Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
13 ноября 2007 года

Фрязино - столица СВЧ

Из истории науки в Восточном Подмосковье

На "Щелковской" бросается в глаза, что на некоторых маршрутках гордо написано: "Наукоград Фрязино". Да, они с недавних пор - наукоград, а мы… Кто мы за год до своего 50-летия? Ладно, не будем расстраиваться, может, скоро станем "технопарком". Сегодня рассказываем о них, до которых, если напрямик, то всего 20 км. А если с Биофабрики идти перпендикулярно шоссе, почти на север, то через полчаса хода лесом, а потом дачными участками, попадаем на Барские пруды, в удивительную усадьбу Гребнево, а это уже, считай, окраина Фрязина. Вот так. Ну а если у нас заминка какая с мостом через Ворю или Клязьму случится, так будем опять через Фрязино ездить, и думать не надо, как туда попасть, сами привезут.

Фрязино было когда-то старым ткацким селом Гребневской округи Богородского уезда. Входило туда вместе с деревнями Щелково, Чижово, Трубино. Именно здесь в XVIII веке образовался первый в Подмосковье большой очаг крестьянской промышленности. Может, и потому, что помещик, суворовский генерал Гаврила Бибиков (сестра его, между прочим, жена Кутузова) понял: гораздо выгоднее от крестьян-ткачей денежки получать, чем на барщину их гонять. Крепостные генерала с его разрешения получали билеты на право владения станами и ткали, ткали, ткали… Кое-кто из них выбился в большие люди. Кондрашев стал мануфактур-советником - считай, генерал среди купцов. После Бибиковых были Голицыны, после Голицыных - Пантелеевы. Эти последние помещики сами из купцов, на них крепостное право и кончилось, заправлять всем во Фрязине стали шелковые фабриканты Кондрашевы, а потом Капцовы.

В 1933-34 гг. текстильную сменила радиопромышленность. Красной Армии надо было много радиоламп, ленинградская "Светлана" уже не справлялась…

Жизнь удивительна, а мир тесен! Радиозавод начали создавать на основе ткацкой фабрики Капцовых, которой владел и руководил перед революцией профессор физфака МГУ Николай Александрович Капцов. Т.е. тогда он еще профессором не был, но вскоре стал и был до смерти в 1966 году, и многие у него учились на отделении радиофизики, а еще больше его книги изучали. Новые заводские корпуса поглотили деревню, в 1938 г. миру явился поселок городского типа Фрязино-1. Война приближалась, завод гнал радиолампы для авиационных радиостанций, миноискателей и многого другого. Во время войны фрязинцы основали еще два завода - в Уфе и Ташкенте, а заминированные фрязинские цеха были готовы взлететь на воздух. Не взлетели, хотя фронт был в 40 км.

Сюда из блокадного Ленинграда самолетом вывезли ведущих специалистов "Светланы", от них и от англичан с немцами пошла во Фрязине техника СВЧ для радиолокации и телевизионные трубки для первых телевизоров. Но телевизоры - это то, что на поверхности. В глубокой тайне в трех километрах от бывшего бибиковского имения высоколобые ученые, опытные инженеры, умелые механики создавали искусственные сердца - да, сердца всех локаторных установок - генераторные лампы. Разрабатывали и более понятные простому человеку вещи, например СВЧ-печки для камбузов подводных лодок, 30 лет назад так мне, по крайней мере, говорил по большому секрету школьный товарищ. Основанный в 1943 году НИИ-160 (потом "Исток") выполнил все задачи, поставленные перед ним. Их изделия в определенных сферах оказались лучше зарубежных, некоторые из них до сих пор не имеют аналогов даже у американцев. Так что во Фрязине не только в КВН хорошо играли (вспомним 60-е!), но и хорошо работали. Потому и называли этот город столицей отечественной специальной электроники. Не знаю, столицей чего тогда являлся Зеленоград, но почему бы и не быть двум столицам: "древнему" Фрязину и молодому Зеленограду.

Кстати, о древности этого не совсем обычного названия - Фрязино. Почему такое странное имя? Ну, не страннее Черноголовки. И даже яснее. Топонимисты солидарны в его трактовке. В XV веке вместе с невестой Ивана III Зоей Палеолог явилось из Италии немало мастеров. Иван Васильевич был уж точно не дурак, не только объединил многие русские области, но и с византийской принцессой породнился, а в качестве приданого (которого у нее, наверное, по большому счету и не было) получил преемственность от византийских императоров и кучу неплохих специалистов с фряжской стороны - строителей, пушкарей, пороховщиков. Вот их-то и звали на Руси фрязинами. А если те справлялись со своими обязанностями (а как правило, справлялись), то получали в награду владения, которые и после них чаще всего сохраняли прозвания своих хозяев. Отсюда и Фрязино, и Фрязево, и Фряново, и наши Старки тоже, между прочим, именовались Фряновым. Ну, в общем, понятно…

Но вернемся к истории сравнительной, так сказать. А сравнивать будем, конечно, с Черноголовкой. Впрочем, буквально это делать тяжело. У них НИИ появился в 1943 году, у нас - НИП ИХФ - в 1956, а фактически на три года позже, так что фора значительная. В 51 году, когда тут у нас Академией наук еще и не пахло, а на полигоне вовсю стреляли, бомбили и взрывали, Фрязино стало городом. В 59-м, когда у нас затеплился первый каземат, там устроили филиал Института радиотехники и электроники АН СССР, т.е и у них появилась не только прикладная, но и академическая наука.

В 60-е город все больше и больше набивают электроникой: завод полупроводниковых приборов, "Платан" и пр. и пр. В конце 67 года Фрязино сделали городом областного подчинения. Мы все еще умещаемся в "предколбасье", но строим ИНХП, ИФТТ, ИЭМ, "Космохимию" и расширяем, расширяем спектр академических институтов. В самом конце шестидесятых поселок едва переваливает через "колбасу", а во Фрязине уже более 30 тысяч жителей.

У нас Дубовицкий, Осипьян, Халатников, Жариков, Мартынов, Копецкий, у них - Векшинский, Зусмановский, Девятков, Егиазаров, Ребров. Самый знаменитый, пожалуй, академик Николай Дмитриевич Девятков, Герой Соцтруда, лауреат Сталинской и Ленинской премий, крупнейший специалист по газоразрядным и СВЧ-приборам, с 1948 года научный руководитель "Истока".

Контакты с Фрязином у нас всегда были, лазеры у них покупали, очень даже неплохие. А все, кто работал со сверхвысокими частотами, Фрязина просто миновать не могли. Ю.Л. Москвин вспоминает, как для СВЧ-химии в 60-е годы Отдел свободных радикалов ФИХФ вывез с "Истока" 3 машины оборудования. Так что мы и "соработники", а не просто соседи.

И проблемы нынешние нас роднят. Из проживающих сейчас во Фрязине 54 тысяч человек (у нас раза в два меньше) только 6 тысяч работает на электронику. А работали 32 тысячи. Вся молодежь в Москве. Но мы больше про историю…

Хороший город Фрязино. Хорошую там построили церковь, украсила она суховатые все же жилые кварталы последних десятилетий. Умные и деловые люди живут там. Homo Friazinus, как выразился местный краевед и бывший председатель горсовета Г.В. Ровенский. Не знаю, останутся ли в памяти народа нынешние предприниматели из Фрязина, а СВЧисты и КВН-щики, думаю, останутся навсегда.

Нам бы "дружить семьями", поближе стали бы. Хотя и так недалеко. Вы помните? С Биофабрики направо и до Барских прудов. А там сами увидите!

Михаил Дроздов

М. Дроздов. Черноголовская газета. № 11 (711) 2005 года.

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы