Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
31 марта 2008 года

Власть и общество /   «Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г .

Газета «БОГОРОДСКАЯ РЕЧЬ» 1910-1913
Мы приступаем к постепенной публикации на нашем сайте материалов (в основном местных, а не перепечатанных петербургских) богородской уездной газеты «Богородская речь».
Первый номер первой газеты в Богородске ("Богородская жизнь") вышел в свет 19 декабря 1906 г ., он оказался и последним. Весьма короткое время в 1907 г . печатались такие периодические издания, как "Богородская неделя" и "Богородск". В 1910-м начала издаваться, а в 1911-м стала более или менее регулярной (еженедельной) газета "Богородская Речь", статьи которой и предлагаются читателю. Редактором-издателем ее был возглавитель местных кадетов Николай Михайлович Суходрев. Присяжный поверенный из купеческого сословия, страховой агент «Московского строительного общества», председатель Богородского общества потребителей, он проживал на Вокзальной улице в доме своего тестя Ф. А. Детинова, многолетнего заведующего фабрикой в Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, авторитетного деятеля старообрядческой церкви Белокриницкого толка.
Газета, судя уже по заголовку, была клоном петербургской «Речи», центрального органа партии конституционалистов-демократов, сплошь либерально-интеллигентской и интернациональной. Для этой партии практически не существовал вопрос русского народа, прежде всего – крестьянства. В своем неукротимом порыве к некой отвлеченной «Свободе», они разрушали традиционную русскую государственность, о чем некоторые из них позднее сильно жалели. Не признавая на словах терроризм как средство политической борьбы, на деле большинство партии во многих вопросах солидаризировалось с эсерами и социал-демократами, практиками терроризма. Не критикуя, а именно громя многочисленные реальные недостатки, упущения и ошибки центральных и местных властей, русского купечества, русской православной церкви, подвергая газетному либеральному террору многих верных сынов Отечества, они бессознательно подготавливали свой конец в первые годы после большевистского переворота.
Редакторская активность Суходрева высоко оценивалась Центральным комитетом партии к/д. Тем знаменательнее окончание всей этой истории. Бывший московский губернатор В.Ф.Джунковский в 1920-е годы вспоминал, что Н. М. Суходрев раскаивался в прежней своей деятельности и, по-видимому, искренно жалел, что губернатор « его слишком мало драл в свое время, следовало больше» .
Тем не менее, друзья и коллеги, читаем «Богородскую Речь». Других газет в Богородске не было. Оригиналы находятся в газетном отделе РГБ, а отдельные номера и в Ногинском краеведческом музее.
М.Дроздов

«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г .

Москва

Еженедельная политическая, экономическая, общественная и литературная газета

издания год третий

 

 

ПРАВЛЕНИЕ БОГОРОДСК. ВЗАИМНОГО СТРАХОВОГО ОБЩЕСТВА

имеет честь довести до сведения гг. членов страхователей, что 4-го марта 1913 г . в 6 час. вечера в здании Город. Общ. Управл. имеет быть общее собрание. Предметы обсуждения: 1) Выборы членов Правления; 2) Текущие дела, касающиеся общества.

Председатель Правления С. КОЛОМЕНЦЕВ

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 1, 1-2 пол./

 

 

ОФИЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

 

От Управляющего Московскою губерниею

 

В дополнение изданных до сего времени в порядке Положения об охране обязательных постановлений я признал необходимым издать на основании §§ 15 и 16 приложения 1 к ст. 1 (примеч. 2) устава о пред. и пресеч. преступлений нижеследующее обязательное постановление для жителей Московской губернии.

О хулиганстве.

Воспрещается: 1. Бесчинство и озорство, хотя бы не нарушающие общественной тишины и порядка, но вызывающие недовольство окружающих, как например, назойливое приставание к кому-либо и иные действия, нарушающие свободу движения на улицах, площадях, проезжих дорогах, тротуарах и в других местах или в помещениях, предназначенных для публичного и общественного пользования; умышленно резкое расталкивание публики; стрельба и бросание камней или других каких-либо предметов в проезжающих и прохожих, в жилые и иные здания, в автомобили, экипажи и повозки разного рода, в поезда, пароходы и прочие суда; бесчинная и озорная порча или истребление чужого имущества и тому подобное.

2. Появление в публичных местах и помещениях в заметно для окружающих нетрезвом виде, нарушающем благопристойность.

3. Вторжение против воли или без ведома другого в его жилье, будь это комната, дом или иное помещение, а также во двор, усадьбу, сад или в иное огороженное место, причем безразлично, является ли потерпевший собственником оных, или пользуется ими с чьего-либо дозволения, либо по найму, а равно пребывание в этих помещениях и местах, вопреки требования хозяина их или лица, его заступающего, об оставлении сих мест.

Виновные в нарушении этого обязательного постановления подвергаются в административном порядке денежному штрафу до 500 руб. или аресту до 3 месяцев.

Настоящее обязательное постановление входит в силу со дня его распубликования.

Управляющей губерниею,

Член Совета Министра Внутренних Дел Колдоиди ?>

Февраля 26 дня 1913 года.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 1, 1 пол./

 

 

[ Проф. Сергей Гоголь . РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА . ]

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 1, 2-3 пол./

 

 

[ И. П-ев . БУДДА .]

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 1, 4 пол. - стр. 2, 1 пол./

 

 

ОЧЕРКИ ЗЕМСКОЙ ЖИЗНИ

Народные чтения. Лекции. Народные дома.

 

В настоящее время народные чтения ведутся в 55 училищах Богор. уезда. Один известный французский писатель отозвался о таких чтениях с похвалой и отметил их как вполне самобытное явление русской жизни. Известно, как ведутся такие «чтения»: лектор читает какую-нибудь книгу или брошюру, иллюстрируя ее содержание теневыми картинами. Если лектор обладает в какой-нибудь степени способностью выразительного произношения, и если картины художественны, то слушатель выносит сильное и приятное впечатление (кончено, народный слушатель). По-видимому, синематографу суждено вскоре вытеснить туманные картины, по крайней мере, в городах.

В плохо составленном земском отчете дается голое перечисление училищ, где производятся чтения, и краткий кассовый отчет. Нет возможности составить себе какое-нибудь представление о том, какая же духовная пища предлагается народу нашим земством, какой умственный капитал пущен в обращение. Хотя бы дали список прочитанных книг в одной какой-нибудь аудитории! Довольствуются ли народные чтения исключительно земскими картинками или же еще абонируются в московских учреждениях; контролируются ли чтения кем-нибудь со стороны земства; каков состав слушателей? что особенно привлекает народную публику? какие мнения высказываются о прочитанном? - На эти важные вопросы нет ответов. Мертво, безжизненно, души не чувствуется в земском деле.

Отчего бы от примитивных чтений по книгам не перейти к живому, свободному слову, к лекции? Отчего бы не представить нашим народным учителям выбор самостоятельных тем для собеседования? Ведь все они должностные лица, благонамеренность их вне всякого сомнения, - да и какая, наконец, может гнездиться в уезде неблагонамеренность под бдительным оком всемогущего и всевластного Николая Николаевича? Наконец, какие же зловредные идеи, неизвестные еще в наше время, можно с успехом распространять в народе? Все уже, кажется, народу известны. Зловреднейшую из идей, что у нас есть, распространяет сам председатель Государственной Думы Родзянко, камергер и предводитель дворянства. А между тем, как возможность произнести живое, не закованное в переплет книги слово вдохновило бы деревенских лекторов! Каким благодатным дождем оно пролилось бы на народную ниву!

Народная жизнь выдвинула новую неотложную задачу, уже отмеченную печатью, - это устройство так называемых «народных домов». Нужно иметь в известном районе учреждение, объединяющее все культурные начинания и подробности, облегчающие цивилизаторскую работу. Нужно иметь в данном приходе хорошую залу, где можно устраивать чтения, лекции, общественные собрания, сельские и волостные сходы, спектакли, хоровые или инструментальные симфонические концерты… Относительно сходов замечу, что пока они будут представлять из себя беспорядочное скопище людей, толпящихся у крыльца волостного правления, до тех пор нечего и думать о целесообразной и продуктивной работе. Такая работа требует известной обстановки. - В народном доме должна помещаться также библиотека-читальня, приличная чайная-столовая без алкогольных напитков, с газетами, музыкальными инструментами. Зала может служить и местом для выставок сельскохозяйственных орудий, семян, пчеловодных принадлежностей и т.д. Такое учреждение сразу подняло бы и оживило данную сельскую местность. То, что теперь называют хулиганством и что, собственно, есть выражения темноты и беспросветной тоски сельской жизни, исчезло бы в ближайшие годы.

Позволим себе выразить надежду, что к следующему земскому собранию будет кем-нибудь из гласных выработан проект хотя бы одного народного земского дома. Первый народный дом желательно открыть в наиболее населенном районе.

А. Нежданов.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

НЕБЫЛИЦА

(Басня, конечно)

«При благоприятных условиях вонючка может заразить воздух в округе целой деревни и так сильно пахнет вблизи, что есть люди, падающие от нее в обморок».

Брэм. «Жизнь животных», т. I .

Сказать я не могу, - не в курсе я, -

Возникла как и почему история сия…

Но, как бы ни было, порядок, что господствовал изда?вна

В трущобах девственных лесов,

Где лев царил всегда вполне самодержавно,

Храня заветы славных дедов и отцов

Касательно незыблемости всяческих основ,

- Невиданный такой вдруг случай на земном явился шаре! -

Казаться ненормальным стал почти всей твари,

- За исключением таких неважных штучек,

Как партия вонючек

Да двуутробов, бегемотов, крокодилов, словом, - бюрократии,

Всей этой теплой братии,

Что не выносит никаких стремлений демократии -

И в полной мере

Решили упразднить его бунтующие звери.

И вот однажды на лесной опушке

Собравшись беспрепятственно, - у бегемотов нет, ведь, скорострельной пушки, -

Решили звери к льву направить в качестве послов

Медведей и волков,

Представить адрес - пожеланьями исписанный громаднейший пергамент:

«Желаем-де, чтобы у нас действительный господствовал парламент!»

Льву все равно: какой парламент запретит

Льву проявлять свой аппетит?!

Но смущено пред новой формою правленья,

Полно тревожного сомненья

Все истинно звериное хамье:

«Прощай, беспечное житье!»

Лишь бегемот, что пост высокий занимает,

Один не унывает

И бодро в даль грядущего глядит.

«Чего тревожитесь?» - толпе придворных говорит:

«Ведь козырей у нас еще довольно,

И чтобы жить по-прежнему привольно,

Нам надо только в выборы законные подсунуть закорючки,

Такие, при которых бы в парламент наш прошли одни вонючки.

А с этой дрянью нам легко уж будет сосчитаться…

Медведей и волков, действительно, нам надо опасаться».

Вонючки глупые премного польщены:

«Надежды все поправить положение на нас возложены!»

И похваляются: «В предвыборной борьбе мы все, естественно, воспользуемся задом,

Мы воздух напоим таким жестоким ядом,

Мы аромат такой устроим скопом,

Перед которым запах падали покажется гелиотропом.

О, бой, конечно, будет жаркий!

И наши все враги, все эти падкие до новых слов огарки,

Поверьте нам, не вынесут такой свирепой марки».

И грянул бой,

Да, ведь, какой!

Рев, вой зверей наполнили леса, и горы, и пустыни;

Пошла жестокая, упорная борьба;

В ней силу черпали борцы в надежде, что отныне

Их новой жизни ждет завидная судьба!

Старалися вовсю кичливые вонючки,

Но тщетны оказались все усилья их;

Хотя валить им удавалось в обморок

Порой зверей и сильных и больших,

Однако, редкая из них изрядной избежала взбучки.

И вот, когда открылся первый у зверей парламент,

Чтобы подробный новой жизни напечатать регламент,

Так оказалось, - в нем вонючек

Не очень много штучек…

И тотчас бегемота, неудачно на вонючек сделавшего ставку,

Уволили в отставку,

И пенсию урезали порядочною сбавкой,

В газетах огласив, - прошенье, мол, подал: желает, мол, проехаться на воды на поправку…

Вообще, не скажешь про него: «Ему ни холодно, ни жарко»…

Так шишки валятся всегда на бедного Макарку.

О, сколько на дары природа таровата,

Как ею средствами борьбы снабжен весь мир живой богато!

Оленя создала она и быстрым, и рогатым.

_____

Стальные когти льву дала,

И силу страшную удаву,

И пару челюстей могучих волкодаву,

И уж на что ничтожна и мала,

Со всех сторон совсем плоха,

Прыжком спасается блоха.

Изменят же когда (будь звери то иль люди) им средства их защиты,

И вот поражены они, побиты.

В борьбе жестоко-беспощадной,

Кипевшему враждою жадной,

Пришлось бойцу костями лечь,

О щит врага сломав свой меч;

Льву изменила мощь его когтей,

И вот, уж трепет страха не вселяет он в зверей.

Судьба суровая одна

Всем ослабевшим суждена!

Дряблее стали мышцы у пантеры,

И смята недругом она;

Стал дряхлым стариком волк серый,

И псом растерзан в схватке жаркой…

В ком жизнь горит не так уж ярко,

Тому в борьбе не сдобровать!..

А про вонючек что сказать?

Чтоб их не очень раздразнить

Поделикатней надо быть…

Ну, а вонючки, раз «не взяли»,

Так, значит… мало навоняли.

Черчер.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 2, 1-4 пол./

 

 

БОГОРОДСК

 

Новые обязательные постановления.

 

В «Московских Губернских Ведомостях» от 27 февраля напечатаны новые обязательные постановления о «хулиганстве», полный текст которых помещен на первой странице этого нумера «Богородской Речи».

Однородные постановления изданы были столичными градоначальниками и некоторыми губернаторами. Очевидно, что инициатива издания нового постановления исходит из министерства внутренних дел. Как известно из газет, фракция к.-д. внесла в Госуд. Думу запрос по поводу издания петербургским градоначальником такого же постановления о хулиганстве. Фракция усматривает в этом нарушение закона, так как положение об усиленной охране было издано для борьбы с крамолой, а не с пьяницами; статья 15-я положения предоставляет право издавать постановления лишь по предметам, относящимся «к предупреждению нарушения общественного порядка и государственной безопасности», а обязательное постановление градоначальника (а также и управляющего московской губернией), явно нарушая эту статью, само заявляет, что действию его подлежат проступки, «хотя бы и не нарушающие общественной тишины и порядка, но вызывающие недовольство окружающих», т.е. проступки, не упоминаемые в законе.

Редакция обязательного постановления поражает своей неопределенностью и вызывает опасения самого неограниченного произвола при его применении. Что такое недовольство окружающих? Какие действия нарушают свободу движения? Какой нетрезвый вид нарушает благопристойность, и какой нет? Борьба с хулиганством может обратиться в расправу чинов полиции с неугодными им лицами.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 2, 3 пол./

 

 

Известия Московской Губернской Земской Управы.

 

Вышел первый выпуск - январь - «Известий» за текущий год. Интересующиеся хозяйством населения губернии с удовольствием пробегают 14 страниц выпуска. С. Кузницкий поместил первую главу статьи «Подмосковное товарищество по торговле дойным скотом», где рассказывает о том, как Ростокинское кредитное товарищество решило придти населению северной части Московского уезда на помощь в закупке коров и организовало закупочное товарищество для покупки и продажи исключительно хорошего скота.

Кстати сказать, оборот Ростокинского кредитного товарищества достиг солидной цифры 500.000 руб.; выдано ссуд 140.000 руб., вкладов 25.000 руб.

Далее помещены статьи «Воспитание телят», «Как устроить парник» и о состоянии озимей Московской губ. перед уходом под снег. Из раскрашенной картограммы, приложенной к этой последней статье, видно, что состояние озимей было удовлетворительно; в частности, в нашем уезде состояние озимей в Буньковской, Осеевской, Шаловской и Ямкинской волостях отмечено, как среднее, а в остальных волостях помечено «хорошее». В хронике целый ряд сведений и заметок о деятельности уездных земств по экономической части и сельскохозяйственных обществ, кредитных товариществ и др. коопераций. Из таблицы «распределение кооперативных учреждений губернии» видно, что Богородский уезд занимает в этом отношении всего 7-е место (24 кооператива: 1 ссудо-сберегательное т-во, 6 кредитных, 11 потребительных обществ, 4 сельскохоз. о-ва); на первом месте стоит Московский уезд, имеющий 50 кооперативов, из коих 23 кредитных товарищества.

Любопытен сводный баланс московских кредитных кооперативов в сравнении с другими губерниями. Баланс товариществ Московской губ. на 1 января 1912 года выразился в сумме 1.142.000 руб., тогда как баланс т-в в Лифляндской губернии достиг суммы 38.810.200 руб. Более в 34 раза! Какая же нужна еще громадная работа и населения, и земства, чтобы организовать достаточную и доступную помощь кредитной нужде населения Московской губернии!

Из мероприятий земств обращает на себя внимание издание журнала «Вестник Бронницкого уездного Земства». Журнал будет выходить 4 раза в год.

В числе немногих корреспонденций интересна «Разоренное хозяйство» из дер. Корпусов Осеевской вол. Эту корреспонденцию мы перепечатали в №9 «Богородской Речи», но - к сожалению - по ошибке не было отмечено, что она заимствована из «Известий».

Наконец, в приложении напечатана статья бывшего нашего земского агронома И.Я. Никитинского «О том, как началось и развивалось травосеяние в Богородском уезде». Статью эту мы перепечатаем в ближайшем номере.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 2, 3-4 пол./

 

 

Экстренное собрание уполномоченных.

 

Во вторник 26 февраля было назначено экстренное собрание городских уполномоченных. Господами уполномоченными должен был рассматриваться проект договора об электрическом освещении города, представленный редакционной комиссией.

Проект этот был уже один раз на повестке собрания 12 февраля, но по предложению уполномоченного П.И. Финогенова был снят с повестки (см. №8 «Богородской Речи»). Собравшиеся уполномоченные долго ждали кворума и так и не дождались. Не явились: И.И. Коков, А.И. Егунов, И.Г. Кабанов и П.И. Финогенов (последний прислал сообщение о болезни), неизвестно с какой целью решившие сорвать собрание. Господа эти доказали, как дороги им нужды города. Если они находили, что время терпит, и что общество электрического освещения может подождать, что нужно 7 раз отмерить, для того, чтобы один раз отрезать, что нужно еще выяснить, могут ли быть выговорены еще более выгодные условия для города, то почему же не сказать этого прямо, к чему прибегать к таким некрасивым приемам и к чему заставлять напрасно тратить время своих товарищей, уполномоченных и представителей электрического общества?

Несостоявшееся собрание было перенесено на пятницу 1 марта. На этот раз собрание состоялось. Пришел на собрание и И.И. Коков, но после частного совещания счел за лучшее для себя уйти, на собрании не присутствовать. По открытии собрания староста читает проект договора об освещении и предлагает выразить благодарность редакционной комиссии (она же электрическая и водопроводная), много потрудившейся над составлением проекта. Замечаний было сделано сравнительно мало. Также почти без поправок проходит и проект договора о проводке кабеля через город на Москву. Записками баллотируется вопрос: принять или не принять проекты договоров. Единогласно проекты принимаются . Заседание закрывается около 3 часов утра.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 2, 4 пол. - стр. 3, 1 пол./

 

 

Любитель магарыча.

 

Один из наших читателей, которому мы не имеем основания не верить, сообщает нам случай, характеризующий отношение служащих канцелярии городского управления к горожанам. Один богородский житель купил дом на арендованной у города земле и явился в канцелярию узнать, что нужно сделать, чтобы перевести аренду на свое имя. Обратился к одному служащему (он же оказался и уполномоченным), который подозвал своего сослуживца и объяснил ему суть дела. Тот согласился «все устроить» и назначил за «работу» 7 руб. Просителю гонорар показался чрезмерным, и он при помощи знакомых составил и подал нужную бумагу, затратив не более получаса времени. Но вот проходят две недели, а бумага все еще не получает нужного движения; оказывается, в ней есть недостатки, и понадобилось вмешательство и помощника, и самого старосты, чтобы добиться желаемого результата.

«Жалеете какую-нибудь пятерку, а после канителитесь», - пенял арендатору любитель 7-рублевого магарыча.

Хотелось бы думать, что г. староста прекратит такие порядки, смахивающие на вымогательство. Городские жители должны во всякое время получать в управе подробные разъяснения по поводу своих отношений к городу.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

Оплата телеграмм марками.

 

Главное управление почт и телеграфов разъяснило, что можно подавать телеграммы, оплаченные почтовыми марками. Такие телеграммы пишутся на телеграфных бланках или на простой бумаге, на эти же бланки или на эту бумагу наклеиваются марки для оплаты телеграмм. Затем написанные телеграммы с наклеенными марками запечатываются в конверт и отсылаются в телеграфное учреждение для отправления по назначению.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

Выставка.

 

Сегодня в старом помещении земской управы на Дворянской ул. открывается выставка по заразным болезням, устраиваемая Богородской уездной земской управой.

Выставка будет открыта ежедневно по 8 марта включительно от 9 час. утра до 2 час. дня и с 3 час. дня до 8 ч. вечера. На выставке будут даваться объяснения выставленных предметов.

После закрытия выставки будут происходить чтения с теневыми картинами. Вход на выставку бесплатный.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

Лекция.

 

В среду 6 марта в здании женской гимназии доктор Блюменталь прочтет лекцию о белой чуме (о чахотке). Плата ха вход от 5 коп. до 50 коп. Начало лекции в 8 часов вечера.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД

 

НЕЧТО СТРАШНОЕ

 

Пищей для масленичных разговоров служило у нас одно совсем немасленичное происшествие. 19-го февраля женская гимназия давала свой второй вечер. Вечер был красив: в изысканных, фантастических костюмах девочки разыгрывали пьески, танцевали причудливые танцы, пели и проч. Кроме учащихся, было довольно много взрослых, отчасти проникших без билетов. Вечер происходил в доме о-ва образования, как самом поместительном здании.

Живые картины освещались магнием. И вот, уже под конец вечера, вспыхнула вата… Девочки, изображавшие ангелов с крыльями, тотчас же попрыгали со сцены с криком: «Горим! Горим!» Вся масса зрителей, - человек, должно быть, 500, - вскочила со своих мест, готовая ринуться из зала. К счастью, огонь был тотчас потушен, распорядитель сохранил присутствие духа и стал со сцены успокаивать публику…

Воображение отказывается нарисовать картину, что бы произошло, если бы загорелись картонные декорации. Толпа везде безумная, а в данном случае она наполовину состояла из подростков и очень маленьких детей. В большом каменном здании огонь не мог бы быстро распространиться и угрожать жизни публике; все могли бы благополучно разойтись. Но паника, беспорядок и давка, наверное, привели бы к ужасным последствиям. Вместе с тем, пожар здания, по-видимому, привел бы к полному уничтожению и самого о-ва образования. На следующий день о-во страхования известило правление о-ва образования, что в случае употребления на сцене воспламеняющихся веществ, вроде магния, и происшедшего от этого пожара, страховое о-во вознаграждения за убытки не выдаст.

Вопрос о лучшем охранении дома о-ва образования в пожарном отношении давно назрел, и мы уверены, что будут, наконец, приняты соответствующие меры. Прежде всего, конечно, ни в каком случае не следует допускать употребления на сцене магния и проч.; по пословице «с огнем не шутят». Затем следует заняться сценой и, по возможности, удалить оттуда тряпье и легковоспламеняющийся материал. Далее, следует иметь наготове огнегасительные приборы и приставленных к ним людей. Всякий раз, как в здании устраивается вечер с присутствием посторонней публики, следует уполномочивать члена правления или преподавателя реального училища в качестве ответственных распорядителей. Число мест в зале должно быть всегда определяемо математически точно, а с зайцами в модных пиджаках и платьях, протискивающимися в зал без билетов, бороться при содействии полиции.

Ответственность за общественное несчастье бывает двоякая: моральная и судебная. Личный интерес членов правления, помимо всего прочего, должен побудить их поставить вопрос на чисто-деловую почву.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 1-2 пол./

 

 

ЮБИЛЕЙНЫЙ ДЕНЬ

 

Как и нужно было ожидать, день юбилея «Дома Романовых» прошел бесцветно и бессодержательно. Только в учебных заведениях прошла струя идейности. В зале реального училища была выставлена превосходная декорация, изображающая в идеальном виде Нижегородский кремль. Декорация эта написана преподавателем училища совместно с учениками. Ученики же разыграли переделку «Кузьмы Минина» Островского; играли они в старинных костюмах, которые отчасти взяты были на прокат из Москвы, отчасти сшиты по специальному заказу. В конце вечера ученицы гимназии составили живописную группу «Славы».

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 2 пол./

 

 

СТО ТЫСЯЧ

 

Разрешенные к сбору для нашего самоуправления почти сто тысяч рублей на предмет замощения улиц способны вызвать живые аппетиты. Однако, дело не в аппетитах, а в деле городского хозяйства. Наше бездорожье тормозит развитие промышленности и торговли. Существующие у нас мостовые устроены весьма неудовлетворительно: в дело употреблен крупный булыжник, скат в стороны слишком крут. Допускать замощение только средины улиц можно при крайней нужде, которой теперь при субсидии не должно быть. Во всяком случае, главные улицы, вроде Царской, должны быть замощены сплошь, от тротуара до тротуара. Кстати, следует теперь же поднять вопрос о замощении тротуаров. Нужно надеяться, что некоторые домовладельцы согласятся принять на свой счет замощение тротуаров перед их домами. Ведь по улицам не только ездят, но еще и ходят, - нужно позаботиться и о пешеходах.

Крайне желательно, чтобы работы по замощению были произведены аккуратно и бережливо и не подавали поводов к кривотолкам. А их много раздается вокруг нашего посадского управления. Только и слышишь: такой-то рысака завел, такой-то три дома приобрел и т.д. Очень возможно, что разговоры о злоупотреблениях ни что иное, как сплетни недоброжелателей. Но общественные дела следует вести так, чтобы не подавать даже и повода к кривотолкам.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 2 пол./

 

 

«А Я НАПИШУ ОБ ЭТОМ В БОГОРОДСКУЮ РЕЧЬ

 

Такую фразу не раз мы слышали в толпе на улице. Редакции очень приятно, что на газету начинают смотреть, как на высшую инстанцию, куда можно обратиться, с целью высказать правду. Но на самом деле, павловский обыватель редко пишет в редакцию. Пользуемся случаем просить всех, кому дорого общественное преуспеяние и кто не остается равнодушен к злоупотреблениям во всех сторонах жизни, доставлять в редакцию заметки и сообщения всякого рода. Само собою разумеется, что сообщения должны быть правдивы и вполне достоверны и должны быть подписаны автором. Разумеется, что фамилии авторов составляют тайну редакции, свято хранимую, не следует стесняться формой изложения, так как окончательную отделку статей редакция принимает на себя. Вступая в третий год своего служения, редакция вправе рассчитывать на содействие гражданина-читателя.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 2-3 пол./

 

 

ЛЕКЦИЯ

 

Назначенная на сегодня лекция г. Коваленского на тему: «О смутном времени, 300 лет тому назад», - по болезни лектора перенесена на 10-е марта.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

БИБЛИОТЕКА-ЧИТАЛЬНЯ

 

Утвержден устав библиотеки-читальни Павловопосадского общества образования.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВО

 

ФАКТЫ И СЛУХИ

 

Не так давно в с. Зуеве совсем неожиданно закончилось нашумевшее дело с о-вом электрич. освещения 1886 года. Дело в том, что когда о-во 1886 года высказало желание войти в соглашение с крестьянами с. Зуева, то последние поставили такие нелепые условия, что о-ву ничего не оставалось, как махнуть на с. Зуево рукой и вступить в переговоры с Ореховом.

Зуевцы спохватились, и вскоре переговоры возобновились. О-м 1886 г . был прислан новый договор, который и был рассмотрен крестьянами на сходе, а после этого - в частном собрании.

Внеся в договор кое-какие изменения, крестьяне пригласили представителей о-ва 1886 г . приехать, и стороны быстро пришли к соглашению. Приговор был подписан 98 домохозяевами, и теперь Зуево можно поздравить с электричеством. Ожидавшегося взрыва страстей в борьбе между партиями глотов и конторщиков не произошло, и вот в один из последних праздников состоялся многолюднейший сход.

Рассмотрение договора вел со стороны крестьян М.Р. Дмитриев, и - надо отдать ему справедливость - вел очень дельно, останавливаясь только на существенном.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

Местные старообрядческие общины недавно были обревизованы кн. Урусовым, специально командированным для ревизии всех иноверческих организаций. Ревизор сделал ряд указаний по поводу ведения книг.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

День юбилея Дома Романовых у нас прошел тихо и незаметно.

Фабрики Саввы и Викулы Морозовых не работали, но рабочие получили свой дневной заработок полностью.

В Зимнем театре была поставлена опера «Жизнь за царя».

Фабрика т-ва Зиминых работала до обеда, а потом был отслужен молебен, и работы прекращены.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

Опера «Жизнь за царя», поставленная 21-го февраля, несмотря на то, что шла уже несколько раз, сделала полный сбор. Ввиду того, что в этот день везде ставили «Жизнь за царя», лучшего состава желать было нельзя. Г-жа Вышеславцева же была отличная Антонина. Хорошо пел местный хор.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

23-го февраля в клубе состоялся большой бал-маскарад. Публики было очень много, но мало маскированных. Несколько костюмов были оригинальны, в особенности подсолнух (1-й приз) и на злобу дня г. М. (2-й приз), костюм которого состоял из реклам, и между ними объявление: «после пожара большая распродажа в о-ве потребителей Викула Морозова. Подробности в «Богородской Речи». Также хороша реклама: «Все новости можно получать в магазине Н.Н. Виноградова».

Следует сказать, что Н.Н. Виноградов известен у нас под кличкой «местная газета». Благодаря своей профессии (парикмахер) он имеет доступ всюду: «Фигаро здесь, Фигаро там!» И все новости и сплетни он передает с быстротой экспресса.

Nata .

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

«ТРОТУАРОВ НЕ ПОЛАГАЕТСЯ»

 

Главная и торговая улица наша, благодаря «лошадиной психологии» наших купцов, превращена в какое-то складочное место всевозможной дряни.

Не довольствуясь собственными лавками, грязно и неряшливо содержащимися, наши купцы выволакивают на свет Божий бочки с керосином, с запахом, ящики и всякую рухлядь.

Пройти у магазинов, не изорвав и не испачкав платья, - задача нелегкая.

- Ндраву нашему не препятствуй!

И большая торговая улица, лишенная тротуаров, превращается в какое-то складочное место всякой всячины.

Вы протестуете.

Самодовольный голос купца:

- Тротуаров не полагается!

И злосчастный обитатель шествует на мостовую, рискуя попасть под лошадь.

Жаловаться обывателю некуда.

- Тротуаров не полагается.

Вот и все.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

БОСЯКИ И ХУЛИГАНЫ

 

Давно уже существует у нас целая армия так называемых «босяков». Кадры их вербуются из бывших рабочих, спившихся с круга. Отношение начальства к босякам сводилось к посадке в «кутузку» до отрезвления, а обывателей - к подачкам грошей на «мерзавчика».

- Доброе сердце, копейки не хватает!..

Знали, на что, и подавали.

Но времена изменились.

Босяки превратились в хулиганов, стали более дерзкими и настойчивыми.

Эта новая разновидность человеческого одичания пополняется не только босяками, но и представителями всех слоев общества.

Торговцы, ремесленники, приказчики, рабочие и прочие обыватели в пьяном «раже» производят такие «художества», которые всецело подходят под рубрику хулиганских поступков. Явление это весьма сложное, ибо обеспокоенный обыватель чувствует, что здесь одними обязательными постановлениями и т.п. административными мерами не обойдешься, нужно что-то другое: нужна энергичная борьба самого общества с новым злом русской жизни. И обыватель жадно проглатывает всю газетную литературу о хулиганстве, его причинах и средствах борьбы с ним.

А. Н.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

«СКОРАЯ» МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ

 

21 февраля у нас произошел случай, возмутивший всех случайных его свидетелей. Рабочий фабрики Саввы Морозова повел свою жену, почувствовавшую приближение родов, в фабричную больницу. По дороге, возле почты, молодая женщина почувствовала сильные схватки и на улице разрешилась от бремени. Муж в отчаянии бросился к телефону на почте и стал просить администрацию больницы выслать немедленно карету скорой медицинской помощи, чтобы отвезти в больницу роженицу и ребенка, стынущих на морозе. После долгих расспросов, действительно ли просящий помощи рабочий состоит на фабрике Саввы Морозова, карету было обещано прислать. От больницы до почты можно, не торопясь, доехать в пять минут, а карету «скорой помощи» пришлось ждать целый час. Но возмутительнее всего в этом факте то, что администрация больницы не сочла нужным прислать в карете доктора или акушерку. Приехала лишь одна больничная нянька, которая с помощью кучера и внесла роженицу и ребенка в карету.

Остается пожелать больнице ввести действительно скорую медицинскую помощь, столь необходимую в случаях, подобных описанному, а представителям ее администрации немного более простого человеческого чувства в отношениях к страждущим людям.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

САДОЧНАЯ СТРЕЛЬБА

 

Последняя стрельба собрала многочисленную публику. Призы разыгрались довольно неожиданно: лучший приз А.А. Кононова выиграл Гущин I , и всего тремя рядовыми. Приз Никольского о-ва в сильной борьбе выиграл Барабанов: из 11 разбил 9. Самым интересным был матч между Кононовым I , Жирновым и Барабановым.

Уже на десятой тарелочке г. Барабанов не имел шансов и выбыл. До 15 очереди у обоих остальных стрелков было по одному промаху; к концу Жирнов стал волноваться и на 16 выстреле сделал еще промах, таким образом, потеряв шансы. Кононов же дошел без промаха, разбив 19 тарелочек из 20.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

 

ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО ПРИ ПЕТРОВСКО-ЛОСИНСКОЙ ЗЕМСКОЙ 2-ХКЛАССНОЙ ШКОЛЕ

 

В начале 1909 года при земской школе в Петровско-Лосинской слободке было основано школьное попечительство, которому пришлось начать свою деятельность с устройства нового здания школы, ввиду полной негодности старого. Средства были собраны по подписке. Земство дало ничтожное пособие, сравнительно с затратами попечительства. Постройка, начатая весной под непосредственным наблюдением членов попечительства, шла быстро; в середине сентября все работы по внешней и внутренней отделке ее были совершенно закончены, и в ней приступили к занятиям.

Стоимость постройки определялась в сумме свыше 40 тысяч руб. Здание рассчитано на 250 учеников и состоит из 5 классных комнат, рекреационного зала, шести квартир для учителей, комнат для библиотеки и музея. Перегородки трех смежных классных комнат устроены раздвижными, что дает возможность устраивать зал, вмещающий свыше 400 человек, удобный для устройства чтений с проекционным фонарем, литературно-музыкальных вечеров и т.п.

Построив здание, попечительство энергично принялось за внутреннюю организацию школьного дела. Заседания попечительства происходили через каждые две недели.

Для школы были приобретены недостающие учебные пособия, было положено основание школьному музею наглядных пособий, значительно расширена была народная библиотека школы, к которой присоединена была существовавшая здесь ранее публичная библиотека. Но тут впервые попечительству пришлось столкнуться с Богородским училищным Советом и с земством, - с двумя, хотя по существу и различными учреждениями, но у нас, ввиду председательствования и в том, и в другом Н.Н. Кисель-Загорянского, действующими всегда солидарно. Училищный Совет «изъял» из библиотеки сочинения таких авторов, как Г. Успенский, Салтыков-Щедрин, Мельшин, Максим Горький, и неоднократные ходатайства попечительства вернуть в библиотеку сочинения названных авторов оставлены без внимания.

Потерпев неудачу с библиотекой, попечительство организовало целый ряд спектаклей в здании школы. Спектакли заинтересовали население, объединили около себя местную интеллигенцию и привлекли к участию учителей и учительниц соседних школ. На устройство спектаклей попечительство не жалело затрат, и затраты эти не только окупились, но и дали доход в пользу школы.

На святках для учеников была устроена елка. Весной, после экзаменов, была совершена экскурсия учеников старшего отделения в Москву. Председателем управы на эту поездку ассигновано было 5 рублей, остальные расходы произведены были за счет попечительства. Летом при школе были устроены сад и огород с определенной целью - на практике ознакомить учеников с садоводством и огородничеством. Ученики очень внимательно относились к занятиям в саду и огороде под наблюдением особого руководителя и обнаруживали живейший интерес к жизни и развитию растений.

За летнее время пристроен был еще большой класс, и с осени второго года существования попечительства школа была преобразована в 2-хклассную с шестилетним курсом.

Когда начался второй учебный год, попечительство обратило внимание на то, что многие ученики старших отделений не явились к занятиям после летних каникул. Было созвано заседание, на которое были приглашены родители этих учеников. Из опроса выяснилось, что дети их покинули школу: одни по семейным обстоятельствам, другие из-за материальной нужды, третьи - не считая далее важным продолжать учение. Попечительство, насколько возможно, всячески старалось повлиять на родителей, указывая им на необходимость образования, для недостаточных же родителей попечительство постановило выдавать ежемесячное пособие с тем, чтобы ученики посещали школу для полного окончания в ней курса. Эти меры возымели свое действие, и благодаря им несколько десятков учеников снова вернулось в школу.

Кроме этого, попечительством была оказываема помощь бедным ученикам одеждой и обувью, особенно в тех случаях, когда недостаток в последних обнаруживался в неаккуратном посещении учениками школы.

Деятельность попечительства обратила на себя внимание, и заседания попечительства стали посещать попечители соседних школ.

В это же время к попечительству обратились крестьяне дер. Новой за содействием помочь им построить школу, так как сами они не знали, кого просить и куда обращаться.

Попечительство постановило уважить просьбу крестьян и поручило своему члену А.П. Белову принять на себя это дело. Крестьяне этой деревни избрали Белова строителем своей будущей школы, о чем и уведомили земскую управу. Позавидовал ли председатель земской управы популярности попечительства, или он руководствовался какими-нибудь особыми соображениями, но только в дер. Новую им был командирован заведующий хозяйственной частью школ с специальной миссией - уговорить крестьян избрать строителем школы вместо Белова самого Кисель-Загорянского. Посланный, собрав в деревне сход, начал уговаривать крестьян избрать строителем школы г. Загорянского, суля им, что председатель, как лицо официальное, выхлопочет на школу казенный лес, даст субсидию, и школа у них будет выстроена скорее, дешевле и лучше, чем это сделает фабрикант Белов, который, к тому же, собирается отказаться от участия в строительстве школы. Крестьяне последнему не поверили, хотели, было, послать верхом нарочного к Белову, но верный слуга председателя пригрозил им, что в таком случае он сейчас же уезжает, и у них не будет школы. Эта угроза подействовала, и крестьяне составили приговор, какой нужен был г. Кисель-Загорянскому. По этому поводу на одном из заседаний попечительства А.П. Беловым был сделан доклад. На этом заседании присутствовал и член управы И.И. Соловьев. Опровергнуть сообщенный факт он не мог, но в то же время отказался и подтвердить его. Создавшееся положение заставило А.П. Белова выйти из состава членов попечительства. В лице А.П. Белова попечительство потеряло и энергичного работника, и щедрого жертвователя, не останавливавшегося перед затратами, нужными для процветания дела.

Попечительство стало переживать тяжелые дни. В это же время не был назначен в школу рекомендованный попечительством учитель с званием учителя уездного училища. Училищный совет отменил эту кандидатуру по причине якобы недостаточного образования. Кроме того, ходатайство правительства о вознаграждении второму заведующему библиотекой, заведующему хозяйством школы, о внесении в каталог библиотеки ранее исключенных сочинений, - все это было или отклонено советом, или же совсем не удостоено ответом.

После таких ярких фактов положение окончательно определилось. Попечительство ясно увидело, что земство смотрит на него, только как на толстую суму. Попечительство же, затрачивая средства, смотрело на свою роль и свое дело серьезнее и глубже; оно стремилось создать из школы живое общественное дело, но… мечтам не суждено было осуществиться.

В третий год существования попечительства в школе была введена военная гимнастика. Попечительство даже не было уведомлено об этом. Просто прислан был циркуляр заведующему школой о том, что вводится гимнастика, и преподавателем ее назначается местный урядник. Попечительству оставалось только примириться с совершившимся фактом. Но чаша терпения переполнилась. Такого открытого игнорирования попечительства Кисель-Загорянским не мог перенести один из членов попечительства, г. Костров. Им было подано мотивированное заявление о выходе из состава попечительства. Так постепенно умирало это в высшей степени симпатичное общество, так много сделавшее для местного населения за короткий срок. Умерло оно не от истощения средств и моральных сил, а от бесцеремонного обращения земства и училищного совета в лице председателя этих обоих учреждений г. Кисель-Загорянского, в своей деятельности руководящегося собственными видами и совершенно не считающегося с действительными нуждами и интересами населения.

Попечительство довело до конца учебный год, за летние каникулы отремонтировало школу и ушло со сцены, сознавая бесплодность своего существования при хозяйничании в уезде Киселей.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 1-3 пол./

 

 

ГЛУХОВО

 

В течение наступившего Великого поста совет старейшин собрания приказчиков устраивает ряд лекций от московского общества народных университетов. Сегодня в 5 ч. дня В.Т. Сахновский читает на тему «А.П. Чехов», а в субботу 9 марта в 8 час. вечера Н.Н. Чулицкий сделает сообщение «Жизнь на Марсе». Следующие лекции намечены на 17, 23 и 30 марта.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 3 пол./

 

Полицейский надзиратель при фабрике Комп. Богородско-Глуховской мануфактуры С.В. Волонцевич получает новое назначение на должность полицеймейстера города Костромы, куда ожидается весною прибытие Государя Императора.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

ГОРОДИЩИ

 

День трехсотлетия царствования Дома Романовых у нас был отмечен довольно торжественно. В Анискинской церкви была отслужена литургия при пении хора хороших певчих из с. Гребнева. В 2 часа на фабрике т-ва Четверикова был отслужен молебен с хором тех же певчих, а по окончании духовой оркестр фабрики исполнил «Спаси, Господи, люди Твоя» и народный гимн. С 3 час. до 5? ч. в большом корпусе для рабочих устроено было гулянье, танцы, хороводы, песни и т.п. В 7 час. вечера в помещении чайной профессор В.И. Пичет прочел лекцию, в которой в общедоступной форме проследил итоги за 300 лет царствования династии Романовых. Лекция выслушана была с большим вниманием и интересом, несмотря на то, что продолжалась два часа, и аудитория была переполнена. Лектор был награжден аплодисментами и благодарностью от многих слушателей-рабочих. После лекции начались танцы и весело продолжались до 1 ч. ночи.

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

Электо-театр «ФАНТАЗИЯ»

4, 5 и 6 марта

пойдет сенсационная драма в 3-х част. при уч. знаменит. итал. артиста Э. Заккони

«ОТЕЦ»

Играет струнное трио Программа: Чайковский, Шуберт, Григ и др.

Подробн. в афишах

 

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 3-4 пол./

 

 

[ ЧАСТНЫЕ И КОММЕРЧЕСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №10 (99), воскресенье 3 марта 1913 г ., стр. 4, 3-4 пол./

 

 

Редактор-Издатель Г.А. Кобяков

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы