Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 января 2010 года

У церковных стен

Православная церковь в советское время

Былое пролетает… Кончина (Памяти Патриарха Пимена)

Кончина

ПАМЯТИ ПАТРИАРХА ПИМЕНА
Слово митрополита Антония Сурожского 6 мая 1990 года

       "В четверг 3 мая скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Патриарх Пимен - один из последних представителей эпохи беспощадного преследования тех, которые отказывались смириться с коммунистической догмой и утверждали свою веру в Бога. Он родился за четыре года до первой мировой войны, формировался в эпоху предпринятого Лениным давления на всех верующих, и затем жил в те годы, которые американский историк Роберт Конквест назвал "большим террором": в эпоху Сталина, Берии, Хрущева, Брежнева, Андропова... В разгар сталинских преследований он не побоялся стать монахом, позже - священником, а потом был избран и хиротонисан во епископа.
       Мы мало знаем о том, что происходило в те трагические годы. Он служил в армии, был дважды арестован, в общей сложности провел десять лет в советских тюрьмах и концлагерях, но никогда не поколебался, никогда не отступился от веры и никогда не скрывал ее. Мы мало знаем о тех днях его жизни, потому что о многом, что происходило тогда, никогда не говорилось, а также потому, что он был человеком застенчивым, скромным, учтивым и деликатным - и бесконечно, отчаянно одиноким. Как можем мы выносить суждение о людях, мужчинах и женщинах того поколения? Мы на Западе не имеем понятия о том, что значит с детства расти, а потом жить под сенью смерти, под угрозой ареста и пытки. Помню, мне в России говорил друг, что первыми его воспоминаниями детства были душераздирающие крики в ночи, когда КГБ приходил забирать соседей, друзей, родственников. Страх въелся в их кости. Некоторые не могли его перебороть; другие, как глубок ни был страх, превозмогали его изо дня в день и стояли перед лицом безбожного мира свидетелями Божиими: в ужасе, но верные. Думается, Патриарх был одним из таковых.
       И когда я слышу, как люди, никогда не бывшие ни под какой угрозой опасности, критикуют и осуждают его и его современников, мне вспоминается отрывок из фольклорного "Жития Моисея". Видя неверность евреев в пустыне, Ангелы Божии возопили: "Доколе, Господи, Ты будешь терпеть их? Прокляни их!" - и Господь ответил: "Только тогда Я отвергну их, когда мера грехов их превзойдет меру их страдания".
       В то же время Патриарх Пимен не был просто пассивен: многие годы, когда здоровье его уже было подорвано, он оставался человеком молитвы. Он не только участвовал во всех многочисленных и подчас изнурительно долгих богослужениях, но молился и постился у себя тайно, веруя - справедливо - что невозможное людям возможно Богу, Который Единый может претворить сердца каменные в сердца плотяные. Однажды я спросил одного верующего в России, чего он ожидает от Патриарха: "Чтобы он был молитвенником перед лицом Божиим за нашу землю. Патриарх - печальник перед Богом, а не администратор". И Печальником он действительно был - до последнего момента, когда, по выражению древних римлян, он "сложил с себя бремя жизни": свободный от оков больного тела, тягот режима, оков того, что он называл своей "золотой клеткой" - клеткой всякого правителя, всякого иерарха, всякого человека, несущего бремя громадной ответственности. Он лично ничего не предпринял, чтобы использовать те возможности, которые "перестройка" открыла перед Церковью: он уже был слишком изнурен и слишком болен к этому времени. Но он молитвенно предстоял перед Богом за свою Церковь, и за свою землю, и поистине за весь мир, чтобы свобода и мир были дарованы всем народам, всем, кто верит в Жизнь. И это же он будет делать и теперь, в Свободе Вечности"10.

Слово архимандрита Иоанна (Крестьянкина) в 1-ю годовщину смерти
Святейшего Патриарха Пимена
3 мая (20 апреля) 1991 года.

"Христос воскресе!

       Други мои, сегодня 3 мая (20 апреля), и многие из нас помнят, что именно в этот день, год назад отошел в жизнь вечную ко Господу 14-й Первосвятитель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен.
       Год назад, как и ныне, Церковь огласилась песнопениями пасхальной радости, - радости о победе жизни над смертью. И над гробом почившего патриарха решительным утверждением звучали слова пасхального канона - "смерти празднуем умерщвление, жития вечнаго начало! Христос воскресе!" Скорбь о кончине, о разлуке растворилась и была побеждена пасхальным радованием.
       А странное сочетание двух песнопений - пасхального и погребального - наполняло сердца раздумьем о смысле жизни: как завершение жизни становится одновременно и началом новой жизни.
       Жизнь кончилась, да торжествует жизнь!
       За этот прошедший год не раз наша память и любовь возвращались воспоминанием к деятельной жизни и образу первосвятителя. Мы вспоминали о нем особенно в его памятные дни еще и потому, что, отстраняясь временем от последних дней его жизни, мы вернее и глубже видим теперь: кто был рядом с нами, кем он был для нас, какое великое дело совершил он и каких трудов и подвигов стоило ему все это.
       Мы много говорили уже о значении его жизни и трудов, но еще ни разу не касались сокровенного, последнего подвига Святейшего Патриарха - его умирания в Господе. А ведь именно смерть - логическое завершение всей прожитой жизни - отражение ее. И если смерть грешника люта, то для праведника и "жизнь - Христос, и смерть - приобретение". Ибо приобщается он последнему Великому Таинству и видит Бога не гадательно, но лицом к лицу и слышит: "Приидите благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царство от сложения мира..."
       И говорить о смерти Божиих людей надо, и знать, и помнить о блаженной кончине их нам с вами необходимо. Ведь и мы не так далеки от великого страшного последнего дня своей жизни, - дня перехода в вечность. И не может человек не страшиться этого дня, ибо для каждого из нас "смерть - дело-то небывалое". И однажды в жизни явится она к нам и не спросит нас, готовы ли мы к встрече с ней. Ведь совсем не напрасно говорит апостол Павел слова, которые должны бы напечатлеться в сердцах наших: "Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их, Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же". И воззрим на кончину их жизни - она обогатит нас опытом, подготовит и к своей мирной христианской кончине.
       Святейший Патриарх Пимен умер на 80-м году жизни. И мирная христианская кончина его не была ни скоропостижной, ни безвременной: долгие годы недугов и немощей лишили патриарха возможности самостоятельно передвигаться, много говорить, участвовать зримым образом в общественной жизни и даже богослужениях. Болезнь сделала его, казалось бы затворником.
       Но так ли это?
       Посмотрим поближе на жизнь Святейшего в этот последний период. С осени 1985 года в здоровье Святейшего появились первые признаки грядущей немощи - отказались повиноваться ноги. Обычный ритм и образ жизни пришлось видоизменить, приспосабливаясь к своим возможностям. Прежде он много служил и посещал многие храмы на престольные праздники: московские святыни были дороги ему, они подкрепляли силы его в часы паломничества к ним. И вот от многого пришлось отказаться.
       Но зато Крестовый храм в честь Владимирской иконы Божией Матери, находящийся рядом с комнатой патриарха, - стал местом постоянных богослужений, за которыми он молился.
       В Великий пост 1988 года последний раз проникновенно прозвучала в алтаре Богоявленского собора молитва первосвятителя вашего: "Да исправится молитва моя..." - и тем же постом в день Благовещения архангельское приветствие вознес он Пресвятой Владычице нашей Богородице:
       "Архангельский глас вопием Ти, Чистая..."
       И по голосу его никто из присутствующих еще не мог заподозрить, что это последнее его соло, последний дар Богу его певческого таланта.
       Болезнь все прогрессировала и вела свое наступление быстро, а Святейший продолжал трудиться с той исключительной ответственностью, что и раньше, только перенеся труды свои на молитвенный подвиг в затворе и к письменному столу, за которым неукоснительно сам решал все дела. Силы его питало Святое Причастие.
       В октябре 1988 года врачи дают мрачные прогнозы прогрессирующей болезни и обещают ему полугодовую мучительную кончину. Предлагаемую операцию Святейший отклонил кратким: "На все воля Божия, нет, категорическое нет!"
       И продолжал трудиться, будто не было решительного определения о нем.
       Несколько раз приступал он к Таинству Елеосвящения (Соборования) в те дни, когда все: и сам он, и окружающие - видели, что жизнь готова прерваться.     .
       Врачи отступили, их средства были бессильны, по их определению Святейший жил только молитвой.
       В Великий пост Святейший продолжал свои труды - подписывал многочисленные грамоты ко дню Святой Пасхи, просматривал множество документов. Возглавил заседание Священного Синода, на котором окончились работы по канонизации отца Иоанна Кронштадтского.
       Он жил и трудился уже целый год после определенного ему врачами срока.
       На Страстной седмице во вторник Святейший попросил его пособоровать, и к нему был приглашен Духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл, который его поисповедовал. Таинство Елеосвящения совершали соборно во главе с архиепископом Зарайским Алексием.
       В Великий четверг после евхаристического канона Святейший Патриарх сам прочитал молитвы, положенные на освящение святого мира, и благословил небольшой сосуд с вновь сваренным миром, осенив его трижды крестным знамением.
       После этого архиепископ Алексий причастил Святейшего Святых Христовых Тайн.
       Торжественно прошло ночное пасхальное богослужение. Звонкие детские голоса учеников воскресной школы Богоявленского собора радостно восклицали:
       "Воистину воскресе!"
       А Святейший, уже совсем слабый, молился, лежа в постели, в последнюю пасхальную заутреню в своей жизни, на глазах у него были слезы.
       Второго мая вечером Святейший попросил причастить его Святых Тайн. И в 8 часов утра 3 мая владыка Алексий начал последнюю в жизни Святейшего Патриарха Пимена Божественную литургию.
       Причащался Святейший как-то особенно сосредоточенно.
       После литургии Святейший благословил назначенное заранее на 10 часов утра этого дня заседание Священного Синода. И собрались "преемники апостолов от конец", благословенные на труды последним его первосвятительским благословением, благословением Божиим собрались к смертному одру того, кто 19 лет был отцом отцов и благословлял их дела и начинания.
       В 3 часа дня Святейший встал, ему помогли пересесть в стоящее рядом кресло. Он трижды глубоко вздохнул и затих. Так мирно отошел ко Господу 14-й Патриарх Московский и всея Руси Пимен на 19-м году своего первосвятительского служения.
       Крестный путь завершен, и Воскресший Христос принял душу его от великих трудов и подвигов в вечную радость.
       "Блаженны умирающие о Господе".
       Посмотрите,   дорогие  мои  родные,   чада Божии и Церкви, на кончину жизни наших первосвятителей, начиная от ныне канонизированного Святейшего Патриарха Тихона, его преемников Святейшего Патриарха Сергия, Святейшего Патриарха Алексия и до ныне поминаемого Святейшего Патриарха Пимена.
       Неужели праведная их в Боге жизнь не откроет пред нашим взором чуда промыслительного действия руки Божией, покоящейся на наших первосвятителях, а через них на нашей Церкви и на нас.
       Святейший Патриарх Тихон в день радостного праздника Благовещения Пресвятой Богородицы завершил свой крестный путь, терновым венцом которого были и клевета, и откровенная ложь, и заточение.
       Отслужив у престола Божия свою последнюю Божественную литургию, он в тот же день со словами: "Слава Тебе Боже, слава Тебе Боже, слава Тебе Боже", предал многострадальную праведную душу свою в руце Божий.
       Не прошло и века, как весь мир, верующий и не верующий, объявил его избранником Божиим и святым угодником.
Святейший Патриарх Сергий.
       Не явил еще Господь миру вполне его сокровенного подвига. Он продолжает нести и по смерти тяготу непонимания от многих, а часто и откровенной лжи.
       Но кончина его? Разве ни о чем не скажет она нам? Да она - Божие свидетельство о нем. В день кончины он служит свою последнюю Божественную литургию, причащается Святых Христовых Тайн, совершает своими рукам последнюю архиерейскую хиротонию, чтобы сказать в тот же день Господу: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко..."
       Святейший Патриарх Алексий.
       Труды и труды, труды, превышающие меру сил 93-летнего старца. Службы Великого поста и ожидание великого   праздника.    "Общее   воскресение   прежде Твоея страсти уверяя..." желанием служить в этот день Божественную литургию и читать Евангелие лицом к народу.
       Но встретил народ своего патриарха в этот день праздника с вербами и горящими свечами, уверяющими о воскрешении друга Божия Лазаря и о воскресении патриарха, всю жизнь от юности отдавшего Богу,
       "И взирая на кончину жизни их, подражайте вере их..."
       Таковы наши патриархи, наши пастыри, наши отцы. Такова наша Церковь!
       И память о них, память о приснопоминаемом ныне Святейшем Патриархе Пимене для нас с вами, дорогие мои, должна быть особенно живой. Ведь они трудились и воссылали о нас и о Церкви нашей свои первосвятительские молитвы ко Господу при жизни, а блаженная кончина их свидетельствует о том, что теперь они имеют власть дерзновенно молиться о нас пред Престолом Божиим.
       Так будем же, дорогие мои, и мы постоянно воссылать Господу сердечные моления об упокоении в обителях райских тех, кто всю жизнь свою отдали Русской Православной Церкви, перенесли тяготы, зной и мраз, и скорби трудов, кто смиренно через монашеское послушание вынес то, что невозможно было вынести человеческими силами.
       Но сила Божия вела свою Церковь, и сила Божия вручала кормило Церкви тому, самоотверженно делал Божии дела, кто вел народ Божий к вечности путем заповедей Господних через страдания. Вечная им память!
       Душа его, в Бозе почившего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, ныне поминаемого, во благих водворится и память его в род и род. Воистину воскресе Христос!"11

       7 июня 1990 года в слове перед молебном на открытии Поместного Собора Русской Православной Церкви Патриарший Местоблюститель сказал:

       "Завершился жизненный путь блаженнопочившего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, окормлявшего нашу Церковь на протяжении двадцати лет. Под его водительством вписаны в историю нашей Церкви многие памятные события, связанные с благодатным процессом развития нашей церковной жизни, с нашим деятельным участием в жизни Православной Полноты и в поиске путей воссоздания вероисповедного единства ныне разделенного христианства, с усилиями по возрождению духовно-нравственных сил нашего общества. Вечная и благодарная ему память!"12

       3 мая 1991 года Русская Православная Церковь возносила молитвы о почившем года назад Святейшем Патриархе Московском и всея Руси Пимене.
       В этот день Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил заупокойную молитву в Крестовом храме в Патриархии.
       Заупокойную литургию и панихиду в Богоявленском патриаршем соборе совершил архиепископ Солнечногорский Сергий с соборным духовенством.
       В храмах Троице-Сергиевой Лавры, священноархимандритом которой был почивший Святейший Патриарх Пимен, Божественные литургии и панихиды о нем совершили: в Покровском академическом храме - архиепископ Дмитровский Александр в сослужении учащих и учащихся, раннюю в Сергиевском трапезном храме - епископ Владимирский и Суздальский Евлогий, позднюю - епископ Подольский Виктор с братией Лавры. В храме Всех святых, в земле Российской просиявших, под Успенским собором, где находится гробница Святейщего Патриарха Пимена, литургию и панихиду совершили наместник Лавры архимандрит Феогност и инспектор Московской духовной академии архимандрит Сергий13.
Завершая повествование о нелегком жизненном пути четырнадцатого Первосвятителя земли Русской, приведем слова Святейшего Патриарха Алексия II:

       "Патриаршество - это трудный подвиг. И сегодня я на своем посту ощущаю, насколько тяжела ответственность и за судьбу Церкви, и за судьбу каждого ее архипастыря, священнослужителя и мирянина. Поэтому уверен, что как по-настоящему церковный человек, монах, покойный Патриарх Пимен немало сердечных молитв вознес ко Господу за всю Полноту Русской Православной Церкви, Главой которой ему судил Господь быть в нелегкое для нее время"14
  
   

 


1 Софроний, архимандрит.  Духовные беседы. М., "Паломник". 2003. с. 32. 
2 Последний старец.  Ярославль. Центр Православной культуры святителя Димитрия Ростовского. 2004. с. 503. 
3 В газете "Русская Мысль" № 3071 от 02.10.1975 (с. 14) за подписью "Наблюдатель" было опубликовано "Свидетельство о Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1971 г. в Москве". В обстоятельном разборе публикации архиепископ Василий (Кривошеин) пишет: "Неправда, будто бы патр. Пимен человек "психически и физически сломленный". Дай Бог, чтобы у "Наблюдателя" было бы столько мужества и силы духа, как у Святейшего!". Церковь владыки  Василия (Кривошеина). Нижний Новгород. Издательство Братства во имя св. Александра Невского. 2004. с. 148-153. 
4 Соколов Николай, протоиерей.  "Я вспоминаю о нем каждый день…". // Альфа и омега № 2 (43). М., 2005. с. 245. 
5 Любартович В. А. Юхименко Е. М.  Собор Богоявления в Елохове. История храма и прихода. М., ЦНЦ "Православная Энциклопедия". 2004. с. 229-231. 
6 То же с. 231-232. 
7 Из воспоминаний Митрополита Владимира (Сабодана): "Патриарх беспокоился обо всех своих духовных чадах, лишь о собственном здоровье забывал. Поэтому и имел букет недугов. Уже в конце жизни ему предложили операцию, подозревая неладное. А у него сердце больное, диабет. Не знали, что делать. Посоветовать в таком случае никто не решался. Вечером Патриарх спросил: как бы я поступил? Я от души ответил: "Отслужить наутро Литургию и положиться на волю Божию". Положились на волю Божию. Утром отслужили Литургию. Патриарх причастился, а после сказал, что отказывается от операции. Когда пришли врачи, принял их. Они осмотрели Патриарха, спросили, не болит ли там, не болит ли тут. Он все стерпел и отказался от операции. Угостил врачей шампанским, и попрощался. Прожил еще два года". Пастырь. Митрополит Владимир (Сабодан) глазами современников.  К., 2000. с. 74. 
8 Сергий (Соколов), епископ. Правдой будет сказать…Новосибирск,  1999. с. 106-128. 
9 Журнал  Московской Патриархии, 1990, № 8, С. 7-15.
10 Антоний, митрополит Сурожский.  Слово об избрании Патриарха Пимена. // Альфа и омега № 2 (43). М., 2005. с. 242. 
11 Иоанн (Крестьянкин), архимандрит.  Проповеди. М., Издание Свято-Успенского Посково-Печерского монастыря. 1994. с. 68. 
12 Журнал  Московской Патриархии, 1991, № 9, С. 12.
13 Журнал  Московской Патриархии, 1991, № 9, С. 29.
14 Журнал  Московской Патриархии, 1991, № 9, С. 32.

 
 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы