Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
24 июля 2009 года

Экспедиция 10-12 июля 2009 г.: Рывок к Волге. Фото и обзор местных изданий

М.Дроздов, Е.Маслов

Что-то типа путевого дневника, без редактирования почти (ну, добавил немножко, конечно, малость, да как всегда!)…

Была идея, чтобы свои записи (мысли и/или впечатления) представили и другие участники путешествия. Ну, пока представляю я…

 

10 июля 2009 г.

 

Черноголовка и далее

Для меня Черноголовка - отправной пункт, для супругов Алексеевых и нашего ведущего («везущего») Сережи таковым была станция Фрязево, для супругов Корчаков - это Электросталь, для супругов Масловых – Ямкино. Т.е. состав у нас тот же, что и в недавнем путешествии в Судогду, интернациональный, точнее – интеррегиональный...

Выехали из Черноголовки в 7-07, в 7-18 проезжаем Стромынь (купол церкви и колокольня в лесах, благоукрашает храм о.Александр, поклон ему!), в 7-24 – Мелёжу, в 7-27 – поворот на Захарово и на Филипповское (Никольский храм виден за много км, храм этот и священника его – великого молитвенника - знает уже, наверное, пол-России, поклон о.Стахию!), в 7-30 мы на третьем кольце, в 7-52 проезжаем под Ярославкой (дождь идет), в 8-09 сворачиваем на Калязинское (и Угличское одновременно) шоссе, в 8-48 въезжаем в Тверскую область, в 9-16 проезжаем большое село Нерль, откуда родом черноголовский художник Журавлев (привет, Васильич! Правда, ты сейчас трудишься в Петергофе, но все равно привет!). Отсюда звоню (есть уже уверенность, что не разбужу) другому черноголовскому знакомому Дину Алиеву, поздравляю хорошего человека с 70-летием. Тут и заправляемся, как-никак 200 км пробежала старенькая «Тойота» от Фрязева…

Переезжаем речку Нерль Тверскую, Бог даст – пересечем в этом путешествии и Нерль Владимирскую. По В.Н. Алексееву обе они в древности составляли один водный путь (с небольшим волоком) с Волги в Клязьму, потому и обзывались одинаково. В 9-46 поворот направо - на Углич, река Жабня в разливе широком, огромная космическая тарелка. Мы едем прямо, в 9-49 мы в Калязине.

Калязин

Я лично в Калязине, раз, наверное, 6-й-7-й, но не все так часто здесь бывали, поэтому подъезжаем к пирсу напротив знаменитейшей колокольни «водной» (среди вод не по своей воле оказавшейся)… Вырвались! Вот она, Волга!.. А пирса-то и нет! Еще год или два назад был…

Ну что ж делать? «Свои ладони в Волгу опусти!»… Опустили. Побродили по берегу пустынному… Глянули на стрелку (мыс такой, замечательно красивый, вверх по течению, с другой стороны города), где останавливались мы не раз, начиная с 1996 года. Посмотрели на место бывшего Калязинского монастыря (метро «Лубянска» все знают, а было когда-то на этом месте подворье этого монастыря). Прошли мимо остатков старых домов (в одном была библиотека, сейчас капитально ремонтируется - хорошее дело!), мимо памятника святому Макарию Калязинскому, сели в свой микробус и поехали дальше. В 10-16 мы на мосту через Жабню. Какой вид, и сколько их еще будет у нас!…

Углич

Мчимся на Углич, в 10-54 выехали на Ростовское шоссе, через 4 минуты уже Углич, еще через 3 минуты церковь Димитрия на поле (до сих пор провожали угличане убиенного царевича Димитрия). В. Алексеев знает все, лучше всякого путеводителя! Рассказывает, что здесь хранятся и мощи князя Угличского Романа и что он потом нам еще вспомнится.

Проезжаем прежний Алексеевский монастырь, потом мимо кремля (набитого, как всегда, иностранцами и нашими богатенькими с пароходов) направо, поднимаемся на горку, и вот действующий Воскресенский монастырь с необычным трех(трех!)шатровым храмом, 1628 года, дораскольным. И тишина, и никого…

За Волгой

11-40 - по плотине Угличской ГЭС и через шлюз (в нем огромная баржа «Ижевск») переезжаем Волгу. Открывается панорама Углича… Володя рассказывает о судьбе угличского колокола, наш командор ЕН ищет место для обеда. Нашел на берегу реки Курожечны. Полчаса примерно обедаем, опять очень вкусное блюдо. Звонит из редакции Н.В. Мартынова: где обещанный материал? Объясняю где. Привет редакции!.. А мы теперь ищем место, где снимался фильм «Весьегонская волчица»....

12-28 проезжаем санаторий Углич. На противоположной стороне Волги останавливался я со своими скаутами в 96-м году, а потом еще приезжал с друзьями, отличное место, да и есть ли здесь места плохие? Поворот на Угличский льнозавод (развалился, сказали нам, да, действительно, льна мы так и не увидели за время всего нашего путешествия), поселочек Отрадный, за ним деревня Клясово. В ней-то и снималась «Волчица», душераздирающий фильм. Подробности узнаем от Алексеева, от местных мужиков и от Галины Филипповны, хозяйки дома, в котором главные действия происходили.

Волки как-то убежали в лес, все думали – съемки сорвались, конец фильму. Нет, есть захотели - приплелись в деревню. Женщина картошку окучивает, оглядывается, а тут волки сидят. Она в крик, а они жалобно так на нее смотрят, есть просят, такие волки пошли (с базы Мосфильма, правда, привезенные)…

Спрашиваю: как артисты-то, выпивали?

– Не то слово!

А фильм хороший получился. Про то, как люди, порой, хуже зверей стали…

 

Безработица вокруг, а кто работает, получает по 3-4 тыщи. Дом в этих краях можно купить за 30 тысяч! Рублей!! Хороший дом на берегу реки – уже 900 тысяч, красота ценится…

Галина Васильевна говорит: поглядите в Отрадном, как жильцы одного из домов свой двор благоустроили и украсили.

Заехали специально и были изумлены! У нас здесь такого мы не видели! Посмотрите и вы на фото. Значит, если есть такие дома еще и такие жители, в таких условиях сделавшие ТАКОЕ – значит, еще не все у нас потеряно! Потом мы и в Мышкине, бродя по городу, увидели один подобный дом и двор…

13-06 – выезжаем из Отрадного.

Мышкин

13-33 – Мышкин. Ну что Мышкин? Мышкин и есть Мышкин! Любим городок, любим Гречухина, музей его, потому и ездим сюда. А креста-то в честь основания города больше нет (как и пирса в Калязине)! Упал. Жаль…

Устроились в гостинице. И идем к Владимиру Александровичу, к Гречухину, значит. В его, значит, народный и до сих пор уникальный музей…

Кто здесь первый раз – осматривают… Да хоть и десятый раз здесь, а все равно с интересом обходишь всю территорию, вот и новый дом прибавился - купеческий. Я, самодеятельный историк купечества, беседую с потомком купцов Махаевых и Свешниковых Г.И. Махаевым, книжечку у него покупаю под названием «Купечество». У меня что-то похожее в компьютере только забито, а он вот и выпустил уже, и неплохую…

Ну а Гречухина так просто не найти, он, как всегда, в делах. Но вот «выловили»… И не просто с удовольствием и пользой, а с наслаждением слушали. И каждый из нас наслаждался беседой с ним - такой это человек…

Им тяжело, их прижимает кризис, их прижимает конкуренция, но они, народный музей, стоят. Это они, народный музей Гречухина, сделали город туристическим объектом, а потом город сделали городом, ибо были поселком и почти уж селом, это они составили городу не всесоюзную, а даже всемирную славу. А теперь они, народный музей, пожинают плоды этой славы и этой активизации Мышкина, в том числе и плоды горькие, даже чаще уже горькие…

Но не только о музейных проблемах мы поговорили. Но и о сыновьях знаменитого П.А. Смирнова поговорили, уж очень ярко живописует их личности В. А. И о Тютчевых. И об Опочининых. И о чтениях разных, в Мышкине теперь проводимых. Труды одних таких Чтений, о русской провинции, В. А. нам и подарил. Подписал: итоги скромных дел наших… Дельные, содержательные статьи здесь. Последняя из них – колючее, дискуссионное, но и во многом справедливое эссе А.О. Мадисона, исследователя-литературоведа и патриарха советского хиппизма, умершего в начале этого года в Вологодской области. Любопытных, необычных и порой непредсказуемых личностей собирает временами здесь Гречухин…

Не пересказать, да и не перескажешь разговор с В. А. Для нас такие беседы, ежегодные почти, стали необходимым ритуалом посещения Мышкина и важной частью нашей жизни. Может, мы и все вместе отводим душу таким образом…

 

Гуляем по городу, смотрим на все новые и новые постройки. Вроде и неплохо, но новодел чувствуется, да и не скрывается, не маскируется теперь особо. Мелочь, а вкус где-то подводит, а там – качество, мелочь, а мера чуть-чуть, а не соблюдена. И все же хорош, хорош и мил дорогой нам Мышкин!

Один из лучших в городе дом купцов Чистовых был преподнесен ими городу, сами жили рядом в скромном деревянном домике. Больница здесь была еще 20 лет назад, потом сделали библиотеку, назвали Опочининской. От Опочининых в городе ничего не сохранилось, а библиотека вот – есть! Зашли мы сюда глянуть на роспись потолка, а встретили заведующую библиотекой милую Галину Владимировну… и уже водит она нас по всем помещениям, увлекательно рассказывает. Разрешает подняться на самое, наверное, привлекательное местечко дома – на балкон ризалита, откуда, наверное, лучший в Мышкине вид на Волгу. Спасибо, добрая Галина Владимировна!..

 

Вечером все собираемся в номере у Корчаков. После дружеской трапезы смотрим видеозапись оперы «Дон Жуан» с сыном их Дмитрием в главной роли…

Проехали сегодня 387 км .

 

11 июля 2009 г.

 

Мышкин

В номере ночью было душно, молодежь шумела долго в парке на танцах… Но перебились, и хорошо… ЕН всех поднимает и гонит завтракать, с ним не забалуешь. В ресторане шведский стол, еще там зачем-то самогонный аппарат, тележные колеса и всякое такое, как бы из гречухинского музея.

Утром увидел хозяйку заведения. А мне еще говорили, что в борьбе местной русской «мафии» с южной «мафией» победили наши. Да нет, конечно…

Сережу отправили на переправу очередь занимать, а сами пошли снова по улочкам выискивать строения интересные, да в Мышкине это не сложно. Сказочные мышкинские домики, прощаемся с вами…

На переправе на ту сторону машин мало. Сегодня здесь у них День города, сегодня все едут сюда. С парома любуемся панорамой Мышкина. Вчера любовались Угличем, а впереди еще панорамные виды Рыбинска и Тутаева. Города у рек красивы уже потому, что у рек. А еще храмы наши, особняки, высотки и низинки…

В 9-19 на том, правом, берегу Волги, поехали. Река Юхоть, пионерлагерь в сосновом бору, лагерники в строю, но строй этот больше напоминает толпу…

Едем вдоль Волги пока, но постепенно от нее отворачиваем. Страшный след недавнего, видно, смерча - масса поваленных деревьев.

Рыбинск

Дорога на Рыбинск густо населена, но, как и везде почти, население – скорее дачники, чем крестьяне.

Около 10 ч. - село с название Покров. Знаем город Покров, бывший уездный центр Владимирской губернии, а здесь – большое село. А сколько еще сел и деревень Покровских на Руси?! Покров Божьей Матери – чисто наш, русский православный праздник, а топонимы эти только отражение его «внедренности» в народ. Заходим в храм (1798г.), обследуем кладбище (оно большое, но старых надгробий не видно)…

В 10-11 отправляемся из нового для нас Покрова. 10-16 - показались новостройки, окраины Рыбинска. Заправляемся, здесь дизельное подешевле, по 16,7 руб. за литр. Долго ищем Переборы, где заказанная гостиница. Не все, не все жители ориентируются в своем городе. Правда, и город немаленький - 220 тысяч - для райцентра даже слишком, в Новгороде Великом примерно столько же...

Нашли, что искали. Рыбинский кабельный завод, проспект еще 50-летия Октября (значит, 40 лет микрорайончику), рядом шлюзы. 10-46 - гостиница «Волга», как можно понять - бывшая заводская, теперь на вольных хлебах… У нас номер 305, отдохнуть бы несколько минут, а уже голос ЕНа, нет, не расслабишься…11-02 – мотор заведен…

По плотине едем, мимо завода газовых турбин, еще чего-то, поворот, дамба, Шексна, Рыбинская ГЭС, чайки, вода до горизонта, волны с белыми гребешками (Володя: ветер 4 балла). Потом как-то выехали на берег Волги, на левый, а на том берегу открылся весь центр города, 11-27. Замечательно! Выскакиваем из машины, фотографируем… На выезде видим церковь, своеобразную (а впрочем есть ли несвоеобразные?), рядом дом, деревянный модерн…

11-47 – до нашей цели 48 км . Путь на Тутаев извилист, и неровен, то вверх, то вниз. Проехали лыжно-спортивную базу Дёмино, всю дорогу до этого Дёмина сопровождала его назойливая реклама. Теперь - нет, и вообще указателей нет. А все едем и едем. Бурнаково, Хопылево, тут родился Ушаков и тут его крестили, мы же все едем и едем. 12-25 – ЕН командует, обедаем в поле, теперь едим и едим. И нужно. В Тутаеве не дадут. Вон, здешние такси без номеров бегают! Действительно, без номера. Если это такси...

Тутаев-левый

12-58 – достигли. Тут, в Тутаеве, прежде - Романове Борисоглебском, вспоминаем снова Углич и Угличского князя Романа. Это он городок-крепостцу тут основал. А Тутаев-то – красноармеец некий, с татарским оттенком, похоже, но поскольку тут татары на два века были посажены (потом в Кострому переселены), то современное название не воспринимается как совсем уж чужеродное. Не Либкнехт и Цеткина, чай…

На 7-й поперечной улице, как учит Володя, сворачиваем направо, пробираемся (все перерыто, газ проводят, дождались!) к валам древней крепости. Вот в древних валах собор: 5 куполов и 3 шатра на нем и 5 апсид – 5 алтарей в нем... Спускаемся к переезду через Волгу, потом поднимаемся к другой церкви, розовой, потом выходим на центральную площадь. Здания – как после войны. Из парка с укором на все это смотрит взъерошенный Маркс. Кино здесь стоит 30 рублей. Кое-какая торговлишка на площади. А в бывшем банке сейчас Музей банка. Посмотрели. Столы старинные, сейфы, камера для денег. Неужели их столько было в маленьком городке? Впрочем, Романовская льняная мануфактура не из последних была. За главного - Классен, датских корней, порядок любил, как и ЕН. Я нашего Колю Классена, замдиректора ИФТТ многолетнего, спрашивал: не твой ли это дед или прадед? И Коля всегда отказывался. А зря, пожалуй. Хороший городок был когда-то… И сейчас, в развалинах, а оставляет какое-то хорошее чувство. Нет почему-то той тяжести, что будет давить на душу в Рыбинске…

14-33 – уезжаем из центра.

Снова Рыбинск

В 15-36 мы в центре Рыбинска, проехав туда по изящному двухдужному мосту. Идем в Картинную галерею, бывшую Хлебную биржу. Очень красивое здание самого что ни наесть столичного уровня, в неорусском стиле.

Милиция тут строга, даже слишком, а больше, кстати, мы ее нигде и не видели, только в Великом уже увидим.

 

В галерее Айвазовский, конечно, Маковский Константин, Рерих, Серебрякова… Наверху множество портретов местных помещиков. На нескольких – Мусин-Пушкин, тот самый, самый знаменитый из Мусиных-Пушкиных, взгляд его то серьезный, то напыщенный, то хитрый, многогранный граф человек. Но сочинить такой шедевр, как «Слово о полку Игореве», ему явно не по силам…

 

Биржа эта построена в 1912 году вместо старой (слева осталась стоять, третья между прочим в России была) по проекту московского архитектора А.В. Иванова, строившего для Морозовых, построившего Националь и Балчуг, а также и дом общества Россия (потом перестроен под НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ). В последнем, кстати, находилось Правление Всероссийского Общества льнопромышленников, а Ярославская область была одним из главных центров льнопромышленности…

 

Мы в соборе. Построен в 1838-52гг, архитектор Мельников, а проект, говорят, - отвергнутый питерский Исаакий. Там взяли тогда Монферрана. Отличная акустика в храме.

В 17-50 отъезжаем, нашли кафе или столовую, за 100-200 рублей можно перекусить немножко, с видом на Волгу, но на стенах висит, однако, что-то иностранное…

Бродим по городу. Вот где можно снимать фильмы про Сталинград! Каланча знаменитая (как бы не самая высокая в России) подремонтирована, а дальше…

Куда-то забрели. Наш интерес, расспросы, фотографирование возбуждают подозрение в местном населении: не мы ли жжем их дома. Надвигаются какие-то бритые ребята. Мы, слишком любознательные гости города, ретируемся. Да и надо ехать уже, 19-32. Едем, опять мимо дорогого сердца СЮТура, где меня и Валентина Малова с командой скаутов так хорошо принимали в 93-м году. Хороших пропорций и форм классицистский (или около того) дом купца, и притом не самого богатого и известного. Сколько же их было в Рыбинске?! Поклон тебе, домик, привет сютуровцам!

А купцов было, говорят, в столице верхней Волги много. Потом уточним сколько. Во всяком случае, одно время чуть ли не половина русского хлеба проходила через Рыбинск. И по этой же причине пробежала потом (кратчайше - четко по параллели) железная дорога Рыбинск-Виндава, соединившая Волгу с Балтийским морем, а заодно и мой родной город с Бологое и Псковом…

Возвращаемся в гостиницу каким-то дальним путем, но в 20-09 мы уже в своем 305 номере… А в 9 вечера все встречаемся в гостиничном баре. Съели по мороженому, выпили по кофе, кто и пивка с рыбкой перехватил (у нас несочетаемого не бывает), и около уже 10 вечера поехали на море провожать солнце.

Что-то типа пляжа тут, кто-то даже купается, а большинство выпивают… Рядом причал, невдалеке шлюзы, огромная скульптура женщины. Потом узнали: называется «Волга», поставлена в 1953г. Красивая, не как нынешние уроды и уродки…

Буксир-толкач толкает к причалу огромный плавучий ресторан, вот кто-то запирует на просторе, ну а мы с Володей тоже разлили понемножку, за удачный день. Солнце село на далеком берегу за деревья, справа от храма какого-то, старинного, похоже… Народ, выпивающий на берегу, начал собираться, мы - тоже.

Обратно пошли пешком, тут ночи белые, как и в Питере, светло, а сейчас еще и не ночь даже. Обратил на себя внимание большой и не совсем суразный Дом культуры, бывший, как и весь этот поселок, Рыбинского кабельного завода. Завод упал, у города тоже денег нет, ДК перебивается дискотеками...

Я у себя в Черноголовке прямо из окна квартиры частенько считаю машины на Стромынском тракте: сколько проходит за 5 минут, за десять, прикидываю сколько за час и за сутки. Грузопотоки оцениваю, значит. И вижу, как регулярно длинные грузовики везут катушки с кабелем. Это одни из постоянных, так сказать, субъектов этого объекта. Вижу и каждый раз радуюсь – значит еще живо Кольчугино, создание купца Кольчугина, значит еще работает кабельный, по крайней мере, завод. А здесь упал. И Рыбинские моторы, знаменитейшие когда-то, упали почти, вот и получается не город, а Сталинград 1942-го года…

 

Хороший номер у нас, но комары, не дают заснуть… Мыслишки всякие лезут. Плачут у нас со всех сторон по тому, что погубил социализм, вот и море это Рыбинское напустил, затопил три города и 500, другие – 600, третьи- 700, четвертые – 800 деревень, а пятые округляют до тысячи. Что наделали проклятые сталинцы! Я тоже ничего хорошего в недобровольном совсем переселении людей не вижу. Но их переселяли, а нынешнюю деревню душат на корню, ее уже и нет почти. И не плачут платные печальники наши! В Москве уничтожили примечательных зданий за последние годы уже больше, наверное, чем за 70 предыдущих лет, и не плачут наши платные печальники, только несколько искренних энтузиастов ведут счет потерям. Города наши в развалинах, как после войн, которых здесь никогда не было, Рыбинск и Тутаев яркие примеры тому, и никто не плачет! А у того же Рыбинского водохранилища ведь и масса положительного была. И никто не вспомнит! Лежит вот только полупьяный Дроздов, страдает от комаров, не может заснуть, и все думает, думает. Убивать таких надо… А еще купцами московскими занимается да и нахваливает, в основном. Где же ваша принципиальность, господин-товарищ? Вот-вот… Комар опять жужжит. Откуда он? Ясно, что с Рыбинского водохранилища. Проклятый социализм!

 

А таким мы видели Рыбинск в 96-м. Что и в какую сторону изменилось?

 

12 июля 2009 г.

 

Встали в 7 часов, всю ночь почти боролись с комарами, когда побороли, уже надо было подниматься, а тут и неугомонный ЕН: «На выход с вещами!» Вещи в машину, самим на завтрак. Завтракаем по укрепленному ЕНом меню, все хорошо…

8-33 выезжаем из Перебор и только в 9 часов съезжаем с окружной дороги, официальной границы Рыбинска. Дым вокруг, что-то горит, неужели торф?

Тутаев-правый

Тутаев, вид на Борисоглебск

Тутаев, вид на Борисоглебск

В 9-18 пересекаем границу Тутаевского района. 9-24 – вот и сам гороsд, это то, что называлось Борисоглебском. В отличие от левобережного Тутаева здесь современные 5-этажные (и больше) дома, целые микрорайоны коттеджей, но каких-то негармоничных, несимпатичных. Перевелись на Руси архитекторы… Руины (почти) на левом берегу милее и трогают душу, а это все вызывает, пожалуй, даже обратное чувство.

Но вот видим его! Вот это шедевр, это произведение, это Храм! Воскресенский собор описать невозможно, посмотрите на снимках ЕНа и вы, наверное, согласитесь со мной…

Лестница спускается к Волге с крутого берега, со смотровой площадочки отлично видны храмы на той стороне, вчера были там, оттуда любовались этой стороной, но та, конечно, гораздо живописнее…

Но здесь зато – «Воскресенье»! В храме полно народа: «Петр и Павел»! Огромная чудотворная икона Спасителя. Меня уверяли, что самая большая в мире выносная икона - Старорусской Божьей матери – у меня на родине в Руссе. Володя уверяет, что эта икона тоже выносная, «участвует» до сих пор в крестных ходах…

Хоть и праздник сегодня большой, а строго смотрит Спаситель на нас, великих грешников…

А у нас сегодня не просто напряженная, а напряженнейшая программа! Спешим, спешим, братцы. Куда? К новым грехам? В 10-04 отъезжаем.

Курба

10-33 – проехали мимо Никульского – родины Валентины Терешковой, кафе придорожное так и называется – «Чайка», мы помним ее позывные. И ее помним, и навечно она останется Валей, как остался для нас Юрой Гагарин. Прости, Валя, не заехали в твой музей, уж больно спешим, программу Володя написал большую…

10-43 – слева все еще видны трубы Ярославского нефтеперерабатывающего завода. А справа что-то необычное, интригующее, притягивающее. И нас потянуло. И тут мы программу нарушили. И не зря.

Сворачиваем. Место называется Курба, а речка Курбица. Большое село, в центре немало старых кирпичных домов и высоченная стройная колокольня (вполне возможно, что под 80 м !), две церкви и часовня. Один из храмов – как бы круглый, состоящий из 16 лепестков! Его купола - свечки прижимаются к центральному барабану, придавая всему зданию необычный силуэт. Внутри – изобилие росписей, как сказали – конца 18-го века, настолько разнообразных и многочисленных, что просто диву даешься. Опять! Сколько раз за эту поездку. А она у нас еще не закончилась…

Задним уже числом составил историческую справку:

Курба - одно из самых древних, больших и культурных ярославских сел. Библиотека здесь открылась еще в 1895 году. 1034 его тогдашних жителя занимались льноводством, торговали. В селе две церкви – Казанская (круглая, 1770г.) и Вознесенская (?), колокольня (1880-90-е гг.). За рекой - Васильевский погост, там тоже две церкви и тоже 18-го столетия. В XV-XVI веках здесь была вотчина князей Курбских, потомков ярославских удельных князей. Первым князем Курбским был Яков-Воин Иванович, погибший в битве с казанцами на Арском поле в 1455 г . Самый известный представитель рода - Андрей Михайлович Курбский был ближайшим сподвижником Ивана IV, пока в1564 году не перебежал к польскому королю. После бегства Курбского, село было передано в государственную собственность, впоследствии - различным владельцам. В 1722 году часть Курбы приобрел капитан первого ранга, известный кораблестроитель времен Петра I Гаврила Авдеевич Меншиков (1672 - 1742). В 1710 году он первым среди русских мастеров самостоятельно, без помощи иностранцев, построил многопушечный корабль для Балтийского флота. А всего за свою жизнь он построил более двухсот судов. После смерти Меншикова его владение перешло к роду Нарышкиных.

11-06 – выезжаем из Курбы, видим стадо коров, потом еще стадо! Удивительно и приятно. И картошка с другой стороны. Забытый пейзаж! Через несколько дней нашел в Интернете, что здесь действует ОАО «Курба», которое входит в состав московской фирмы ОАО «ИКМА» (колбасные и мясные изделия) и включает в себя «крупнейший в Ярославской области свинокомплекс полного цикла, комплекс по выращиванию крупного рогатого скота, земельные угодья площадью более 5000 га для выращивания кормовых культур и картофеля».

Это все мы и увидели. А Володя рассказывает уже о романе, что написал под псевдонимом «Николай Плотников» сын священника Фуделя, много лет живший на 101-м км в Покрове. Роман этот тоже о Курбском, и так и называется «Курбский»….

 

Приближаемся к Ярославской железной дороге. Ждем на переезде пока проедет поезд «Адлер-Архангельск». От Тутаева отъехали на 58 км. Ярославское шоссе здесь раздваивается, пересекаем сначала старое, потом – новое. 11-39 - поворот на Великое , но пока не сворачиваем. Великолепные, просто изумительные виды на много км и даже десятки км. И тоже стадо в поле попалось, коровы черные, ярославской породы…

Гаврилов Ям

11-44 – мы в Гавриловом Яме.

Произвожу разведку боем, т.е. беседую с местными. Льнокомбинат (бывшая мануфактура А.А. Локалова), когда-то из крупнейших, стоит или почти стоит, а музеев здесь целых три, если не четыре теперь, к главному - в библиотеке - ехать мимо вот этого комбинатского пруда, а фамилия Иродовы и сейчас в городе есть. Едем, находим, поднимаемся, покупаем билеты, осматриваем. Очень обходительная и волнительная женщина отвечает на вопросы. 224 постройки в городе Локаловские, т.е локаловское здесь все, как Морозовское в Глухове или в Орехово-Зуеве… Потом к Рябушинским все перешло, они вместе с Третьяковыми и русским льном стали распоряжаться. Все мне интересны, всеми и занимаюсь понемножку…

Нина Васильевна из Ярославля снабжает музей архивными данными. Есть у них что-то и о переходе Шолоховской мануфактуры Иродовых к Моругиным, но посмотреть не удалось. Время, время! Торопят меня…

Спускаемся в библиотеку, беру их электронный адрес…

(Вот уже и написал, но ответа пока нет… А очень хотелось бы - да просто надо! - пересечься с местными многоуважаемыми краеведами Федотовым Валерием Григорьевичем, Киселевым Сергеем Ивановичем, Красновой Галиной Ивановной. Откликнетесь, дорогие!..)

12-30 – наши активисты в магазине. Потом ездим по улочкам. Есть заброшенные дома и заброшенные сады, и вишни заброшенные. Пробуем, кисловаты…

Музей ямщика… Рядом Дом пионеров бывший, еще более бывший – дом управляющего. Кто был управляющий? Молчат стены, и люди молчат...

В музее ямщицком - никого. Сегодня «гоньба ямская» сюда не производится, ямщик Гаврила отдыхает, сегодня все в Великом. И мы туда же.

13-01 - на выезде пересекаем Которосль снова, справа от нас что-то типа школы дореволюционной, с признаками модерна…

В 13-07 – в Великом.

Великое

Здесь, оказывается, великое сегодня сражение: не больше не меньше – Полтавская битва! Ну, имитация, конечно, историческая реконструкция, шоу даже в какой-то мере, но тем не менее. Сотни машин, тысячи людей со всей Ярославской, и не только, области здесь сегодня собрались. Почему здесь? Ответ был дан в Гаврило-Ямском музее: потому что Великое принадлежало Репнину. Тогда все ясно. Фельмаршал Репнин – одно из главных действующих лиц Полтавского сражения…

В центр на машинах не пускают, там битва. Но битва битвой, а главная цель нашего посещения этого поселка – шедевр знаменитого архитектора Шехтеля – особняк упоминавшегося фабриканта Локалова, он отсюда родом.

Милиционеры: - А, это где флюгер? Вниз и налево.

Пока бьются насмерть наши со шведами на бывшем прицерковном кладбище, спускаемся с ЕНом чуть вниз от кремля, «монастыря» (или это такой большой церковный комплекс? Да, последнее: два храма, колокольня метров 75, еще постройки всяческие). Налево идет улица Ярославская, на угловом доме древнем, беленом табличка: в этом доме останавливался Петр Первый! Не слабо, конечно. А вот и локаловский замок, один из первых «замков» у Шехтеля. И никаких табличек. Ни про Шехтеля, великого архитектора, ни про Локалова, выдающегося льнопромышленника, ни про то, что сейчас здесь детский дом…

По двору кроме нас бродят еще двое, парень и девушка, совсем молодые, студенты-культуроsлоги из Ярославля, пишут курсовые или даже дипломные работы. Один про классицизм в архитектуре, другая про модерн. Держатся уверенно, видно, что не из интернета скачивают, а изучают натуру, молодцы.

Великое - действительно великое, на село даже непохожее. Это, пожалуй, поселок. Целые улицы старинных каменных домов, на берегу пруда тоже старинные, как кажется, здания (не успели рассмотреть, а смотрятся очень живописно). Из Великого вышли известные люди: два министра, генералы и пр. и пр. Про Локаловых мы уж не говорим.

s

Возвращаемся. Вот памятник надгробный А.А.Локалову (единственный, похоже, и остался) облепил у церкви народ, наблюдает. Наши наступают, стрельба идет по всему полю…

Про Иродовых опять ничего узнать не удалось… А Ленин когда-то одних из немногих их упомянул в своем бессмертном, пусть и скучном «Развитии капитализма в России». Кстати, лет 60-70 труд этот был единственным доступным источником и о Морозовых, но меня сейчас Иродовы интересуют. Страшноватая, конечно, фамилия…

2 часа дня - пока не начался большой разъезд, выскальзываем буквально из Великого. На высоком месте, с прекрасным обзором, но прямо на обочине дороги перекусываем.

14-33 – едем дальше, 14-42 – мы снова на Ярославке, 14-50 – заправляемся солярой в очередной раз. Володя о Старке глаголет, бывшим священником когда-то на Сент-Женевьев…

Мост через речку Устье, она скоро впадает в Которосль, а передает как бы привет от Борисоглеба, от Пересвета, от Борисыча Малова, сидящего на своем Костином Хуторе…

Ростов Великий

15-08 – мы в Ростове.

На минуту заглядываем, буквально, в кремль. Я покупаю книгу (Дневник Богданович) и целый набор буклетиков самодельных, посвященных улицам города, один из авторов – Е. Крестьянинова, знакомая мне заочно по статьям о Титовых, очень хотелось бы познакомиться очно, вместе с Г.Никитиной она серьезно занимается ростовским купечеством…

Проезжаем по городу, вот они купеческие домики-домишки-домищи, вот она кекинская городская огромнейшая гимназия – не состоявшийся, чуть-чуть, как говорят, ростовский университет! Вот и он, Яковлевский удивительный монастырь…

 

15-29 – покидаем славный город, древнейший на ярославской земле, основанный когда-то моими земляками-новгородцами. Выезжаем снова на Ярославское шоссе. Очень хотелось бы еще заглянуть к Коровину с Шаляпиным…

15-55 – Петровск со своими двумя церквями и удивительно красивой березовой рощей.

16-01 – на табло какой-то заправки светится: 30 градусов. Нам в машине особенно жарко. Тем временем поменялся характер окружающей растительности: дубы и клены пошли. Тайга кончилась,- сказал Володя. Значит, так и есть!

16-19 – танк Т-34 на постаменте, родина Михаила Ильича Кошкина. На ум приходит недавний разговор с другом, стишок его выжидательно-ностальгирующий. Кто говорит, что русские ничего не могут? Все говорят? Да, ваше, ваше время, но подождите, ребята. Это вы «Булаву» запустить не можете. Потому как не запускаете, а имитируете, как и во всем, абсолютно во всем остальном. Погодите, вы, ЕЭСовцы и НАТОвцы, президенты и премъеры, топменеджеры и пиараторы, шоумены и бардмены, либерасты и мудернисты. Вот мы полностью вами сейчас покорены, вы, вы уничтожаете нас миллионами в год, а вы все равно нас боитесь. И правильно! Страна Ломоносова, Менделеева, Иоанна Кронштадского, Брусилова, Жукова и Гагарина не может исчезнуть и не исчезнет! Бог правду видит! И если надо будет

И призовет Вождь нас на вас
Рванут вперед все наши танки
Да, плакать будут наши Таньки
Но будет час, Великий Час!

Вова заснул. И нет никакого вождя. Мечты, мечты моего знакомого…

 

А вот и снова, как и в первый день – Нерль, только теперь Владимирская, течет от Плещеева озера откуда-то и как бы не в Шаляпинско-Коровинско-Мазыринские места, куда решили сегодня не сворачивать, а приехать специально, не спеша все обследовать, найти бы горку, где Анчутку так разыграли…

 

Перед Переславлем сворачиваем на объездную дорогу. Внимательно смотрю влево. Здесь, вот на этом выезде 6 лет назад Бог

спас меня, Саню и его сына Митьку... Наш дрянной Жигуль с сорванным управлением и смятым в лепешку передом лежал в глубоком кювете на продавленной спине. И мы все лежали на спинах. И ни у кого из нас не было и царапины! А перед этим мы, без руля, раз пять выскакивали на встречку с мчащимися фурами, потом выскочили за обочину, врезались в березу, свалились в канаву и со смаком еще перевернулись…

С объездной дороги сворачиваем на Юрьевскую дорогу. 17-20 - летим мимо Симы, слева церковь, где был отпет и похоронен Багратион, справа имение его сестры Голицыной…

В 17-37 открывается вид на Юрьев Польский.

Юрьев Польский (или все же Польской?)

Выруливаем как-то хитро на центральную площадь, выпускаем Володю с Надей в магазин, потом – прямо ко входу в монастырь – он же и кремль, он же и музей. На валах, выше стен которые, девки, практически голые, загорают, здесь же, внизу, ходят монахи, вот и мы появились…

Игумен ведет нас в собор, он же и музей еще, как-то они тут хорошо взаимодействие наладили, в других местах воюют, а тут мирно уживаются, по-христиански…

Пьем чай в беседке деревянной, просторной. Интересный разговор, отец игумен очень начитанный и очень много знает, приятно поговорить с таким духовным лицом… Фотографируемся с ним на память.

На прощание спрашиваю про монастырский некрополь. Ничего практически не осталось, они крест на его месте поставили. Элиту городскую тут хоронили. Кто-то и из Ганшиных должен тут лежать…

18-46 – отваливаем от монастыря. Через речку, мимо стен Юрьев-польской мануфактуры (бывшей Ганшиных), кое-как еще существующей, выбираемся, и не на Стромынский тракт, а куда-то влево… Опять привольные картины Владимирского ополья…

Родина Солоухина

Едем путями, известными только Господу Богу и Алексееву. На 7-06 пройдено нами 927 км. Новое Фетинино Суворовой-Зубовой остается слева. Старое Фетинино еще, оказывается, есть - около Кольчугина…

7-27 – приближаемся к Алепину. Проезжаем село, храм, у дома сидит Роза Лаврентьевна, читает. Пока проскочили мимо дома и длинного их сада.

В 7-37 на сельском кладбище, буквально несколько минут у нас, но не можем не посетить, не поклониться... Мать, отец, сестры, дед… Вот и сам! Алексеевы поют молитву, крестимся, кланяемся дорогому Владимиру Алексеевичу…

У дома тормозим, здороваемся и разговариваем с вдовой. Дочка носит воду в ведре, в доме где-то внуки, дом Солоухина живет, на ремонт вот никто денег не дает, музей не против сделать, а где семье жить? Роза Лаврентьевна показывает новые издания ВА (тиражи мизерные, конечно). Расписываемся в книге посетителей…

 

В 20-00 выезжаем из Алепино. Указатель: «К русскому писателю Солоухину». Очень хорошая надпись. И опасная нынче. Похоже, нам скоро запретят слово «русский» употреблять. Детям уже говорят: «Выучите и никогда не произносите это ужасное слово». А русскими писателями будут называть только Войновича и Жванецкого…

Не прост, совсем не прост и совсем не святой был бывший деревенский парнишка Вова Солоухин, не все в нем, его творчестве и поведении одобряю, а люблю и с любовью вспоминаю, как в конце 80-х приглашал его к нам в бурлящую «демократическую» Черноголовку, ну, расскажу когда-нибудь… Наш, русский, писатель. Без всяких добавок. Они всегда почти ложны и хитры. Ну а, с другой стороны, если Васю Аксенова теперь именуют великим, то Солоухина меньше, чем гениальным называть нельзя!

Пролетаем мимо Жерехова, там была усадьба Оболенских, теперь - психушка. Вот Курилово, здесь молочная ферма, молоко пока настоящее, не из порошка иностранного (чьего, кстати? Китайского?) Пруды дальше идут, рыбхоз, жив тоже еще. Слава Богу за все! И тем людям, что удержали на плаву эти хозяйства!

Птички под колеса иногда кидаются. Что это? Разум Бог дал только человеку, а живности всякой – только инстинкт, инстинкт, бывает, и подводит. Да и разум иногда поддается инстинкту, мы знаем. Особенно - «базовому» …

Петушки

20-25 – выскочили на трассу в Лакинске. Звонит Саня, воскресенье кончается, праздник, друг хочет выпить, а мне ехать еще три часа, так ему и ответил. И ошибся…

20-31 – Лакинск позади, 20-37 – Болдино. Володя говорит, что попадать на одноименную станцию, Левитано-Карповскую, из Москвы лучше не здесь, а сворачивая у АЗС за рекой Пекшей. Все это пролетаем тоже, и Левитановскую гору (вид с которой соответствует, примерно, конечно, его картине «Владимирка») пролетаем, и Липну, и поворот на Костерево…

В 20-51 мы в Петушках, прощаемся с Алексеевыми. 8-56 - едем дальше, но без Володи уже другой коленкор, не тот. Он, конечно, душа нашей компании. А сколько мы узнали от него за три дня! Сколько птичек и зверей, и цветков и речек, строений и храмов показал он нам! Вот кто может заменить даже моего знаменитого однофамильца на географическлм факультете МГУ! Он и, пожалуй, только он: блестящий лектор, рассказчик, ученый-естествоиспытатель, писатель, краевед, православный, истинно русский человек… «Да кто ж ему дасть»?! Да, вопрос…

Омутищи, Покров, огромная пробка, но потихоньку передвигаемся, по обочине Сережа как-то выбивается вперед. 9-15 – Покровский храм, 9-19 выезжаем из Покрова.

 

21-23 – река Киржач, граница, мы в своей области. Имение С.И. Зимина остается справа и сзади. Отсюда в 1956 году начал свой пятидневный путь по Владимирским проселкам молодой тогда еще Володя Солоухин. А нынче, через 43 года, этим же путем и тоже за 5 дней прошел Володя Алексеев с друзьями. Они сняли интереснейший телефильм. С ним и приглашаю Володю в Черноголовку. С Солоухиным в свое время не получилось, а творческий вечер Алексеева обязательно устроим…

 

Малая Дубна, поворот на Орехово-Зуево, темп опять снижается, но прорываемся и тут. Через несколько минут Ожерелки…

Черноголовка

В Ожерелках сворачиваем на третье кольцо. В пятницу уже ехали по нему, но не здесь. Солнце заходит, мелькает меж деревьев, а вот и перестает мелькать. Сумерки. Профессор Корчак закрывает увлекшие его записки А.Богданович…

Сопово. Песьяне. Дорога свободна, Сережа устал, но остается последняя сотня км, уже меньше, еще меньше. Это его вдохновляет, летим как на крыльях. И вот Мележи, Шерна, здесь мы и ехали утром три дня назад, петля нашего маршрута замкнулась, теперь затягивается… Мы как бы из пустоты попали в непрерывный снова, как и на Горьковке, но в один ряд, поток. Дачник возвращается в Москву, хвост у Черного, хвост у Стромыни. Но в 10-33 мы в Черноголовке. Привет, родная! Приехали на час почти быстрее, чем обещал Сане. Прощаюсь с Масловыми и Корчаками, выхожу один я на дорогу. Еще и не темно, и очень душно. Ну и денек сегодня!..

Итоги

За три дня мы проехали что-то около 1100- 1200 км по Московской, Тверской, Ярославской, Владимирской и снова Московской областям, половину, наверное, в последний день. Кроме заранее намеченных пунктов были «подарки от Володи»: Курба, монастырь в Юрьеве, Алепино. Волга прекрасна везде. На суше особенно хороши виды у села Великого: За далью даль! А Владимирское тучное ополье?! Замечательные исторические памятники, православные святыни, красивые русские женщины – красна и обильна эта коренная русская земля. И целые городские кварталы и целые деревни в развалинах, опущенные русские мужики, многочисленные южане-хозяева нынешней жизни. Видели мы и то, и другое. И райская красота сменялась Апокалипсисом. Что-то будет?! Еще при нас, или уже после нас? А может прав мой друг и страна Ломоносова и Гагарина не может пропасть?

Многое мы увидели в этот раз. А многое – нет. В Рыбинске уже не застали тех домов, что были еще там несколько лет назад. Усадьбу Иродовых в Гаврилово-Ямском районе не нашли. В Коровинско-Шаляпинские места за Переславлем не заехали. В Симы повторно не заскочили и усадьбу Ганшиных не искали… Не все в наших силах. И как ни крутись, а ж… сзади. И все же покрутимся!

 

Когда заканчивал набивать эти записки, пришло известие о смерти Саввы Ямщикова. Ушел еще один великий русский человек и что самое главное – борец и боец. Не знаю, где его похоронят. Я бы положил его на Ворониче рядом с Великим Семеном…

Позднее передали, что так и будет…

Слава Богу за все!

И мы еще покрутимся, Савва!

Библиография поездки 10-12 июля

Андреева Н. В. Мышкин – глазами одной семьи . Второе издание, уточненное и дополненное. – Мышкин. 2008. – 87 с.

В предисловии В. А. Гречухин пишет: «Россия видит в провинции свое начало, детство каждого и детство всего русского народа. И узнает их, а скорей сердечно чувствует в живом еще уважении к памяти, к природе, к человеку. В теплой ценности землячества и соседства. В признании доброй значимости честных земных трудов». Эта мысль точно отражает те, может быть невзыскательные, очень личные, но такие искренние и добрые чувства любви к Мышкины, которыми наполнена книга.

В книге открывается и новое и об известном нам Сергее Ивановиче Четверикове. Именно он в 1887 г. пригласил прадеда автора – Николая Павловича Исакова, в Москву «заниматься словесностью с его сыновьями». Через пять лет Н. П. Исаков стал директором гимназии, «что на углу Пречистенки и Зубовского бульвара».

 

Гречухин В. А. Последняя старица . Издание Мышкинского городского прихода Русского Православной церкви и Мышкинского Народного музея. – Мышкин. 2008. – 216 с.

Книга эта о старице Ксении для творчества Владимира Александровича – это житие, отвечающее, наверное, канонам подобных духовных произведений, но эта книга, на мой взгляд, особенная. Ее содержание, в частности, раскрывает внутренний мир самого автора и становится, в какой-то мере, понятным, почему он сам вырос в человека такого масштаба. И не только – весь окружавший и старицу Ксению и автора крестьянский мир предстает гармоничным и насыщенным духовной жизнью. Чем-то это книга напомнила мне «Петушки обетованные» Г. И. Катышева.

 

Гречухин В. А. Правители России и город Мышкин . – Мышкин. 2009. – 79 с.

Эта малоформатная книжечка была задумана и исполнена в связи с недавним посещением Д. Медведевым города Мышкин. Как пишет Владимир Александрович: «… В перечень почетных гостей города вслед за Екатериной II и Александром III вписано имя Президента России Д. А. Медведева… Правителя России встречали с большим тактом и с доброй приветливостью, и эта встреча всего более напоминала некий общегородской крестный ход…»

Надо обратить внимание на то, что издана книжка Народным музеем и Академией краеведения. Оказывается, создана в городе и академия.

 

Диалоги с отечеством (Великие россияне и русская провинция). Система Опочининских чтений. – Мышкин. 2008. 288 с.

В предисловии к сборнику, названном «Феномен русской провинции», указывается, что в него включены материалы трех последних по времени научно-краеведческих конференций, посвященных Д. С. Лихачеву, Ф. И. Тютчеву и усадебной культуре старой России. По крайней мере две статьи из сборника – Гречухин В. А. Сотворчество без границ и границы наследия. Век ХХ (с. 94-98) и Мадисон А. О. Русская усадьба: поэтика и политика (с 276-282), мы опубликуем на сайте, тем более что обе они достаточно дискуссионные.

 

Карсаков О. Б. Мышкин – город классической провинции . Издание 4-е, исправленное и дополненное. Ярославль. 2007. 168 с., илл.

Книга-путеводитель по городу с очень хорошим текстом в в полном соответствии с духом мышкинского народного музея .

 

Махаев Г. И. Купечество (От древней Руси до старого Мышкина). – Мышкин. 2007. – 71 с.

У Геннадия Ивановича в Народном мышкинском музее имеется уже, как говорится, свой угол – целый дом, где уже накапливаются экспонаты музея местного купечества. Представлены здесь и купцы Махаевы.

 

Михайлов А. В. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы села Покров . – Рыбинск. 2008. – 144 с.

Совсем рядом протекает река Кормица (Коровка), а самое древнее название реки - Корма. Первое упоминание о здешнем погосте – начало 17 века, а хранящаяся в храме икона святителя Николая Чудотворца - начала 18 века. Автор дает подробное историческое описание церковного строительства и жизни прихода. Ценно и то, что автор восстанавливает церковный некрополь. В возможном продолжении дать бы сведения о колхозном времени и жизни села сегодня, хотя бы в общих чертах.

 

Михайлов А. В. Рыбинск. Волжская набережная. История и современность . Путеводитель. –Рыбинск. 2008. - 112 с.

 

Михайлов А. В. Рыбинск. Спасо-Преображенский собор . История и современность . – Рыбинск. 2008. – 80 с.

 

Родной Город Ярославль. Газета про тебя. Газета. №27 (44). 8 июля 2009 г.

Несколько статей прямо сигнализируют и трудностях с реализацией национальных проектов: «Татьяну Маркову исцелила святая икона» и «Как ярославцам летом найти работу за границей». Не могла газета не сообщить о последних исторических открытиях в области секса. Редакция правильно считает, что для полного помрачения умов этих знаний молодежи как раз и не хватает.

 

Смирнова Л. А. Кожино и кожинские . Издание Мышкинского Народного музея. – Мышкин. 2006. – 114 с.

В. А. Гречухин во вступлении к книге пишет: «… Лидия Александровна Смирнова из деревни Кожино Богородского сельсовета Мышкинского района рассказывает о своем родном селении, чья жизнь уже оборвалась, навсегда закончилась. Мы полагаем, что она создала произведение очень большой искренности и большого человеческого обояния. В ней постоянной единящей мелодией звучит любовь к родному месту и к каждому его человеку».

Оказывается и сам Гречухин «кожинский» Автор пишет: «Все Гречухины были очень уважаемыми людьми, оставили о себе добрую память, уверена, что и нынешнее поколение Гречухиных, то есть правнуки достойны своего далекого и славного предка Лукьяна.

А некоторые из правнуков превзошли его в делах. Такими, как Гречухин Владимир Александрович, Лукьян очень гордился бы. Они достойны друг друга. Лукьян создавал, Владимир Александрович возрождает то, что предыдущие поколения погубили. Еще не известно, что труднее – строить или восстанавливать» (с. 54).

 

Старина и святыни города Романова . Составители А. Л. Беляков и А. Ю. Плотников. – Ярославль. 1991. – 96 с.

Романов – это часть нынешнего города Тутаев. Город назван в честь красноармейца Тутаева и как бы объединяет два старых русских города Романов и Борисоглебск, разделенные Волгой. И объединяет именно как бы, так как моста нет и жители при необходимости попасть в другую часть города переправляются на частных лодках. А по дороге – надо делать крюк в почти 70 км. через Рыбинск.

Книга представляет три исторических очерка: Теляковский Н. Н. Старина и святыни Романова. С. 5 – 78 (первое издание – 1911 года); Троицкий И. Д. Романов в 102 году: современные записки С. 79 – 88 (первое издание – 1854 года) и Беляков Л. Д. Глазами художника. С. 89 – 92 (первое издание – конец 70-х годов 20 века).

 

О Мологском крае. Литературно-исторический очерк. Составители: Алексеев Н. М., Бобкова Г. М. и Сладков Л. А. – Рыбинск. 2007. – 224 с.

Плач о Мологе породил, наверное, уже многие десятки книг, созданы музеи, проводятся регулярные исторические и экологические чтения. Пройдет время и станет громче плач об исчезнувших уже в наше время селах, деревнях, заводах и фабриках. Многие понятия - такие как рабочие династии, рабочая гордость, наш родной завод и т. п. как будто ластиком стерты из нашего сознания и не заменены ничем. Торичеллева пустота!

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы