Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
26 сентября 2014 года

В Плёс по Стромынскому тракту
Путевые как бы записки (наброски) и кое-какие справки 

М.Дроздов

Вашему вниманию, уважаемые посетители нашего сайта, предлагается некоторое, может, и не самое захватывающее, но все же для кого-то из Вас и небесполезное, описание одного путешествия.

Дорога к Плёсу

8 сентября 2014 года, понедельник. Прекрасная погода. Мы с другом едем на конференцию в Плёс. Едем по той дороге, что вблизи Москвы называется Щелковским шоссе, потом – Черноголовским, потом - Киржачским, потом – никак не называется. А когда-то, во времена оны, все это именовалось Стромынским трактом. Почему мы едем не по шоссе Энтузиастов (оно же Горьковское, она же трасса М7 «Волга», она же Владимирка, Владимирский тракт и пр. и пр.), а по какой-то скромнейшей «А103» (а то и вообще без названия)? Потому мы едем так, что здесь, на этой А103, живем. И потому, что Стромынский тракт – древний, если не древнейший государственный путь России, соединявший когда-то столичный Суздаль с пограничным городком Москвой, а там уже и с Тверскими, Новгородскими, Рязанскими землями. Дорога потом уступила первенство Владимирке, но это в какой-то мере и «спасло», «законсервировало» ее: она существенно не расширялась, не спрямлалась, как Владимирка, изобилует весьма крутыми поворотами, что по-своему интересно, особо для любителей «адреналина». Пересекает Стромынский тракт «реку русской науки» Пехорку, «реку русской промышленности» Клязьму, «реку русского искусства» Ворю, потом еще Черноголовку, Дубенку, Мележу, Шерну, Киржач и многие другие реки почтенные и речки мелкие. Идет, по выходу из Москвы, мимо Чкаловского аэродрома, мимо Звездного, через наукоград Черноголовку, города Киржач, Кольчугино, Юрьев-Польский. Далее можно ехать на Суздаль или, несколько севернее, на Гаврилов Посад, Тейково и Иваново. Когда-то этот путь был более коротким по сравнению с Владимиркой и был основным для доставки грузов в старый промышленный район Иваново-Вознесенска и Шуи, с середины 19-го века на первое место вышли ЖД и Горьковское шоссе. От Иванова до Плёса остается всего-то км 65-68. Ну а от Москвы до Плёса сейчас, что по Владимирке, что по Стромынке, будет около 370 км, плюс-минус несколько км. Но зато на «нашей», «незаезженной», даже, можно сказать, и «забытой» древней Стромынской дороге - столько всего удивительного и неизведанного!

Едем мы с Александром Георгиевичем на научную конференцию, которую проводит Ивановский Институт химии растворов Российской академии наук. Академии, считай, что уже и нет, но Институт жив и даже проводит 8-12 сентября 6-ю уже конференцию «Современные методы в теоретической и экспериментальной электрохимии». Организует ее институт, однако, не в Иванове, а в Плёсе. Оно и понятно: Плёс есть Плёс, а Волга есть Волга, не Уводь! Основная тематика конференции связана с «рассмотрением и обсуждением проблем и тенденций развития электрохимии, плазмохимии и смежных с ними наук». Председатель организационного комитета - профессор Владимир Иванович Парфенюк (ИХР РАН), в оргкомитете и мой друг, да и я с Владимиром Ивановичем немножко знаком. Едем не первый раз, едем в ставший близким и любимым Плёс (это и первое, и седьмое чудо России!), а потому о науке, пусть и важной и тоже любимой, больше ни слова!

Итак, мы на Стромынском тракте. И вот некоторые подробности.

«Отчалили» от нашего дома в Черноголовке почти в 6 утра. За бортом 12 градусов. Миновали «Ботовские повороты», само Ботово, за ним бывшее имение Баженова в Стоянове. Промелькнула спящая еще Стромынь, давшая название тракту и двум улицам – в Москве и Суздале. Точнее, и самому селу-то название дал Успенский мужской «Дубенский монастырь, что на стромыни». Сначала Сергий Радонежский основал здесь монашескую обитель, а затем уж недалеко от него возникло крестьянское поселение. Но это уже детали для любителей…

Круто повернули налево в Чёрнове. За Чёрновым - река Мелёжа - граница Московской и Владимирской областей. На ней когда-то построил Кольчугин первые свои во Владимирской губернии медеплавильные заводы, что перенес потом на 70 верст далее, но по нашему же тракту. Вот и Филипповское - с замечательной церковью и знаменитым о.Стахием (его молитвами держимся!) - из-за леса показалось. Потом Аленино, выход на Третье автомобильное кольцо, река Шерна, Мележи, поворот на Ожерелки, к месту гибели Гагарина, но нам опять налево, к Киржачу. Я время от времени «замеряю» интенсивность движущегося нам навстречу транспорта, о результате скажу в конце пути...

Пол-7 въезжаем в Киржач, с эстакады над московской кольцевой железной дорогой видны одна церковь, другая, колокольня Киржачского монастыря, основанного, как и Стромынский, преподобным Сергием... На улице, параллельной главной, несколько старинных зданий, бывшие училища, видимо, все время забываю уточнить... Город еще не проснулся, тихо, пустынно, часа через два картина будет другой, хотя москвич уже из города схлынул, толп уж точно не будет. Москвич раньше дачи свои строил в районе реки Шерны, на лето заполнял и сам Киржач, теперь дачи московские перешли уже за город в сторону Кольчугина – наверное, уже до половины расстояния, это примерно км 120-130 от Москвы, в общем-то, не так и много, продвижение явно будет и дальше. Где-то в середине 56-километровогом участка Киржач-Кольчугино пересекаем однопутную железную дорогу, ведущую в Иваново. Это ее в 1896 году на деньги Саввы Мамонтова построил отец Аделаиды и Евгении Герцык. Теперь долго наше движение будет идти почти параллельно ЖД...

В 6-45 солнце всплывает из-за деревьев, потом снова прячется, снова выглядывает. Ровно в 7 часов вкатываемся в Кольчугино, на родину отечественного дюраля, на счетчике 84 км. Про дюраль, пожалуй, будет не только мне интересно. Как это было? А было так: В 1903-09 гг. немецкие инженеры создали сплав алюминия с медью и марганцем, сочетающий свойственную алюминию легкость и прочность, необходимую для авиастроения. Назвали его «дюралюминий» или «дюраль» по названию города Дюрен, где было налажено его производство. Используя новый сплав, фирма «Юнкерс» построила в 1917 г. цельнометаллический моноплан Ю-7. Трофейный «Юнкерс» попал в ЦАГИ, где и подвергся тщательному исследованию. Но одно дело – знать химический состав сплава, другое дело – получить этот сплав, и третье, еще более важное дело – создать технологию его массового производства. В конце концов, наши решили все эти проблемы. Огромную роль сыграл Кольчугинский завод, именно здесь в 1922 г. русские инженеры-металлурги Ю.Г. Музалевский, В.А. Буталов и др. получили первые образцы отечественного дюраля (с некоторыми особенностями), который был назван кольчугалюминием. Сплав успешно прошел испытания в лаборатории И.И. Сидорина в МВТУ, а в 1925 г. у нас уже летал цельнометаллический АНТ-2 конструкции А.Н. Туполева. В общем, можем! Если захотим. И даже в условиях послевоенной разрухи…

Через 10 минут покидаем Кольчугино. Кое-где в низинках попадаем в туманные завесы. Пол-8 едем уже по Юрьеву-Польскому, но не в сторону Суздаля, а, переехав реку Колокшу, в сторону села Красного. И про Юрьев (особенно), и про Кольчугино с Киржачем много всего написано, и я часто упоминал их в своих прежних дорожных обзорах, потому пропускаем и справок по ним, даже самых кратких, не даем, хотя нам и нравится старина в Киржаче, кое-что в Кольчугине и многое в Юрьеве-Польском. Про Юрьев я скажу только то, о чем не писал. В прошлом году ездил на конференцию в Гаврилов Посад, на автобусе до Юрьева-Польского, оттуда на поезде до ГП. Так вот пока ждал поезд, изучал я привокзальные постройки, все в стиле модерн или около того. Собственно железную дорогу от Александрова в сторону Иванова строил инженер-путеец Казимир Антонович Лубны-Герцык (1843–1906), а всяческие придорожные сооружения – вокзалы, депо, водонапорные башни, дома начальства и служащих – строились по проекту гражданских инженеров Л.Н. Кекушева и И.А. Иванова-Шица. Кекушев тогда был как бы главным архитектором у Саввы Мамонтова. Стиль его узнается во многих деталях пристанционных зданий Юрьева. Что интересно, хоть и пикантно, туалеты «типа сортир» во дворах тоже в стиле модерн. И всем этим сооружениям – нынче 118 лет!







































Проехали Красное, свернули направо, к селу Городище. Мы во Владимирском Ополье, тут поля - на приятной глазу умеренной «пересеченке» - распаханы. Может, и не все, но много. Трактора возятся, пыхтят, идет работа, тут люди сеют и убирают – пашут, одним словом. А это приятно уже не только глазу, но и душе...

И эту дорогу я когда-то описывал, летом 2011 г. мы с Александром Георгиевичем впервые по ней проехали до Гаврилова Посада, а осенью 2012 г. – до Тейково и дальше до Иванова. А потому ничего не пишу, а просто звоню Борису Алексеевичу. Борис Алексеевич Волченков – наш одногодок и друг, местный краевед, научный сотрудник городскго музея, председатель общества «Наше Ополье». Рано, рано еще, но звоню, коллега поймет.

7-45 – Ивановская область, регион «37» (у них даже сайт есть «37.ru»). Область сейчас не блещет показателями, да, как и все почти коренные наши русские области, но как-то держится. А блистала ведь когда-то, и век, и четверть века еще назад, своей текстильной промышленностью. В ней в советское время было занято около 60% всех рабочих области, а производили они в 1971-м, например, году хлопчатобумажных тканей свыше 2 млрд. м или 27% общесоюзного выпуска. Было когда-то, одевали Россию...

Дороги наши на границах областей, как правило, «не очень», тут тоже такая, но все же вполне сносная - в том смысле, что большие выбоины заделаны. В 7-58 пересекли опять ЖД на Иваново у заброшенной станции Осановец, на счетчике 153 км. Монумент в память Липицкой битвы 1216 года, одной из самых жестоких и кровавых наших междоусобных битв, остается слева по движению, храм в селе Осановец - справа, дорога снова хорошая...

В 8-03 часов мы в ГП, в самом центре этого, приятного, пусть и зашарпанного слегка, городка. Останавливаем нашу Шеви-Ниву у музея, а тут и он, Борис Алексеевич, слезает со своего велосипеда. В служебной комнате перекусили, попили чаю. Наш гостеприимный хозяин торопится рассказать об их последних краеведческих новостях. Провели они недавно Федоровские чтения, был на них наш общий знакомый Ю.В. Белов из Суздаля, сейчас он готовит номер своей газеты, посвященный то ли Чтениям, то ли прямо Гаврилову Посаду. Говорит Борис и о двух своих открытиях, важных не только для Гаврилова Посада, но и, например, для богородских краеведов. Во-первых, одним из начальников местного конного завода был Жеребцов, отец же его был владельцем сельца Глухово, ныне – части Ногинска. Во-вторых, относительно родины предков Чехова по материнской линии появились новые данные, сильно расходящиеся с прежними, шуйскими. В общем, будем ждать публикации Бориса, а нам надо копнуть богородских Жеребцовых... Смотрю: и новые книжки (Валерия Махалова и Бориса Волченкова с Геннадием Черновым) у них появились, и новый выпуск альманаха «Наше Ополье». Удивительно, но и душеподъемно: где-то далеко не только от Москвы, но и от областных центров, на стыке Владимирской, Ивановской и Ярославской областей, люди основали межрегиональное научное (именно - научное) краеведческое общество, собирают конференции, выпускают альманахи, печатают книги! В Москве и Питере молятся на деньги, надеются на Запад, а тут настоящие патриоты, надеются только на себя и делают дела, да еще какие!

Гавпосад похож немножко на Лух. Маленькие это купеческие городки, а дома купеческие - красивые и совсем не маленькие, к тому же очень прочные - стоят до сих пор и еще простоят. Про храмы я уж и не говорю, они столько пережили и всё вынесли! Выезжаем из Посада в 8-46, слева остается грандиозный конный завод, построенный еще при Екатерине II, где содержались когда-то жеребцы и кобылы «клейдесдальской, майорской, суффольской пород» (как звучит, а?!), а в советское время была выведена «Владимирская тяжеловозная порода».

Прибор показывает примерно середину пути. Мы не любители «адреналина», едем со скоростью около 100 км, на поворотах и в деревнях тормозим, вот и отдохнули даже, так что получается средняя скорость не больше 60-70 км/час. До областного центра 80 км, но сначала минуем поселки Петровский и Нерль (переезжая одноименную речку и опять ЖД Александров-Иваново), город Тейково. Там около ДК притормаживаем, делаем поворот, но не останавливаемся, хотя и хотелось бы забежать в расположенный во дворце музей к И.Ю. Черемушкину, узнать, как дела у тейковских краеведов. Однако, времени только 9-20 и у ДК безлюдно, потому через 6 минут мы уже покидаем Тейково, а еще через 19 минут мы в Ново-Талицах, на родине И.В. Цветаева. Перед самым въездом в Иваново сворачиваем у указателя «На Кострому». Мост через реку Уводь, на счетчике 247 км.

По Иванову, точнее - по окраинным улицам, за исключением, наверное, совсем уж неокраинной улицы Ермака (кстати, оказывается, названа совсем не в честь покорителя Сибири, а в честь местного революционера!), проскакиваем достаточно быстро. Город хороший, зеленый, с остатками некоторой промышленности. Про невест нынешних ивановских ничего не скажу, не знаю, про прежних купцов – на обратном пути, а вот про улицу Ермака, бывшую Всесвятскую, - прямо сейчас! На ней находятся Ивановский государственный университет, 2-я городская больница (бывшая Куваевская), стадион «Текстильщик». Мимо его проезжаем как раз. Но я ищу глазами № 41 — Ивановский энергетический колледж. Вот и его здание, сталинское, солидное. А когда-то на его месте стояло еще более солидное и красивое сооружение – Спасская церковь, спроектированная в византийском стиле знаменитым Ф.О. Шехтелем и построенная в 1899-1903 гг. на средства фабриканта А.И. Гарелина. Современников особенно поражали своей изысканностью интерьеры. Иконы – работы палехских художников. Стены и своды расписывала команда московского Строгановского училища при участии В.И. Денисова, которым мы в Черноголовке интересуемся особо... Служили в храме до 1935 г., правда, перед закрытием - обновленцы. В 1937 г. церковь взорвали, а оригинальные металлические решетки ограды перенесли к зданиям текстильного и химико-технологического институтов. И надо будет их посмотреть. А пока в 10-11 выбираемся из Иванова на трассу А113. По качеству покрытия трасса с некоторых пор отличная.

10-29 - отворот на Фурманов, бывшую Середу. 10-40 – Приволжск. 10-55 – вот мы и в Плёсе. За «кормой» 320 км, при «официальных», по справочнику, 306 км...

Плёс

Главная новость Плёса последнего времени – не из приятных. Да мы ее уже и знали, естественно. В ночь на вторник 5 августа из Плёсского музея-заповедника были похищены пять полотен, принадлежащих кисти Левитана - "Розы", "Полустанок", "Речная заводь", "Овраг с забором" и "Тихая речка". По предварительным оценкам сумма ущерба составляет 77 млн руб. Похитители выбили окно и проникли в помещение музея, где сорвали картины с выставочных мест. Сработала сигнализация, однако по горячим следам задержать грабителей не удалось. 10 лет назад из музея была похищена картина Ивана Шишкина "Луг на опушке леса", которая впоследствии была обнаружена в Москве и возвращена в Плёс. Около 20 лет назад из музея похищали работы Левитана, которые также были вскоре возвращены. Что будет в этот раз? Ищут ли картины или надеются на Случай? Как долго будет город Левитана без полотен Левитана?

Тем не менее, город живет, причем весьма напряженной культурной жизнью. И не только культурной, но и научной - конференции здесь проходят одна за одной (вот вспомнил все же про науку!)…

Далее про Плёс пишу очень кратко, ибо не первый раз здесь, не второй, а 6-й или 7-й (однако, хочется и 8-й, и 20-й, это такой же душевный магнит, как Афон или Пушкиногорье), да и главная цель этого очерка дать хоть какое-то описание дороги к Плёсу, а не самого Плёса. И все же…

Все же, уже в первый день гуляли, конечно, по набережной Волги и заседали в «Левитан-холле». Уже в первый день пришлось сделать доклад-экспромт о российских меценатах и благотворителях. А вечером с удовольствием посидеть с хорошими и компанейскими учеными людьми в «Чугунке», на «пати», как теперь это называется, в новом ресторане у самой горнолыжной трассы, где за соседним леском – Миловка – резиденция Медведева.

Волга как всегда хороша, но нынче несколько подсохла. Шохонка, истекая в Волгу, намыла там песчаный островок. Никогда такого не видел. Ну а баржи идут, идут по Волге, иногда скрепленные последовательно. Буксиры-толкачи работают, легкий гул только доносится до берега. Пароходы круизные редки сейчас, сезон, видимо, кончился. А погода стоит отличная, только бы плыть да плыть, приставать в городах, бегать по музеям, и снова плыть… Грузовых пароходов и просто пассажирских нет, как нет «Ракет» и «Метеоров». Зато причалы, пристани разнообразные – на каждом шагу, по большей части – частная собственность. На одном из них (по размерам – пристань в среднерусском городе) так и написано: «Мой причал»…

Причалы многочисленные на Волге заставляют вспомнить и более старую историю Плёса как перекрестия водных и сухопутных путей. В 17-18 вв. он развивался именно как торговая пристань на Волге, центр оптовой торговли, поставщик льна и полотна и имел важное значение в тогдашней экономике. В конце 18 века 18 лет был уездным центром. Нет худа без добра, когда французы в 1812 г. сожгли ткацкие мастерские в Москве, поднялось ткацкое производство в Иванове и Шуе. А Плёс, являясь ближайшей перевалочной пристанью на Волге для этого региона, жил и обогащался за счет мощного грузооборота, вел торговлю хлебом и текстилем. Горожане богатели, строили каменные дома, каменные церкви. Но вот в 1871г. проводят ЖД линию Иваново-Кинешма, через Плес грузы уже не идут, купцы побогаче устремляются в Кинешму и прочие города, Плес обречен на тихое прозябание. Но сказал когда-то Достоевский: Красота спасет мир! Мир, может, и не весь, а Плёс спасла его природная красота. Стали сюда стекаться дачники, московские и питерские. И Левитан этому многим поспособствовал. Очень многим!

О Левитане говорили мы часто. С сотрудниками Музея-заповедника, с простыми жителями, с дачниками. Да и вообще, дни были насыщены встречами с друзьями, которых уже порядочно в Плесе. Беседами, интересными и полезными. Маленькими открытиями. Разведкой новых замечательных мест в Плесе, в том числе и «разведкой боем». И горячим восхищением от этих мест... Главное, благодаря плёсским друзьям, в этот раз удалось познакомиться с такими местами в городе и около, о существовании которых туристы и многие обычные посетители Плёса даже не слыхали. Санаторский лес, где сидя на жердочках на крутом обрыве можно слушать тишину, а в других местах - музыку Шохонки. В Санатории - пройтись по аллее скульптур русских гениев. В парке бывшего дома отдыха «Плес» гулять по заросшим дорожкам и наслаждаться своеобразной красотой увядания природы и архитектуры. В Березовой роще - посидеть на пеньке и поплакаться за поломанные бураном «левитановские» деревья. По обнажившемуся берегу Волги уйти за Холодную гору, за старообрядческое кладбище, за «Итиль», на место нашей скаутской стоянки в 1997 г., а потом и за «Красную стену», и выкупаться в сентябрьской Волге, и ходить босиком по теплому песку. И получить неожиданный звонок от Жени Пажитнова из Питера, где он на Смоленском кладбище изучает генеалогию какого-то лютеранского рода. И звонить самому в Елисейково Володе Косярумову и поздравлять с днем рождения этого Подвижника, выдающегося почитателя Левитана. Или слушать увлекательную лекцию директора Музея пейзажа В.П. Даниловой. Или пить вечером чай в саду под яблонями и дышать – не надышаться плёсским чистейшим воздухом. И ночью, при полной луне, с Соборной горы смотреть на фантастический пейзаж – Волга, звезды, огни за Шохонкой! 

4 дня промелькнули в милом городке как в раю. «Рай для пейзажиста!» — сказал как-то Левитан о Плёсе. Не только для пейзажиста – добавим мы.

В пятницу прощание с Плесом-красавцем... В городе, кстати, полно милиции, это признак: начальство близко. Ну а нам не до начальства, нам уже надо домой... Сходил на Тычок, простился с Волгой, последний раз полюбовался. Сфотографировал еще раз дом писателя Н.П. Смирнова. Вот уж никак не думал, что Н.П. в переписке с женой и знакомыми Бунина столько интересного материала о нем собрал. И ничего не успел опубликовать. Или что-то успел?

Солнце начинает пригревать. Тепло, как летом. Прекрасные дни отстояли. Прощай, Плес, ты опять был восхитителен!

Обратный путь

Собираемся, едем. В 9-57 мы на АЗС. Заправились, 0 км выставили на счетчике. В 10-09 – в Приволжске. Большое фабричное село Яковлевское стало городом Приволжском сравнительно недавно, а в 19-м веке было известно льняными фабриками старообрядцев Сидорова, Крымова, Дороднова. Сейчас здесь 16 тыс населения, не так давно было больше 20. Ювелирное производство и чуть льняное («Яковлевская мануфактура» жива еще). Приволжская знаменитость – Л.А. Латынин, поэт и прозаик, живущий ныне в Москве. Его дочь Юлия Латынина, с «Эха Москвы», еще более знаменита. Только вот с каким знаком?

Фурманов опять проскакиваем по объездной, даже не видим его. И тут, похоже, дела невеселые. Жило на родине пролетарского писателя 46 тыс человек, теперь 35 тыс. Заводы обанкрочены, какая-то фабрика еще дышит, относится теперь к «Шуйским ситцам». Никогда не был здесь, а хотелось бы видеть и храмы здешние, и особняки фабрикантов Горбуновых и Лосевых, побольше узнать и о них, и о Клементьевых, Скворцовых-Павловых, Стуловых, Наседкиных. Ольга Викторовна Наседкина, хорошо в Плесе (да и не только) известная – не из этих ли?

С 10-47 по 11-14 едем по Иванову. От Иванова отходят дороги, все фабричные, в разные стороны – в Кохму и Шую к Ясюнинским и Посылиным, Скворцовым, Павловым, в Родники к Красильщиковым, в Вичугу и Кинешму к Коноваловым, Миндовским, Разореновым, Кокоревым, Севрюговым, в Лежнево к Кокушкиным, в Тейково к Каретниковым. Называю старых хозяев, фамилии все известные, люди очень богатые были, жили многие уже в Москве. Память о них, в том числе материальная, осталась во всех городах. Хвалить особо не будем их - всякое бывало, но по сравнению с нынешними олигархами – они честнейшие люди... Про Иваново скажу только, что здесь было особенно много ткацких фабрик, на них работало много-много тысяч народу, а принадлежали они десятку-двум-трем фабрикантов, впрочем, недавние предки которых тоже были ткачами, крепкими, хозяйственными, «капиталистыми». Так вот эти миллионеры, «короли ситца», вышедшие из народа и знающие цену копеечке, оставили после себя не только фабричные корпуса, но и училища, амбулатории, храмы. Себя, конечно, они тоже не забывали: красивейшие особняки в Иванове – тоже их. Ивановский краевед Александр Тихомиров выпустил книгу «10 лучших особняков Иваново-Вознесенска». Думаю, что перечень их заинтересует некоторых, не только меня.

1. Дом Ефима Ивановича Грачева - самый старый каменный особняк города. Ефим, сам еще крепостной Шереметева, владел 400 крепостными душами (записанными, правда, тоже на графа)! Стал затем московским купцом первой гильдии, был знаком с Аракчеевым. Александр I за развитие текстильной промышленности наградил его золотой медалью. 2. Дом фабрикантов Петра Афанасьевича и Федора Петровича Зубковых, трехэтажный, с пышной лепниной, фигурами атлантов, кариатид, ангелочков и пр. В 1863г. здесь останавливался наследник престола цесаревич Николай Александрович. 3. Дом Никона Николаевича и Якова Никоновича Фокиных с апартаментами в духе эпохи рококо. Это на улице Советской, на которой располагались владения самых-самых. 4. Усадьба в местечке Воробьево Александра Ивановича Гарелина, самого богатого иваново-вознесенского фабриканта. В одной из парадных комнат – композиция с мистическими чудовищами — змеиными царями — василисками, символами могущества и царственности. 5. Дом Николая Михайловича Гандурина, похожий на терем из сказки. Хозяин так продемонстрировал свои симпатии к русской старине. 6. Особняк Сергея Николаевича Полушина. Интерьеры в стилях эклектики, модерна, неоклассицизма. Был и зимний сад с оранжереей, где выращивали почти 200 сортов роз. 7. Дом мецената и коллекционера Дмитрия Геннадьевича Бурылина, лучший в городе дворец в стиле модерн, ныне Музей ивановского ситца. В 1916 г. дом Бурылина и его Музей промышленности и искусства посетила великая княгиня Елизавета Федоровна. У сына Бурылина – Ивана Дмитриевича – тоже домик был достойный, дворец бракосочетаний нынче. 8. Дом Николая Терентьевича Щапова с дворцовой башней, увенчанной куполом. Сейчас - Ивановская сельскохозяйственная академия. 9. В доме Константина Ивановича и Ивана Константиновича Маракушевых теперь областная дума, там картины на античные мотивы и лепные сфинксы. 10. Ну а в особняке с грозными грифонами и разными масками, принадлежавшем Лаврентию Михайловичу Гандурину, сейчас аж само областное правительство, может, даже сам Миша Мень там сидел.

Интересных, исторических личностей и зданий, конечно, в городе было гораздо больше. Чего стоит одна «Красная церковь», а фамилии, например, Дербеневых или Балиных?! Впрочем, самыми известными людьми ивановского края названы недавно Фрунзе, Тарковский, Яков Гарелин, Дмитрий Бурылин, Василевский, Фурманов. Еще вспоминают Ивана Голикова из Палеха и поэта Михаила Дудина. Странно, что не назвали И.В. Цветаева...

Из Иванова, однако, мы уже выехали. Тем же путем, что и в понедельник. Тем же путем возвращаемся. В 11-36 – 11-45 – мы в Тейково, в 12-18 – 12-25 – в Гавриловом Посаде. За Осановцом на традиционном нашем месте размялись, перекусили, отдохнули немножко. В 13-05 – 13-14 – в Юрьеве-Польском, в 13-32 – 13-43 – в Кольчугино.

14-09 – 14-19 - Киржач. Очень характерно: как въехали в Киржачский район, везде по дороге грибы продают. Хорошие, отборные. Цены – тоже. Грибной район! В 2-56 мы в Черноголовке, на счетчике 323 км. Как и в Плёс, обернулись за 5 часов, не особенно спеша.

Да, надо ведь доложить и про интенсивность движения по пройденному нами пути. А то получится, что зря и измерял. Статистики, конечно, никакой я не набрал, но все же, пусть и очень грубо, отвлекаясь от суточной зависимости движения и еще некоторых факторов, можно представить поток машин вдоль всей трассы следующим образом. На участке Черноголовка – Черново примем его за 1, тогда на участке Черново-Киржач поток будет что-то между 0,8 и 1, на участке Киржач-Кольчугино – от 0,5 до 0,25, на участке Кольчугино-Юрьев-Польский 0,2-04, от Юрьева до Гаврилова Посада 0,1-0,15, от Гавпосада до Тейково около 0,3, Тейково- Иваново – от 0,4 до 1,25, чем ближе к Иванову, тем больше, на участке Иваново-Плес – уменьшается на отворотах на Фурманов и Приволжске на Кострому от 1,25 до порядка 0,3 вблизи самого Плеса. Примерно так. То почти тухнет совсем старый наш Стромынский тракт, то снова оживает! Напомню, что при выходе Щелковского шоссе из Москвы, интенсивность движения раза в три больше, чем в Черноголовке, а чтобы ориентироваться в абсолютных величинах, можно принять приблизительно нашу единицу за 10 автомашин/мин...

 

Ну и на прощание. Как одни из «первопроходцев», очень рекомендуем: если нужно в Иваново, в Плес, в Кинешму – езжайте по древнему Стромынскому тракту. Тихая, вполне качественная, живописная дорога через Киржач, Юрьев-Польский, Гаврилов Посад, по древней, коренной Руси!

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы