Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 января 2010 года

У церковных стен

Православная церковь в советское время

Былое пролетает… Муром

Муром

       После освобождения из лагеря иеромонах Пимен оказался на долгое время прикован к больничной койке. Сказались контузии, да и лагерную жизнь курортной называют лишь гротескно. Еще в лагере он стал чувствовать сильные боли в области позвоночника. Оказался туберкулез позвоночника, и с сентября 1945 года по февраль 1946 года его лечили в Московском областном туберкулезном институте (МОТИ).  
       В Москве проживать ему было нельзя, и Муром, который был "за сто первым километром", был выбран им, наверное, не случайно. В то время в Муроме  проживал игумен Серафим (Крутень)1, которого иеромонах Пимен хорошо знал еще по Сретенскому монастырю, где в 1925 году они вместе подвизались. 
       Игумен Серафим появился в Муроме в 1945 году, после освобождения из лагерей. Это был исповедник веры Христовой, подобно многим другим в эти трудные годы. В лагерях он потерял ногу и передвигался на костылях. Тихий, кроткий, любвеобильный монах. Был наставником и утешителем для православного люда, особенно для монашествующих, изгнанных из монастырей в годы советской власти. А таковых в это время в Муроме было очень много. В Муроме от рук игумена Онуфрия отец Серафим принял схиму. 
       20 марта епископом Владимирским и Суздальским Онисимом (Фестинатовым)2 иеромонах Пимен был назначен штатным священником Благовещенского собора бывшего Благовещенского мужского монастыря, о чем засвидетельствовал благочинный церквей Муромского округа протоиерей Вениамин Дашкеев3.
       Иеромонах Пимен служил в соборе, препоясав позвоночник жестким кожаным корсетом. По рассказам очевидцев, на богослужения собиралось так много прихожан, что вынуждены были стоять вне стен храма, вслушиваясь в слова молитвословий. В большие праздники и некоторые воскресные дни, когда особенно много было народа, иеромонах Пимен совершал Божественную литургию на площади перед храмом4
       В это время в Муроме жили монахини Серафимо-Дивеевского монастыря. Игумения Александра (Траковская) обосновалась здесь после закрытия обители вместе с сестрами. После смерти игумении Александры в феврале 1942 года старшей среди дивеевских сестер стала Анна Ефимовна Баринова (в монашестве Мария)5. В возрасте около пяти лет ее отдали на воспитание в Серафимо-Дивеевский монастырь. Игумения Александра взяла девочку к себе. Так Анна стала воспитанницей матушки, а затем послушницей. После закрытия монастыря Анна ушла в ссылку вместе со своей игуменией - сначала в город Арзамас, а потом в Муром6.
       Бывший монастырский собор стал на долгие годы единственным открытым храмом в городе. Здесь пели на клиросе и прислуживали дивеевские монахини. В их маленьком домике у стен монастыря иеромонах Пимен часто бывал. Монахини зарабатывали на хлеб изготовлением митр, церковной утвари, писанием икон, шитьем архиерейских облачений. Они обучили этим искусствам и иеромонаха Пимена7. В 1945 году отцом Пименом были пострижены несколько дивеевских сестер. Молодой пастырь и его небольшая иноческая паства были объединены любовью к преподобному Серафиму Саровскому. Это духовное единение сохранилось и в дальнейшем. До конца своей жизни Патриарх Пимен имел попечение о дивеевских матушках. Еще в 80-е годы прошлого столетия в резиденции Патриарха в Чистом переулке можно было видеть монахиню  Марию (Баринову), которую специально привозили из Мурома для общения со Святейшим8.
       Святейший Патриарх Пимен свято чтил преподобного Серафима. В дни его памяти он всегда служил в московском храме пророка Илии Обыденного, где особо прославлялся преподобный, и где была икона с частичкой его мощей.
       В ризнице храма святителя Николая в Покровском города Москвы хранится образ Божией Матери "Умиление", копия келейной иконы преподобного Серафима. Эта икона была подарена иеромонаху Пимену дивеевскими матушками, и Святейший хранил ее у себя в келье. На обратной стороне иконы надпись: "На молитвенную память в день святого Ангела дорогому Батюшке отцу Пимену. Сподоби Господи под покровом Радости Радостей всегда пребывать и умиленною душою вечно воспевать Владычице нашей, Преблагословенной Деве Марии: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою".   
       Иеромонаха Пимена муромчане полюбили сразу. Из воспоминаний прихожанки Благовещенского собора: "Отец Пимен умел душевно и доходчиво говорить с прихожанами. На его службы, особенно в церковные праздники, стекалось множество людей, не только горожан, но из соседних сел и деревень. Молодой, красивый, умный, он сразу всем понравился"9.
       Иеромонах Пимен совсем недолго прожил в Муроме. Во второй половине 1946 года он уехал в Одессу, где продолжал свое служение. В последующие годы Святейший всегда с большим теплом вспоминал свое пребывание в Муроме - это были первые мирные дни после долгих лет лишений и гонений. Он не раз посещал город как частное лицо, когда стал уже иерархом Церкви. В 1949 году, будучи секретарем епископа Ростовской епархии, игумен Пимен написал стихотворение, посвященное муромскому периоду своей жизни. Стихотворение это переписывалось прихожанами Благовещенского собора города Мурома и передавалось из рук в руки.

             Муромлянам

Из далекого города южного,
Что зовется Ростов-на-Дону,
Шлю привет вам теплый, сердечный
На родную мою сторону.

Вспоминаю о вас ежедневно
И в церковный молитвенный час
Умоляю Заступницу нашу,
Чтоб от бед всех спасла Она вас.

Никогда не забыть мне былого -
Тех прекрасных и радостных дней,
Когда вместе молились мы с вами
При мерцаньи церковных огней.

Помню пост, Благовещенье, Вербное…
В храме яблочку негде упасть.
Потому здесь собралися люди,
Чтоб к подножью Распятого пасть

И в грехах получить разрешенье,
Сбросив скверну греха с своих плеч,
Чтоб просить Всемогущего Бога
Отвести Свой карающий меч.

Не забыть никогда первой Пасхи,
Что служил я под сводом небес,
И родных муромлян многолюдье
Окружиыших меня, словно лес.

О Воскресшем тогда все мы пели,
И сливались все души в одну,
И на лицах светились улыбки -
Мрак и тьма ж уходили ко дну!

В эту Светлую утреню Пасхи
Под покровом ночной тишины
Воскресали и души из мрака,
Светом Истины вечной полны.

Помню я и вечерние службы,
И акафисты в храме родном,
И народное пенье простое,
Где молились мы все об одном.

Чтоб сподобил Господь жизни вечной,
Чтоб тяжелый наш крест облегчил,
Нас очистил трудом покаянья,
Добродетели бы научил.

Со слезами меня провожали...
Все я помню и всем дорожу,
И за каждой душою и сердцем
Хоть и издали все же слежу.

Пусть Господь вам всем радость дарует,
Богоматерь вам слезы отрет,
Константин, Михаил и Феодор
В Царство вечности всех доведет.

А князь Петр и святая Феврония -
Поручители ваши всегда -
Никогда не оставят вас сирых
И избавят лихого вреда.

Не забудьте меня, вы родные,
Когда в храме стоите, молясь!
Иногда и слезу уроните,
От пытливого взгляда таясь.

21/III 49 г. Ростов-Дон

   Серафимовым сиротам

Ночь. Как безмолвные зрители
Звездочки смотрят с небес.
Тихо. Вокруг от обители
Тянется Саровский лес.

Нет уж теперь той обители,
Звезды лишь смотрят с небес.
Леса не видят уж зрители,
Где ж вы обитель и лес?

Сосны и ели могучие,
Те, что остались, стоят,
Слезы роняют горючие
Славу былую таят. 

Нет здесь теперь утешения,
Дух лишь витает один
Путника в Царство спасения,
Жившаго много годин.

Вот и Дивеево славное,
Главы соборов видны.
Чудо красы православное,
Дети твои как бедны!

Старца питомцы любимые,
Сестры везде разбрелись.
Сирот сердца голубиные
Горем, слезой облились.

Мать Александру, игуменью,
Сестры с тоской схоронив,
Холмик на кладбище муромском
Любят, как зернышко нив.

Схимниц плеяду прекрасную
Бог в небесах водворил
И за молитву согласную
Вечную жизнь подарил.

Много годин уж промчалось,
Горе слегка улеглось,
Горе с терпеньем венчалось,
Мирной тропой поплелось. 

Сироты старцевы радостны,
Так их сиротство легко.
В небе заступники сладостны,
Горе ушло далеко.

Образ святой "Умиление"
С сестрами вместе сейчас,
Радость приносит спасения
В трудный и горестный час.

Матерь сиротам незримая,
Море любви и чудес,
Всеми сердцами хранимая,
Теми, кто любит тот лес.

Старец Саровский таинственно
С ними везде и всегда,
Только обидь! - Он воинственно
Их защитит от врага. 

В Муроме, граде спасительном
Есть дорогой уголок,
В том уголке утешительном
Светит святой огонек.

Ночь. Как безмолвные зрители
Звезды мерцают лампад,
Счастье небесной обители
Сулят всем тем, кто ей рад.

П.

 


1 СЕРАФИМ, в схиме САВВАТИЙ (Крутень Дмитрий Антонович, 29.06.1905-10.01.1947), игумен. 1925 иеродиакон в Сретенском монастыре. 1926 перешел в Высоко-Петровский монастырь, где в 1929 рукоположен во иеромонаха. Служил в храмах Москвы и Подмосковья. 1935 игумен, настоятель Всехсвятского храма города Каширы Московской области. 1940-е выслан в город Муром Владимирской области, служил в Благовещенском соборе. Скончался в Одессе.
2 ОНИСИМ (Фестинатов Сергей Николаевич, 21.04.1890-31.10.1970), архиепископ. 1944 хиротонисан во епископа Владимирского и Суздальского. 1956 архиепископ. 1958  удостоен права ношения креста на клобуке. 1963 награжден орденом святого равноапостольного князя Владимира I степени. 
3 ДАШКЕЕВ Вениамин Григорьевич, протоиерей. 1910 окончил Курскую духовную семинарию, после принятия сана служил в Средней Азии, затем во Владимирской епархии, в 40-е годы XX столетия был настоятелем Благовещенского собора города Мурома, позднее за штатом.
4 Лупанов А.  Благовещенский монастырь. Муром. С. 33-34.
5 МАРИЯ (Баринова Анна Ефимовна, 03.05.1905-25.09.1982), монахиня. 1922 пострижена в рясофор в Серафимо-Дивеевском женском монастыре. 1927 в Муроме. 1938 пострижена в мантию архиепископом Зиновием (Дроздовым; † 1942).
6 Соколова. В.Г. Воспоминания прошедших лет. // Серафимо-Дивеевский православный календарь-сборник. 2003. С. 160-161. все вы в сердце моем. Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима, епископа Дмитровского. М.:Изд-во ПСТБИ, 2001. с. 68.
7 Журнал  Московской Патриархии, 1957, № 12, с. 20. 
8 Игумении Александре удалось сберечь чудотворный образ иконы Божией Матери "Умиление" вместе с некоторыми вещами преподобного Серафима. В садике домика, располагавшегося у стен закрытого Благовещенского монастыря в Муроме, была закопана риза с иконы, а сама икона находилась в темном углу келии игумении Александры. После ее смерти икону хранила монахиня Мария (Баринова). В конце жизни она решила передать святыню Святейшему Патриарху Пимену. Однако Патриарх Пимен решил, что святыни следует отдать на хранение протоиерею Виктору Шиповальникову. Вызвав в Патриархию отца Виктора, Святейший Патриарх сказал ему: "Я не доживу, а ты, Бог даст, возвратишь по назначению". В 1991 году икона и вещи преподобного Серафима были переданы протоиереем Виктором Патриарху Московскому и всей Руси Алексию II.
9 Татьяна Сенчурова.  Муромский период в биографии Святейшего Патриарха Пимена (1945-1946). // Муром Православный. Альманах. Книга третья. Ноябрь 2006 год. С. 35-37.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы