Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
16 ноября 2007 года

По пути в Москву. КАИ


Тысячи ногинчан каждый день едут в столицу на работу, а потом возвращаются. Электричками, автобусами или маршрутками. Но больше, наверное, все же первым путем. И далеко не все из них знают, что мелькает за окном, что происходило в этих местах когда-то, чем знаменита та или иная станция. Попробуем рассказать, хоть и вкратце, о некоторых из них. Итак, открываем рубрику "По пути в Москву".


Платформа и усадьба Кучино. Аэродинамический институт Д.П.Рябушинского.
Когда на электричке вы поедете в Москву, то между станциями Железнодорожная и Кучино, при пересечении бурлящей где-то внизу речки Пехорки, гляньте направо и увидите на ее правом берегу ярко окрашенную крышу двухэтажного деревянного здания. Если же подойти к дому вплотную, то на мраморной мемориальной доске можно прочитать, что здесь в 1904 году был создан первый в Европе аэродинамический институт, в котором в разные годы трудились такие выдающиеся ученые как Д.П.Рябушинский, Н.Е.Жуковский, С.А.Чаплыгин, В.В.Кузнецов, А.Н.Туполев и др. Неожиданно для вас? Ну, тогда слушайте дальше.
Если бы институт существовал до сих пор, то ему исполнилось бы ровно 100 лет.
Этот юбилей остался незамеченным, а ведь он довольно прямо касается истории Богородского края. Хотя формально "это чрезвычайно ценное учреждение" (по выражению академика Чаплыгина) находилось уже за пределами уезда:
Граница Богородского и Московского уездов проходила сразу за станцией Обираловка (теперь Железнодорожная). Здесь и начиналась обширная усадьба богатого барина Рюмина. Да-да, из тех самых, у которых в дальней богородской деревеньке Зуево откупались в 1820-е годы на волю будущие фабриканты Морозовы. Но чем лучше шли дела у Морозовых и им подобных, тем хуже у Рюминых. И усадьба переходит из их рук к купцам Алексеевым, а в 1892 г . - к фабрикантам и банкирам Рябушинским, тоже бывшим мужикам (из слободы Рябушинской близ города Боровска). Кстати, и здесь территорию около нынешнего Московского гидрометтехникума, где находился главный жилой дом, старожилы еще недавно называли Рябушинкой.
Первый в России, Европе, а фактически - и в мире аэродинамический научно-исследовательский институт основал один из семерых братьев Рябушинских - Дмитрий Павлович (1882-1962), ученик "дедушки русской авиации" Н.Е.Жуковского. Возник институт всего через несколько месяцев после первого полета братьев Райт. Возник, чтобы изучить и усвоить законы воздушной стихии, моделируя ее на земле, чтобы можно было летать надежно, быстро, высоко. Задачу свою пионер точных наук Подмосковья выполнил с честью.
Первые же работы нового научного учреждения стали широко известны и внесли большой вклад в теоретическую и практическую аэродинамику. Достаточно сказать, что ее основополагающая "теорема Жуковского" - о величине подъемной силы, действующей на крыло самолета, была установлена в Кучино и проверена там на большой аэродинамической трубе. На ротативных установках испытывались винты аэропланов и вертолетов и были получены удобные для расчетов формулы. А в 1911 тут появилась одна из первых в мире лабораторий гидродинамики, прямо на русле Пехорки. Д.П. Рябушинский наблюдал в ней то, что потом стало называться "дорожкой фон Кармана", изучал кавитацию и другие чрезвычайно важные явления. Вот почему скромную Пехорку можно смело именовать рекой русской науки.
Регулярно, с 1905 года, на шарах-зондах (а иногда и на воздушных змеях) запускали приборы - метеорографы по международной программе исследования высоких слоев атмосферы. В результате появилось годовое распределение температуры и других параметров на высотах до 12 000 м , принятое за базовое в русской и советской авиации и важное также для дальнобойной артиллерии. Интересно, что зонды с приборами, снабженные соответствующей табличкой с просьбой о возвращении, залетали весьма далеко и опускались чаще всего в селениях Богородского уезда. А там деловитые крестьяне, ничуть не испугавшись этих пришельцев с неба, грузили аппаратуру на телеги и везли в Кучино, где и сдавали за приличное вознаграждение. По некоторым сведениям, двоюродные братья Рябушинских - Петр и Сергей Арсеньевич Морозовы, молодые хозяева Глуховской мануфактуры, тоже, бывало, выделяли транспорт "для научных целей".
В Кучинском аэродинамическом институте работали талантливые и высококвалифицированные люди: конструкторы С.С.Неждановский и Б.М.Бубекин, будущий академик Л.С.Лейбензон, изобретатель генерал М.М.Поморцев. Директором и главным научным сотрудником был Д.П.Рябушинский, способнейший ученик Жуковского, приват-доцент Московского университета, будущий профессор Сорбонны и член-корреспондент. Французской Академии наук. Заместителем директора был крупный специалист-аэролог В.В.Кузнецов.
В 1914 году отмечали 10-летие Кучинского института. Приветствия были получены из многих стран мира. Дальнейшего процветания "славному гнезду авиационной науки" (это Игорь Сикорский сказал) пожелали знаменитые физики, механики, математики В.Оствальд, лорд Рэлей, Леви-Чивита, Адамар, А.Н.Крылов, К.Э.Циолковский и многие другие.
В годы Первой Мировой войны в Институте решали военно-прикладные задачи: разрабатывали пневматический бомбомет, безоткатные орудия Рябушинского, развернули работы по ракетному оружию. Первым в мире Рябушинский провел теоретическое исследование реактивной тяги. После революции здесь помещался один из отделов ЦАГИ: геофизическая база исследователей КМА, гравиметрическая и астрономическая лаборатории (последняя, между прочим, действует до сих пор в составе Государственного астрономического института имени Штернберга). В эпоху "застоя" на берегах Пехорки плодотворно работал большой НИИ "Водгео". Так что, как видите, не так уж и проста маленькая речушка, впадающая, кстати, в Москву-реку у города Жуковского (что тоже символично).
Несколько лет подряд в Московском гидрометтехникуме, располагающемся в усадьбе Рябушинского, мы с покойной А.Н.Слепневой проводили "Рябушинские чтения". А к 90-летию КАИ на сохранившемся его здании была открыта памятная доска с моим текстом. Два года назад в московском Доме ученых отметили 120-летие Д.П. Рябушинского, и неоднократно говорилось, что подходы и схемы Дмитрия Павловича используются в науке до сих пор.
Память о нем и о его детище живет. Живет она, между прочим, и в любом современном институте: ведь именно Кучинский аэродинамический институт явился родоначальником современной структуры НИИ - с профильными лабораториями, мастерскими, КБ, испытательным полигоном, библиотекой, своим печатным органом. Это с него брали пример Эйфель и Прандтль, а потом - советские институты.
Такое вот Кучино. И я еще ничего не сказал про кирпичные заводы Миловановых и Куприяновых (эти вообще наши, богородские-ногинские, дом на Рабочей стоит), про кучинский источник и Смирновскую водку, про писателя Андрея Белого, тут долго жившего, про замечательную хоровую студию "Пионерия" композитора Струве и про многое, другое. Да уж больно быстро что-то поезд летит:

28.12.2004


Волхонка, 28.12.04.


Михаил ДРОЗДОВ, краевед

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы