Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
10 февраля 2008 года

Несколько слов о счастливой находке в городе Вязьма

 

В январе 2008 года наши местные газеты «Волхонка» и «Богородские вести» сообщили, что нашей делегации на обратном пути из города-побратима Борисова в г. Вязьме на антикварном развале попалась бронзовая доска, увековечивавшая имена трех крестьян Богородского уезда, погибших в Русско-японскую войну – Филимонова Василия Федоровича из д. Стулово, Ганюхина Василия Тимофеевича, д. Мамонтово и Шлякова Владимира Косьяновича, д. Тимково. Бесценную для нас доску выкупил и подарил Ногинскому краеведческому музею один из членов делегации Валерий Петрович Кочнев, начальник местного Автодора.

В 1904 году известный публицист М. О. Меньшиков в одной из своих статей писал: «… Отчего бы на стенах приходской церкви не писать и подлинные имена прихожан, «живот свой за отечество и веру положивших», как говорилось в старину? … Мне кажется, что в деревенских церквах подобные надписи производили бы … глубокое и воспитывающее впечатление. Расход ничтожный: деревянная доска и на ней имя героя, название битвы, где он лег, и его деревни»*.

Все, как писал Меньшиков еще в самом начале войны, мы видим в тексте найденной доски, только она не деревянная, а бронзовая.

Несколько слов о том, как складывалась в те времена помощь семьям, главы которых были призваны на войну, и что делалось для увековечивания памяти о погибших.

В соответствии с законодательными актами, принятыми в 1897 году, и «Правилами» 1904 года каждая уездная земская управа брала на себя выплату ежемесячного пособия семьям «русских воинов, призванных в армию и сражающимся на Дальнем Востоке »**. Пособие выплачивалось по словесной просьбе жен из расчета по 2 рубля в месяц на каждого члена семьи.

16 июня 1905 г. Николай II утвердил «Правила об обеспечении судьбы детей лиц, погибших в войну с Японией» и возложил эту работу на Алексеевский Главный комитет, которому подчинялись губернские и уездные комитеты.

В Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ) несколько дел фонда Богородской уездной земской управы (ф. 12, опись 2, дела 257, 308, 309 и опись 3, дела 9 – 18, 20) позволяют узнать фамилии всех наших соотечественников, призванных на войну, а также и фамилии погибших (мы по мере сил будем публиковать эти сведения – ред.).

Земские управы, большая часть расходов ложилась на губернские управы, выплачивали пособия на детей-сирот (до достижения ими 16-ти летнего возраста) «убитых воинов, а также умерших от ран, болезней и внутренних и внешних повреждений вызванных условиями военного времени, хотя бы смерть последовала и вне района военных действий, но до 1 октября 1905 года, когда армия была приведена в мирное положение»***.

Вдовам воинов после окончания русско-японской войны была назначена государственная пенсия в размере 36-ти рублей в год. С 1 октября 1906 года эти пособия выплачивались из государственной казны через Алексеевский Главный комитет.

11 марта 1912 года Николай II утвердил «одобренный Государственным Советом и Государственной Думой закон о возмещении государством всех расходов местных земских учреждений «на призрение семейств, призванных во время Русско-Японской войны на действительную службу запасных нижних чинов»****.

Теперь несколько слов о мемориалах русско-японской войны. К созданию воинских мемориалов японским и русским солдатам, погибшим при осаде Порт-Артура, японцы приступили сразу же после окончания войны. Памятный мемориал на кладбище в Порт-Артуре возвели по инициативе генерал-губернатора Квантунской области генерала Ошимы. На кладбище устроили 12 братских могил: под белыми крестами – офицерские захоронения, под чугунными – солдатские. Всего в братских и солдатских могилах захоронили 14 671 человека – русских защитников Порт-Артура. Центром этого мемориала стала православная часовня высотой 15 метров, построенная из гранита и мрамора. С лицевой стороны часовни на беломраморной колонне была сделана надпись: «Здесь покоятся бренные останки доблестных героев, павших при защите крепости Порт-Артур. Памятник сей поставлен японским правительством в 1907 году»*****.

В 1908 году по многочисленным прошениям Николаем II был образован Особый комитет для сбора средств к созданию в столице Храма по увековечиванию памяти всех русских моряков и погибших кораблей. Комитет возглавила Греческая Королева, русская Великая княгиня Ольга Константиновна, дочь создателя парового флота, Великого князя Константина Николаевича. В феврале 1909 года Николай II издал рескрипт, в котором говорилось: «… Считаю долгом совести почтить великий подвиг сынов России, бестрепетно положивших на поле брани жизнь свою за честь Русской земли. Да будет память о них священна. Да сохранится она из века в век, озаряемая сиянием Православной церкви…»******.

Один из жертвователей на храм епископ Каширский Евдоким писал председателю комитета, в. к. Ольге Константиновне: «Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории, то похороним Русь своими собственными руками»*******.

31 июля (13 августа) 1911 Храм-памятник, названный по алтарной иконе «Спас на водах», был освящен со всей торжественностью в присутствии членов императорской семьи, высших государственных и церковных лиц. На стенах храма были закреплены мраморные доски с именами погибших моряков и священников и судовые иконы. После 1917 года Храм упразднили, а в 1932 году взорвали********.

Храмы-памятники были возведены также во Владивостоке и Мукдене.

Вернемся к нашей доске: учитывая, что упомянутые в ней воины из прихода Ильинской, что в Муравьищах, церкви (с. Мамонтово), находилась эта доска, скорее всего, в упомянутой церкви. А вот когда она покинула церковные стены остается только гадать. Хотя вариантов не много – борьба с царским режимом была бескомпромиссной и не терпела никаких упоминаний о царе даже в таком контексте.

А вот то, что доска случайно и за много километров от наших мест попалась на глаза богородским жителям, иначе как чудом не назовешь.

*Меньшиков М. О. 1904 год. Родина и герои // Меньшиков М. О. Как воскреснет Русь? - СПб. 2007. С.22-23.

**Степанов К. А. Деятельность Ростовского земства по оказанию помощи семьям русских солдат и матросов, воевавшим с Японией в 1904-1905 гг. С. 1 ( http :// www. rostmuseum . ru ).

***Там же, с. 2.

****Там же, с. 4.

*****«Стойте со Христом и со крестом…»//Воронежский епархиальный вестник. С. 3, 4 ( http :// www . vob . ru / public / bishop / ep _ vest /2004/2-72/ popovkin . htm ).

******Сирый С. П., председатель военно-исторической секции Дома ученых РАН, профессор, капитан 1-гог ранга. Память Цусимы. ( http://www.pobedaspb.ru / pam -1415 may . html ).

*******Там же.

******* Там же.

Бронзовая доска, увековечивавшая имена трех крестьян Богородского уезда, погибших в Русско-японскую войну – Филимонова Василия Федоровича из д. Стулово, Ганюхина Василия Тимофеевича, д. Мамонтово и Шлякова Владимира Косьяновича, д. Тимково.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы