Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
13 ноября 2007 года

О детонации, горении, о жизни. Лев Николаевич Стесик

2 мая исполнилось 75 лет Заслуженному деятелю науки РФ, доктору физ.-мат. наук, профессору Льву Николаевичу Стесику.

5-го мая на Ученом совете в ИПХФ - институте, которому Лев Николаевич отдал почти всю свою жизнь, чествовали юбиляра. Его поздравили дирекция, коллеги, друзья.

Лев Николаевич Стесик

Их было четверо - первых завлабов Черноголовки. Президент АН СССР А.Н. Несмеянов сказал тогда Н.Н. Семенову: "Опять у тебя все не так, теперь вот - завлабы самые молодые". В те времена подобные назначения были чрезвычайно серьезным мероприятием, кандидатуры утверждались едва ли не самим Президентом АН. А они - Мержанов, Манелис, Дремин, Стесик - были действительно очень молоды. Лев Николаевич первым из знаменитой четверки празднует 75-летний юбилей, ставший настоящим событием для нашего города. С Федора Ивановича Дубовицкого, с упомянутых четверых ученых, с десятков таких же молодых сотрудников начиналась наука в Черноголовке.

 

Я сижу в кабинете Л.Н. Стесика и беру интервью. Оно не приурочено к юбилею профессора. Просто мы с Н.Н. Волковой, в связи с грядущим 50-летним юбилеем ИПХФ, опрашиваем ветеранов черноголовской науки о прошлом поселка. Одним словом, кто что помнит, - для нашего музея, для будущей книги, для истории… Лев Николаевич помнит ВСЕ. Феноменальная память! Разговор, как это часто бывает с интересным собеседником, нескончаем, как неисчерпаемы темы, всплывающие в ходе беседы.

Спрашиваю профессора о детстве, опаленном войной (в 41-м - ему всего 12 лет).

Отец, комиссованный из армии по болезни незадолго до войны, руководил ремесленным училищем в подмосковном городе Каганович (ныне Кашира-2). В тяжелейших условиях первых месяцев войны вывез свое училище сначала в Новосибирск, затем семья оказалась в Горно-Алтайске. В те годы Победа была главным смыслом жизни - это 12-летний Лева знал не по книгам. Так жили и работали его родители, соседи, знакомые и незнакомые люди - вся страна!

Лев Николаевич был в первом выпуске МФТИ. Мы так и не создали в Черноголовке нечто вроде "физтеховской корпорации", но рассказанное Л.Н. Стесиком, я уверен, будет интересно не только "физтехам".

Среднюю школу Лев Стесик окончил в 1946 г. в подмосковных Люберцах. Вместе с одноклассником А. Гладковым решили поступать на физфак МГУ. Тогда на 300 мест было подано 600 заявлений, однако вне конкурса принимали медалистов и фронтовиков, а таковых набралось 270 человек. В результате друзья оказались в Институте тонкой химической технологии им. Ломоносова. Но в 1947 г. у входа в Университет на Моховой парни увидели объявление: в МГУ организован новый, физико-технический факультет, на старшие курсы набираются студенты из других ВУЗов. Среди специальностей была указана и "химическая физика". Заявления на второй курс ребята написали тут же.

Экзамен и собеседование проходили в августе 1947 г. Собеседование вел академик Н.Н. Семенов. Три месяца анкеты будущих студентов скрупулезно проверялись, и только во второй половине ноября всех зачисленных (около 100 человек) собрали в Большой физической аудитории физфака МГУ.

Для занятий Физтеху выделили недостроенное здание Московского авиационно-технологического института на станции Долгопрудной. Здесь же находилось общежитие, где "физтехам" отошел целый этаж с отдельным входом. Учебный корпус достраивали пленные немцы, а занятия тем временем шли свои чередом в разных концах Москвы.

Лекции по физике в течение всего второго курса проходили на физфаке МГУ, там же шли занятия по физическому практикуму. Электротехнику читали в Московском энергетическом техникуме рядом с Крымским мостом. Семинары по физике проводились в Институте физических проблем, практические занятия по химической физике и лекции по специальности - в Московском химико-технологическом институте им. Менделеева.

А с какими лекторами довелось встретиться студентам! Курс физики читал профессор С.М. Рытов, курс дифференциальных уравнений - академик И.Г. Петровский, курс матанализа - профессор С.М. Никольский (впоследствии академик), гидравлику - академик С.А. Христианович. Деканом факультет был профессор Д. Панов.

Изначально специальность "химическая физика" вводилась в курс высшей школы для подготовки специалистов по исследованию процессов детонации. Нужны были новые взрывчатые вещества для эффективного использования ядерных материалов в атомных бомбах. Но об этом первые "физтехи" узнали значительно позже.

Расспрашиваю Льва Николаевича о первых годах в Химфизике, еще московской, совсем недавно перебравшейся в столицу из Казани.

К лету 1948 года в ИХФ построили специализированный корпус для исследования взрывчатых материалов. С сентября занятия по специальности проходили именно там.

К этому времени в группе Стесика осталось пять человек из восьми первоначально принятых. Весной 1950 года академик М.А. Лаврентьев, вице-президент Украинской АН, прочел им краткий курс по теории кумулятивных снарядов, а летом организовал практику под Киевом. Во время практики разрабатывался способ утилизации винтовочных и минометных порохов, оставшихся со времен войны. Оказалось, что они хорошо детонируют, если их залить водой.

В сентябре 1950 года студенты получили темы для дипломных работ. Задачей Стесика стало исследование критических диаметров детонации в зависимости от размеров частиц ВВ. Руководителем был назначен старейший сотрудник ИХФ к.х.н. А.Я. Апин, возвратившийся из длительной командировки в Арзамас-16.

Защита дипломных работ состоялась 30 декабря 1951 г., а 16 января 1952 года Л.Н. Стесика и В.Н. Родионова зачислили в ИХФ. В.В. Селиванов поступил в аспирантуру, М.Н. Нечаев и В.П. Феодоритов отправились в Арзамас-16. Так закончились студенческие годы первой группы "химической физики" Физтеха.

В ИХФ Лев Николаевич в течение нескольких лет занимался исследованием различных вопросов детонации ВВ. Основная задача - повышение скорости детонации. По результатам работ в октябре 1959 года Стесик защитил диссертацию к.ф.-м.н. на тему: "Изучение процессов, протекающих при детонации конденсированных ВВ".

Наш разговор переходит на Черноголовку, на истинные причины ее создания.

Работы по синтезу и исследованию ВВ, более мощных, чем тротил и гексоген, были начаты в СССР еще в 1954 г. К участию в них были привлечены многие НИИ и ВУЗы, помимо отраслевых, постоянно занимавшихся этими вопросами. Существенно расширились эти работы и в ИХФ. Группа А.Я. Апина, раньше входившая в лабораторию А.Ф. Беляева, была преобразована в самостоятельную лабораторию. В Институт вернулся Ф.И. Дубовицкий, который перед этим работал в Физтехе в должности замдекана.

Для общей координации работ по взрывчатым веществам при Президиуме АН СССР был организован Научный Совет под руководством Н.Н. Семенова. На волне этих исследований Льву Николаевичу в 1955 году пришлось целый месяц работать в Ленинградском технологическом институте, затем два с половиной месяца - на заводе в Чапаевске.

Еще в 1954 году у Н.Н. Семенова возникла мысль о необходимости создания загородной базы ИХФ для проведения крупномасштабных взрывных работ. Однако решение о строительстве полигона ИХФ было принято Совмином СССР только в феврале 1956 года. Об этом сразу же сообщили всем сотрудникам, работавшим со взрывчатыми материалами. Лев Николаевич вспоминает, как скептически отнеслись они поначалу к незнакомому названию "Черноголовка". Первый раз на место будущего полигона Стесик с Дреминым в составе группы сотрудников приехали 6 июня 1956 года. Любопытно, что Льву Николаевичу прекрасно помнится тот день - дорога в Черноголовку из Ногинска, деревянная сельская школа на месте нынешнего Дома ученых, будка-туалет там, где нынче взметнули крылья наши знаменитые "Ласточки". Запомним и мы: июнь 1956 г., редкостная жара, тучи злобных комаров, вокруг - болота, вырубки, почти непроезжая Стромынка - нынешний Институтский проспект.

Было решено, что в Черноголовке будут работать сотрудники уже существующих лабораторий А.Я. Апина, А.Ф. Беляева, Ф.И. Дубовицкого, П.Ф. Похила. Когда в 1958 г. в ИХФ сдали корпус № 5, в нем и разместилось большинство этих лабораторий.

Лабораторные корпуса и поселок строились одновременно. Первым жилым строением стал 12-квартирный дом (теперь № 3 на ул. Первой), в который сразу въехали новоселы. Из производственных сооружений первым построили павильон № 1 для проведения крупномасштабных взрывов. Затем возвели корпус, в котором начали работать Г.Б. Манелис и А.Г. Мержанов.

К началу 1960 года выяснилось, что, кроме Ф.И. Дубовицкого и А.Я. Апина, никто из завлабов не планирует работу на полигоне. Н.Н. Семёнов решает создать на полигоне самостоятельные лаборатории, назначив их руководителями молодых сотрудников. В декабре 1960 года Ученый совет ИХФ избрал Дрёмина, Манелиса, Мержанова и Стесика на должности заведующих лабораториями.

Кто же были первые сотрудники лаборатории и что в конце концов получилось?

В состав руководимой Львом Николаевичем "Лаборатории взрывчатых веществ" вошли и бывшие сотрудники А.Я. Апина - Е.П. Бардин, Н.С. Шведова, В.А. Коклеева (теперь Лесовникова), Л.И. Патронова, и вновь принятые - Ю.М. Колесников, А.И. Колесникова, Э.А. Федорин, Г.С. Яковлева, Чубукова, Ридель, Мартемьянов.

Коллектив тесно взаимодействовал с лабораториями, синтезирующими новые мощные взрывчатые вещества. Составы должны были обладать низкой чувствительностью к внешним воздействиям и многими другими свойствами, важными для штатного термоядерного оружия. Исследования многих групп показали, что разработать принципиально новый, супервзрывчатый состав невозможно. Но некоторые из ранее известных ВВ были настолько усовершенствованы, что служат России до сих пор. Кроме выработки практических рекомендаций, сотрудниками новых лабораторий был достигнут еще более важный результат - созданы фундаментальные основы современной науки о горении.

Прерывая Льва Николаевича, рассказываю, какие представления о "первой площадке" имели мы на "второй", более открытой. Хотя все это не афишировалось, но мы и на "второй площадке" знали, что лаборатория Стесика занимается твердым топливом. А теперь известно, что Федор Иванович мечтал о собственном, "химфизическом", ТРТ.

В 1962 году ФИХФ включился в программу исследований твердых ракетных топлив (ТРТ). Лаборатории Стесика поручили проведение термодинамических расчетов энергетики ракетных топлив и исследование процессов горения высокоэнергетических компонентов топлив - алюминия, магния, бериллия. В связи с переходом на новую тематику лаборатория получила название - "Лаборатория внутренней баллистики".

Л.Н. Стесик с женой, Р.Х. Курбангалиной, и трижды лауреатом Государственной премии М.Я. Васильевым, 1999 год.
Л.Н. Стесик с женой, Р.Х. Курбангалиной, и трижды лауреатом Государственной премии М.Я. Васильевым, 1999 год.

Особый интерес в те годы Лев Николаевич питал к термодинамическим расчетам и исследованиям горения дисперсных металлов, обеспечивающих повышение энергетики ТРТ. Например, в качестве способов повышения скорости детонации рассматривалось введение во взрывчатые составы порошкообразного алюминия, при окислении которого выделяется большое количество тепла. Известно, что добавление алюминия к аммиачной селитре (аммоналу) увеличивает скорость детонации. Однако в смесях алюминия с тротилом, гексогеном и подобными ВВ скорость детонации не только не увеличивалась, но существенно уменьшалась. В чем причина? Стесику удалось установить, что причиной снижения скорости является наличие в продуктах детонации конденсированной фазы (частиц окиси алюминия) и уменьшение количества газообразных продуктов.

Большинство исследований, проводившихся в лаборатории, выполнялись в соответствии с Постановлениями Правительства и были направлены на укрепление обороноспособности государства. Потому подавляющее большинство публикаций являлись закрытыми. Такой же была и докторская диссертация Льва Николаевича, защищенная им в октябре 1971 года.

Последней крупной темой лаборатории стала начатая в 1980 году работа по созданию топлива для подводных ракет. Она успешно продолжалась вплоть до 1990 года, до развала СССР.

Как ни пытаюсь сподвигнуть Льва Николаевича на более подробный рассказ о себе, говорить он предпочитает о других, и особенно тепло - о ветеранах лаборатории. Тех, кто на своих плечах держал важнейшую оборонную и фундаментальную тематику все годы существования лаборатории. И все-таки мне удается установить, что Л.Н. Стесик долгое время был заместителем Ф.И. Дубовицкого, что ему довелось руководить сквозным Сектором горения конденсированных веществ, что он лауреат Государственной премии и награжден двумя орденами, что он тверд в своих убеждениях и последователен во взглядах…

А еще он помнит первые посещения Черноголовки высоким начальством и процесс заселения лабораторий, жилых домов и коттеджей. Живы в памяти Льва Николаевича первая спортивная площадка и сторожка Загребельникова, места, где по ошибке падали бомбы, и казематы, какими они были в то время. И как его семья проводила время с Мержановыми, Манелисами, Дремиными, о чем подолгу беседовал он с Н.Н. Семеновым, какова судьба школьного сада и кто был учителем детей первых черноголовских научников - все это поистине заслуживает отдельной книги. И лучше всего - автобиографической.

М. Дроздов


О первом завлабе замолвите слово...


Перед днем рождения Л.Н. Стесика мы попросили его коллег сказать несколько слов о юбиляре. Они и сказали...


В.А. Бостанджиян, к.ф.-м.н., с.н.с., один из первых сотрудников лаборатории Л.Н. Стесика:

"Л.Н. Стесик - один из тех молодых завлабов, которых незабвенные Н.Н. Семенов и Ф.И. Дубовицкий много лет назад "высадили" на благодатной черноголовской земле. Вокруг этих решительных, дерзких в своих начинаниях ученых и началась "кристаллизация" научного сообщества в Черноголовке. Уникальность лаборатории, руководимой Львом Николаевичем, с самого начала состояла в многообразии разрабатывавшихся в ней тематик. Стесик сумел создать и сохранить в коллективе творческую, необыкновенно доброжелательную атмосферу.

А еще Лев Николаевич - удивительно компанейский человек. Он - настоящий знаток литературы, и не только русской. Многие слышали в его исполнении стихи немецких поэтов на языке оригинала. Он знает массу замечательных русских и советских песен, которые великолепно исполняет во время дружеских вечеринок. В общем, нам по-настоящему повезло с руководителем, с которым мы прожили "в дружбе и согласии" более сорока лет".


С.В. Глазов, к.т.н., руководитель группы фильтрационного горения Отдела горения и взрыва ИПХФ РАН, один из учеников Л.Н. Стесика:

"Редко встречаются люди такой эрудиции. Несмотря на возраст, Лев Николаевич способен быстро разобраться в любом вопросе и найти приемлемое решение. Его отличает способность всегда быть максимально корректным, иногда вопреки собственным интересам. Под его руководством легко и интересно работать. Он не позволяет себе оказывать давление на подчиненных, предоставляя им возможность принимать решения самостоятельно".


Г.Б. Манелис, член-корр. РАН, советник РАН:

"Л.Н. Стесика по праву можно отнести к "отцам-основателям" Черноголовского научного центра и Института проблем химической физики. Пионерские работы Льва Николаевича по термодинамике горения, внутренней баллистике ракетных двигателей, горению металлизированных топлив в значительной мере определили пути создания смесевых твердых ракетных топлив. Льву Николаевичу присуща необыкновенная скромность. Обладая многочисленными званиями и регалиями, он никогда не выпячивал свою персону, не подчеркивал собственные заслуги. Я от всей души поздравляю Леву, моего старого друга, с юбилеем и желаю ему, его супруге Рашиде Хафизовне Курбангалиной, всей его семье здоровья, счастья и удачи".


В.Г. Штейнберг, к.ф.-м.н., заведующий Отделом горения и взрыва ИПХФ РАН:

"Не буду касаться профессиональной деятельности Л.Н. Стесика - о ней знают все. Хотелось бы отметить исключительную доброжелательность и корректность Льва Николаевича, его постоянную готовность поделиться опытом, прийти на помощь в решении как научных, так и житейских проблем. Вызывают восхищение его эрудиция и неугасающий лирический настрой, а бесконечное количество историй и стихов, которые знает и блестяще рассказывает Лев Николаевич, делают его приятнейшим собеседником, душой любой компании".


А.Г. Мержанов, академик РАН, с любовью и уважением от имени сотрудников ИСМАН:

"Мы высоко ценим Ваши замечательные успехи в области горения твердых ракетных топлив, оказавших большое влияние на развитие всей проблемы в целом. А Ваши работы по термодинамике горения топливных систем являются примером для подражания, т.к. показывают, как много полезной информации можно получить из простых расчетов. Нас всегда поражала Ваша четкость и отличная память, умение логически мыслить, просто объяснять сложные явления, стремление находить оптимальные решения в запутанных жизненных ситуациях.

Крепкого Вам здоровья и новых научных свершений, дорогой Лев Николаевич!"

 

М. Дроздов. Черноголовская газета. № 19-20 (667-668) 13-20 мая 2004 года.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы