Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
31 мая 2005 года

Купавинские жители никогда не были равнодушными наблюдателями на своей земле

Публикация Е. Маслова

Его Превосходительству господину Московскому губернатору генерал-майору Дурново. Поверенных общества Купавинской пригородной слободы С. А. Чуркина и П. Ф. Кротова [1]

Прошение

2 марта состоялось постановление Богородской думы о продаже принадлежащего нам леса 928 десятин [2]…, представляем, во охранение своих интересов, возражения…

Продаваемый лес, хотя причислен к г. Богородску вместе с переименованием нас в мещан этого города [3], против нашего желания, но лес составляет нашу родовую принадлежность; по имеемым документам, он дарован нашим предкам до Петра Великого. В продолжении 200 лет, предки наши лично перечислялись правительством то из казенного ведомства в крепостную зависимость арендаторов (Купавинской шелковой фабрики – ЕМ), то доставлялись им права крестьян посессионного владения (причисленных к той же Купавинской фабрике – ЕМ): лес всегда Высочайшими повелениями укреплялся в неотъемлемую нашу собственность и принадлежность… Им (арендаторам) воспрещалось употреблять лес помимо нужд фабрики, они обязывались охранять его и оберегать на будущее время… Имеем честь покорнейше просить предложить Богородской думе Постановление 2 марта о продаже леса оставить как преждевременное, до окончания переписки об образовании посада [4]. Если же Дума будет настаивать на этом домогательстве продажи, то обстоятельства по этому вопросу перенести в Правительствующий Сенат.

1873 года марта месяца. Поверенные мещан Купавинской слободы Степан Андреевич Чуркин и Петр Федорович Кротов [5].

[1] Кротов Петр Федорович – работник (скорее всего, служащий) Купавинской шелковой, а затем суконной фабрики. Оставил интереснейшие воспоминания – «Записки», которые раскрывают историю Купавинской фабрики, дают яркие характеристики ее владельцев, представляют рабочий класс Купавны. Записки опубликованы в «Литературном наследстве», том I . М. 1931 г.

[2] Лес купил за 135 тысяч рублей богородский 2-й гильдии купец Михаил Иванович Клюев, пригласивший в товарищество для осуществления этой сделки купцов Шибаева и Лаврентьева (ЦИАМ, ф. 17, оп. 97, д. 435, лл. 66, 69)..

[3] В ходе т. н. «Кисилевской» реформы (1850-е годы – предвестник реформы 1861 года) форма крепостной приписки крестьян к фабрикам была ликвидирована и посессионные крестьяне могли выбрать: или оставаться при фабрике и перейти в мещанское сословие или переселиться на свободные земли и стать крестьянами-землевладельцами. Село Купавна стало именоваться Купавинской мещанской подгородной, города Богородска, слободой.

[4] Купавинское мещанское общество, старостой которого тогда состоял Солдаткин, было недовольно своей зависимостью от богородских властей. Деньги на благоустройство и разные общественные дела до Купавны не доходили. Начальство, хоть и выборное, до Купавны не добиралось, да и сами купавинские жители привыкли вести себя вполне самостоятельно. Общество решило бороться с незаконной, по его мнению, продажей леса и за учреждение вместо слободы посада с именованием его Александровским. Для ведения «всех вообще общественных дел» общество выдало доверенность своим многоуважаемым членам С. А. Чуркину и П. Ф. Кротову, а также наняло поверенных для продвижения дел в «высших сферах»: московского присяжного стряпчего дворянина Ксенофонта Степановича Толоконникова, московского купца Ивана Андреевича Зайцева, а также князя Александра Ивановича Трубецкого. Общество в поисках средств для формирования бюджета будущего посада сдало в аренду часть торфяных залежей, намеревалось также востребовать у Богородской думы деньги от проданного леса. Но Московским губернатором учреждение посада было признано невозможным, ввиду «недостаточности денежных средств» у Купавинского общества. Какова участь леса, из документов архивного дела не ясно (ЦИАМ, ф. 17, оп. 97, д. 435, лл. 18-19об, 36, 42-45об, 44, 60, 72, 246, 266, 272 – 273).

[5] ЦИАМ, ф. 17, оп. 97, дело 435 л. 24а).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы