Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
16 марта 2008 года

Власть и общество /  «Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г .

Газета «БОГОРОДСКАЯ РЕЧЬ» 1910-1913
Мы приступаем к постепенной публикации на нашем сайте материалов (в основном местных, а не перепечатанных петербургских) богородской уездной газеты «Богородская речь».
Первый номер первой газеты в Богородске ("Богородская жизнь") вышел в свет 19 декабря 1906 г ., он оказался и последним. Весьма короткое время в 1907 г . печатались такие периодические издания, как "Богородская неделя" и "Богородск". В 1910-м начала издаваться, а в 1911-м стала более или менее регулярной (еженедельной) газета "Богородская Речь", статьи которой и предлагаются читателю. Редактором-издателем ее был возглавитель местных кадетов Николай Михайлович Суходрев. Присяжный поверенный из купеческого сословия, страховой агент «Московского строительного общества», председатель Богородского общества потребителей, он проживал на Вокзальной улице в доме своего тестя Ф. А. Детинова, многолетнего заведующего фабрикой в Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, авторитетного деятеля старообрядческой церкви Белокриницкого толка.
Газета, судя уже по заголовку, была клоном петербургской «Речи», центрального органа партии конституционалистов-демократов, сплошь либерально-интеллигентской и интернациональной. Для этой партии практически не существовал вопрос русского народа, прежде всего – крестьянства. В своем неукротимом порыве к некой отвлеченной «Свободе», они разрушали традиционную русскую государственность, о чем некоторые из них позднее сильно жалели. Не признавая на словах терроризм как средство политической борьбы, на деле большинство партии во многих вопросах солидаризировалось с эсерами и социал-демократами, практиками терроризма. Не критикуя, а именно громя многочисленные реальные недостатки, упущения и ошибки центральных и местных властей, русского купечества, русской православной церкви, подвергая газетному либеральному террору многих верных сынов Отечества, они бессознательно подготавливали свой конец в первые годы после большевистского переворота.
Редакторская активность Суходрева высоко оценивалась Центральным комитетом партии к/д. Тем знаменательнее окончание всей этой истории. Бывший московский губернатор В.Ф.Джунковский в 1920-е годы вспоминал, что Н. М. Суходрев раскаивался в прежней своей деятельности и, по-видимому, искренно жалел, что губернатор « его слишком мало драл в свое время, следовало больше» .
Тем не менее, друзья и коллеги, читаем «Богородскую Речь». Других газет в Богородске не было. Оригиналы находятся в газетном отделе РГБ, а отдельные номера и в Ногинском краеведческом музее.
М.Дроздов

«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г .

 

 

[ АМО . БЕЛГОРОДСКОЕ ТОРЖЕСТВО . ]

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

РОМАНС

 

Вздохи глубокие сердца усталого,

Поздняя ласковость пасмурной осени.

Слабые звуки рояля разбитого.

На небе траурном отблески алого.

Песнь монотонная листьев рассеянных,

Короткость слов, полушепотом сказанных,

Шелесты трав, пожелтевших от инея,

Бледность улыбок, мечтами навеянных.

 

Поздно открылись сердца утомленные,

Повесть любовная поздно рассказана.

Поздно… все поздно - в свиданьи мучительном

Тускло мерцают глаза умиленные.

П. ТУШНИН

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 1 пол./

 

* * *

 

Как ночь бессонная, жестока

Усмешка злобная любимого лица:

Томит и мучит долго, без конца,

Терзает остро и глубоко…

 

Как даль лазурная близка,

Так близко ласк мгновенных упоенье,

Им в благодарном сердце нет забвенья,

Их мимолетность - Велика!

П. ТУШНИН

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 1 пол./

 

* * *

 

Задумчиво звучал рояль,

Печально струны пели,

И листья липы за окном,

Кивая, шелестели.

Далекий отзвук чуждых грез,

Рыдая, доносился…

Как будто ждал ответных слез…

Как будто с ветром слился.

И слезы жгучие текли

В огне ответной муки.

Дрожа, бледнея, полегли

Бестрепетные руки.

П. ТУШНИН

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

ТРИДЦАТЬ ОДИН ПАЛАЧ

 

12 сентября на Лысой горе на рассвете казнен убийца П.А. Столыпина Богров. Правосудие совершило свой суровый и печальный долг.

За последние годы мы привыкли к казням, и последним в газетах обыкновенно уделяется немного места - несколько сухих протокольных строк. И если по поводу казни Богрова в газетах последних дней вдруг стали появляться более или менее обширные статьи, так это только потому, что обстановка этой казни носила необычный характер.

В течение казни и всей предшествующей ей процедуры те, на долю кого выпадает мучительная обязанность быть свидетелями последних минут преступника, обычно видят перед собой связанного, ставшего неопасным человека. Мысли о человеке-злодее невольно пропадают, уступая место чувству жалости к мучающемуся в пытке ожидания насильственной смерти несчастному человеку. Осужденный употребляет нечеловеческие усилия, чтобы не выказать страха, в когтях которого цепенеет его душа, и лицо его кривится в деланные гримасы равнодушия и презрения в то время, когда мозг обжигают страшные мысли, полные безнадежной тоски.

Серьезны лица окружающих преступника, и глубокой печалью и страданием светятся они.

В такие минуты люди жаждут одного:

- Скорей бы конец! Конец пытке…

Вот та атмосфера настроения, которая обычно окружает приговоренного к смертной казни.

И вот этого-то настроения, этого смирения перед тайной смерти не было при казни Богрова.

И оттого от этой казни повеяло чем-то ужасным, нечеловечески-жестоким.

К подножью виселицы власти допустили желавших лицезреть казнь тридцать союзников во главе с г. Савенко - лидером киевских националистов.

Союзники высказали недоверие власти:

- А вдруг повесят куклу!

- А вдруг он сбежит…

И странно, - власть такая чуткая и обидчивая в тех случаях, когда недоверие к ней высказывают представители народа, в данном случае так легко примирилась с тем же недоверием, исходящим от горсти мастеров погромного дела.

И пришли они веселой гурьбой, как на пикник, смотреть, как будут душить преступника.

И человек, трепетавший в судорогах предсмертных мук, человек, которому петля сдавила готовый вырваться из груди крик отчаяния и боли, слышал ругань и злобный хохот наслаждавшихся его мучениями людей.

Один палач делал свое дело: надевал на шею петлю, выбивал табуретку из-под ног преступника, а тридцать остальных палачей-добровольцев устраивали утонченную нравственную пытку.

Такая форма кары не была предусмотрена и санкционирована военным судом!

Страшен, поистине страшен тот кромешный мрак, который царит в душах этих добровольных палачей. И страшно то, что ничто не озарит хотя бы на мгновенье их души и никогда не поймут, не почувствуют они всей нечеловеческой глубины своего нравственного падения и не содрогнутся перед ним.

В обезьяне не проснется человек!

И ужасно то, что в лицах их, может быть, нет ничего особенного.

Наружность обманчива!

Может быть, из глаз их не смотрят шаршавые, тупые и жестокие звери. В чертах их лиц может оказаться много добродушия и ничего липкого, скользкого, холодного, внушающего чувство отвращения.

И когда какая-нибудь из этих жестоких обезьян в форме человека протянет вам руку, и вы посмотрите ей в лицо, то в голове вашей не пронесется, быть может, короткая мысль:

- По какой ее щеке?

И вы пожмете, не содрогнувшись, протянутую руку.

В.Г.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 2-4 пол./

 

 

К ВОПРОСУ ОБ УСТРОЙСТВЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ СТАНЦИИ И ВОДОПРОВОДА В Г. БОГОРОДСКЕ

 

Не говоря о той важности и удобствах, какие представляют из себя электричество и водопровод в городе, как об вещах, всеми признанных, мы хотели бы сказать несколько слов и предположений о наискорейшем их осуществлении.

Этот вопрос уже не раз поднимался в Богородске, но постоянно кончался одним разговором. Городское самоуправление, пользуясь предлогом «нет денег», не желает последовать за своим московским собратом: обратиться к займу и взять дело устройства станции и водопровода на себя; на это у него нет желания, нет энергии.

Правда, кажется, находились частные предприниматели на устройство станции, но, видимо, условия предложения не совпадали с желаниями общества, - слишком широк аппетит у предпринимательского капитала. Это очень ярко бросается в глаза, когда проследишь недавнюю конкуренцию электрических обществ в Москве, где конкурент Общества 1886 года понизил чуть ли не на 50% плату за пользование электрической энергией, находя это все еще для себя выгодным.

Но и теперь уже, при двух О-вах, московское городское самоуправление не отказывается от мысли поставить собственную электрическую станцию, и таким образом до возможного предела понизить стоимость энергии.

Между тем, как мы уже говорили выше, от наших отцов города в близком будущем ожидать чего-либо нельзя, и потому О-ву самому придется заняться этим вопросом, ставя его таким образом, чтобы стоимость энергии была доведена до минимума, а для этого один путь - путь кооператива .

Не так давно венский корреспондент газеты «Русские Ведомости» писал о том восторге, какой производит на посетителей одно из крупных дел кооператива в Вене - это хлебопекарня. На это грандиозное предприятие было затрачено свыше 5 мил. крон (около 2 мил. рублей), и производительность ее достигла 45.000 хлебов по 2? фунта. Несмотря на пессимистические взгляды большинства, когда это предприятие только что возникало, оно вполне оправдало свое назначение в деле удешевления и чистоты продукта.

Но раз дело пошло с хлебопекарней, где оно более шатко и зависит от многих причин, где цены на сырой продукт могут делать громадные скачки, дело станции и водопровода обстоит много проще, ибо здесь предприятие обеспечено постоянными покупателями, да и продукт может быть заранее точно учтен.

Теперь, каким же образом могла бы осуществиться эта идея в городе Богородске?

Основное правило каждого кооператива: каждый потребитель состоит пайщиком предприятия.

Оно при наших условиях влечет за собой и второе требование: паи должны быть мелки, чтобы дать возможность большинству стать пайщиками предприятия.

Паи размещаются пропорционально заявленному количеству потребляемой энергии и воды.

Вот основные правила, на коих возможно устройство, конечно, при условии, если спрос на паи превысит их предложение. Если же этого не случится, то желающие поместить свои капиталы могут пополнить этот недостаток, т.е. взять большее количество паев.

Городское самоуправление должно бы пойти навстречу этой идее, ибо его прямое назначение - заботиться о благах своих граждан - плательщиков налогов. Конечно, все это лишь одни общие штрихи, и если бы нашлись люди, сочувствующие этой идее, то возможна разработка детального плана и способа ее осуществления.

Поэтому мы просим всех лиц, так или иначе взглянувших на это дело, изложить свои взгляды и сообщить их редакции.

N .

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 2-4 пол./

 

 

ГОРОДСКАЯ ХРОНИКА

 

Панихиды по П.А. Столыпине . 13-го сентября были отслужены панихиды по скончавшемся статс-секретаре П.А. Столыпине в женской гимназии, в городских училищах, а 15-го сентября - в Реальном училище.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 4 пол./

 

Забытое постановление . 19 февраля было постановлено нашими уполномоченными поставить памятник Императору Александру II в память 50-летия освобождения крестьян. Памятник решено было поставить в палисаднике против городского училища. Город ассигновал для этой цели сто рублей и решил открыть подписку. Теперь сентябрь на исходе, а о подписке еще ничего не слышно. Есть основание надеяться, что к 75-летнему юбилею освобождения крестьян наше ретивое городское управление вспомнит о данном ему поручении.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 2, 4 пол. - стр. 3, 1 пол./

 

Самоубийство . Настасья Кононова Козлова была прислугой у г-жи Ольховской. 12 сентября Козлова писала отцу в Москву и просила его приехать в Богородск 14 сентября. В этот день по ее словам должно было состояться ее благословение. Козлова считала себя невестой г-на А.Н. Л-на. Отец ее, приехав в Богородск, был очень удивлен, узнав, что не только не будет никакого благословения, но даже г-н Л-н не говорил никогда о свадьбе. Отец Козловой, служащий в Москве, решил взять дочь к себе. Утром 15 сентября Н.К. Козлова сказала, что пойдет к г-же Ольховской за паспортом, и вместо этого бросилась под поезд №19. Несчастную колесами перерезало пополам. Козловой было 19 лет. Никакой записки о том, что побудило ее покончить расчеты с жизнью, она не оставила.

Почти весь день ходил народ смотреть на Козлову. Возмутительно, что добрую половину публики составляют дети. Но еще возмутительней, что некоторые матери ведут совсем маленьких детей смотреть на ужас смерти. Неужели эти матери не понимают, как может плохо отразиться на ребенке этот ужас?

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 1 пол./

 

Убийство . В ночь на 15-е сентября убит сторож при шлагбауме близ с. Успенского - кр. Рязанской губ. Александр Федотов Миронов, 32 лет. Как произошло убийство, с точностью сказать нельзя. Выяснено, что поздно ночью неизвестный подходил к сторожу и о чем-то говорил с ним. После этого ночные сторожа в городе видели неизвестного мужчину, который жаловался, что его избили у шлагбаума и сбили с него фуражку. По обнаружении убийства полицией было установлено, что неизвестный ночевал в доме Макарова, где и был полицейским надзирателем Волковым арестован.

Убийца оказался кр. Рязанской губ. Матвеем Михайловичем Волковым, 24 лет. По предъявлении Волкова смотрителю шлагбаума, последний опознал в нем неизвестного, подходившего ночью к сторожу Миронову. Орудием убийства послужила стамеска. Дело передано судебному следователю.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 1 пол./

 

Общество распространения среднего образования . Сегодня в 4 часа дня в помещении Реального училища состоится общее собрание членов общества распространения среднего образования. Предметы занятий: 1) об изменении устава о-ва в связи с постановлением Московского губернского по делам об обществах присутствия, 2) текущие дела. Согласно §22 устава необходимо присутствие не менее ? членов.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

В текущем году призыв молодых людей на военную службу в Богородске назначен на следующие дни:

15-го октября в 3-м призывном участке - в Ильинском погосте (Ильинская, Беззубовская, Запонорская и Дорховская волости). 22-го октября в 4-м призывном участке - в городе Богородске (Гребневская, Осеевская, Ивановская и Аксеновская волости). 30-го октября во 2-м призывном участке - в Павловском посаде (Павловский посад, Игнатьевская, Новинская, Карповская, Теренинская и Зуевская волости). 5 ноября в 1-м призывном участке - в городе Богородске (г. Богородск, мещанские слободы и волости: Васильевская, Буньковская, Шаловская и Ямкинская).

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 1 пол./

 

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД

 

СОБРАНИЕ УПОЛНОМОЧЕННЫХ

 

12 сентября в 4 часа дня состоялось собрание уполномоченных. На повестке к разбору назначено 11 дел.

1) Первым разбирается предложение губернатора о выяснении степени необходимости и желательности контроля со стороны городских управлений над оценками страховых обществ. Почти без прений постановляется: контроль над оценками страховых обществ желателен, но при условии, если одновременно будет установлен в законодательном порядке особый налог в виде определенного процента с суммы прений, собираемых в данной местности страховыми обществами. Этот налог должен идти на содержание технического персонала и на противопожарные мероприятия.

2) Затем определяется общая сумма трактирного сбора на 1912 год.

Постановлено: общую сумму городского трактирного сбора установить в сумме - 9350 руб. Из этой суммы падает на трактирные заведения с продажею крепких напитков 6520, без продажи крепких напитков 2130, на пивную трактирного промысла 250 р., на постоялый дом Воеводина 200 руб., на пивные лавки 250 руб. Наибольший размер обложения трактирных заведений с продажею крепких напитков 1850 р., наименьший 875; для заведений без продажи крепких напитков наибольший 400 руб., наименьший 120 руб.; для пивных лавок наибольший 30 р., наименьший 25 руб. Буфет общественного собрания освободить. Уплату сбора назначить по четвертям, за каждую четверть вперед, при несвоевременной уплате назначить пени в размере 1% в месяц.

3) Постановлено продолжить на три года право выкупа стародавних усадебных земель.

4) По докладу городского старосты рассматривается вопрос о постройке здания городского училища и об отсечении приготовительных классов при 4-хклассном городском училище. Постановлено поручить городскому старосте возбудить ходатайство об отсечении 2-х приготовительных классов при 4-хклассном городском училище по положению 1828 года с обязательным расходом посада на содержание городского училища 2427 р. 68 коп. и приходских 1535 руб.

Здание, где в настоящее время помещается городское 4-хклассное училище, занять начальными, а для городского училища выстроить отдельное специальное здание. На постройку здания постановлено просить правительственную ссуду в размере 40.000 руб., начиная с 1914 года, недостающую сумму покрыть по смете 1912 и 1913 г .

5) Единогласно избирается членом уездного воинского присутствия во время призыва 1911 г . городской староста И.Я. Кулаков.

6) Богородская земская управа не нашла возможным строить больницу на отведенной земле близ монастыря и просит для этой цели отвести две десятины на выгонной земле близ деревни Филимоновой.

Постановлено произвести осмотр этого участка при участии всех уполномоченных и после осмотра разобрать этот вопрос в чрезвычайном заседании.

7) Законоучитель городских начальных школ Н.Д. Сокольский прислал отказ от преподавания закона Божия в мужском нач. учил. Постановлено, ввиду того, что Н.Д. Сокольскому в настоящем учебном году приходится вместо 12 заниматься 24 часа в неделю, увеличить его оклад до 300 руб. в год.

Затем было разобрано 2-3 маленьких, неинтересных вопроса, и собрание закрылось около 6 час. дня.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 1-2 пол./

 

 

САНИТАРНОЕ БЛАГОУСТРОЙСТВО

 

Отмеченный в одном из предыдущих номеров нашей газеты факт разлития нечистот на мостовую из булочной Брюсова (кстати сказать, дело остается и сейчас в таком же положении) здесь не единичен. Как обычное явление в посаде, можно заметить текущие из дворов ручьи всяких нечистот, заражающих воздух. Как общее правило, нечистоты спускаются на улицу из богатых дворов, где дворы вымощены камнем с уклонами, по которым нечистоты и текут на улицы. Из некоторых дворов ручьи текут и днем, другие же, боясь дневного света, текут лишь с наступлением темноты. Особенно поражает это явление на торговой площади и на Царской улице, около клуба и домов Гребенщикова. Где же, наконец, санитарные попечители, где санитарная комиссия и чего смотрит администрация?

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 2-3 пол./

 

 

ЗАБЫТЫЙ ПОСТОЯЛЫЙ ДВОР

 

В собрании уполномоченных 12 сентября был установлен городской налог на питейные заведения и постоялые дворы. Наш муниципалитет совсем забыл, что на базарной площади есть постоялый двор (очень грязный), принадлежащий г-ну Кондратьеву. Спешим лучшим гражданам нашего посада напомнить об этом.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ОБЩЕСТВО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

 

На мартовском общем собрании о-ва распространения образования с целью расширения деятельности о-ва была избрана так называемая образовательная комиссия. Признавая дело по постройке и организации реального училища почти законченным, о-ву естественно было подумать и о расширении своей деятельности. Занявшись этим вопросом, комиссия признала желательным устройство курсов черчения и общеобразовательных, устройство лекций, учреждение при училище воскресной школы и устройство библиотеки-читальни, каковой в посаде до сих пор не имеется.

Приступить к учреждению библиотеки-читальни решено было немедленно, и с этой целью выработан был текст воззвания, который и одобрен правлением о-ва.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ОТ ПАВЛОВО-ПОСАДСКОГО ОБЩЕСТВА

РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

 

Образовательная комиссия Общества распространения образования, обсуждая просветительные нужды Павловского посада, остановилась на удовлетворении их путем устройства общественной библиотеки-читальни.

Жизнь выдвинула это учреждение на первое место во внешкольном образовании населения. Не только в Московской губернии, но и в глухих углах России, ежегодно открываются десятки библиотек.

Книга, как и хлеб, необходима каждому. Не только взрослые считают чтение одним из лучших занятий для заполнения своего досуга, но и дети нарасхват берут книгу. Но где взять эту книгу? Книжные магазины далеко, да и не всякий в состоянии купить хорошую книгу. Следовательно, необходима библиотека; а такому городу, как Павловский посад, нужно иметь солидную и обширную библиотеку для всякого читателя, для удовлетворения всех запросов ума; таким образом, и возможно будет приблизить к населению хорошую и интересную книгу. Безусловной необходимостью в такой библиотеке явится детский отдел, так как учебные заведения Павловского посада небогаты книгами для чтения.

Прекрасно зная, что жители Павловского посада всегда отзывчиво откликались на духовные нужды своих согорожан, и что всегда в Павловском посаде находились добрые люди на поддержку доброго дела, Правление Общества распространения образования обращается к жителям посада с убедительною просьбою - поддержать это дело посильными пожертвованиями, которые просит направлять на имя казначея Общества - А.Э. Бейн (французская фабрика) и Г.А. Смирнова (заведующий Реальным училищем).

Правление.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

УЖАСНАЯ СМЕРТЬ

 

11-го сентября в одной из казарм на фабрике Русско-Французского анонимного общества молотобоец Н.М. Мальков занялся заливкою резиновых калош. Так как производить подобную работу администрация фабрики не разрешает в комнатах казарм, то Мальков попросил жену запереть его снаружи в комнате.

Мальков надеялся, что смотритель казарм, увидя на двери замок, пройдет мимо и не помешает ему залить калоши. Так было и сделано.

Во время работы Мальков разлил бензин, который воспламенился. Огонь перешел на кровать, на которой спала работающая на фабрике Муханова, 16 л . На Мухановой загорелось платье. Когда отперли дверь, Муханова представляла из себя живой факел. Отвезенная в больницу, Муханова 12 сентября умерла в страшных мучениях.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 3-4 пол./

 

 

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

(от наших корреспондентов)

 

КУЧИНО

 

Покушение на самоубийство . 13 сентября служащий на фабрике К° Богородско-Глуховской Мануфактуры И.М. Емельянов, 18 лет, выпил с целью лишить себя жизни полчашки уксусной эссенции. И.М. Емельянов отправлен в фабричную больницу. Причины, побудившие покончить с жизнью, не выяснены.

 

Самоубийство . В ночь на 12-е сентября здесь найден повесившимся на фонарном столбе кр. Владимирской губ. Владимир Андреев Жиляев. Причины самоубийства неизвестны.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

ДЕР. РУЗИНО

Ямкин. вол.

 

Трудно, я думаю, найти в нашем уезде другую деревню, где бы шинкарство было так сильно развито, как у нас в деревне. Деревня наша находится в 2? верстах от Глухова, и многие фабричные глуховские рабочие живут у нас. В дни получек ими заработка - 10 и 25 чисел каждого месяца - шинки торгуют особенно бойко. Торговля идет совершенно открыто распивочно и на вынос, как в заправских ресторанах. В эти дни картежная игра, площадная ругань, постоянные драки перепившихся людей превращают деревню в какой-то ад. Необходимы самые решительные меры борьбы с шинкарями, разоряющими и спаивающими народ.

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

ОРЕХОВО

 

Здесь при фабрике Саввы Морозова уже давно существует фабричное начальное училище. Большое четырехэтажное здание его содержит в себе несколько десятков отделений, освещается электричеством и, вообще, с внешней стороны во многом выигрывает перед другими зданиями подобного рода. Но суть, конечно, не в одном комфорте: это только показная сторона дела.

Училище нового типа с четырехгодичным курсом; значит, программа сравнительно широкая. Учительский персонал состоит из сорока человек. Но, несмотря на обширность помещения, а также и на то, что занятия, вместе с параллельными и вечерними классами, продолжаются целый день, - число жаждущих поступить в это училище с каждым годом увеличивается, а мест становится все меньше и меньше. При таком положении дела отказы в принятии в училище учащаются. Кроме того, за последнее время стал практиковаться такой способ избавиться от переполнения учащимися: мало-мальски слабый ученик немилосердно выкидывается из школы без всякой надежды на скорое поступление в нее. Родители уволенного ученика, конечно, страшно беспокоятся об этом, так как исключение из школы здесь равносильно исключению из списка «счастливцев», которые должны скоро попасть на фабрику: неокончивших курса здесь совсем не берут на работу; а если и возьмут, то за крайне нищенскую плату, да и то после долгих-долгих ожиданий очереди.

Чем же виноват уволенный ученик, если он по болезни или по семейным обстоятельствам принужден бывает иногда пропустить несколько дней занятий и, благодаря этому, отстать от успевающих товарищей! Подобные радикальные приемы с «лентяями»-учениками практикуются здесь, во всяком случае, уж не по инициативе инспекции школ: дело в фабричной администрации, под ощутительным давлением…

/«Богородская Речь», №32, воскресенье 18 сентября 1911 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы