Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
10 ноября 2007 года

Досье: Павловский Посад и Павлово-Посадский район / Е.В. Жукова. Труженики тыла. На Сенной улице

Е.В. Жукова

Труженики тыла

На Сенной улице

 

На Сенной улице по речке Вохонке с давних времен находилось производство Мухиных, вырабатывавшее ткани. Мухины – старинный купеческий род Павловского Посада. Еще при основании посада Осип Иванович Мухин состоял бургомистром городской ратуши, впоследствии – гласным городской думы. В начале ХХ века на производстве Мухиных трудились сотни людей, мануфактура вырабатывала сукно. После революции и национализации фабрика продолжала работать, перед войной здесь, по преданию, вырабатывали материю для дирижаблей или для парашютов – это не очень выясненный момент. Но мы хотели рассказать о том, как работала фабрика в годы Великой Отечественной войны, удалось найти тех девушек, ныне уже старушек, которые в те далекие годы которые выходили к станкам, возили бревна для отопления фабрики и рыли окопы на окраинах Павловского Посада. Фабрика выпускала чулки, носки, детские колготки.

Когда началась война, к основному ассортименту чулочной фабрики добавилась обмоточная лента для воинов Красной армии. На поездах, мешками, привозили девушки сырье из Балашихи, часть пряжи поставлялась Павлово-Покровской фабрикой. Для отапливания производства пилили лес под деревней Бразуново, оттуда везли на санях по шесть бревен – восемнадцать километров туда и восемнадцать обратно. А на производстве было так холодно, что руки отогревали грелками. Оставшиеся на производстве женщины сами ремонтировали машины, главным инженером работала А.А. Кузнецова, П.Е. Бурмистрова возглавляла производство.

По вечерам, после работы, одевшись маскировочно, Маша Афанасьева, Наташа Калинова, Глафира Ватолина и другие девушки рыли окопы в конце Красноармейской улицы. Некоторые из них с фабрики были отправлены защищать Москву.

М.А. Афанасьева вспоминает: «Розанов из городской администрации был нашим начальником. А всего три тысячи женщин из Подмосковья отправили под Каширу. Мы не доехали до места, так как железную дорогу разбомбили, сорок километров шли пешком. С котомками, кастрюлями и обмороженные, мы добрались до большой деревни, где нам предстояло жить. Нас расселили по домам по пять-шесть человек в комнату. Хозяйка как нас жалела! Как увидела, какие мы замерзшие да голодные, чугун достала, картошки наварила. В лесах под Каширой мы валили лес, делали противотанковые завалы. Изорвались все, да мороз стоял. А как в дом вернешься да по радио услышишь, что на родине, под Орлом делается, – немцы взяли село Нижнее Скворчее, станцию Залегач, деревню Проулок, – так слезы по лицу катятся...»

Так наступал новый 1942 год. Бывший главный механик фабрики М. Каверин встречал его на фронте. Он служил авиамехаником боевой эскадрильи, ремонтировал возвращающиеся после воздушных боев самолеты. На Новый год своему родному коллективу М. Каверин прислал письмо: «Наше дело правое, мы защищаем Отечество, мы победим!»

А в Павловском Посаде продолжала работать чулочная фабрика, выстаивая вместе со всем народом. Вязалки все до одной справлялись с нормами. Перевыполнял задание комплект молодой девушки поммастера Дуси Пантюшовой. На каждой из ее машин красовался красный вымпел – знак фабричных стахановок. Мастер Петр Ахтырский не уходил из цеха и после смены, восстанавливая поломанные станки к следующему рабочему дню.

На крыше фабрики сидели мужчины, готовые при бомбежках гасить немецкие «зажигалки». К счастью, случаев попадания в фабрику не было, но тревоги раздавались почти каждую ночь, особенно в начале войны.

Рассказывает В. Брытцева: «В домах на Сенной летели стекла от сильной взрывной волны при бомбежке вокзала, а мы связали узелочки,чтобы бежать. Но куда бежать? Сыну моему тогда четыре года было. При ночных тревогах я заворачивала его в одеяло и бежала с ним в укрытие, а он просил:

– Ты не буди меня в сарай идти, мама.

– Витя, ведь нужно.

– Хоть и нужно, все равно не буди.

А однажды в Красном Уголке чулочной фабрики был устроен праздник. Пришли музыканты из оркестра, стоявшего на Большом Дворе, пришли военные из казармы, раненые из госпиталя. Плохо одетые, изможденные вязальщицы танцевали с ними вальс, под «Коробочку» и па-де-спань.

Как долго еще было до победы...

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы