механических заводов «Б.Ю. Розенталь и Борочик» (подпись).

•  Заведующий механической фабрикой П.К. Озолнек А. Удрис .

•  Т. д. С.М. Болотин и сын Д. Болотин .

•  Мастерская московской портновской цеховой управы – И.С. Моисеев .

•  Акц. общ. соединенн. кожевенн. заводов – О. Вильденберг .

•  Дамская мастерская – Гицелевич .

•  Сенокосников , Москва; Иванов , Петроград; Медведев , Москва – Конарская .

•  Акц. т-во О.Ф. Курлюков, Москва, Ильинка (подпись).

•  Доверенный владельца и рабочих механической мастерской бел-я Н. Крон – И.Этке .

•  По доверенности А.Д. Милованова, фабрики шелк. материй (подпись).

•  Представитель завода бр. Филипповых Бубнов .

•  Обмундировальная мастерская С.А. Люксенберг, по доверию И.С. Моисеев .

•  Доверенный фирмы т. д. бр. Лифшиц (подпись).

•  Доверенный фабрик «Амуниция» Рабкин .

•  Рабочий-делегат завода Милевского И. Ермаков .

•  Доверенный лаборатории Изгальпер Мелековский .

•  Рабочий т-ва «Антон Елагин с с-ми» (подпись).

•  Механический завод Идельсон и шварц.

•  Представитель мастерской Я.Я. Бред С. Власов .

•  Представитель мастерской Хаспекова-Васильева Холщевников .

•  Представитель от рабочих Русской печати (подпись).

•  Представитель т. д. бр. Игнатовы, в Серпухове, С. Чедышев .

•  Представитель московского ж.-д. узла Н. Гальмин .

•  Представитель киевского областного военно-промышленного комитета Коробов .

•  Русск. электр. акц. о-во «Динамо», Симоновская слобода, – Я. Чар .

•  Представ. конторского лесопильного завода (подпись).

•  Директор завода «Югосталь» (подпись).

•  Торговый дом по продаже дров (подпись).

•  Уполномоченный Матвеевской биржевой артели (подпись).

•  Заведующий Цветной лечебницей (подпись).

•  Заведующий фабрикой (подпись).

•  По доверию т-ва н-ки И.И. Дунаева Люблин .

•  Член центрального продовольственного комитета Владикавказской ж. д. Н.Бочаров .

•  1-я московская трудовая артель произв. контор. книг – Л. Соколов .

•  От завода Якоби – председатель Кулаков .

•  От т-ва И. Аксенова и А. Козлова – Егоров .

 

Кроме того, много названий фабрик и подписей их представителей, написанных совершенно неразборчиво.

Протокол составлен в 12 часов дня 11 ноября 1917 года.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 2-4 пол./

 

 

ВЫБОРЫ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ

 

ВЫБОРЫ ПО МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

Сегодня в Московской губернии начинаются выборы в учредительное собрание.

Выборы продлятся три дня. Прием записок закончится 14 ноября в 2 часа дня.

Московская окружная по делам о выборах в учредительное собрание комиссия выпустила обращение к гражданам, в котором подробно знакомит избирателей с техникой выборов.

На выборах по Московской губернии будут конкурировать 10 списков.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 4 пол./

 

 

БОЛЬШЕВИСТСКИЕ «СВОБОДЫ»

 

Предание революционному суду социалистов-революционеров

 

Солнечногорский революционный комитет Клинского уезда постановил предать революционному суду с.-р. Б.А. Мартынова и Ф.Л. Каца за развеску партийных объявлений социалистов-революционеров, направленных против большевиков, и «предложил» им впредь до решения суда не выступать публично и по мере возможности не появляться «в публичных местах».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 4 пол./

 

Кража избирательных бюллетеней.

 

Исполнительный комитет московского губернского совета крестьянских депутатов довел до сведения московской окружной избирательной комиссии, что неизвестные лица в помещении измайловского волостного земства Московского уезда выкрали избирательные бюллетени №3.

Бюллетень №3 – партия социалистов-революционеров.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 4 пол./

 

Конфискация воззваний партии народной свободы.

 

В московский комитет партии народной свободы поступило следующее заявление некоего Телкова:

Получив от комитета партии народной свободы заказ на расклейку воззвания, начинающегося словами: «Насильники-большевики», я не имел возможности исполнить этот заказ до конца. В 6 часов вечера 9-го ноября ко мне на квартиру явились около 15-ти вооруженных солдат и предъявили предписание военно-революционного комитета об отобрании означенного воззвания и о закрытии моей конторы. Воззвание в количестве 2.000 экземпляров было отобрано у меня и тут же сожжено. После моих личных объяснений с военно-революционным комитетом постановление о закрытии моей конторы отменено приказом комитета за №2066».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 4-5 пол./

 

 

БОЛЬШЕВИКИ И КРЕСТЬЯНЕ

 

Вчера в Москве открылось пленарное заседание московского областного бюро советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Съехались представители 12-ти губерний центрального района.

В начале заседания выступила с внеочередным заявлением крестьянская секция. Заявление заключало в себе отказ работать в областном бюро вместе с захватчиками власти – большевиками.

Демонстративный уход крестьянских депутатов произвел большое впечатление на остальных участников заседания.

Полагают, что уход этот будет иметь большое значение в связи с открывающимися сегодня в Московской и других губерниях области выборами в учредительное собрание. Крестьянские депутаты намерены вести в своих районах энергичную агитацию против кандидатского списка большевиков.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 5 пол./

 

 

Телеграмма Н.Н. Авинова.

 

В окружной (губернской) московской комиссии получена телеграмма от Н.Н. Авинова с предложением отмечать во время выборов все случаи насилий и нарушений правильности выборного производства с подробным описанием таких случаев и с указанием, с чьей именно стороны исходило насилие.

Другой телеграммой разрешается подача на предстоящих выборах рукописных списков кандидатов, заявленных в законно представленных записках, если избиратель почему либо не получил печатного списка кандидатов данной группы.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 5 пол./

 

 

Состав избирательных комиссий в Москве.

 

Московская столичная комиссия по выборам в учредительное собрание решила, что в участковые избирательные комиссии должны быть введены: один представитель от районного совета рабочих депутатов, один – от районной думы и два по назначению городской управы.

Далее комиссия обращается ко всем партиям и группам, заявившим свои кандидатские списки, с предложением прислать своих представителей во все участковые избирательные комиссии, не исключая и чисто воинских. В этом комиссия видит залог правильности производства выборов.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 5 пол./

 

 

Заявление торгово-промышленной партии.

 

От торгово-промышленной партии московская столичная комиссия получила заявление, что при подсчете голосов после выборов излишки голосов (дробные величины) партия просит считать совместно с излишками партии народной свободы.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 5 пол./

 

 

РАЗГРОМ МОСКОВСКОГО СУДА

 

Только вчера в здание судебных установлений в Кремле допустили чинов судебного ведомства, представителей прокуратуры и адвокатуры, и хозяева этого здания получили возможность лично ознакомиться с той картиной разгрома суда, о которой так много говорили в Москве.

Как ни были подготовлены все к восприятию этой картины, но то, что пришлось увидеть в суде, превзошло всякие ожидания.

Все перевернуто вверх дном.

Не осталось, кажется, ни одного уголка во всем грандиозном здании судебных установлений, куда бы не заглянули «победители».

Все шкапы с делами взломаны. Самые дела и документы частью вывалены на пол, частью разорваны, частью похищены. Ящики столов взломаны. Все наиболее ценное похищено. Взломаны несгораемые шкапы, все бывшие в них деньги исчезли.

Штыками изорваны одинаково и портреты создателя судебных уставов Александра II , и портреты судебных деятелей.

Несгораемые шкапы доставили, видимо, много хлопот. Здесь были пущены в дело настоящие ломы, «фомки», долота, отмычки и другие специально воровские орудия взлома. Богатый ассортимент этих «инструментов» разбросан по всем отделениям и залам заседаний суда. Рядом с ними лежат искривленные штыки и обломки прикладов.

В залах заседаний, где, казалось бы, и искать нечего, так как в них нет никаких хранилищ, тоже разгром. Со столов содрано красное сукно, зерцала и судейские кресла разбиты, цепи судей разорваны. Бронзовые колокольчики и чернильницы исчезли. На столах судей в хаотическом беспорядке перемешаны обрывки дел, части разбитых телефонов, обоймы с боевыми патронами, ящики с ручными гранатами…

В кабинете прокурора палаты тоже следы разгрома, но здесь разбросаны лишь бумаги, да кое-где выломаны ящики. Всего «наследовать» не успели.

Историческая серебряная чернильница, подарок Екатерины московскому сенату, вынута из-под стеклянного колпака и стоит на столе. В одной из чашечек этой чернильницы окурки папирос.

Две комнаты, в которых жил прокурор судебной палаты А.Ф. Сталь, подверглись разграблению. Похищено все имущество, бывшее здесь, в общем на сумму до 15.000 рублей. У А.Ф. Стааля осталась лишь одна фуфайка, – вся остальная одежда, кроме той, что была на нем, похищена. Похищены старинные бронзовые часы.

Особенно сильно пострадал московский кабинет научно-судебной экспертизы, один из лучших кабинетов этого рода во всей Европе по своему оборудованию. Дорогостоящие редкие аппараты разбиты. Многие совершенно уничтожены и не могут быть восстановлены. Фотографические камеры сломаны или похищены, лаборатории разгромлены. В лабораториях не осталось не «исследованным», кажется, ни одного пузырька. Искали, очевидно, спирта…

Помещение совета присяжных поверенных пострадало сравнительно мало. Самое ценное, – богатейшая библиотека совета, – не тронуто. Разгромлена лишь канцелярия совета. Здесь тоже пытались вскрыть несгораемый шкап, но, несмотря на все усилия, справиться с ним не могли.

Значительно пострадал совет от снаряда, попавшего в крышу суда и пробившего потолок одной из советских комнат. Снаряд этот не разорвался и стоит теперь на столе в комнате присяжных поверенных.

Пулями, попавшими в комнату заседаний совета, пробиты портреты первого председателя московского совета присяжных поверенных М.И. Доброхотова ( 1860 г .) и портрет С.А. Муромцева работы Серова.

Вчера повреждения совета присяжных поверенных осматривали члены совета, с его председателем Д.Н. Доброхотовым во главе.

Пробит снарядом свод Екатерининского зала. Обломками кирпича и штукатурки усеян весь зал. Портреты, находившиеся в этом зале, прорваны.

Снарядами в здании судебных установлений, кроме Екатерининского зала и совета присяжных поверенных, повреждена еще комната судебных приставов. Сюда попали два 3-дюймовых снаряда. Полуразрушены стены. Снаряды не разорвались и лежат на полу.

Телеграфное отделение в суде тоже разгромлено.Переломаны аппараты. Даже почтовый ящик не уцелел…

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 5-6 пол./

 

Совещание судебных деятелей.

 

Вчера после осмотра разгромленного суда в Митрофаньевском зале состоялось совещание судебных деятелей под председательством Л.П. Олышева.

Л.П. Олышев, обращаясь к потрясенным картиною погрома товарищам по судебной работе, указал, что не нужно слов для характеристики всего происшедшего. Все видели и все поняли, что в суде происходило. А лишние слова уже погубили Россию. Надо действовать.

По предложению Л.П. Олышева избрана комиссия из представителей суда, прокуратуры, нотариата, адвокатуры и служащих, которой поручено зафиксировать общую картину разгрома в особом протоколе.

Решено, что только после того, как комиссия закончит свои работы, будут выяснены возможность дальнейших занятий в суде и момент их начала. Пока же какие бы то ни было занятия в суде признаны невозможными.

Двери разгромленных помещений опечатаны.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 6 пол./

 

Постановление общего собрания суда.

 

Отдельно состоялось под председательством Л.П. Олышева общее собрание отделений окружного суда. Этим собранием сделано следующее постановление:

«Протестуя против возмутительного разгрома, совершенного в здании московских судебных установлений, московский окружной суд, как оплот законности и правопорядка и как охрана государственных и частных интересов, считает своим долгом, невзирая на происходящую внутри страны смуту, продолжать свою государственную работу, руководствуясь и впредь лишь законодательными нормами, обнародованными правительствующим сенатом в установленном порядке, и законными решениями правомочной центральной власти, и посему, только вследствие произведенного погрома, препятствующего немедленному приступу к занятиям, московский окружной суд в общем собрании, согласно с заключением прокурора суда, сего 11-го ноября 1917 г . постановил:

Временно, впредь до приведения в порядок всего делопроизводства, приостановить занятия в здании суда, за исключением занятий административного суда по делам о выборах в учредительное собрание».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 6 пол./

 

Следствие о разгроме суда.

 

Следствие о разгроме суда поручено следователю по важнейшим делам Д.П. Резникову. В помощь ему командированы шесть товарищей прокурора московского окружного суда и несколько судебных следователей.

Следственная комиссия сегодня приступает к своим работам.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 6 пол./

 

Именем временного правительства.

 

А.Ф. Сталь, вернувшийся из Петрограда, передает, что министерство юстиции будет работать по-прежнему – именем временного правительства.

В одном из заседаний петроградского окружного суда присяжные заседатели запросили судей, чьим именем будут они выносить приговор – временного правительства или совета народных комиссаров. В последнем случае присяжные заседатели грозили отказом от участия в деле правосудия.

Остались присяжные заседатели в суде и продолжали свою работу только после того, как им было объявлено, что суд будет действовать именем временного правительства.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 6 пол./

 

 

ПАТРИАРШАЯ РИЗНИЦА

 

Во время обстрела Кремля несколькими снарядами пробиты крыша и стены патриаршей ризницы, помещающейся рядом с собором св. Николая Гостунского, у колокольни Ивана Великого.

Первая комната патриаршей ризницы представляет собою полную картину разрушения. Хранившиеся в ризнице церковно-исторические древности находятся под грудой кирпичей и штукатурки. Церковные сосуды и облачения лежат на полу. Выброшено из хранилищ представляющее собою особенную ценную редкость Мстиславово Евангелие. Разрушен киот, в котором хранилось Евангелие.

Такой же хаос царит и во второй комнате ризницы, где хранились драгоценные митры и клобуки.

Повреждены древние ценности, – серебряные кубки и церковные сосуды, – находившиеся в третьей комнате.

Производившая вчера осмотр патриаршей ризницы комиссия, в составе архиепископа кишиневского Анастасия, председателя комиссии по реставрации Успенского собора М.В. Челнокова и и. д. прокурора синодальной конторы Д.П. Андреева запечатала поврежденные комнаты ризницы и решила сфотографировать как наружный вид патриаршей ризницы, так и внутреннее ее помещение.

Решено также сделать подробное описание всех предметов, находившихся в ризнице, с указанием, в каком виде найдены они после обстрела.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 6-7 пол./

 

ПОХОРОНЫ ЖЕРТВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

 

ПОХОРОНЫ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

 

10-го ноября в Москве на Красной площади состоялись похороны жертв гражданской войны, – именно тех, кто сражался под знаменами военно-революционного комитета.

Похороны павших на улицах Москвы единомышленников московской думы, предполагавшиеся вчера, отложены на понедельник 13-го ноября и состоятся на Братском кладбище.

Похороны 10-го ноября носили полугражданский характер. Принесенные на Красную площадь тела убитых из больничных часовен получили там церковное отпевание, а тела, доставленные из анатомических театров, были не отпеты.

Похоронные процессии начали прибывать на Красную площадь с 10-ти час. утра. Впереди каждой процессии верхом ехал распорядитель с красной лентой через плечо. Затем несли знамя районного комитета и плакаты с надписями: «Мир и братство народов!», «Слава и честь борцам за свободу!», «Да здравствует съезд советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов!» и др.

Гробы были по преимуществу красного цвета. Некоторые гробы были открыты.

Два гроба с телами убитых солдат-артиллеристов везли на лафетах 6-дюймовых орудий.

Было много венков – из живых цветов, лавровых, металлических; почти все с красными лентами.

В процессиях шли хоры рабочих и работниц и полковые оркестры. Революционные гимны сменялись похоронным маршем и «вечной памятью».

Процессии сопровождались частями войск московского гарнизона и красногвардейцами с винтовками.

У самой кремлевской стены между Никольскими и Спасскими воротами приготовлены были две братских могилы шириною в 7 аршин и длиною сажень в 10. При опускании гробов в могилу военные оркестры исполняли «Коль славен». Гробы устанавливались в могиле в два ряда. Всего было погребено около 300 убитых.

Около 4-х часов дня могилы стали закапывать. Закапывание продолжалось целый вечер 10-го и закончилось 11-го ноября утром.

По случаю похорон московские фабрики и заводы были остановлены. Не работали и газетные типографии, почему 11-го ноября газеты не вышли.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 7 пол./

 

Постановление представителей московских театров.

 

Комиссия по организации похорон жертв революции напечатала в официальных органах объявление, что «в день похорон жертв революции должны быть закрыты все театры, кинематографы и увеселительные заведения».

Это обстоятельство заставило представителей московских театров собраться на экстренное совещание, которое вынесло следующую резолюцию:

«Собрание представителей московских театров 10-го ноября 1917 года, осведомившись о последовавшем распоряжении непризнаваемой власти о закрытии театров по случаю похорон жертв междоусобной войны и считая такое постановление актом насилия над свободой театров, постановило не играть в этот день, лишь склоняясь перед могилами самих жертв кошмарных событий».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 7 пол./

 

ПОХОРОНЫ НА БРАТСКОМ КЛАДБИЩЕ

 

Общестуденческая комиссия по организации похорон жертв гражданской войны извещает, что похороны перенесены на 13-е ноября.

Отпевание – в церкви Большого Вознесения у Никитских Ворот в 10 часов утра.

Погребение – на Братском кладбище.

Венков просят не возлагать.

Плакаты не допускаются.

Всех желающих быть сотрудниками в похоронной процессии просят явиться в университет в 12 часов дня в воскресенье 12 ноября (новое здание университета, филологический факультет, аудитория №6).

Запись пожертвований принимается в профессорской филологического факультета с 10 часов утра.

Товарищей, желающих принять участие в организации студенческого хора на похоронах, просят явиться на спевку в 5 часов вечера в воскресенье 12-го ноября в 6-ю аудиторию филологического факультета.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 7 пол./

 

СОБОР О ПОХОРОНАХ ЖЕРТВ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

 

Бо?льшая часть вчерашнего общего заседания всероссийского церковного собора была посвящена состоявшимся 10-го ноября на Красной площади похоронам жертв гражданской войны и предстоящим похоронам 13-го ноября.

Один из членов собора, крестьянин, спрашивал, правда ли, что состоявшиеся на Красной площади похороны носили гражданский характер, и настаивал, чтобы в этом случае собор заявил свой протест.

Член Государственного Совета граф Д.А. Олсуфьев видит в похоронах 10-го ноября банкротство православной церкви. Гражданские похороны рядом с великими русскими святынями – это, по словам Д.А. Олсуфьева, кощунство над православной церковью.

– А затем, – говорил Д.А. Олсуфьев, – никогда ни в одном благоустроенном городе не позволялось хоронить в центре города уже в целях общественной санитарии.

Граф Олсуфьев предлагал выразить устроителям похорон резкое осуждение собора.

Желание студентов устроить 13-го ноября церковные похороны убитых студентов, курсисток и сестер милосердия встретила на соборе общее сочувствие.

Протоиерей Н.П. Добронравов заявил, что приходившие к нему представители общестуденческой комиссии по организации похорон просили его принять участие в богослужении. Вместе с тем, о. Добронравова просили передать церковному собору, что похороны студентов, жертв революции, будут носить единственно церковный характер: никаких плакатов с надписями политического характера не будет. Во время шествия студенческий хор будет петь: «Со святыми упокой», «Вечная память» и «Святый Боже».

– По моему указанию, – говорил оратор, – студенческая комиссия обратится еще к митрополиту кавказскому Платону и архиепископу Арсению с просьбою принять участие в похоронах.

Архиепископ Арсений заявил, что соборный совет высказался за то, чтобы отпевание павших жертвами междоусобной брани студентов было совершено епископским служением.

Что же касается похорон на Красной площади, то соборный совет постановил помолиться и о тех погребенных, которые не получили церковного отпевания. Отпевание это на могилах у кремлевской стены должен совершить кавказский митрополит Платон по получении полных сведений о состоявшихся похоронах.

Протоиерей К.М. Аггеев заявил, что решение соборного совета его не удовлетворяет. Он не признает власти большевиков и считает недопустимым, чтобы представители собора обращались к большевикам хотя бы за выяснением обстоятельств бывших похорон. Он предлагает выразить самый энергичный протест против большевиков, допустивших кощунственные похороны. Что касается просьбы студентов, то о. Аггеев находит ее дорогой и весьма ценной и считает, что весь церковный собор должен принять участие в студенческих похоронах.

Архиепископ Антоний указывает, что нужно молиться за души и тех, и других.

В этом же смысле высказывается П.И. Астров:

– Нужно молиться за души тех, кто не по своей воле не получил церковного отпевания.

Митрополит Платон заявляет, что он был бы счастливейшим человеком, если бы мог приобщиться к смерти юнкеров, положивших свою жизнь за родину. Он считает поручение собора снестись с большевиками тяжелым крестом, но из послушания не отказывается, как было и тогда, когда он обращался, по поручению собора, к военно-революционному комитету с требованием прекратить братоубийственную резню.

Архиепископ Владимир предостерегает собор от уклонения в сторону политики. Но и он признает, что большевики поступили, во всяком случае, неправильно, не испросив разрешения церкви на погребение вблизи чтимых святынь.

Архиепископ Димитрий , соглашаясь с митрополитом Платоном, что было бы счастьем пасть вместе с юнкерами, находит необходимым молиться и о тех, которые погребены у кремлевской стены.

И.М. Громогласов находил, что церковный собор должен полностью принять участие в погребении студентов.

Кн. Е.Н. Трубецкой указывал, что молитва о павших большевиках не будет одобрением большевизма. Составляемое воззвание собора с определенным резким отношением к обстрелу святынь Кремля ясно укажет, с чем борется собор, и кого он осуждает.

Собор постановил принять самое живое участие в похоронах студентов 13-го ноября.

А сегодня в храме Христа Спасителя после литургии решено отслужить по всех убиенных в междоусобной брани великую соборную панихиду.

Митрополиту Платону поручено выяснить, над всеми ли погребенными у кремлевской стены совершено отпевание тела, и если не над всеми, то совершить отпевание на могиле.

В конце заседания проф. С.Н. Булгаков огласил составленный комиссией с архиепископом Анастасием во главе проект воззвания собора по поводу московской смуты и обстрела Кремля с его святынями.

Обсуждение этого воззвания отложено до следующего заседания собора.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 7-8 пол./

 

 

МОСКВА

 

ЭКСПЕДИЦИЯ В КАЛУГУ

 

Вчера начальник военно-дорожного отдела штаба московского военного округа получил на бланке командующего войсками за №382 следующее предложение:

«Немедленно сделать распоряжение Курской железной дороге о том, чтобы были приготовлены на Курском вокзале к пяти часам вечера 11-го сего ноября четыре эшелона для отправки воинских частей в Калугу. Состав каждого эшелона должен быть следующий: первый, второй и третий (эшелоны) – по одному классному вагону, по три конских, три платформы и 25 теплушек, четвертый эшелон для артиллерии – 17 конских вагонов, 10 платформ, один классный и 12 теплушек».

Под этим предписанием подписи: за начальника штаба Чубаков и штабс-капитан Парамонов.

Соответствующее распоряжение Курской дороге было сделано.

Узнав об этом, центральный комитет всероссийского железнодорожного союза («Викжель») под угрозой смещения с должности запретил агентам Курской дороги исполнять распоряжение.

Тем не менее, к назначенному часу поезда были изготовлены, и прибывшие с небольшим опозданием на московскую товарную станцию Курской дороги солдаты стали беспрепятственно грузиться. Погрузкой руководили двое, называвшие себя комиссарами. Эти двое, между прочим, заявили, что возможна отсрочка отъезда солдат до завтрашнего дня.

На вопрос, почему не исполнен приказ «Викжеля» курские железнодорожники с отчаянием говорят:

– Пусть лучше сместят, чем повесят…

Оказывается, когда кто-то из железнодорожных служащих заикнулся: «А вот «Викжель»…», – то ему внушительно заметили:

– Должно быть, «болтаться» хотите…

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.3, 8 пол. – стр.4, 1 пол./

 

 

ЗАПРЕЩЕНИЕ ПРОПУСКА ВОИНСКИХ ЭШЕЛОНОВ

 

В связи с предъявляемыми к железнодорожникам настойчивыми требованиями о перевозках большевистских войск по разным направлениям центральный комитет всероссийского железнодорожного союза устроил по этому поводу закрытое заседание, после которого разослал по всей сети железных дорог следующую телеграмму:

«Ввиду того, что в настоящее время всероссийский железнодорожный союз озабочен в первую очередь разгрузкой железнодорожных узлов и продвижением продовольственных грузов к крупным городам и на фронт, и что осуществлению этих задач оказывает сильное препятствие движение эшелонов к столицам и от столиц, а также во избежание возможных кровопролитных столкновений между отдельными отрядами войск, центральный комитет всероссийского железнодорожного союза не находит возможным пропускать эшелоны, движение которых не имеет ясно выраженного стратегического значения. Постановление это не касается воинских частей, перевозимых в целях расформирования или расквартирования на места своего постоянного пребывания».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 1 пол./

 

 

(по телеграфу)

 

КАЛУГА, 10, XI . В городе все время было совершенно спокойно, благодаря своевременно принятым думой мерам.

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 1 пол./

 

 

СОВЕЩАНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ОРГАНИЗАЦИЙ

 

Вчера вернулся в Москву городской голова В.В. Руднев, ездивший в Петроград на совещание представителей городов и земств в связи с текущим моментом.

Вечером В.В. Руднев сделал краткий доклад о положении вещей в Петрограде управе и представителям думских фракций (за исключением большевиков).

С таким же сообщением после этого В.В. Руднев выступил на собрании управы с участием представителей общественных организаций (кроме большевиков и объединенцев). Здесь были: представители совета крестьянских депутатов, фракции с.-р., меньшевиков, представители почтово-телеграфного союза, железнодорожного союза, союза торгово-промышленных служащих, союза банковских служащих, служащих Государственного банка, организации городских служащих, совета депутатов трудовой интеллигенции, объединенной организации служащих в общественных и правительственных учреждениях, всероссийского союза союзов земских работников, московского совета присяжных поверенных, объединенной организации домовых комитетов, союза служащих правительственных учреждений, всероссийского союза городов и др.

В.В. Руднев сделал сообщение о совещании представителей земств и городов, созванном по инициативе петроградской городской думы.

После доклада В.В. Руднева все ораторы в своих речах настаивали на необходимости всемерно поддерживать работу московского городского управления, как единственного законного и полномочного органа, около которого возможно в Москве сплочение всех общественных сил, стоящих за охрану порядка и защиты интересов всего населения.

Принята резолюция:

«Власть большевиков, основанная на насильственном захвате, не может быть признана законной властью ни в центре, ни на местах.

Полноправным правительством может быть лишь правительство, признанное большинством народа.

Демократические организации должны немедленно принять все меры к выработке одной платформы неотложных социальных мероприятий и к созданию законного правительства на основах этой платформы.

Впредь до создания этого правительства все государственные учреждения и органы местного самоуправления должны стремиться к поддержке хозяйственно-технического аппарата страны, всемерно охраняя этот аппарат от губительного вмешательства захватчиков.

Московская городская дума, свободно избранная всеобщим голосованием, отнюдь не может считаться распущенной незаконным декретом военно-революционного комитета. Исполнительный орган ее – городская управа – должен вести лежащие на нем обязанности по ведению городского хозяйства, не допуская вторжения в его обязанности со стороны военно-революционного комитета и всячески разъясняя населению ответственность, падающую на в.-р. к. за последующие нарушения правильного функционирования городского административно-хозяйственного аппарата».

/«Русское Слово», №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 1 пол./

 

 

ЗАБАСТОВКА СЛУЖАЩИХ ГОРОДСКОЙ МИЛИЦИИ

 

Обращение к населению.

 

Служащие московской городской милиции обращаются к московскому населению со следующим заявлением:

«Мы, служащие московской городской милиции, прекратив временно работу в московских комиссариатах, считаем своим долгом объявить непосредственно самому населению Москвы о создавшемся в милиции положении и об истинных причинах вынужденного решения, чтобы не было ни ложных толкований, ни ложных обвинений.

Граждане, вам известно, что произошло в Москве и России. Вместо воли народа, осуществленной во всеобщем голосовании, утвердились насилия и произвол хуже царского. Преступные руки насильников с особой свирепостью обрушились на командный состав и служащих московской милиции. Беззаконно изгоняются наши товарищи, работавшие на пользу населения, должности замещаются не по воле полномочных органов населения, а самочинными выборами и назначениями лиц, зачастую безграмотных и даже удаленных в свое время из милиции за неблаговидное поведение. Наши товарищи незаконно арестуются, и чинятся над ними издевательства и насилия, вплоть до убийств. Комиссариаты становятся не охранителями права и безопасности, а их могилой.

Быть исполнителями незаконных предписаний и оставаться в разоренных комиссариатах под постоянной угрозой самосудов нет ни физической, ни нравственной возможности. Раз у нас отнята возможность честно выполнять перед народом свои обязанности, совесть нам не позволяет быть попустителями или соучастниками людей, творящих великую разруху, ответственность за которую должна пасть исключительно на их голову.

Как только указанные в наших постановлениях препятствия для нашей работы исчезнут, мы снова будем все на своих местах. Пусть будут удалены из милиции ставленники военно-революционного комитета. Пусть наши незаконно удаленные товарищи получат возможность продолжать свою работу. Пусть будет восстановлен прежний законный порядок замещения должностей в милиции.

Поймите, граждане, что нельзя так попирать право и топтать в грязь человеческое достоинство, как это делается по отношению к нам. Да не будет места произволу и насилию в свободной стране! Да здравствуют свобода и справедливость!

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 1-2 пол./

 

 

ГОРОДСКИЕ СЛУЖАЩИЕ

 

Избрание стачечного комитета.

 

Вчера состоялось необычайно многолюдное делегатское собрание высших городских служащих.

Подавляющим большинством принята резолюция, в которой, между прочим, говорится:

«Делегатское собрание, во избежание всяких недоразумений подтверждает, что если до настоящего момента городские служащие приступили к работам и оставались на работах, то исключительно имея ввиду позицию, занятую городской думой в вопросе об ее ненарушимом праве представлять собою московское городское самоуправление, и призыв со стороны управы к работе.

С негодованием делегатское собрание отвергает обвинение городских служащих в саботаже, – обвинение, идущее из стана насильников, и, к сожалению, подтвержденное делегатским собранием городских рабочих в резолюции последнего от 8-го ноября, и заявляет, что до сих пор все городские служащие в меру возможности, в зависимости от разгрома и загаженности городских помещений, хозяйства и делопроизводства и в меру своего разумения, при нарушенном руководящем аппарате, осуществляли свою хозяйственную работу с полным напряжением сил.

Единственным доступным профессиональной организации способом борьбы в создавшихся обстоятельствах делегатское собрание признает не саботаж, а стачку всех служащих московского городского управления, каковая признается неизбежной при невыполнении следующих условий, единственно обеспечивающим городским служащим возможность продуктивной работы: сохранение впредь до перевыборов распорядительных органов в московском городском общественном управлении; полное невмешательство в дела городской службы каких-либо партийных комиссаров; полное устранение политического опроса и сыска среди городских служащих; неустранение городских служащих от должностей без ведома и согласия союза служащих московского городского управления.

Ставя, таким образом, на очередь вопрос о стачке, делегатское собрание постановляет: избрать стачечный комитет; предложить ему немедленно войти в контакт с социалистическими партийными органами и профессиональными организациями, не поддерживающими захватившую власть партийную группу; предоставить стачечному комитету, в зависимости от обстоятельств, объявлять частичную или общую забастовку гродских служащих, согласно выработанному стачечным комитетом плану, и проводить таковую всеми мерами; обязать всех городских служащих подчиняться всем распоряжениям стачечного комитета; места в учреждениях, призываемых стачечным комитетом к участию в забастовке, объявляются под бойкотом.

Делегатское собрание выразило свою солидарность с постановлением служащих в комиссариатах, уже прекративших работу.

Вчера же образовался стачечный комитет, который и приступил на всякий случай к выработке плана забастовки, если к ней придется прибегнуть.

К концу делегатского собрания в зал явилась делегация от городских инженеров, которая указала, что по некоторым предприятиям забастовка вообще не может быть проведена, так как это будет угрожать интересам населения.

Это заявление было встречено, разумеется, сочувственно, так как и все собрание не желало ничего делать во вред населению.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 2 пол./

 

 

В СОЮЗЕ СОЮЗОВ СЛУЖАЩИХ

 

Постановление-протест.

 

Делегатское собрание организаций работников общественных и правительственных учреждений, «выражая волю работников общественных и правительственных учреждений, одного из отрядов российской демократии, всемерно протестует против вооруженного захвата власти группой насильников и узурпаторов, опирающейся на штыки и доверие части населения, обманутого широковещательными и неосуществимыми лозунгами, и считает такой захват тем более позорным и преступным, что он произошел накануне выборов в учредительное собрание – хозяина земли Русской – и фактически нарушил обстановку, которая необходима для правильных выборов в учредительное собрание, что выгодно лишь для врагов демократии и революции».

Делегатское собрание протестует далее «против нарушившего преемственность власти грубого акта ареста членов временного правительства и разгона временного совета Российской республики и против попрания захватчиками завоеванной революцией идеи народоправства, что выразилось также и в разгоне свободно избранной на основании четырехчленной формулы московской городской думы, единственной законной выразительнице воли московского населения».

«Всенародного осуждения, – говорится далее в постановлении, – требует введенный захватчиками террор, наложивший свою руку на все завоеванные свободы и превзошедший худшие приемы самодержавия.

Делегатское собрание, констатируя с глубокой грустью раскол революционной демократии, решительно осуждает и клеймит позором политику натравливания одной части демократии на другую, проводимую новой властью, ведущей страну к анархии и гибели, совершенно неспособной справиться с задачами государственного управления и хозяйства и предусмотрительно предательски отводящей от себя гнев обманутого народа.

Делегатское собрание призывает всю сознательную демократию России объединиться вокруг лозунга: «вся власть учредительному собранию», свободно избранному, при соблюдении всех избирательных гарантий, и считает, что власть захватчиков, терроризирующих население, не способна ни дать стране этих гарантий, ни довести страну до учредительного собрания.

Учитывая всю громадную важность работы, производимой представляемыми делегатским собранием организациями и учреждениями, собрание находит необходимым продолжение работы их с прежней энергией, под руководством своих ответственных полномочных органов, не допуская никаких вмешательств извне, против которых работники учреждений и организаций будут бороться всеми средствами политической борьбы. Поэтому все предписания комиссаров, назначенных захватчиками, будут игнорироваться; случаи же насилия как морального, так и физического, встретят организованный отпор, вплоть до приостановки работ учреждений. Последствия же этой приостановки, могущие быть роковыми в переживаемый тяжелый момент, лягут на голову насильников, сеющих разруху и голод.

Делегатское собрание призывает всю демократическую Россию, которой дороги свободы и завоевания революции, активно сплотиться и оказать организационную поддержку выдвинутым протестом требованиям, помня, что в единении сила, и что жива вера в близкое падение власти, построенной на крови, насилии и обмане народа.

Да здравствует свободно избранное учредительное собрание!»

Под этим постановлением подписались: союз служащих московского городского самоуправления, исполнительный комитет всероссийского союза земских работников, исполнительный комитет союза работников московского губернского земства, союз центральных служащих московского губернского земства, организация служащих земств Московской губернии, общество служащих главного комитета всероссийского союза городов, всероссийского земского союза и «Земгора», союза служащих московского областного военно-промышленного комитета, общества служащих союза государственных и общественных учреждений по снабжению топливом «Топсоюз», центральный союз по распределению тканей «Центроткань» и др.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 2-3 пол./

 

 

«ЦЕНТРОДОМ»

 

Являясь организацией непартийной и стоящей вне классовых интересов, московский центральный совет представителей домовых организаций, считает, однако, необходимым заявить, что с точки зрения права и законности попытка московского революционного комитета распустить городскую думу, избранную населением Москвы на основах самых свободных в мире выборов является актом незакономерным.

Вместе с тем, совет указывает на грозную опасность даже и временного нарушения правильной работы городской думы, отражающегося самым гибельным образом на всей хозяйственной жизни города, – прежде всего, на продовольствии населения.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 3 пол./

 

 

СОЮЗ ИНЖЕНЕРОВ

 

Состоялось заседание совета московского отделения всероссийского союза инженеров.

В принятой резолюции, между прочим, говорится:

«Страна гибнет, народ накануне неизмеримых страданий; в этот ужасающий миг мы призываем товарищей-инженеров не покидать своих постов и исполнять свой долг до конца, помня, что, если это и жертва, то жертва России и народу, но, продолжая работу, не забывать, что все распоряжения большевистской власти должны игнорироваться, а в случае попыток большевистских комиссаров силой вторгнуться во внутренние распоряжения предприятий и учреждений или сместить законно установленную и признанную корпорацией власть немедленно покидать работу. Тем более, никто из членов союза инженеров не должен принимать никаких полномочий и поручений от большевистской власти. Членов союза инженеров московского отделения, служащих в муниципальных учреждениях, избранных на основании всеобщего избирательного права союза инженеров, призываем подчиняться постановлениям городских дум.

Для всемерной борьбы с большевизмом, как проявлением преступности, союз инженеров предлагает своим членам сплачивать вокруг себя всех честных и разумных товарищей по работе, – служащих и рабочих, – и, идя с ними нога в ногу, положить все силы к устранению того бедствия, которое нависло над родиной.

В момент катастрофы московское отделение союза инженеров призывает товарищей к профессиональной дисциплине и беспрекословному и строгому исполнению всех постановлений своей организации, помня профессиональную и товарищескую этику, в случае незакономерного устранения кого-либо из товарищей-работников данного предприятия всем, всем немедленно оставлять свои места».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 3-4 пол./

 

 

В ГОРОДСКОЙ УПРАВЕ

 

Выдача жалованья. –

«Автономные» трамвай и бойни. –

17 миллионов рублей военно-революционного комитета

 

Вчера городская управа выдала деньги низшим служащим и рабочим различных городских предприятий, не получивших денег в четверг. Все деньги были розданы, и, опять-таки, по тому же расчету, что и в четверг: рабочие и служащие получили приблизительно ? причитающегося им жалованья.

Никаких поступлений в городскую кассу пока не было. Трамвайные служащие по-прежнему удерживают выручку в своих руках. В результате больничные служащие получили, например, по 15 рублей, а трамвайным пришлось по 50 руб.

Задержаны деньги и на бойнях, и там рабочие получили ? причитавшегося им за октябрь жалованья.

Вчера в управу являлась депутация от солдаток и увечных с просьбою уплатить им деньги. Им пришлось отказать. Городское управление до сих пор уплачивало солдаткам ежемесячно 3.500.000 рублей и увечным – 500.000 рублей, получая эти суммы непосредственно из казны. Теперь денег не прислано, а если бы они и были получены в Государственном банке, то и тогда управа не могла бы их выдать, – Государственный банк в руках военно-революционного комитета. К нему и следует обращаться.

При выдаче денег в управе присутствовали представители центрального союза городских рабочих и местных комитетов. Судя по их разговорам, у военно-революционного комитета имеется до 17-ти миллионов рублей. Осведомившись об этом, управа заявила, что если эти 17 миллионов из Государственного банка, то из них 9 миллионов подлежат передаче в город в оплату расходов по военно-санитарному и госпитальному делу и 4 миллиона для выдачи солдаткам и увечным.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

УНИВЕРСИТЕТ

 

На вчерашнем заседании совета профессоров московского университета был заслушан доклад ректора М.А. Мензбира о возобновлении университетских занятий.

Совет профессоров единогласно постановил принять распоряжение ректора о возобновлении занятий с 13-го ноября совершенно правильным.

По предложению медицинского факультета совет постановил признать Ново-Екатерининскую больницу временно закрытой впредь до изменения неблагоприятных условий работы, созданных забастовкой служащих.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

СЛИЯНИЕ СОВЕТОВ

 

На вчерашнем заседании исполнительного комитета московского совета рабочих депутатов принято предложение большевиков о слиянии московских советов рабочих и солдатских депутатов.

Совет будет, по примеру петроградского, подразделяться на рабочую и солдатскую секции. Будет создан общий исполнительный комитет. Президиумы рабочей и солдатской секций будут работать самостоятельно.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

ПРЕДВЫБОРНОЕ СОБРАНИЕ

ПАРТИИ НАРОДНОЙ СВОБОДЫ

 

Сегодня в 1 час дня в помещении театра «Кино-Арс» (на Тверской улице) состоится предвыборное собрание, устраиваемое партией народной свободы. Докладчиками на собрании выступят: П.П. Юренев и Н.И. Астров.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

ПРОПУСКИ ОФИЦЕРАМ

 

Московский революционный штаб объявляет:

«Выдача пропусков сего 11-го ноября прекращается. Все офицеры, приехавшие в Москву после 4-го ноября, как по делам службы, так и в отпуск, имеют право беспрепятственного выезда из Москвы. Офицеры и чиновники, прибывшие в Москву 4-го ноября, а также офицеры и военные чиновники московского гарнизона должны оставаться в Москве впредь до особого распоряжения. Настоящее приказание не распространяется на офицеров, следующих по предписанию в действующую армию».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

АРЕСТ ПОЛКОВНИКА К.И. РЯБЦЕВА

 

Вчера в Москве распространился слух об аресте командующего войсками московского военного округа полковника К.И. Рябцева. Он, будто бы, арестован в Шуе Владимирской губернии и препровождается в Москву в распоряжение военно-революционного комитета.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ РАЗБОЙНИКОВ

 

Военно-революционным комитетом освобождены из губернской тюрьмы обвиняемые в разбойном нападении на меняльную лавку Макеева, на Ильинке, Козлов, Лебедев и Рогге.

Освобождены они как «анархисты-коммунисты», не подлежащие ответственности за свои «партийные выступления».

Рогге, как известно, именовал себя при аресте большевиком.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 4 пол./

 

 

ПОВРЕЖДЕНИЕ ГАЗОВЫХ СООРУЖЕНИЙ

 

Городской газовый завод просит нас сообщить следующее:

С 27-го октября по 4-е ноября при обстреле разных мест Москвы в числе повреждений различных сооружений были повреждены также газовые сооружения, – главным образом, фонарные колонны. В настоящее время бо?льшая часть повреждений устранена, но осталась некоторая часть необнаруженных повреждений, которая может быть причиной несчастий. Именно газ может проникнуть с улиц из сломанных труб в квартиры нижних этажей, просачиваясь через землю под мерзлым слоем почвы, и вызвать случаи угара и отравления жителей. При отсутствии телефонного сообщения быстрое получение сведений о таких случаях крайне затруднительно; поэтому газовый завод обращается к населению с просьбой во всех случаях появления запаха газа в квартирах, а также в тех случаях, которые могут внушать подозрение в этом смысле, немедленно осведомлять газовый завод, посылая нарочных по адресу: Гороховская ул., Сусальный пер., контора завода, где заявления принимаются во всякое время дня и ночи.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

 

Сегодня

1) Собр. всех армян г. Москвы, в армянск. церкви, в 12 ч. д.; 2) общ. собр. организации «Геховер» с докл. Х.И. Гринберга: «Чартер и национ.-политич. автономия», Маросейка, Космдамиан. пер., 10, кв. 23, в 3? ч. д.; 3) предвыб. собр. партии народной свободы с доклад. П.П. Юренева и Н.И. Астрова в помещ. театра «Кино-Арс», Тверская, в 1 ч. д.; 4) засед. объединенн. бюро работников обществ. и правит. организаций, Петровка, 16, 2-й этаж, в 1 ч. д.

 

Завтра

Засед. конфликтной комиссии моск. отд. всеросс. союза инженеров в д. политехническ. о-ва, М. Харитоньевск. пер., 4, в 7 ч. в.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

 

ХЛЕБ ДЛЯ ФРОНТА

 

КИЕВ, 10, XI . Киевская губернская продовольственная управа разослала всем уездным и волостным управам следующую телеграмму:

«Помещичий хлеб почти весь взят для фронта. Селянский хлеб поступает в ничтожном количестве. Армии вновь грозит гибель от голода. Допустить этого невозможно. Хлеб будет взят непременно. Губернская продовольственная управа уступит место военным властям, которые повсеместно произведут беспощадные военные реквизиции, с применением вооруженной силы. Такие реквизиции применяются в Подольской и Волынской губерниях. Они оказались крайне тягостными и разорительными для населения, так как хозяйствам часто не оставляют даже самого необходимого для собственных нужд.

Управа делает последнюю попытку предотвратить грозящие населению беды от военных реквизиций и предлагает вам во что бы то ни стало добиться сдачи селянами хлеба, собрать сходы, предупредить население, что в случае, если сдача хлеба не будет достигнута, губернская управа в ближайшие дни должна будет передать свои функции военным властям.

Объясните. что в случае, если действующая армия покинет окопы, миллионы вооруженных голодных людей бросятся в тыл, наводнят наши села ужасами, невиданными доселе. Примите все меры, предоставленные вам законом, чтобы предотвратить бедствие, грозящее армии и населению, выбравшему вас».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

 

К СТРАНЕ

(Случайная)

 

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 10, XI . 12-я армия требует немедленной присылки фуража и продовольствия. 12-я армия не имеет ни одного фунта муки, ни одного фунта овса. Вот уже несколько дней полки питаются сухарями из неприкосновенного запаса армии. После сухарей голодная армия двинется с фронта искать себе хлеба. Никакая сила этого движения не остановит.

Граждане! Голодная миллионная армия откроет фронт и сметет все на своем пути. Погибнет армия, погибнет и Россия. Дайте хлеба!

Исполнительный комитет совета солдатских депутатов 12-й армии.

Председатель Лихач .

Секретарь Ар. Сперанский .

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

 

ЗАБАСТОВКА МЕЛЬНИЦ

 

ПОЛТАВА, 10, XI . Вследствие неудовлетворения требований, предъявленных владельцам мельниц рабочими и служащими всех мельниц Полтавской губернии, объявлена забастовка.

Все мельницы стали. Ввиду невозможности разрешить конфликт в Петрограде, дело, переданное областному комиссару, поступает для разрешения в Полтаву, при участии стачечного комитета, совета депутатов и представителей губернского продовольственного комитета. Обсуждаются требования.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

 

В РОССИИ

 

УКРАИНСКАЯ РЕСПУБЛИКА

 

КИЕВ, 10, XI . Винницкая земская управа запросила генеральный секретариат, кому именно должна присягать волостная земская управа. Генеральный секретариат разъяснил, что присяга должна быть принесена Украинской республике.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5 пол./

 

В комитете центральной рады одобрен законопроект о созыве украинского учредительного собрания. Законопроект в общих чертах скопирован с проекта выборов во всероссийское учредительное собрание. Территория Украинской республики, на которой произведутся выборы, состоит из 9-ти украинских губерний, с присоединением к ним Грайворонского, Путивльского и Новооскольского уездов Курской губернии, Острогожского, Валуйского, Бирюченского и Богучарского уездов Воронежской губернии.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 5-6 пол./

 

Комитет при центральной раде одобрил законопроект генерального секретариата по судебным делам, гласящий, что суд на Украине творится именем Украинской народной республики.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

«ХЕРСОНЩИНА»

 

ОДЕССА, 9, XI . Революционный комитет Херсонщины, собравшись в Одессе, постановил заменить агентов сверженной власти новыми людьми.

Между прочим, устранятся херсонский комиссар Юрицын и одесский Либерман.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

ОДЕССА, 9, XI . Состоялся парад украинским войскам с торжеством возглашения универсала. Войска парадировали с артиллерией и пулеметами. Парад прошел благополучно.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

РАСПАД ГЕНЕРАЛЬНОГО СЕКРЕТАРИАТА

 

КИЕВ, 10, XI . Принятый центральной радой универсал вызывает постепенное распадение генерального секретариата.

Третьего дня подали в отставку генеральные секретари Шульгин и Минкевич. Вчера подал в отставку генеральный секретарь по земельным делам Савченко-Бельский, не согласный с универсалом в части, касающейся земельной реформы, и считающий, что такая земельная реформа поведет к анархическим выступлениям и грозит разорением края.

Вследствие несогласия с универсалом, уходит также в отставку генеральный секретарь почт и телеграфов Зарубин, являющийся представителем российских с.-р.

Говорят об уходе еще некоторых секретарей.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

ПРОТЕСТ ПОЛЬСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ

 

КИЕВ, 10, XI . Ряд влиятельных крупных польских организаций опубликовал мотивированный протест по поводу универсала центральной рады, нарушающего существенные интересы польского населения.

Особенно горячо протестуют поляки против земельной реформы, указывая, что она приведет к насилию над безоружным польским народом.

Протест обращен ко всем народам, населяющим Украину, и ко всему культурному миру.

Под протоколом подписались: польский исполнительный комитет, демократический централ, партия реальной политики, партия народовой демократии, партия народного труда, польский университет в Киеве, польский обывательский комитет, союзы литераторов, инженеров, юристов, редакции польских газет и многие другие организации.

Одновременно польский исполнительный комитет опубликовал по поводу универсала протестующее воззвание, обращенное ко всему польскому населению России.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

ПРОТЕСТ МОРЯКОВ

 

ОДЕССА, 10, XI . Собрание военных моряков одесского порта высказалось против насильственной украинизации флота, являющегося народным достоянием и сооруженного на деньги, добытые потом и кровью всего русского народа.

Отделение Украины до учредительного собрания не может произойти при посредстве силы и явится действием, вносящим рознь в ряды демократии.

Украинская рада не признается моряками выразительницей интересов всех народностей Украины.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

ПРОТЕСТ НАСЕЛЕНИЯ

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Общее собрание крестьян харьковского сельского схода вынесло протест против насильственного причисления Харьковской волости к Украине.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

ПОЛЯКИ И РОССИЯ

 

МИНСК, 10, XI . Главным польским военным комитетом, за подписью председателя Рачкевича, издано обращение к военнослужащим полякам следующего содержания:

«На основании пункта 3-го постановлений всероссийского съезда поляков-военных польским военным частям, равно как и отдельным полякам, всякое вмешательство во внутренние дела России безусловно воспрещено».

В свою очередь, командир польского корпуса генерал-поручик Довбор-Мусьницкий издал приказ, в котором предупреждает, что, не вмешиваясь во внутренние дела России, он будет беспощадно силою оружия подавлять всякие посягательства как на имущество и безопасность мирных жителей, без различия вероисповедания и национальности, так и на все польские учреждения.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6 пол./

 

 

ДОНЕЦКИЙ БАССЕЙН

 

ВИННИЧЕНКО – КАЛЕДИН

 

КИЕВ, 11, XI . Председатель генерального секретариата Винниченко отправил ген. Каледину следующую телеграмму:

«Новочеркасск. Атаману Каледину. Передаю телеграмму из Екатеринослава. По распоряжению штаба Донского войска, полоса отчуждения Екатерининской железной дороги, входящая в район Донецкого бассейна, занимается казачьими войсками, которыми взяты под контроль телеграфные станции. Такие захватные шаги казачьих войск нервируют служащих Екатерининской железной дороги и мешают им исполнять в такое критическое для России время свой служебный долг, что не замедлило отразиться в отрицательной степени на транспорте, добыче и вывозе угля из Донецкого бассейна. Главный дорожный комитет железных дорог требует во имя спасения родины немедленных решительных шагов от руководящих органов к выводу казачьих войск из полосы отчуждения Екатерининской дороги.

Со своей стороны, прошу во имя спасения края принять необходимые меры. Генеральный секретарь Винниченко».

Из Новочеркасска за подписью полковника Бабина получен по телеграфу на имя Винниченко такой ответ:

«На телеграмму вашу войсковой атаман приказал сообщить, что охрана всех железных дорог в области – наше дело, и принятые меры оберегают порядок, отнюдь не нарушая работ всего железнодорожного организма, а только помогая ему».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 6-7 пол./

 

 

ЗАКРЫТИЕ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИХ ЗАВОДОВ

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . На совещании представителей правительственных органов по топливу и металлу обсуждался вопрос о положении металлургической промышленности.

Был сделан доклад о закрытии заводов Дружковского, Кадиевского, Константиновского и «Русского Провиданса» из-за отсутствия топлива.

Из прений выяснилось, что с закрытием этих заводов выпуск чугуна сократился на полтора миллиона пудов. Прокатных изделий будет выпускаться менее почти на 1 миллион пудов. Предстоит расчет 12.922 рабочих и нескольких сот служащих.

Представители рабочих высказались против закрытия заводов впредь до созыва совещания из представителей заинтересованных сторон, которое выяснит вопрос о создавшемся положении.

После прений была принята следующая резолюция:

«Все количество угля, – 12? миллионов пудов, – которое будет предоставлено металлургическим заводам за ноябрь, должно быть сосредоточено в нескольких металлургических заводах, которые работали бы непрерывно до 1-го декабря, закрыв доменные, прокатные и сталелитейные отделения на 4-х – 6-ти металлургических заводах. При закрытии заводов рабочие должны получить полностью свою заработную плату до 1-го декабря».

Представители рабочих высказались против предложенной резолюции.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Главное управление общества «Горный Унион» в Макеевке сообщило донецкому комитету, что управление окончательно исчерпало кредит, предоставленный ему Государственным банком в размере 10.000.000 рублей.

Сверх того, общество задолжало еще до трех миллионов рублей и не имеет фактической возможности продолжать дело.

«Унион» намерен объявить рабочим и служащим о том, что они по истечении двухнедельного срока будут рассчитаны.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

 

ГИБЕЛЬ САХАРНЫХ ЗАВОДОВ

 

КИЕВ, 10, XI . «Центросахару» телеграфируют из Курской губернии:

«Начался разгром имения Воскресеновского сахарного завода. Сахар в крайней опасности».

Директор Ржевско-Павловского завода телеграфирует:

«Спасайте сахар. Дайте наряд на внеочередную погрузку 175 вагонов на Харьков, ибо ваши наряды на Москву не могут быть использованы вследствие запрещения соответствующих дорог. Спасайте сахар на заводе, пока не разгромили его».

Шебекинский сахарный завод сообщает, что также находится под угрозой разгрома.

Из Трубечинского сахарного завода Лебедянского уезда Тамбовской губернии сообщают, что комиссия лебедянского совета солдатских депутатов, приехав с отрядом солдат в Трубечинское имение для прекращения погрома, в общем заседании с участием части заводских рабочих и случайного местного населения постановила: отстранить директора завода и остальную администрацию, назначив взамен их комиссию из рабочих.

Кругом идут грабежи и погромы. Завод взывает о помощи и просит убрать готовый сахар во избежание расхищения.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

 

КРЫМ

 

СЕВАСТОПОЛЬ, 9, XI . В Бахчисарае по случаю перехода ханского дворца в распоряжение татар состоялось национальное торжество.

На организованном митинге выступил представитель центральной украинской рады и, между прочим, от имени Украины приветствовал татар, заявив, что по признанию киевского съезда народностей отныне татары – законные хозяева Крымского полуострова.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

ОДЕССА, 9, XI . Сейчас штабом получено сообщение, что съезд татар в Бахчисарае объявил торжественно автономное ханство в Крыму.

Будет опубликован манифест. Общая структура по примеру Украины.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

СЕВАСТОПОЛЬ, 9, XI . Растущая анархия и притязания национальностей на самоопределение дали толчок к возникновению в Севастополе великорусской национальной организации.

Инициатива принадлежит матросам флота. Первое собрание проникнуто было глубоким патриотизмом. Движение постепенно принимает стихийный характер.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

СЕВАСТОПОЛЬ, 9, XI . В течение всего времени в Севастополе полное спокойствие. Порядок ничем не нарушался.

Сегодня штабом флота опубликована радиотелеграмма С.В. Петлюры об объявлении Украинской республики. Акт повсюду встречен спокойно, даже пассивно.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

СЕВАСТОПОЛЬ, 9, XI . Сегодня в Севастополе получено сообщение, что завтра получится первый номер «Русского Слова». Во многих киосках уже сегодня открыта запись на получение газеты.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7 пол./

 

 

В САРАТОВЕ

 

САРАТОВ, 10, XI . Состоялось первое после бомбардировки заседание думы. Явились гласные-большевики, главари движения.

Виновник гражданской войны большевик Васильев в кулуарах протянул руку к.-д. Никонову. Никонов ответил, что не здоровается с такими субъектами.

Гласный Красников тоже заявил, что таким мерзавцам руки не подает.

Заседание открылось при напряженной атмосфере. Гласные дали оценку событиям, указав, что, вопреки соглашению, большевики начали обстрел думы и пролили братскую кровь. Характеризовали выступление большевиков, как преступление банды уголовных. Указывали, что упразднены свободы, что бесчинствуют Пришибеевы. Газеты закрыты. Город живет в атмосфере сыска и доносов. При таких условиях выборы в учредительное собрание невозможны.

Гласные обрисовали издевательства темной банды над гласными, юнкерами и студентами. При взятии думы пленных вели по всему городу с поднятыми руками под страхом расстрела. Солдаты били их прикладами, плевали, срывали часы, кольца, кошельки.

Большевики не выполнили условий сдачи, оставив у себя заложников.

Гласные-большевики характеризовали поднятое ими движение как вторую революцию. В думе крики: «Уголовные! Узурпаторы!».

В заключение большевики лицемерно призывали к единению, указывая, что над городом стоит «общий враг» – казаки.

Выяснилось, что в Саратове печатью заведует парикмахерский подмастерье Хвесин, издевавшийся над газетами, угрожающий разгромом типографий.

Думой принята резолюция протеста против узурпации власти и бесчинств.

Сегодня совет депутатов разрешил выход саратовским газетам.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 7-8 пол./

 

 

САРАТОВ, 10, XI . Большевиками заключено в каторжную тюрьму свыше 500 юнкеров и офицеров. Два юнкера заболели острым помешательством и помещены в психиатрической колонии. Только на восьмой день несчастным разрешили горячую пищу, но отказали в белье.

Управа констатирует среди заключенных массовые заболевания.

В городе жизнь подавлена. Многие не принимают повесток об участии в выборах. Ежедневно убийства и насилия.

Для газет учрежден революционный суд из 4-х солдат и трех подростков-мастеровых. Во главе – комиссар печати, парикмахер.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

 

АДВОКАТЫ-БОЛЬШЕВИКИ

 

САРАТОВ, 10, XI . Собрание присяжных поверенных обсуждало поведение главарей большевистского восстания адвокатов Васильева, Антонова и Лебедева, вызвавших гражданскую войну, убийства и насилия.

Большевики объяснили, что безнравственное для обыкновенных людей для них нравственно, ибо диктуется интересами пролетариата.

Собрание морально осудило большевиков и постановило порвать с ними всякие отношения, ввиду попрания элементарной гражданственности и права.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

 

В ХАРЬКОВЕ

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Харьковский совет рабочих и солдатских депутатов принял резолюцию большевиков о переходе всей власти в руки советов и о признании правительства Ленина.

В общественных кругах интересуются, какие взаимоотношения после этого постановления возникнут между советами рабочих и солдатских депутатов, с одной стороны, и военно-революционным комитетом и центральной радой, не признающими власти советов, – с другой.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Служащие губернского земства постановили в случае захвата большевиками кассы мелкого кредита объявить забастовку.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Устраненный по распоряжению военно-революционного комитета старший адъютант бригады прапорщик Десятов заявляет в печати, что казенные деньги и различные документы, опечатанные им, находятся в кассе, ключи от которой хранятся у него.

Десятов заявляет, что касса будет открыта только тогда, когда «военным министром, признанным всей страной, будет восстановлен революционный порядок».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

 

В БАНКАХ

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . В городе в связи с последним декретом большевиков о выдаче не более 150 рублей с каждого текущего счета большая тревога. Ежедневно банки осаждаются преимущественно мелкими клиентами.

Сегодня банками выдано по текущим счетам свыше 15-ти миллионов рублей.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

 

НА ЮЖНЫХ Ж. Д.

 

ХАРЬКОВ, 11, XI . Исполнительный комитет совета депутатов Южных железных дорог, обсудив телеграмму товарища министра путей сообщения Константинова, вынес постановление:

«Впредь до организации законной власти, в частности, до назначения министра путей сообщения, исполнять лишь распоряжения «Викжеля». До отмены распоряжений «Викжеля» все «приказы, исходящие из министерства путей сообщения, считать для себя необязательными».

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

 

РАЗГРОМ ГАЛИЧА

 

КОСТРОМА, 10, XI . Во вторник вечером солдаты галичского гарнизона разгромили казенный винный склад.

Весь громадный запас спирта и водки был растащен солдатами и подоспевшим местным населением. Многие опились. В числе опившихся ученик городского училища.

Ночью начался разгром магазинов. Начали с часовых и ювелирных, затем перешли к мануфактурным.

Некоторые магазины подожгли. Город запылал сразу в нескольких местах. Магазин Сотникова горел двое суток.

Вокзал разгромлен. Частные дома зияют выбитыми окнами.

До четверга не было никакой охраны. По улицам разгуливала с криками и песнями пьяная солдатская банда.

С четверга появились патрули. Жителей предупредили, чтобы не выходили на улицу.

Началась беспрерывная стрельба. Днем, вечером, ночью раздавались выстрелы во всех концах города.

Для усмирения приехал эшелон войск из Ярославля.

Первым долгом прибывшие перепились и увеличили пьяную толпу.

Солдаты разбежались по деревням и занялись торговлей награбленной водкой.

/«Русское Слово». №248, воскресенье, 12 ноября 1917 г ., стр.4, 8 пол./

 

Редактор Н.А. АСТАПОВ

Издание Т-ва И.Д. Сытина

Типография Т-ва И.Д. Сытина.

Тверская, д. Т-ва И.Д. Сытина

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы