Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
20 августа 2013 года

Старейший дом г. Куровское

Михаил Рыбин, краевед, г. Куровское Орехово-Зуевского района



В западной части нашего города находится самый старый и издревле обжитой район, который в период строительства жилых домов для работников Куровского комбината в конце 20-х годов XX века был назван Пролетаркой. Именно в этой части города находился известный в нашем крае погост «Спас на Мошеве». На территории погоста в 60-е годы XIX века возникла монастырская школа, здание которой сохранилось в перестроенном в виде до наших дней по адресу г.Куровское ул. Пролетарка д.№7. В советские годы в народе этот дом был прозван «Кубовой» (там стоял титан, который грел воду для питья и приговления пищи жителям этой части города). Об истории этого дома и пойдёт речь в моей статье.

Но сначала углубимся в глубину веков и узнаем, что было на этом месте задолго до основании монастыря. Самое древнее упоминание о поселении Спас на Мошеве мы находим в трудах известных исследователей церковных архивов Холмогоровых. Этот материал даёт чёткую и полную картину о данном погосте. Более раннего материала до нашего времени не сохранилось. В своих трудах Холмогоровы пишут, что в 1630-х годах церковное место пустовало. Также же они упоминают, что церковный храм здесь стоял «исстари». А позже, в 30-х годах XVII века земли погоста сдавались в пользования соседним приходам с. Запонорье и погоста Селна (ныне д. Давыдово). В 60-х годах XVII века древний погост был возобновлен и выстроен новый храм. Последнее упоминание о Спасской церкви историки приводят под 1742 годом.

Спас на Мошеве представлял из себя храм с домом священника и его семьи, небольшое кладбище и, возможно, какие-нибудь административные постройки. Возникнуть он мог не ранее XII, но и не позднее XV столетия. Как пишет в своих трудах известный краевед-историк Михайлов Сергей Сергеевич в восточном Подмосковье погосты появлялись в период христианизации и были её оплотами. А в эти глухие мерянские, мещёрские и вятеческие окраины миссионеры пришли только в период Московского княжества. Поэтому не исключено, что древний погост мог быть основан на месте древнего языческого капища.

В более позднее время появилась легенда о том, что погост был основан Святителем Фотием, митрополитом Московским, в 1410 году, когда тот скрывался в течение 40 дней в Гуслицких лесах, спасаясь от татар. При переправе через реку Нерская, которая в те годы была очень полноводная, Владыка стал тонуть, но чудесным образом избежал гибели. Позже он приказал срубить на месте своего спасения храм, назвав его Спас на Нерской (Спас на Мошеве). Также предание гласит, что Святитель Фотий основал храм по дороге в своё любимое митрополичье имение Сенек. Но по какому случаю и каким образом он устроил эту церковь - неизвестно. В храм Владыка отдал иконы «Преображения – Донскую» и «Знамение». Другое предание гласит, что в период домонгольской Руси на берегах реки Нерской был монастырь, разорённый во время татаро-могольского нашествия. Но в какой период времени и в какой из набегов – тоже неизвестно. Это место так и было прозвано: Монастырщино. Не исключено, что монастырь был посвящен во имя иконы Спаса Нерукотворного, древнего образа, явившегося на этом месте.

Приход погоста Спас на Мошеве находился в известном старообрядческом крае Гуслица. Этот край после церковной реформы Никона стал оплотом русского староверия и был назван «Старообрядческой Палестиной». Но Спас на Мошеве оказался в лоне официальной Церкви, поэтому сложилась такая ситуация, что храм и жители соседних селений исповедовали разные верования и церковь фактически была бесприходной, её посещали единичные семьи. Приход выживал на дотациях государства, а также умело «выкачивал» средства из старообрядцев. Члены причта за определённую мзду покрывали «незаконные» действия старообрядцев. Также для проведения крестных ходов и молебнов они предоставляли древние дониконовские иконы. В Спасском храме была чтимая икона Спаса Нерукотворного. Она также очень почиталась и у старообрядцев. Но в целом погост был очень бедным. В последние годы своего существования он совсем зачах: в двух избах жили священник, дьячок, церковный сторож, отставной солдат, он же и единственный прихожанин.

В 1857 году эти земли, которые принадлежали Удельному ведомству, посетил министр Государственных имуществ М.Н. Муравьёв. Увидев размах Гуслицкого старообрядчества, он пришёл в ужас и по возвращении в Санкт-Петербург требовал принять строгие меры против раскола. В конце концов, было решено основать на нынешнем востоке Подмосковья, где проживали в большинстве своём старообрядцы, четыре миссионерских монастыря – два мужских и два женских. Для воплощения этой идеи был рекомендован иеромонах Парфений (Агеев). Тот в процессе поиска подходящего места заехал на берега живописной реки Нерской, где и обнаружил забытый Богом и людьми древний погост с бесприходным храмом. Парфений услышал здесь местное предание, которое ему поведал один из жителей деревни Куровская, о чудотворной иконе Спаса Нерукотворного, о древнем монастыре, который якобы «до татар» стоял на противоположном берегу, и решил основать новый монастырь именно в этом месте.

Участь древнего погоста была предрешена. Он был упразднен. Его причт со священником, дьячком и пономарём был переведён в село Сабурово Дмитровского уезда Московской губернии. Сам же храм, находившийся в крепком состоянии, было решено разобрать и перенести на территорию монастыря. Туда же были определены и церковные святыни, и прочее храмовое имущество. На территории обители храм был перестроен и стал называться в честь успения Пресвятой Богородицы. Позже бывшая Спасская церковь была пристроена к одному из монастырских корпусов. Это здание просуществовало вплоть до закрытия монастыря.

На месте дворов упразднённого погоста построена монастырская школа. Там, где стоял сам храм, была возведена часовня. С этого момента начинается новый период истории этого поселения.

Школа при Спасо-Преображенском Гуслицком монастыре являлась одним из старейших учебных заведений в нашей местности. Она была основана игуменом Парфением в 1862 году (по другим данным, в 1865 году), то есть через три года после основания монастыря. Школа первоначально помещалась только в трехэтажном здании, построенном на месте дворов причта упраздненной церкви Спас на Мошеве, вне монастырской ограды, на противоположном берегу реки Нерской. Оно имело полуподвальный первый и второй этажи, выстроенные из камня, верхний третий этаж был из дерева. В верхнем этаже размещались классы и квартиры учителей, а в среднем спальни учеников. Но это здание было очень неудобным для учёбного процесса из-за нижнего полуподвального сырого этажа. После возбуждения ходатайства в 1900 году отпущено 12 000 рублей казённых средств на его расширение. К этому зданию было пристроено новое, одноэтажное, деревянное здание на высоком кирпичном фундаменте, остатки которого до сих пор сохранились на задах магазина около «Кубовой». Снаружи оно было обшито тёсом и оштукатурено. С лицевой стороны все школьные здания были обнесены палисадником. Так же с фасадной части здания монахами была высажена аллея тополей, которые сохранились до начало 90-ых годов 20 века. Затем их спили из-за аварийного состояния деревьев, как тогда говорили. Но как оказалось поз же сердцевина у них была целая. Со старым зданием новое помещение школы было соединено светлым коридором. Основное назначение школы, как и монастыря, было борьба с местным старообрядчеством.

Училище на 1882 год имело три отделения: младшее (обучалось 13 человек), среднее (27 учащихся) и старшее (48 учащихся). Недостатка в учебных пособиях школа не ощущала. В распоряжении учителя была карта России, карта 5 частей света, глобус и другие наглядные пособия. Детей обучали письму, чтению, счёту, истории и географии. По разным источникам, наполняемость школы была различной: от 40 до 200 человек. Полное содержание училища обходилось монастырю (данные за 1882/1883 гг.) в 895 рублей. А сборы за обучение составили 200 рублей.

До 1896 года школа была одноклассной. Но после выхода положения о второклассных школах Гуслицкое Отделение Московского Училищного Совета возбудило ходатайство перед начальством об открытии второклассной школы. После открытия второклассной школы было выделено 6 уроков для преподавания истории и обличения «раскола». С преобразованием школы во второклассную монастырь выделил для неё из своих земель участок в 1800 квадратных саженей под усадьбу и другие нужды. Впоследствии эта земля была отчуждена в полную школьную собственность. Ежегодно монастырь отпускал на школу 300 рублей. Параллельно была открыта и образцовая одноклассная церковно-приходская школа, помещавшаяся в этом здании.

В монастырской школе учебные места никогда не пустовали. В 1908 году из-за нехватки мест пятнадцати желающим обучаться был дан отказ. Популярность данного учебного заведения объяснялась тем, что оно давало образование довольно-таки высокого по местным меркам уровня. В Гуслицкой округе ей равных не было. Выпускники получали учительское звание. Немалую роль играла и сравнительно низкая плата за обучение и содержание – 4 рубля в месяц, включая плату за обстирывание. Если семья ученика по каким-то причинам не могла внести плату за обучение (например, малообеспеченная), то она просто не взималась. Низкой оплате школа была обязана и монастырю, который бесплатно снабжал продуктами питания. По социальному положению дети были крестьянские. Но были и дети мещан и из семьи солдат. Детей лиц духовного звания, разночинцев и купцов не было.

Надзор и опеку деятельности училища осуществлял сам игумен. Школа функционировала при монастыре и в тесном общении с ним. Воспитанники регулярно посещали богослужения в обители, принимали участие в пении на клиросе. Уклад школьной жизни не шёл в разрыв с монастырским. Учащиеся, начиная с раннего утра и кончая укладываем ко сну, все действия начинали с молитвы. Многие выпускники второклассной школы после окончания становились помощниками священников в борьбе с «расколом». В школе обучались исключительно только мальчики, среди которых были дети бедных родителей или круглые сироты. Помимо детей из никонианских семей был небольшой процент и старообрядцев, которые обучались в одноклассной школе. Но когда был поднят вопрос на официальном уровне о приёме их во второклассную школу, им было отказано.

В 1913 году при Гуслицкой второклассной школе существовали дополнительные двухгодичные курсы для подготовки воспитанников второклассных школ на должность псаломщиков, дьяконов и помощников приходских священников по преподаванию закона божьего и начальных школ. На этих курсах изучались следующие предметы:

1) Закон Божий

2) Церковная история

3) История русской литературы

4) Церковный устав

5) Церковное пение

6) Практическое руководство для церковнослужителей

7) Методика преподавания Закона Божьего и другие предметы начальной школы с практическими предметами.

8) Сельское хозяйство.

 

На курсы принимались лица от 16 до 20 лет, с хорошим голосом, знанием церковного пения, закончившие второклассную школу.

В октябре 1913 года при Гуслицкой монастырской школе был освящён храм во имя Святителя Алексея Митрополита Московского - небесного покровителя наследника царствующего престола.

Школу неоднократно посещали различные церковные и общественные деятели того периода времени. На базе учебного заведения проходили различные мероприятия.

Выпускником школы был и мой прадед Буслаков Петр Леонтьевич (младший) со своим братом Буслаковым Петром Леонтьевичем (старшим). Они были сыновьями крестьянина гуслицкой деревни Лашино. В годы Первой Мировой войны мой прадед и его старший брат были царскими офицерами, а в мирное время продолжили педагогическую деятельность. Буслаков Петр Леонтьевич (старший) длительное время был одним из соратников известного педагога А.С.Макаренко, трудившегося в колонии в бывшем Куряжском монастыре, что под Харьковом, и в детской трудовой коммуне ОГПУ имени Дзержинского. Петр Леонтьевич (младший) после окончания монастырской школы там работал в должности преподавателя до 1913 году. Затем он поступил в школу прапорщиков в г.Санкт-Петербург и участвовал в Первой Мировой войне. После войны, уже в советское время, он продолжил учительскую деятельность в системе Ликбез, где будет обучать неграмотных взрослых людей, которые суда приезжали на заработки. Судьба моего прадеда в конце 20-х годов XX века опять свяжет его с бывшей монастырской школой, куда он вселится со своей семьей уже на постоянное место жительства. Но об этом чуть позже. В школе обучался и другой их брат Буслаков Василий Леонтьевич, который в 20-30-е годы XX века был директором начальной школы деревни Лашино.

На этой уникальной фотографии, датированной примерно 1903-1904 гг., изображён самодеятельный ансамбль учеников монастырской школы. В верхнем ряду, второй слева стоит со скрипкой ученик Буслаков Петр (младший).

После 1917 года монастырская школа и храм святителя Алексея были закрыты. В 1920 году в пустующем помещении был открыт детский дом. Сюда поступали бездомные и осиротевшие дети со всей округи. В здании бывшей монастырской школы находились дети старшего возраста. А младшие дети жили в «агрономическом» доме, который находился в центре монастыря. Детей привозили грязных, вшивых, оборванных и голодных. Государство их обеспечивало всем необходимым. Заведующим детским домом был Бухарев Константин Сергеевич, а воспитателем его жена Бухарева Валентина Васильевна. Поваром работала Будашкина Анна. Этот детский дом просуществовал до 1923 года. Затем его перевели в г.Орехово-Зуево.

В монастыре был открыт Дом инвалидов. В здании бывшей церкви святителя Алексея, которое имело большое полуподвальное помещение, поселили рабочих Дома инвалидов. В середине 20-х годов XX века одноэтажное деревянное здание, построенное в 1900 году, было перевезено на ул.Почтовую нынешнего г.Куровское (тогда д.Куровская), где в 1927 году был открыт клуб «10-летия Октября», просуществовавший до 1963 года, когда в г. Куровское был открыт новый ДК. В связи со строительством прядильной фабрики в п. Куровское возводится новый микрорайон «Пролетарка». Трёхэтажное здание бывшей монастырской школы отдают под жилой дом с коммунальной системой, куда въезжают многодетные семьи из окрестных населённых пунктов, приехавшие из деревень в п. Куровское в поисках заработка в период голода. Вот фамилии семей, которые вселились в этот дом в тот период – Буслаковы, Юдины, Козловы, Запольские, Леухины, Жигаловы, Смирновы, Родины, Беляевы, Бубновы, Хохловы.

В здании бывшей церкви святителя Алексея был открыт местный клуб, а в подвале расположился сливпункт и колбасная. Вдоль реки Нерской жители строят для себя два ряда сараев, практически все имели свои огороды рядом с домом, держали домашний скот. Все жильцы жили очень дружно и сплочённо.

Ещё хочу упомянуть, что в древнем погосте Спас на Мошеве было и своё старинное кладбище, которое протянулось вдоль реки Нерской левее «Кубовой».На территории некрополя располагалась и своя часовня, где отпевали усопших. Кладбище продолжало действовать и тогда, когда образовался п. Пролетарка. Затем в конце 30-х появилось в этом районе другое кладбище, располагающееся и по ныне в лесном массиве вдоль шоссе за домом №2 п. Пролетарка. В конце 30-х годов на старинном некрополе перестали хоронить. Жителей этой части города стали хоронить уже на другом кладбище, которое действовало вплоть до конца 50-х годов. Потом многие могилы с этого кладбища стали переносить на городское кладбище, открытое в 1953 году. На старинном некрополе была захоронена дочь моего прадеда Буслакова Нина (1929 г.р.), умершая в возрасте 6 лет от менингита.

Не обошли стороной этот дом и репрессии сталинского времени. Глава семьи Родиных Максим Анисимович (1885 г.р.) был арестован в 1937 году по делу куровских старообрядцев, во главе которых стоял старообрядческий священник Озарнов Архип Давыдович. Они обвинялись в создании антисоветской повстанческой группы по подрыву государственной власти. Но самом деле никакой группы не было. Был просто повод расправиться с активными верующими-старообрядцами в п. Куровское и отчитаться перед вышестоящим начальством, что ликвидирована ещё одна антисоветская группировка. До ареста Родин работал счётоводом Куровского комбината, а до революции состоял в партии эсеров, где был её активным членом. Максим Анисимович и ещё 6 человек были расстреляны на Бутовском полигоне. Ещё два человека, которые также проходили по этому делу обвиняемыми, получили 10 лет ИТЛ, но из мест лишения свободы они не вернулись. В 1958 году все проходившие по делу были реабилитированы. У Максима Анисимовича осталась жена Евдокия Ивановна, две дочери Софья и Ольга, а так же сын Алексей. Они узнали о его судьбе только через многие годы.

На фронтах Великой Отечественной войны погибли Юдин Виктор Игнатьевич (1914 - ?), Запольский Сергей Иванович (1925-1944), мой двоюродный дед Буслаков Валентин Петрович (1923-1942), Жигалов Сергей Алексеевич (1903-1943) и Смирнов Иван Николаевич (1909-1941).Санитарный инструктор Запольский Сергей Иванович погиб 27.06.1944 года в составе 100 Гв. СД. при освобождении карельского города Олонец, его имя увековечено на мемориальном комплексе «Самбатукса». Связист Буслаков Валентин Петрович погиб, находясь в составе 4 Гв. стрелковой бригады 07.03.1942 года. Эта бригада принимала участие в Демянской наступательной операции и, пройдя с тяжёлыми боями свыше 200 км, смогла окружить новгородский г. Холм, где находилось несколько немецких дивизий. Буслаков В.П. увековечен в мемориальном комплексе «Самбатово». До сих пор неизвестна судьба жителя «Кубовой» Юдина Виктора Игнатьевича, который весной 1942 года был составе 236 СД в Крыму. В дивизии он служил в должности редактора газеты. По архивным источникам известно, что в мае 1942 года он попал в плен и до 1944 года находился в одном из концлагерей в Румынии. После освобождения и проверки он пропадает из виду. Жигалов Сергей Алексеевич, как и многие жители бывшего Куровского района, 7 июля 1941 года добровольно ушёл на фронт. Служил в 18 Дивизии Народного Ополчения Ленинградского района г. Москвы. Подразделение Куровских ополченцев, входившее в 11-у гвардейскую дивизию (так позже стала называться 18 Дивизия Народного ополчения), с боями прошли Подмосковье, затем Смоленщину, Белоруссию, Латвию, Литву, оно освобождало Брянск, Минск и многие другие города. Куровчане участвовали в боях на реке Неман, во взятии Кенигсберга. Сергей Алексеевич пропал без вести в сентябре 1943 года. Сапёр Смирнов Иван Николаевич ушёл на фронт в первые дни войны (23.06.1941 года) и пропал без вести в августе этого же года. Его родные получили одно единственное письмо без обратного адреса.

В этом доме выросло 49 детей и всё они стали достойными гражданами своей страны. Многие получили высшее образование и трудились в различных отраслях народного хозяйства.

В 1952-1953 годах по решению Берия строится кольцо ПВО вокруг Москвы, все части которого были соединены военной бетонной дорогой, которая прошла и через п. Пролетарка города Куровское в непосредственной близости от «Кубовой». Дорогу прокладывали военные строители через старинное кладбище Спаса на Мошеве, в результате чего оно было просто разграблено и уничтожено. Многие могилы, в том числе моей родственницы, оказались под дорогой. Также частично поглотила кладбище и ул. Лесная, которая тогда только застраивалась. Часовня была сломана и на её месте выстроен деревянный дом, в котором расположилась санэпидемстанция. Сейчас военная дорога – это федеральная трасса Большого Московского кольца, по которой мчатся сотни тысяч автомобилей из разных регионов России и зарубежья, и никто из проезжающих не знает, что они едут по захоронениям.

Также в конце 50-х годов была сломана и бывшая церковь во имя Святителя Алексея Митрополита Московского. Многие жители Пролетарки во время сноса этого здания разобрали старинный кирпич для своих нужд (например, многие построили из этого кирпича погреба). Сейчас на этом месте стоит памятник «Гимн труду».

В конце 60-х – начале 70-х годов произошла реконструкция дома. Третий деревянный этаж был разобран и на его месте построен новый кирпичный. Была ликвидирована коммунальная система (появились отдельные квартиры). В дом были проведены газ, центральное отопление, вода и канализация. Также он был расширен небольшой пристройкой. Снаружи дом был отштукатурен и покрашен. Во время реконструкции жильцы были выселены в барачный дом, который временно был сколочен в районе Пролетарского котлована около железной дороги. Ремонт дома производил строительный отдел Куровского меланжевого комбината. Инициатором реконструкции была уроженка этого дома Чернышёва Маргарита Александровна.

Конечно, прошло уже много времени и дом требует постоянного внимания и ремонта. Но самое ценное, что он сохранился. В данной своей статье я рассказал историю одного дома. Из таких не больших краеведческих рассказов складывается история нашего региона, области и страны в целом. Мы должны бережно относиться к нашему прошлому, что бы потомки это увидели и воочию прикоснулись к частички нашей древности.

 

При написании статьи были использованы материалы краеведов Михайлова Сергея Сергеевича, Андрияновой Устинии Григорьевны, документы ГАРФ, ЦИАМ, ЦАМО и воспоминания старожилов г.Куровское.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы