Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
19 июля 2017 года

100 лет назад. Языком документа. Часть 3

Н. Подзорова

22 апреля 1977 года в районной газете «За коммунизм» в рубрике «Щёлково в 1917 году. Летопись событий» была опубликована статья краеведа М.Ф. Фёдорова под названием «9 апреля». В ней автор, учитель истории, коммунист, называл самым значительным событием в истории Щёлкова за последние 60 лет – создание 9 апреля 1917 года (по новому стилю 22 апреля) Щёлковской партийной организации большевиков и подробно рассказывал об этом.

«Конечно, – отмечал Фёдоров – такое событие не могло быть делом одного дня или даже нескольких недель». Игравший исключительную роль в Щелкове с 1917 по апрель 1918 года большевик А.П. Пустов в автобиографии, хранящейся в архиве социально-политической истории (РГАСПИ), писал: «Сразу же после февральской революции мы, небольшая группа большевиков Щелкова (И. С. Кудрявцев, И. И. Чурсин, И. Ф. Панфилов и другие), решили организовать Щелковскую районную партийную организацию».

Кто же эти люди, сыгравшие огромную роль в создании парторганизации крупного промышленного поселения, каким было в это время Щёлково? Вот несколько слов о них.

Андрей Петрович Пустов, член партии РСДРП с 1903 года, поселившись летом 1916 года в Щёлкове, работал помощником мастера на прядильно-ткацкой фабрике товарищества Рабенек. Иван Савельевич Кудрявцев был страховым агентом, и щёлковцы хорошо знали его. Иван Филиппович Панфилов был студентом Щелковского коммерческого училища.

«Долгое время, – писал в 70-е годы прошлого века краевед, – оставалась загадочной личность Ивана Ивановича Чурсина. Теперь многое прояснилось…». Последняя фраза была связана с новыми сведениями, полученными из книги И.П. Доронина «Семья дорониных», изданной в Свердловске (ныне Екатеринбург) в 1966 году и книги К.П. Чудиновой, выпущенной в 1976 году. Собранные щёлковским исследователем материалы позволили ему опубликовать в местной районной газете две статьи, посвящённые И.И. Чурсину и С.П. Дорониной. Они назывались: «Кто же он, И.И. Чурсин?» и «Человек неуёмной энергии».

Именно Чурсин был делегатом от щёлковских рабочих на Первом Всероссийском съезде Советов. Всего около полугода жизнь и революционная деятельность этого большевика-подпольщика была связана со Щёлковом, но имя его осталось в документах и памяти участников революции 17-го года. Заслуга Дорониной, по мнению её ближайшей подруги Чудиновой, заключалась, видимо, в том, что к маю 1917 года в районной парторганизации состояло много женщин.

Итак, Осип Петрович Хотеенков (в Щёлкове его знали под фамилией Чурсин), член партии с 1915 года, в декабре 1916 года оставил ряды армии и вернулся в Москву, решив посвятить себя революционной работе. Первого января 1917 года О.П. Хотеенков в сопровождении товарища по университету Шанявского В. Д. Тверитина, имевшего связи с Богородском и Щёлковом, выехал из Богородска (ныне Ногинск) в Щёлково. Через некоторое время к нему из Москвы приехала знакомая С.П. Доронина. Чурсин устроился подмастером на фабрике, где работал Пустов. Но под какой фамилией жила и где работала С.П. Доронина, установить пока не удается, так как оба находились на нелегальном положении.

Через 40 лет после первых публикаций Фёдорова об этих революционерах, сведения о них стали более полными благодаря исследователям истории коммунистического движения в нашем крае. Один из них – Тимаков Юрий Алексеевич, автор книги «Они стояли у истоков подлинно народных органов власти и строили советское государство» (изд. 2017 г.).

         

В. Д. Тверитин (1898-1918), О.П. Хотеенков (И.И. Чурсин) (1895-1919), С.П. Доронина (1895-1919)

* * *

После рассказа о Чурсине и Дорониной, Фёдоров уверенно сделал следующее предположение: «Хотя А. П. Пустов не написал, кого он разумел под словом «другие», из последующего развития событий мы можем сделать безошибочный вывод. Эти «другие» – Стефанида Петровна Доронина, дочь А. П. Пустова – Клавдия, сын И. С. Кудрявцева – Александр и дочь Клавдия. Эти четверо с точки зрения идейной были большевики; вероятно, ими выполнялось уже не одно партийное задание. Но в партии формально не состояли. К. А. Пустова, например, в партию была принята 6 апреля.

Эти восемь человек с первых дней февральской революции развернули огромную работу среди щелковских рабочих по разъяснению Программы и Устава РСДРП».

Далее по тексту статьи следует: «Изо дня в день рос авторитет большевиков. В Щелковском районном Совете рабочих депутатов стали преобладать большевистские настроения; в конце марта Совет был реорганизован – председателем Совета стал А. П. Пустов.

Рабочие стали тянуться в ряды партии. Наиболее подготовленным для вступления в партию Пустов и Чурсин выдавали партийные билеты».

В этом месте своей статьи краевед делает некоторые пояснения. Он отмечает, что «после Февральской революции сильно выросли ряды партии. В связи с этим была создана Московская окружная партийная организация, которая охватывала всю губернию, но без г. Москвы. Окружная организация состояла из восьми районов, границы которых не совпадали с границами 13 уездов губернии. Партийный район, созданный на базе Московского уезда, получил наименование Подмосковного. Подмосковному району были приданы четыре волости Богородского уезда (Гребневская, Осеевская, Ивановская и Аксёновская), составившие Щелковский советский район. Организации, входившие в партийные районы, получили название подрайонных».

Членский билет РСДРП Подмосковного района Щёлковского подрайона под номером 1 был выдан столяру фабрики Синицына (позже Фетровая фабрика) Бычкову Александру Филипповичу, в мае 1917 года избранному от трудового Щёлкова председателем профсоюза текстильщиков.

А.Ф. Бычков

Увидеть ценный исторический документ, требующий дальнейшего изучения, можно в советском разделе экспозиции Щёлковского историко-краеведческого музея.

Вернёмся к статье М.Ф. Фёдорова, в которой он пишет: «В начале апреля число лиц с партийными билетами было уже больше двадцати. 9 апреля они собрались на свое первое общее партийное собрание. На собрании присутствовало 26 человек. Появилась Щёлковская подрайонная организация РСДРП».

Для повседневного руководства делами был избран подрайонный комитет в составе восьми человек. Председателем подрайкома был избран И. И. Чурсин, секретарем – И. Ф. Панфилов, членами подрайкома – А. Ф. Бычков, Т. О. Беглецова, И. С. Кудрявцев, И. И. Пелевин, А.П. Пустов и Г.А. Халин. На состоявшемся в тот же день первом заседании комитета в его состав от фабрики Полякова вошла Марьева.

Если обратиться к воспоминаниям старых коммунистов, можно предположить, где могли проходить первые собрания и заседания комитета. Возможно, это было в чайной общества трезвости. «Чайная находилась в центре Щёлкова, почти на том месте, где сегодня стоит административное здание. Щёлковские большевики быстро [апрель 1917 г.?] овладели этой чайной и использовали её для массовой работы. В ней стали работать кружки художественной самодеятельности, читались лекции, проводились партийные собрания. Чайная была переименована в Социалистический клуб», – писал председатель клуба революционной, боевой и трудовой славы С.А. Матвеев в 1967 году.

Второе общее собрание членов РСДРП состоялось 13 апреля, на нём присутствовало уже 60 человек. На третьем общем собрании, состоявшемся 15 апреля, присутствовало 70 человек; 20 апреля на четвертом собрании присутствовало 90 человек. В конце мая парторганизация насчитывала 267 членов партии». Данные сведения подтверждаются протоколами общих собраний членов РСДРП и заседаний Щёлковского подрайкома, подлинники которых находятся в Центральном архиве общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ). Копии документов представлены в экспозиции Щёлковского историко-краеведческого музея.

Свою статью о создании и становлении партии большевиков весной 1917 года краевед-исследователь заканчивал словами: «Щелковская партийная организация была в числе крупнейших подрайонных организаций губернии. Кроме того, она была одной из самых стойких и самых последовательных в проведении идей большевизма организаций».

 

* * *

В апрельские дни собрания, митинги и шествия проходили повсеместно по всей стране, но характер народных волнений менялся. Главный вопрос любой революции – вопрос о власти – не был решён, а организационная и пропагандистская деятельность большевиков и других партий приносила свои результаты. Всеобщее единение и беспечная радость свободы февральско-мартовского периода революции закончились. Пламенные речи лидеров и активистов рабочего движения будоражили, звали к борьбе за лучшее будущее, за социализм.

Из сохранившихся в фондах Щёлковского историко-краеведческого музея воспоминаний, относящихся к событиям апреля 1917 года, яркой иллюстрацией организованности и одновременно стихийности в рабочем движении этого времени являются воспоминания Петрухина А.Н., отец которого работал на фабрике Полякова (в советские годы фабрика «Техноткань»). Весной 17-го года он, ученик начальной школы, слушал, как вёл отец у них в каморке разговоры с рабочими о проведении собрания в механической мастерской и о том, как необходимо поддержать большевиков на общем митинге. Ему запомнилось, как в последствие в казарме было много разговоров, что на собрании была очень жаркая дискуссия между большевиками и меньшевиками.

Уже в зрелом возрасте А.Н. Петрухин вспоминал: «После этого собрания я слышал разговор рабочих, что приехал в Петербург Ленин, и вот большевики должны взять власть, а также и фабрика должна управляться самими рабочими».

Затем он описал эпизод, который сохранился в его памяти с детства: «После многолюдного митинга, который состоялся во дворе фабрики, масса женщин по боевому настроенных в своём намерении, незамедлительно, взяли в одном из цехов фабрики пустую товарную тележку и организованно подошли к проходной будке, где находилась ничего не подозревавшая Вороцкова О.И., взяли её на руки, посадили в тележку и с песней «Отречёмся от старого мира…», повезли … двором фабрики через главные ворота по булыжной мостовой по направлению в город.

… Это была большая стихийно возникшая демонстрация, и необычное шествие вдоль улицы деревни Щёлково, и никому в этот момент не был до конца понятен конец и замысел свершившегося. И только когда вся эта до предела взбудораженная масса женщин дошла и подвезла тележку … на середину казенного моста реки Клязьма, где внизу в синеве быстрого течения пенилась река, всем стало ясно, что грозит Вороцковой.

Спасло [её] маленькое замешательство большой толпы женщин и непредвиденное обстоятельство. В толпе людей находился малолетний сын Вороцковой который как-то … из-за заслона окружающих людей пробрался к матери, бросился ей на шею и закричал: «Ма-ма!».

Толпа отступила и оставила Вороцкову с сыном и двинулась снова к фабрике, также организовано и с песней «Вставай проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов».

Революция продолжалась...

 

Об авторе

Подзорова Надежда Федеровна,
научный сотрудник Щелковского историко-краеведческого музея

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы