Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
21 апреля 2014 года

Содружество творческих людей

 

Уже в третий раз "Содружество творческих людей" из Электроуглей представляет в помещении редакции газеты "Волхонка" свою выставку "Моя малая Родина". В свое время, прошло почти двадцать лет - время бежит, нечто подобное было сделано в Богородске-Ногинске и называлась экспозиция "Богородские семьи". К сожалению продолжения не было, а вот "Содружество" настойчиво и успешно выполняет великую миссию воссоздания, увековечивания семейной памяти и, надо прямо сказать успешно. Фотографии, документы дополнены краткими пояснениями и воспоминаниями. Еще одна важная деталь - экспозиция и по зрительному ряду и по текстам выполнена так, что доступна и интересна не только взрослы, но и, что едва ли не главное, детям.
Поздравляем участников и организаторов этой замечательной выставки.

 

Участники третьей городской выставки
«История малой родины в фотографиях»

Марина Николаевна Абдуллаева

Лев Александрович Баранов

Василий Иванович Безруков

Светлана Петровна Бондарева

Вера Васильевна Воронина

Юрий Николаевич Говорков

Александр Александрович Догадин

Эмилия Юрьевна Долинина

Евгений Викторович Жукунов

Александр Евгеньевич Зимаков

Елена Викторовна Зяблева

Юрий Васильевич Исаев

Алла Викторовна Каланина

Евгений Викторович Каланин

Белла Чертёновна Ким

Нина Семёновна Коростелёва

Аркадий Дмитриевич Ляпин

Ольга Валентиновна Парийская

Татьяна Ивановна Пронина

Валентина Матвеевна Прусакова

Оксана Евгеньевна Пучнина

Александр Петроваич Сергеев

Валерий Павлович Столяров

Валентина Сергеевна Степнова

Елена Анатольевна Тюменева

Ирина Александровна Феникова

Леонид Николаевич Фирсов

Наталья Евгеньевна Харпалёва

Валентина Алексеевна Чебуткина

Лариса Ивановна Черкасова

Ольга Васильевна Шевелёва

Настя Бормотова

Ксения Былинкина

Алёна Живова

Христина Смазнова

Света Черкасова

 


 

В 2012 году Содружество творческих людей организовало вечер памяти Владимира Гордеева «Я переполнен Подмосковьем», состоявшийся в культурно-досуговом центре «Квант» 18 ноября.

В первом в истории города конкурсе чтецов поэзии В. Гордеева среди школьников, объявленном Центром детско-юношеским, участвовали сорок мальчишек и девчонок. Двенадцать финалистов выступили перед горожанами в КДЦ «Квант». Победительницей конкурса стала пятиклассница школы №33 Анастасия Яшина.

Гордеев, как и при жизни, собрал вокруг себя интересных талантливых людей. На страницах каталога упомянем лишь тех, кто в тот день вышел на сцену с добрыми словами воспоминаний. Из Электроуглей: настоятель храма Святой Троицы протоиерей Александр Лыков, Ольга Шевелёва, Валентина Чебуткина, Александр Сергеев, Александр Догадин, Александр Зимаков, Елена Тюменева. Из Ногинска: Вячеслав Лучинкин, Леонид Фирсов. Из Москвы: Ирина Феникова, Александр Дубинин, Валерий Столяров. Из других городов: Оксана Пучнина (г. Балашиха), Ирина Дудова (г. Старая Купавна), Аркадий Ляпин (г. Серпухов).

О почетнои гражданине города Электроугли, поэте, писателе, редакторе, журналисте, переводчике и художнице, оставившем богатое творческое наследие, можно написать не одну книгу. А мы пока публикуем выдержки из выступлений на вечере «Я переполнен Подмосковьем», сохранив индивидуальность устной речи каждого автора.


Из выступления Оксаны Пучниной.

Человек уникальной судьбы. Он прожил очень сложное детство, которое пришлось на военные годы. И не ожесточился, не сломался. Когда он вспоминал о том периоде жизни, мне не верилось. Это история человека, который прошел все. А в итоге пришёл к самому светлому - к искусству. Для меня, как для его ученицы, великий пример: что бы ни происходило в жизни, никто не отменял вечного, прекрасного, настоящего...


Из выступления Александра Догадина.

Наша дружба продолжалась без малого 40 лет, а творческое содружество образовалось, к сожалению, в последние годы его жизни. Результатом этого творческого содружества явился гимн «Электроугли - город мой родной».

 

Из выступления Ирины Фениковой 

Говорят, когда рождается будущий поэт, то Господь целует его в лоб и вместе с талантом даёт ему возможность слагать стихотворные рифмы, отражая в них свои чувства. И чем больше испытаний выпадает на долю этого человека, там острее он чувствует жизнь. Как же глубоко должен понимать страдания других людей человек, уже в четыре года оставшийся без матери, а в девять лет с клеймом сына врага народа, в первые месяцы войны пробиравшийся в родной город отца через полстраны, чтобы попасть в окружение, в оккупацию, пережить все ужасы сиротства и отторжения, но не сломаться, не потерять себя и всю жизнь бороться, гореть и, сгорая, светить другим, превращая искры этого святого пламени в прекрасные и мудрые строчки.

 

Из выступления Ольги Шевелёвой.

Я хочу особо сказать о том, насколько он был мужественным человеком. Он ходил с большим трудом. Он переносил весь вес тела на палку... и вот такое передвижение. Ну, наверно, другой бы на его месте с трудом мог бы себя заставить дойти до магазина хлеба купить, а он ходил в лес, собирал грибы, делал икру грибную и нас угощал ею.

В определенный период у него очень сильно испортилось зрение. И однажды, когда я в очередной раз пришла в его совершенно чудесную квартиру, он рассказал, как он читает теперь, ведь не читать он не мог. Это был и его интерес к миру, и потребность в новой информации, и его обязанность довести до конца те книги, которые он пообещал людям (он же редактировал, помогал книги выпускать и не мог бросить эту работу). Ему тексты давали в электронном виде он выставлял самый большой шрифт, который есть в компьютере, и вот весь экран занимала одна буква. Тогда он ее видел. Потом он переходил к следующей букве. Он читал по одной букве! Но всё считывал. помнил и продолжал делать свою работу.

И мы не осознавали что мы можем его потерять. Это была такая глыба, такая эпоха, что казалось, он был всегда, и он всегда будет. И когда вдруг мы узнали, что его не стало, то мне показалось, что мир опустел...

 


 

Представляем истории нескольких семей с выставки

 

Рассказывает Лев Александрович Баранов:

– Детство помню с конца 30-х годов. Вкус чёрного хлеба, густо посыпанного розовым порошком киселя... Война и школа вошли в мою жизнь практически одновременно. Отец ушёл воевать, а мать, работница колхоза, растила нас с братом. После возвращения отца с фронта у нас появилась сестрёнка.

Помню начальную школу в Исакове (теперь на её месте - часовня). Старый помещичий дом перевезли с большой поляны в лесу, Птицыной дачи. Перевод в пятый класс означал другую школу - № 32 в Каменке. Новые предметы, разные учителя, многочисленные классы... Отметки пошли с редкими проблесками четвёрок. После окончания семи классов пытался поступить в КМТ. Вступительные экзамены не сдал и пришёл обратно в школу, поступать в восьмой класс. Директор Михаил Иванович Баскаков сказал: «Баранов, я знаю, что ты провалился в КМТ, но учитывая твоё пролетарское происхождение, в восьмой класс я тебя возьму». Пожалуй, эта фраза, застрявшая в памяти, определила мой дальнейший жизненный путь.

Моя учёба изменилась по всем показателям. Школу окончил с хорошими результатами. До золотой медали не дотянул из-за двух четвёрок. Получив аттестат, в 1952 году я поступил в первоначальную школу подготовки лётчиков в системе Военно-Воздушных сил (ВВС). После первоначалки меня направили в Черниговское высшее училище лётчиков. Успешно летал на самолёте. Однако в середине лётного периода заболел и после четырёх месяцев госпиталя, был списан с лётной работы по состоянию здоровья. Более трёх лет обучения, а вернулся домой в звании рядового...

Что делать дальше? Сверстники уже на четвёртых курсах институтов, а тут... Решающую роль в моей дальнейшей судьбе сыграла одноклассница Валентина, студентка вуза, ставшая впоследствии моей женой. С её точки зрения, мой путь лежал только в институт. И я поступил в МАИ (Московский авиационный институт).

Учёба в институте давалась легко. Всё, что изучал в военном училище, оказалось востребованным, предметы -знакомыми и интересными. Защита диплома и распределение на работу в Лётно-исследовательский институт (ЛИИ) окончательно сформировали мою авиационную «колею», в которой я нахожусь уже более полувека.

Я участвовал в испытаниях польско-советского самолёта М-15 сельскохозяйственного назначения и около полугода проработал в Польше. В ЛИИ более 20 лет я возглавлял лабораторию по разработке и испытаниям информационно-измерительных средств для лётных испытаний самолётов.

 



Рассказывает Вера Васильевна Воронина (Батракова):

– Мой муж, Виктор Михайлович Воронин (1925-2012 гг.) родился в деревне Рамино Нерльского района Калининской области. Жители деревни летом крестьянствовали, обрабатывали землю, растили скот, а на зиму многие уезжали в Москву и Подмосковье, чтобы зарабатывать на жизнь сапожным ремеслом. Сапожниками они были известными, их хорошо принимали и сдавали жильё. Вот так в 1925 году и попали Воронины к нам, в Кудиново. Сначала жили на частных квартирах, а потом продали своё жильё в деревне и купили дом в Большом Васильеве, как раз напротив нашего дома.

Центром деревни считался пожарный сарай. Возле него собиралась молодёжь, дети играли в салочки, прятки, чижики, казаки-разбойники, прыгали через верёвочку. Драк и ссор никогда не было.

Когда началась Великая Отечественная война, мальчишек, не достигших призывного возраста, отправили на трудовой фронт, копать противотанковые рвы под Нарофоминском. Перед расставанием молодёжь собралась на своём любимом месте в последний раз. Виктор Воронин подошёл ко мне и тихонько спросил: «Будешь меня ждать?». Пересохшими губами я прошептала: «Буду...». Было мне тогда 15 лет.

В 1943 году после трудового фронта Виктора призвали в Красную Армию. После трёхмесячной учёбы в школе авиационных специалистов в Ижевске младшего сержанта Воронина направили в Ставрополь, в 43-й гвардейский штурмовой авиационный полк, входивший в состав 230-й штурмовой авиационной дивизии 4-ой воздушной армии СССР. Виктор участвовал в освобождении Керчи, Севастополя, Минска, Могилёва, Кенигсберга. Мы переписывались. И одно письмо я написала ему стихами. Прогремела Победа. Но полк перебросили в Польшу...

Наша встреча произошла лишь через пять лет, когда гвардии старшина механик авиавооружения Виктор Воронин приехал в отпуск. С орденом Отечественной войны 2-ой степени и множеством других наград.

Я дождалась его, как и обещала. Десятого июня 1950 года председатель электроуглинского поссовета Надежда Григорьевна Бадулина зарегистрировала наш брак.

Виктору предлагали продолжить службу в Польше, но я не захотела ехать за границу. Через полгода мой муж уволился в запас и вернулся домой.

 





Рассказывает житель деревни Черепково Василий Иванович Безруков:

– Мой отец, Фёдор Алексеевич Кошёлкин, родился 17 февраля 1904 года в деревне Черепковою. Его родители Алексей Дмитриевич и Федосья Ивановна вели крестьянское домашнее хозяйство. Отец был младшим ребенком в семье, кроме него были сёстры Саша, Поля, Дуня и брат Василий. Фёдор с детства помогал по хозяйству, умел управляться с лошадью и коровой. Он хорошо учился, в 1914 году окончил Кудиновское земское начальное училище. Как он рассказывал, тетрадки и учебники в школе были бесплатные, а выпускников возили на экскурсию в Кремль. Отцу предлагали учиться дальше, но началась Первая мировая война, и стало не до учёбы.

С двенадцати лет он уже пахал свой земельный надел и надел сестры Поли, которая жила через четыре дома, у неё не было лошади. Сажали в основном картошку, излишки продавали. Занимались и производством кирпича: копали глину, формовали, обжигали кирпич в горнах, которые находились рядом с деревней. В 1926 поду мой отец женился на девушке Марии из села Кудинова, в 1927 году у них родился сын Николай. В 1932 году начали создавать колхоз. Отец и ещё один товарищ вступать в колхоз отказались. Тогда их в назидание остальным раскулачили, хотя они были середняками. Отобрали лошадь и корову, хотели отобрать и дом, но его мать Федосья Ивановна сказала, что лучше умрёт, а из дома не уйдёт. 4 января 1932 года отца арестовали по статье 58 п. 10 Уголовного кодекса (контрреволюционная деятельность), содержали в Бутырском СИЗО. Дома осталась мать и жена с ребёнком. После ареста мужа ей пришлось развестись и взять девичью фамилию Безрукова.

17 марта отцу дали 2 года лишения свободы. В Бутырке он находился до 15 января 1933 года, потом его досрочно освободили и дали два года выселки в село Шуйское Междуреченского района Вологодской области. Перед отправкой сокамерники подарили ему латунный кувшин.

Выселенцев привезли в Шуйское и бросили на произвол судьбы, они были вынуждены ходить по домам и просить милостыню. С одним товарищем по несчастью решили они бежать. На поезде без документов ехать было нельзя. Шли ночами, а днём отсиживались в сугробах. В кувшине они топили снег и заваривали хвою. Так они дотолали до Москвы, где и расстались. Отец пошёл в Черепково, а товарищ - в Воскресенск. Больше они не виделись.

Детство мое пришлось на военные годы. О войне у меня, пятилетнего, осталось мало воспоминаний. Помню, что на крыше нашего дома стоял зенитный пулемёт, из которого по ночам зенитчицы вели огонь по немецким самолётам Ночное небо над железнодорожной станцией Кудиново и заводом «Акрихин» было в лучах прожекторов Помню окопы в полный рост, выкопанные бабами вдоль деревни позади наших огородов. В этих окопах мы. дети, играли в войну. Там же проходили солдатские учения.

В нынешней России 1 августа объявлен Днём памяти павших в Первую мировую войну 1914-1918 гг. О той войне е нашей семье сохранились фотографии. На них - мой дядька (муж сестры моего отца Евдокии Алексеевны) Федор Лапочкин и его однополчане. Фёдор Иванович прислал фотокарточки с фронта моему деду Алексею Дмитриевичу Кошёлкину (1865-1925 гг.).

Отец рассказывал историю, которая случилась в то время с одним жителем деревни Ильинка (отец называл его фамилию, но я пропустил её мимо ушей), который попал в плен к немцам и работал у зажиточного бауэра (крестьянина) батраком.

У немца была дочь. Молодые люди приглянулись друг другу. Пленный, привыкший дома к крестьянской работе, и в плену от неё не отказывался, работал на совесть, чем понравился хозяину, отцу девушки. Пленный рассказывал ми, что у него в России дом и две лавки (значит, жених богатый - лавочник, подумали они).

Отец разрешил им пожениться, но перед свадьбой невеста решила съездить в Россию и посмотреть на хозяйство жениха Доехали на поездах до станции Кудиново, дальше - на санях до Ильинки. Сани невеста предусмотрительно не отпустила, велела её ждать. Смотрит: перед ней избушка, занесённая снегом, вошла в неё. села на лавку, спрашивает: «Ну, а где же твои лавки?». Жених ей отвечает: «Да, вот, на одной ты сидишь, а другая в сенях стоит». Невеста молча встала, вышла, села в сани, и больше её не видели.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы