Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 января 2010 года

У церковных стен

Православная церковь в советское время

Былое пролетает… Рязань

Рязань

       В январе 1947 года, по благословению своего правящего архиерея епископа Херсонского и Одесского Сергия и по просьбе епископа Иеронима (Захарова)1, только что перемещенного с Кишиневской кафедры на Рязанскую, игумен Пимен сопровождает новоназначенного владыку к месту его служения. Всего несколько месяцев игумен Пимен нес церковное послушание в Рязани. Он оказался добрым помощником не только владыке Иерониму, но и настоятелю Борисоглебского собора, в котором совсем недавно возобновились богослужения, протоиерею Борису Скворцову2. Новый ключарь собора помогал в ремонтно-восстановительных работах, служил, проповедовал. Глубокий след оставил он в короткий период своего пребывания в Рязани в сердцах благодарных прихожан. Но лучше послушаем их.
       "Я училась в Московском фармацевтическом институте, -  рассказывает Добромыслова (Климентовская) А. Е., - приехав в зимние каникулы домой, мы со старшей сестрой пошли ко всенощной в храм в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость". Храм кладбищенский, находится на окраине города, никакого транспорта в городе не было, все ходили пешком, зима была очень снежная, дорога не расчищалась от снега, и мы увидели впереди идущих в храм двоих священнослужителей. Оба высокие, стройные, в длинных рясах. Ими оказались назначенный на Рязанскую кафедру в 1947 году епископ Иероним (Захаров) и приехавший с ним игумен Пимен.
       Мы впервые услышали его службу, прекрасно читал канон, а в конце службы говорил проповедь о преподобном Ефреме Сирине. Своей проповедью он покорил  сердца всех присутствующих в храме, говорил свободно, прочувственно, проникновенно, душевно, все сказанные слова вливались в душу каждого молящегося в храме. Мы много слышали проповедей, бесед, слов, назиданий, но эта проповедь осталась в нашей памяти на всю жизнь". 
       "Однажды бабушка, - вторит ей Валова О. А., - придя из храма, сказала мне, что к нам в Рязань приехал новый батюшка и произвел на нее большое впечатление. Увидев и услышав нового батюшку, я была полностью согласна с ее мнением.
       Речь идет о будущем патриархе Пимене. А тогда на амвоне стоял монах. Так как я была еще ребенком, то сказать, в каком он был чине, я не могу. Помню только следующее. Это был высокий, стройный и очень красивый человек. А самое главное впечатление производили его проповеди, он говорил красиво и очень убежденно. В его словах была глубокая вера и большие знания".  
       Мизгирева А. П.: "В 1947 году в Борисоглебский собор города Рязани, открытый после войны, почти одновременно приехали владыка Иероним (епископ) и отец Пимен. Оба - молодые, высокие и статные.
       Владыка Иероним был очень худой с длинными, темными волосами и бородой, говорил ровным тихим голосом. Про него все говорили, что он большой аскет  и молитвенник.
       Отец Пимен совсем другой. Энергичный, необыкновенно собранный и очень красивый. Обладал прекрасным, сильным голосом с приятным тембром. Каждое слово, произнесенное в алтаре или около алтаря, было четко слышно в конце большого собора. Кто хоть раз слышал его голос - (чтение, пение) сохранил это неповторимое впечатление, мне кажется на всю жизнь. Настоящий дар слова. В те годы на религиозные темы ничего не печаталось и по радио (кроме критики) не произносилось, поэтому живое слово Церкви было единственным свежим глотком воздуха для верующего человека.   
       На службы с участием отца Пимена сразу же "потянулся" народ, особенно на его проповеди. Много стало ходить молодежи. Борисоглебский собор большой, но приходило столько народа, и стояли так тесно, что поднять руку и свободно перекреститься было невозможно. Проповеди и по содержанию резко выделялись в то время. Он старался привести последние научные данные физики, естествознания и т.д., раскрывающие и подтверждающие Божественное начало. Отец Пимен был немного в Рязани, а мне было всего 11 лет, мало я успела запомнить, но отдельные проповеди помню очень четко, а некоторые дословно.
       Так помню его проповедь, где он коснулся очень модного в то время "научного" открытия О. Б. Лепешинской, что жизнь может произойти не только из клетки, но и из межклеточного вещества. На этом строилось целое антирелигиозное, материалистическое направление в биологии.
       "Но кто же сотворил и это межклеточное вещество? Кто Творец всего - клетки и межклеточной субстанции?" - Это почти дословно его слова.
       Аудиторией он владел прекрасно, буквально всех завораживал, не смотря на большое скопление народа, тишина стояла, как говорят "муха пролетит - слышно". Но в народе постоянно было чувство страха за него - "как бы его не забрали за проповеди".
       Юрина Т. А.: "В Рязань был назначен новый архиерей: епископ Иероним. Он приехал не один, а с игуменом Пименом. Всего только немного больше года владыка Иероним послужил в Рязани, а игумен Пимен и того меньше. Но какое это было замечательное время! Мы, прихожане собора, услышали воистину слово Божие, которое благовествовали два служителя Божия, имеющие в этом высокий дар от Господа. И все-таки игумен Пимен превосходил в своем даре епископа. С душевным трепетом и огромной радостью ждали мы проповеди отца Пимена. Какой же это был целебный источник, особенно для наших юных душ! И какая же это была потеря для нас, когда наши жестокие, демонические власти дерзко и грубо выгнали из Рязани это высокое слово, всех просвещающее в Истине. Я очень трудно смирялась с этой потерей: много плакала и горевала"3.
       Да, действительно власти постарались, чтобы пребывание игумена Пимена в Рязани было кратковременным. Ему дали понять, что для него лучше уехать.
       Покойный митрополит Симон (Новиков)4 рассказывал автору, что в октябре 1972 года, напутствуя нового епископа на Рязанскую кафедру, Святейший Патриарх Пимен то ли в шутку, то ли всерьез предостерег его от излишней смелости при благовестии. "Мне там, в молодости здорово досталось за проповеди", - сказал Святейший. Владыка Симон долго вынужден был помнить совет Первосвятителя.

 


 

1 ИЕРОНИМ (Захаров Владимир Иванович, 20.03.1897-14.12.1966), архиепископ. 1925 пострижен в монашество в Даниловом монастыре, в 20-е годы был помощником благочинного монастырей Москвы. 1944 хиротонисан во епископа Кишиневского и Молдавского. 1947 епископ Рязанский и Касимовский, далее последовательно на Ижевской, Куйбышевской, Орловской и Ярославской кафедрах. 1961 архиепископ. 1962 удостоен степени магистра богословия за работу об обновленческом расколе.
2 СКВОРЦОВ Борис Гаврилович, (30.09.1895-11.08.1972), протоиерей. 1917 рукоположен во священника к Борисоглебскому храму в Рязани, в 1925 привлечен к уголовной ответственности по делу "О контрреволюционной деятельности Рязанской епархиальной канцелярии". 1930 протоиерей, настоятель Борисоглебского собора. 1935 после закрытия собора, настоятель храма в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость". 1946 вновь настоятель Борисоглебского собора. 1965 хиротонисан во епископа Рязанского и Касимовского.
3 Личный архив автора.
4 СИМОН (Новиков Сергей Михайлович, 05.02.1928-01.09.2006), митрополит. 1958 пострижен в монашество в Троице-Сергиевой лавре, 1959 преподаватель Московских духовных академии и семинарии. 1964 настоятель Преображенского храма Патриаршего подворья в Лукино. 1972 хиротонисан во епископа Рязанского и Касимовского. 1978 архиепископ. 2000 митрополит. 2003 на покое.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы