«История делает человека гражданином». В.М.Фалин, советский дипломат

5 сентября 2022 года

Щёлково

Село Богослово. Часть 2

« предыдущая

Селения прихода церкви Казанской Богоматери - Сабурово, Корякино, Костюнино

Костюнино

Костюнино (Костромино) – первое упоминание 1497 г.

Эта небольшая деревенька вблизи Богослова стояла на берегу ручья Комаров проток (см. карту Богослова), впадающем в р. Лашутку. Близкое к сегодняшнему название упоминается в писцовых книгах 1584-86 гг. как «пустошь Костромино» в Боховом стане близ села Фомино на Лашутке.

Ранее, в 1497/98 гг. эта пустошь была деревней Костроминой, входила она в митрополичье село Пушкино и были в ней два двора (указаны и первожители - Илейко и Михалко). Возможно, она же упоминается в 1499 года (из писцовых книг князя В.И. Голенина на митрополичье село Пушкино Московского уезда) как « деревня Косты, а в ней двор Онанка да Матюк» (хотя пушкинские краеведы считают что Косты – сегодня деревня Кстинино на речке Ольшанка)

В 1767 году наша деревня Костюнино (10 домов, 69 крестьян) «на правом берегу речки Костюши»(на карте этого же года Макаров проток) и село Орлово (16 домов, 149 крестьян. на левом берегу речки Звериножки (по местному – Зверинга с ударением на последнем слоге) принадлежали подполковнику князю Павлу Николаевичу Щербатову (1722-1781). Усадьба его была в Орлове – там была и церковь деревянная св. Николая Чудотворца, дом господский деревянный и при нем сад регулярный.

В 1810 от следующего владельца, дипломата Балка Петра Федоровича, перешло богатому бригадиру Н.А. Дурасову. В деревеньке - 8 домов, дворовые - из Симбирского уезда села Никольского.

В 1818 г., после его смерти, Орлово и Костюнино (и Царево) на 43 года переходит к его племяннице - «Ея превосходительству генерал-лейтенантши Аграфене Федоровне Закревской» (1799-1879), знаменитой обольстительницы-красавицы («Клеопатры Невы»), адресата стихотворений А.С. Пушкина..

Аграфена Федоровна Закревская. Рис. Пушкина

Картина худ Дж. Доу «Портрет…»

Домов – 7, 30 душ мужеска полу и 27 женского. [ЦИАМ 707/1/1155 КВ 1863, ЦИАМ 203/747/1674 ИВ1854].

У Аграфены ее деревня находилось до отмены крепостного права.

В 1862 – 6 дворов, 51 жителей.

В 1899 г. в деревне – 15 хозяйств с 84 жителями, всего - 88 га земли.

В 1926 году, при НЭПе, число хозяйств сократилось на 2, жителей стало 88 человек, а земли стало при большевиках еще меньше – 79 га. Жители остались верны своему промыслу – во всех 13 хозяйствах занимались ткачеством.

Сегодня в ней намного больше дворов, особенно многочисленнее становится число их обитателей летом.

Когда был поставлена запруда на речке Лашутка и образовался громадный пруд, то через дамбу и продолжилась дорога через Богослово и Костюнино на Орлово и далее к Воре-Богородской на Бетонке..

 

Книга Памяти бойцов из д. Костюнино

 

ГРУЗДЕВ Илья Дмитриевич,

красноармеец. 1905 г. р., д. Костюнино. Призван в июне 1941 г. ЩРВК. Пропал без вести в декабре 1941 г.

 

КОМКОВ В.А.

в КП пока не найден.

 

КОМКОВ Максим Иванович,
красноармеец 401 сп 120 сд. 1905 г. р., д. Костюнино. Призван ЩРВК. Погиб в бою 24 августа 1941 г. Похоронен: д. Селешня Ельнинского р-на Смол. обл.

 

КОМКОВ Павел Алексеевич,

красноармеец. 1919 г. р., д. Костюнино Призван 5 мая 1941 г. ЩРВК. Пропал без вести в декабре 1941 г.

 

ПОРЫШНЕВ Василий Григорьевич,

красноармеец 1285 сп 60 сд. 1919 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК. Погиб в бою 22 февраля 1942 г. Похоронен: с. Кривцово Волховского р-на Орловской обл.

 

СПОРЫШЕВ Александр Павлович,

красноармеец 1172 сп 348 сд. 1904 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК. Пропал без вести в феврале 1942 г. в д. Ножкино Ржевского р-на Тверской обл.

 

СПОРЫШЕВ Владимир Иванович,

красноармеец 521 оавтб. 1921 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК.

Погиб в бою 17 мая 1942 г. Похоронен: Крым, с. Маяк.

 

СПОРЫШЕВ Егор Дмитриевич,

красноармеец. 1916 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК. Пропал без вести в декабре 1944 г.

 

СПОРЫШЕВ Егор Сергеевич,

красноармеец 250 сп 82 сд. 1901 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК.

Погиб в бою 4 августа 1942 г. Похоронен: д. Егорьевское Зубцовского р-на Тверской обл.

 

СПОРЫШЕВ Иван Григорьевич,

красноармеец 21 ск. 1924 г. р., д. Костюнино Призван ЩРВК. Погиб в бою 14 января 1945 г. Похоронен: Польша, Келецкое воеводство, г. Ракув.

 

СПОРЫШЕВ Тимофей Петрович,

красноармеец 645 сп 202 сд. 1911 г. р., д. Костыши. Призван ЩРВК.

Погиб в бою 20 февраля 1942 г. Похоронен: д. Горчицы Парфинского р-на Новгородской обл.

Корякино

Деревня Корякино ( Красная Корякина тож)

Деревня эта стоит в двух км восточнее села Богослова на той же речке Лашутка.

Первое упоминание о «пустоши Корякино» относится к писцовым книгам 1584-86 гг. Наиболее вероятно, что имя свое оно получило от прозвища крестьянина Коряки, чей недалекий «починок на Маренке (без пашни)» отмечен в писцовой книге 1498/99 г. по митрополичьему селу Пушкино. (карта ок. 1860 г.)

В 1767 г. – деревня «Красная, Корякино тож», владение «отставного генерал майора Сергея Васильевича Паздеева жены Анны Степановны». В деревне 6 домов и 66 жителей (31 душа муж. полу), «крестьяне на пашне» (барщинные). Это было общее имение с Богословым.

В 1795 – 41 душа мужского пола. В 1811 - 11 домов, 48 душ. В 1862 – 25 дворов, 160 жителей.

В середине XIX века это деревня из 16 дворов, 150 жителей; в 1899 году – 54 двора с 277 жит.

В 1926 году – 42 двора с 227 жителей, большая часть работала на фабриках и заводах, но и немало ткали дома – 36 чел.

Красивые здесь места. Потому и название Красное.

Вид с Космоса на деревню Корякино. 2018 г.

 

Кузьмёнки

Памяти сельца Кузьмёнки, (Малые Кузьмёнки)

В 4 верстах к северу от Корякино среди лесов было расположено небольшое сельцо с дворянской усадьбой. Сельцо было признано неперспективным в 1960-х годах и переселено, но земля ее – в ведении Гребневского сельского поселении..

Однако сельцо имеет свою историю

При Генеральном межевании 1767 г. оно записано так:

«Кузменки, сельцо Московского уезда, Вори Корзенева стана, владение тайного советника, московского губернатора и ковалера Ивана Ивановича Юшкова, межевал 5 июня 1768 г. Лутовинов. Пашня 49 д 1097 с, лес и сенной покос 237 д 2226 с, сенной покос 7 д 2200 с, селение 3 д 2184 с, дороги 2 д 300 с, реч. и болот 3 д 95 с, всего 304 д 902 с, душ 33.».

Усадьба была по правую сторону речки Звериножки с запруженными прудами в 140 сажен.

Схема от руки по цветн. карте в РГАДА ф.1354 оп. 246 (К-39с)

Усадьба была по правую сторону речки Звериножки с запруженными прудами в 140 сажен.

В 1812 году сельцо состояло во владении надворной советницы Анны Евреиновой. В 1839 году – все еще у Евреиновых, дворовые - 1 дом, 4 мужчин и 3 женщины, крестьян - 5 домов, 16 муж-чин и 19 женщин. [ЦИАМ 707/1/209 КВ1839]

С 1849 и в 1854 сельцо у подполковницы Маргариты Львовны Ристори урожденной Дипедри, жены корсиканца Джозефа Ристори, офицера наполеоновских войск, принявшего российское подданство и поступившего на военную службу в 1816 г. Он похоронен подполковником русской армии у церкви села Богослово. Их сын Павел Осипович стал генерал-лейтенан-том. См. далее отдельный рассказ в Приложении. [ЦИАМ 203/747/1674 ИВ1854]

В 1863 – усадьба надворного советника Павла Дмитриевича Колосовского, «проживает временно», в сельце - 4 двора, 32 крестьян. [ЦИАМ 707/1/1155 КВ 1862].

В 1899 в сельце – 3 избы, 39 жителей с 39 дес. земли (20 пашни), 4 лошади и 4 коровы. В 1926 – 15 хозяйств с 93 жителями, и только 6 из них имели заработок. Земли - 108 га (пашни – 43, леса –42). Из него в ХХ веке вышло немало известных людей.

Знаменитый председатель колхоза им. Ленина, объединившего земли от Чижово до Кузьминок, САМОХИН Михаил Игнатьевич был родом из этого сельца. Этот колхоз не раз выходил победителем соревнований по району.

При нем свезли из Кузьмёнок многие дома в Богослово и в Чижёво. Землю распахали под посевы. Краевед д. Чижово так писал в своей книге проМихаила Игнатьевича:

«Петров заявил: “…Сейчас нужно поставить вопрос о слиянии колхозов… и подберем хорошего руководителя…”.(52) Видимо, все уже было готово к слиянию колхозов. Об этом можно судить по дате отчета Кутилина В.Г. как председателя за весенний сев в объединенном колхозе им. Ленина. Этот отчет состоялся 9 июля 1950 года.

Сельсовет не стал сразу менять председателя колхоза и выждал некоторое время. Объединенное правление колхоза обосновалось в деревне Чижово, а в остальных деревнях, где раньше были колхозы, их преобразовали в колхозные бригады. Так, в Ст. Слободе, где находился хороший коровник, была организована животноводческая бригада, благо мест для выпаса коров там было предостаточно.

Свой первый доклад о подготовке к весеннему севу 1951 года новый председатель укрупненного колхоза Самохин Михаил Игнатьевич сделал 9 февраля 1951 года.

О Михаиле Игнатовиче следует написать отдельную книгу, а здесь можно сказать только то, что ему следовало родиться лет на сорок позже. Уверен, что спроси сейчас мнение о нем у бывших жителей деревни и большинство ответит, что это был человек дела. Это при нем:

1 - была простроена большая теплица с индивидуальным

отоплением, снабжавшая Фрязино свежими овощами,

2 - началось восстановление старой плотины, хотя решение

было принято сельсоветом в марте 1948 года:

“… Очистить водоем в д. Чижово и совместно с колхозом

сделать запруду (мельничного пруда) в д. Чижово…”.(53)

3 – в пруд были запущены мальки карпа и колхоз торговал

живой рыбой,

4 – около пруда было выстроено большое здание, в котором

выращивали кур,

5 – был запущен в производство цех по изготовлению изделий из полистирола

Колхоз имени Ленина при Михаиле Игнатовиче крепко встал на ноги. Были закуплены грузовые машины, тракторы, построена авторемонтная мастерская.

Заменивший М.И.Самохина на председательском месте Обручников продолжил подъем престижа колхоза. Наступление города Фрязино на деревню Чижово вынудило нового шестого по счету председателя перенести усадьбу колхоза в село Богослово, где она и располагается до сих пор.

Сегодня в этих краях садоводческий кооператив «Медвежьи озера» (?!!) А колхоз построил в Богослове Дом Культуры и здания правления и почти десятка двухэтажек для работавших на фермах (в т.ч. приехавших)

Итальянцы в селе Богослово

Краеведческий поиск Г. Ровенского

Неизвестный подполковник Ристори из сельца Кузменки

 

Приходит однажды ко мне Игорь Тишин, председатель Фрязинского общества охраны природы, и советуется, как бы поставить памятный знак и оградить могилу подполковнику русской армии в Богослове у церкви. Ранее там стоял гранитный памятник с надписью, который в 1970-е был похищен.

По его словам, на памятнике было две надписи: на одной стороне: Осип Павлович Ристори, подполковник, а на другой стороне Карл Львович Депедри, коллежский асессор. Богословцы, мол, из поколения в поколение пересказывают историю, что были это итальянцы. Вероятно, Суворов привез их мальчиками из альпийского похода, они участвовали в войне 1812 года, но почему похоронены здесь, никто уже не помнит.

Тема эта заинтересовала меня, как все, что связывает наш край с 1812 годом. Тем более, что это была моя любимая итальянская тема, которой обязывает заниматься звание фрязинца-”фрязина”, ибо так называли в старину в России итальянцев.

Конечно, я просмотрел вместе с Тишиным все, что у меня записано по Богослову в компьютере. Машинный поиск, но указанных имен Ристори и Депедри там не нашлось.

... А через день Тишин приносит и любительскую очень плохую фотографию памятника, на котором видна смутная надпись: Карл Львович Депедри (1791-1857), коллежский асессор. Скончался он 66 лет от роду. По возрасту очень подходит к “мальчику, привезенному из альпийских походов”, которые Суворов совершил в 1799 г.

 

В военно-историческом архиве Лефортова дворца

Нынешнее МВТУ расположено в бывшей Немецкой слободе, куда часто любил езживать царь Петр. Здесь поставил свой дворец генерал Лефорт. Теперь в этом дворце более 100 лет располагается Центральный военно-исторический архив, который хранит документы и дела русской армии с конца 18-го до 1917 гг.

Первым моим желанием было проверить обе фамилии по именному каталогу архива. Депедри там не оказалось, но по Ристори было два дела без указания имени. На первой карточке пометка - 1816 г., военнопленный. Второе дело - 1865 г., штаб-капитана Ристори, вероятно, относилось уже к его сыну.

Я заказал дела и через неделю получил ответы на многие вопросы.

В первом деле, 1816 г, - прошение бывшего поручика французской армии Джозеппе Ристори к императору Александру I о зачислении его в русскую армию. Вначале военная канцелярия запросила от него дополнительные данные об его происхождении и доказательстве чина. На что Иосиф Ристори через месяц дал подробное объяснение. Был он сыном корсиканского помещика Паоло Ристори, призван в 1803 г. в тирольский батальон “Корсиканеров”, ранен в России 18 августа 1812 г. под Полоцком (11-й пехотный легкий полк). Лечился в госпитале под Минском, где и попал в статус военнопленных 28 ноября при наступлении русских войск.

В доказательство своего чина он (“Эмисотто-Икрино-Джененто-Джозеппе Ристори”) приводил свою недолгую службу в Германском Легионе, созданном из военнопленных: “... состоял в Легионе под командованием полковника Дибича поручиком 10 месяцев и отправлял по чину моему должность в исправности”. Легион не успел поучаствовать в зарубежных походах русской армии. Париж был взят, легион был распущен, его соотечественников отпустили “в отчизны их”, а пылкий корсиканец загостился в минских усадьбах. Он пишет - “...по приключившейся моей болезни”. “Когда я выздоровел, то от минского правительства уволен был с подорожною в отчизну мою, но в Белостоке был остановлен и обще с пленными французами и итальянцами, отправлен в Курск”.

В деле имеется справка, что штаб командующего Легионом подтвердил бытность в его рядах поручика Ристори.

На Прошение последовала 8 декабря высочайшая резолюция императора Александра I - Повелено принять на службу”. На этом Дело и было закончено. То, что в нем шла речь о “богословском” Ристори, читателю уже понятно - итальянское Джозеппе - равносильно французскому Иосифу, имя которое православные священники часто давали новорожденным, а в просторечии звались они Осипами. Отец - Паоло, отсюда отчество - Павлович. Так что память Игоря Тишина не подвела. Осип Павлович Ристори служил в русской армии и сражался в войне с турками в 1829 г.

 

Сын Ристори

Второе дело в архиве касалось уже его сына. Николай Осипович Ристори, штаб-капитан 61-го Владимирского генерала от инфантерии князя Горчакова полка, в 1865 решил уйти со службы по болезни. Так появилось его Дело, в котором он сообщает, что в службе 17 лет (начал службу в 1848 г. в Тульском егерском полку унтер-офицером), из них 6 месяцев в походах и сражениях. Имеет бронзовую медаль в память войны 1853-1856 гг. В своем послужном списке указал - холост.

Есть такие полезные для исследователей Родословных книги - “Адрес-календарь или Список всех долженствующих лиц в российской империи”. Выходили они каждый год, снабжены хорошим указателем имен, и проследить судьбу военного или штатского служивого в дореволюционной России было нетрудно. Было интересно, служил ли Николай Ристори после отставки на гражданской службе?

Николая в книгах не оказалось. Но в книгах 1857 г. вдруг нашелся его брат, Павел Осипович Ристори, названный в честь корсиканского деда, Паоло. Капитан-лейтенант флота служил в Астрахани, в штабе военного губернатора, ведавшего и моряками этой пограничной “приморской” губернии. Числился Павел “для особых поручений, советник по флоту”. Через 29 лет, в “Адрес-календаре 1886 г.” Павел - контр-адмирал, председатель военно-морского суда. Последняя его должность в 1893 г. - генерал-лейтенант, член этого суда.

Но еще одна важная запись была в деле его брата Николая - “из московских дворян”, а это означает, во-первых, что его отец О.П.Ристори возбудил дело о приобретении им статуса дворянина, и, во-вторых, это дело нетрудно разыскать - оно хранится в фонде 4 Центрального исторического архива Москвы (ЦИАМ).

 

Московские дворяне Ристори

Мне повезло.

“Просит уволенный от службы подполковник и кавалер Осип Павлович Ристори...” - так начинается пухлое “Дело Дворянского собрания о внесении в 3-ю часть Родословной книги Московской губернии”. Начато оно было 23 октября 1837 г.

Значит, правильно помнил Игорь Тишин, что надпись на памятнике Ристори сообщала, что он дослужился в русской армии до подполковника.

О себе Осип Павлович в прошении сообщает, что в службе он с 1816 г., принял тогда же присягу на верность российскому императору, служил в Тарутинском пехотном полку, в 1819 - штаб-капитан, а через 4 года - капитаном переведен в 23й Егерский полк.

В 1828 стал майором в Тульском пехотном полку, а затем в 22 Егерском полку прошел боевой путь по дорогам Болгарии в Турецкой войне. Здесь был назначен комендантом г.Бабадар, а по окончании войны препроводил военнопленных в крепость Рущук в соответствии с мирным договором и передал пленных.

В 1830 награжден орденом св. Владимира 4й степени. По-русски, по-итальянски, по-французски и по латыни читать и писать умеет. В отставку уволен “по болезни, подполковником с мундиром”. Было ему 46 лет, а значит он - 1791 г.р. как и Депедри, и вполне мог быть “мальчиком привезен из Альп” Суворовым, но истинное время и причины появления его в русской армии теперь мы с вами, дорогой читатель, знаем. ОН был женат на Маргарите Львовне Депедри!!! и у него двое сыновей (Павел-Петр-Александр и Николай) и дочь Джозефина-Мария-Луиза, 1836 г.р.

И он, и жена, и дети - римско-католического вероисповедания.

Справки ксендзов из Петропавловской церкви в Немецкой слободе Москвы подтверждали венчание 3 февраля 1820 г. Свидетели - Павел Депедри, Доменик Жилярди , Федор Лянге и др.), рождение сына Павла 5 июня 1821 г. (восприемник Карл Депедри и Мария-Иоанна Депедри) и сына Николая 23 декабря 1829 г. (восприемница - Магдалена Жилярди).

Так вот почему оба имени были на памятнике рядом. Они были родственниками. Карл Депедри был братом жены Иосифа Ристори и крестный отец его сына Павла.

Последними листами дела были запросы этого Павла, генерал-лейтенанта Павла Осиповича Ристори, в 1889 г. в Дворянское Собрание о выдаче свидетельства о дворянстве его брату Николаю, капитану, для передачи ее в Дворянскую Опеку.

 

Эпилог: так почему же в Богослово?

Итак, завершился поиск о похороненных в Богослове итальянцах, с полным расшифровкой указанных лиц. К сожалению, оставалась неясность, как они оказались в наших краях. И снова я начал просматривать старые тетрадные записи. И разгадка нашлась.

Оказывается, я не ввел в компьютер владелицу деревеньки Кузьминки за рекой севернее Богослово.

Было в той деревеньке всего-то 4 двора, и я не внес имя их владелицы в список интересных лиц по Богослову из-за незначительности имения.

А оказывается имя той помещицы - “подполковничиха Маргарита Львовна Риболи”( так неправильно записал фамилию дьякон Казанской церкви вместо фамилию «Ристори»).

Игорь Анатольевич Тишин показывает место где к югу в 7 м. от храма до 1970-х стоял памятник и оставался цел. И старожилы приводили факты, что во время войны через село по Хмутовке шли солдаты и то и дело поднимали памятник с земли.

Это совпадало с именем-отчеством жены похороненного подполковника. Вероятно, жена жила часто в усадьбе Кузьменки около Богослова вместе с мужем и братом. Здесь и похоронила их вместе и поставила общий памятник.

Дополнительные сведения нашлись в «Московском некрополе» (в 4-х томах, 1909-1912 гг.). Он сообщил, что жена подполковника похоронена на кладбище для инославных (т.е. не православных) на Введенских горах. Там в начале века была надпись Ristori Margaret рожд. Depedri +30.11.1889, 89 лет. Похоронена она была с Анной Осиповной Депедри урожденной Бурьяновской, вероятно женой брата, умершей 12.1.1859, через два года после смерти мужа, покоящегося в Богослове. Через 4 года после смерти матери, рядом был похоронен и ее сын, генерал-лейтенант Ristori Paul (5.7.1821-14.12.1895).

Нет сомнения, что в селе Богослово памятник на могиле подполковника, отца двух офицеров русской армии - капитана и генерал-лейтенанта должен быть восстановлен, и на церемонию его открытия пригласим мы и Ахтырских гусар из Щелковского военно-исторического клуба, и Московских егерей и молодцов из военно-исторического клуба Великой армии Наполеона.

А к жителям мое обращение: не знает ли кто о судьбе памятника, может быть не так далеко он и перемещен. Буду ждать ответа по тел.56 4-32-41.Георгий Ровенский, краевед

P.S По Карлу Депедри нашлась недавно большая статья в СЕТИ. Он был довольно известным архитектором, руководил Астраханским губернским архитектурным управлением. Так что мы недаром вспомнили о памятнике на его могиле.

Сельцо закончилось, но мы должны помнить о нем.

Память о нем осталась, как оказалось, во фронтовых похоронках 1941-45 гг.

У краеведов давно оцифрована Книга памяти погибших на войне и потому можно задать Кузьменки и включить ПОИСК. Ответ – никого. А если задать Кузменки, без мягкого знака?

Да Книга ПАМЯТИ отозвалась и сообщила о трех бойцах:

 

ВАСИЛЬЕВ Иван Иванович,

красноармеец 1260 сп 380 сд. 1908 г. р,
д. Кузменки Призван ЩРВК. Умер от ран 23 января 1945 г. в ППГ 252.

Похоронен: Польша, г. Остроленка.

 

КОЛОСОВ Александр Тимофеевич,

красноармеец. 1921 г. р, д. Кузменки.

Призван в 1941 г. Щелковским РВК.

Пропал без вести в сентябре 1942 г.

 

ЛАРИЧЕВ Николай Васильевич,

красноармеец. 1910 г. р., д. Кузменки Призван ЩРВК.

Пропал без вести в октябре 1942 г.

 

В Щелковском горархиве хранятся старые похозяйственные книги сельсоветов, так что краеведы могут восстановить в памяти соседских селений многих жителей этого бывшего сельца Кузменки.

Орлово

Сельцо Орлово  (первое упоминание в 1498 г. С. Костюнино)

Итак, в стороне от больших дорог, среди лесов и полей расположилось Орлово. В старину оно стояло на Хомутовском тракте, шедшем из Москвы через Хомутово, Богослово в Петровское и владельцам ее принадлежало и Костюнино.

Писцовыми книгами князя В.И. Голенина на митрополичье село Пучкино (Пушкино) впервые упомянуто более 500 лет назад (в 1498-99 гг.) митрополичья деревня Орлово. Тогда в нем жили крестьяне «Ондрейко, Кормин, Ларивонко и Ивашко».

Писцовыми книгами Бохова стана в 1576-78 гг. оно было названо как «сельцо Орлово на речке Вздериноге … что была вотчина Василия Яковлевича Волынского, а владел конюх Никита Сартаков».

В ней в старину была церковь и усадьба.

На грани XVI-XVII веков оно принадлежало Троице-Сергиеву монастырю, и в 1627 г. пустошь Орлово продана Чемоданову. В 1677 г., когда ею владели его дети Федор и Богдан, была освящена церковь Николая Чудотворца с приделами преподобного Сергия Радонежского и великомученика Никиты. В приходе церкви был двор вотчинный, 3 двора крестьянских и 3 – людских.

В царствование Петра I село было у Боура Родиона Христиановича (на рис.), известного военоначальника, о котором упоминал Пушкин в поэме «Полтава»: «Сии птенцы гнезда Петрова…//… И Боур и Репнин»».

По Генеральному межеванию в 1767 году записано село Орлово (16 домов, 149 кр.) на левом берегу речки «Звериножки» и деревня Костюнино (10 домов, 69 крестьян) «на правом берегу речки Костюши». Они принадлежали с 1763 г. подполковнику князю Павлу Николаевичу Щербатову (1722-1781) из рода Рюриковичей. Усадьба в Орлово имела церковь деревянную св. Николая Чудотворца, «дом господский деревянный и при нем сад регулярный». В имении было 390 дес. пашни, 34 дес. покосов, да 1065 дес. леса.

Фрагмент карты села Орлова времен Межевания в 1767 г.

Слева на карте – усадьба на холме с прудиком и аллеями, ее уже давно нет.

Вдоль господского дома идет Хомутовская дорога на плотину и далее мимо церкви (на холме между домами). На пашне теперь Кинологический центр таможни. Пруд сохранился. Деревня за прудом.

В 1774 г. «миллионерша» Агриппина Ивановна Дурасова покупает у князя Щербатова село Орлово и соседнее село Царево.

В 1824-1861 оно и Царево были во владении знаменитой (по Пушкину) графини ЗАКРЕВСКОЙ Аграфены Федоровны (1799-1879).

В 1824 г. Орлово уже числится в приходе Никольской церкви села Царева, а в 1871 г. по просьбе поселян приписано было к приходу Казанской церкви соседнего села Богослово, до которого было всего 2 версты и хороший путь по Хомутовскому тракту.

В конце XIX века в 43 избах жили 217 крестьян, владевших 372 га земли, в т.ч. 250 – пашни. В сельце стояла часовенка, как воспоминание о бывшей когда-то церкви. Бумаготкацкая фабрика и небольшое «шелкоткацкое заведение», да работа по домам продолжали древнюю традицию ткачества Богородского уезда.

При советской власти Орлово прошло через все этапы – продразверстку, раскулачивание, образование колхозов. Но главная беда пришла с другой стороны - перед войной равнина севернее Орлова приглянулась авиаторам. Здесь решено было начать строить аэродром. Местные власти взяли под козырек и организовали переселение всего села.

Большая часть их домов была перевезена в д. Старая Слобода (вместе с мельницей, фермой и многим инвентарем) и там образовала свою улицу - Орловку, а небольшая часть семей переселились в Назимиху.

Но из большого села осталось несколько домов да реквизированный «у мироедов» двухэтажный дом, где поселились семьи рабочих, строивших аэродром и обеспечивавших разборку и перевозку домов. В 1941 мужчин-строителей призвали на фронт, а их семьи так и остались на орловской земле.

Из Орлова был церковный (Казанской церкви в с. Богослове) староста 1922 года Богомолов Сергей Васильевич. Он умер в год закрытия церкви в 1939 г. До революции и даже позднее Богомолов был управляющим усадьбы нидерландских подданных Пельцеров, чей краснокирпичный дом в старом Литвинове сохранился и сегодня. Потомки Богомолова в Старой Слободе и во Фрязино.

Дом Богомолова Сергея Васильевича. Фото 1930-х гг.

Сегодня домов уже достаточно много, да вокруг Орлова несколько садовых кооперативов.

Рядом с сельцом за рекой и прудом – Кинологический центр Федеральной таможенной службы (собаки для поиска наркотиков и охраны)

Сабурово

Княжеское сельцо Сабурово. Сабурово богато знаменитостями. Впервые упомянуто как пустошь Подъягодное Желудево тож в Писцовых книгах 1584-1586 гг. Принадлежала эта земля старице Евгении, жене Василия Царевского, вероятно, ушедшей под старость в Монастырь. Стояло Сабурово на Хомутовском тракте. См. Карту 1860 г.

В 1589 она - у Тимофея Сабурова, вдова которого Капитолина отдала в 1625 г. Сабуровскую пустошь в приданое за дочерью Мариною зятю Никите Васильевичу Олябьеву. Олябьев построил на пустоши дворы и овины, и пустошь стала сельцом, которым после владел его племянник князь Григорий Афанасьевич Козловский, боярин (1646-1701) из Рюриковичей (Смоленское княжество).

В 1646 году здесь все еще один крестьянский двор с 4 чел. Через 30 лет поставили еще один двор для временного житья крестьян из других вотчин.

В 1694 г. именьице досталось его внуку князю Семену Михайловичу Козловскому. При этом сельцо получило новое дополнение к имени - «Сабурово тож», вспомнив через десятки лет фамилию Сабуровых. Сами дворяне Сабуровы считают, что прозвище Сабур имеет татарские корни («терпеливый»).

В 1704 здесь было 20 человек живущих да скотный двор.

В 1706 г. произошло знаменательное событие - князем была построена церковь Спаса Нерукотворного образа на расстоянии метров 500 от сельца, ставшего селом.

И по традиции какое-то время село звалось Спасским Сабуровым тож. В 1745 году князь умер, и Сабурово перешло к сыновьям.

По данным 1772 года им владел его младший сын, Алексей (1707-1776), самый знаменитый из князей Козловских, подполковник лейб-гвардии Семеновского полка, обер-прокурор Святейшего Синода, умерший в чине генерал-поручика. У него было 5 сыновей и дочь Анна, известная как настоятельница Анфиния в 1795-1813 годах Московского Алексеевского девичьего монастыря.

Смерть его сына Федора при взрыве корабля в Чесменском бою 24 июня 1770 года вместе с графом А.Г. Орловым нашла особый отклик горести в литературных кругах.

Поэт и писатель князь Федор был очень дружен с просветителем Новиковым, поэтами Херасковым и Майковым. Державин считал поэзию Федора Козловского образцом для себя.

Щит герба князей Козловских четырехчастный с малым щитком в центре, в котором помещен герб Смоленска – пушка с райской птицей на лафете. На щите – ангел с серебряным мечом (Киевское княжество) и черный орел с золотым крестом (герб Черниговского княжества).

В 1775 году Сабурово перешло ко второму сыну князя, Якову Алексеевичу, умершему в 1808 году. Яков имел несколько ткацких и бумажных фабрик в Калужской губернии, подобное отмечено и в Экономических примечаниях по Сабурову. Своих детей у него не было, но он записал на свое имя всех незаконнорожденных детей брата жены, князя Ю.В. Долгорукова (Юрия Владимировича?).

В 1776 г. село Подъягодное Сабурово тож - «на суходоле»: церковь Спаса Нерукотворного образа, дом господский деревянный, 12 домов с 74 крестьянами, сад регулярный с плодовыми деревьями, фабрика полотняная о 10 станах, «крестьяне на пашне» (барщинные). На картах Московской провинции село названо «Подъягодным». На карте Богородского уезда – Подъягодное Сабурово тож.

Эта карта (фрагмент Богородского уезда) около 1780 г. Хорошо обозначена Церковная земля («Ц.З.») в районе сегодняшнего Пансионата «Сосновый бор». Карта интересна и тем, что показана слева подробно наша Любосеевка (Любосивка), она далеко севернее начиналась (слово Река). В нее по границе Сабуровской земли впадает ручей. В этом году Люосеевке исполнется 620 лет.

Церковь потом обветшала, «по малоприходству» церковь и сельцо приписаны к Казанской церкви в 1785 г. Но какие-то требы здесь исполнялись, антиминс перемещен в Богослово лишь в 1818 г.

Более 100 лет Сабурово принадлежало князьям Козловским, оставившем заметный след в истории России и даже в поэзии. Сельцо перешло потом к потомкам приемных детей князя.

В 1812 (или после смерти князя с 1808) сельцо – у Татариновых Марфы Афанасьевны и Александра Ивановича, подпоручика. В 1839 г. сельцо – у Марфы Афанасьевны, «которая тут не живет». Рядом с селом усадьба - дворовых - 8 муж. и 6 жен.). Крестьянских домов 13 с 51 муж. и 63 жен.

В 1844 г. у ее мужа – 12 дворовых и 20 домов крестьянских. [ЦИАМ 203/747/1459 ИВ 1844]. В сельце – 490 десятин земли.

Ранее 1854 – у их зятя, мужа их дочери Елизаветы - его превосходительства Павла Федоровича Степанова, действительного статского советника, правителя канцелярии Московского генерал-губернатора.

Ранее 1860 г. – как приданое их дочери Александры за статским советником Василием Васильевичем Чередаевым (16 домов, 150 крестьян).

В.Бабушкин передал интересное описание сельца исследовательницы РГГУ Омельченко К.Ю. Приведем несколько фактов из Уставной грамоты при разделе имения с крестьянами после отмены крепостного права.

Сабуровцы платили оброк в 6 рублей серебром с хозяйства («с тягла») и обрабатывали 12 десятин господской пашки, накашивая сена тысячи пудов и доставляя в Москву в дом Чегодаевых дрова и сено (8 подвод на тягло). По Уставной грамоте они получали дополнительно под усадьбы 1 десятину, 5 десятин под пашню и 91 луговых десятин для покоса. Интересно, что устанавливались и правила использования пруда – поддержка плотины, разрешение на водопой скота, иметь проруби для забора воды зимой, но запрещалась ловля рыбы.

В Уставной грамоте, как описывала исследовательница, опросившая ряд старожилов, приведена масса топонимов, определяющих межу раздела земель и леса, таких как Анютиха, Соколовка, Барсуки, Поповка, Острова, Овражек, Старые полосы, Тетерьки, Кулига, Петряиха, Болотце (господский лесок), дорога Хомутовка. Возможно, некоторые эти названия жители помнят.

В 1899 – 34 двора с 193 жителями.

В 1926 году в Сабурове отмечено 233 жителя.

 

Усадебное время

Издавна в сельце за прудом была и усадьба с парком, отделявшим ее от пыльного Хомутовского тракта. В 1890 году она значится у статского советника Алексея Николаевича Маклакова (дочь Чегодаевых Елизавета была в замужестве за ним с 1860-х гг.). Это был видный глазной врач, доктор меди цины, изобретатель, организатор университетской глазной клиники на Девичьем поле и Всероссийского общества глазных врачей, изобретатель тонометра и метода вибромассажа глаз. Он умер в 1895 г. в 57 лет.

Он был активной общественной личностью. Такими были и его сыновья.

У него было 5 детей,. Все три сына были известными личности и им посвящен в СЕТИ большие статьи и фотографии. В 46 лет был расстрелян большевиками в 1918 г. Николай. В этом же году скончался директор глазной клиники Алексей (причины не указаны), Василий как посол во Франции прибыл туда за два дня до переворота и как борец за права человека принял активное участие в организации Белого дела, умер в 1957 г. И Мария в эмиграции была общественница (ум. 1957).

В 1913 – отмечено, что усадьба была в ведении уже Товарищества Знаменской мануфактуры Поляковых. В Товарищество входила и красильная фабрика в Щелкове («Техноткань»).

В это время директорами там были братья Григорий и Иван Александровичи Поляковы. В 1912 они купили и усадьбу Лукино-Варино на Клязьме. Лет 8 назад отозвались на мои публикации Родословной Поляковых потомки Григория и прислали фотографии его семейства.

Брат Григория, Сергей, дружил с Бальмонтом и Брюсовым, и даже организовал журнал для символистов и многим поддерживал поэтов. В Дневнике Брюсова осталась подробная запись о поездки из Москвы в Щелково к Поляковым. И есть в переписки записи о поездке на лыжах по лесам. Но о Сабурове ни слова.

Фамилия Поляковых, последних владельцев усадьбы, оставалась долго в памяти старожилов Сабурова.

В архивах сохранилось и известие, что у Сабурова был хутор Киселоь-Загорянского, кого-то из 4 х сыновей, создававших дачные поселки на своиз хемлях.

Усадьбу, как и многие другие, постигла стандартная участь переворота 1917 года. Она была расхищена, а то, что осталось - сгорело.

Но парк у Сабуровского пруда хорошо сохранился.

Там еще в долгие колхозные времена парк был благоустроен, и проводились гуляния и праздники.

А в годы суеты приватизации земли его спас Бабушкин «сотоварищи».

 

Известные личности Сабурова.

В Сабурове живет подполковник в отставке Вячеслав Александрович БАБУШКИН автор многих книг стихов, книги рассказов и повести о Герое Советского Союза летчике-штурмовике Борисе Еряшеве (Фрязино).

Он частый гость в библиотеке Богослова на встречах с читателями.

Вячеслав Бабушкин так писал о своем крае в городской газете:

«За прошедшие годы я обошел все наши окрестности. Сколько же они таят в себе красоты, неподражаемого восторга, уединения… Взять хотя бы Комягинские пруды, один из которых продолговатый, другой – округлый. Как хорошо посидеть около них, порыбачить. Вокруг шумит лес, о чем то шепчется тростник… вода подернута дымкой утреннего тумана. Воздух чистый, напоенный озоном и смолистым запахом».

Борец за экологию, Бабушкин со товарищи выиграл битву за сохранение старинного парка у пруда и продолжает вместе с единомышленниками его благоустройство.

О прошлом селения он так вспоминал:

«У тестя был хороший сад, в котором было много яблонь, слив, ирги, две груши, терновник, а также смородина чёрная, красная, крыжовник, малина. Весной в период цветения он наполнялся такими ароматами, что голова шла кругом от этих запахов. К этому нужно добавить пение скворцов у своих скворечников, которых тесть всегда мастерил по несколько штук, водружая их над яблонями на высоких жердях, чтобы не залез кот.

Осень радовала не только овощами и фруктами из огорода, но и тихой охотой в лесных угодьях. Махнёшь за деревню Корякине или в березнячок под Богослово и идёшь домой уставший, но счастливый, с полной корзиной благородных грибов. А сколько радости, когда их разыскиваешь под ёлочками, среди осинника, под пушистыми берёзами, у болотинок, в густой траве, на душистых красочных полянках. Ну что ещё нужно человеку, чтобы отдохнуть душой, прикоснуться к чудесам природы, сродниться с её фауной и флорой и потом восторгаться, рассказывая друзьям, бередя их души, пленяя красотой увиденного и найденного.

И когда наступил момент выхода на пенсию, сомнений не было, лучшим местом для жизни будет Сабурово. Так распорядилась и судьба. Тестя в живых уже не было, так что пришлось мне принимать хозяйство. Деревня не сахар. Она с ранней весны до поздней осени требует постоянного труда: сев, прополка, окучивание картофеля, уборка урожая.

Вид с Космоса – пруд и парк, дорога в Богослово

А сколько внимания приходится уделять дому! Дерево быстро гниёт, хочешь поменять половицу, а приходится менять пять. Немало времени отнимают заборы, спасающие огород от кур и разной скотины. Даже зимой в деревне находится дело, хотя она является периодом отдохновения. Ну скажите, разве нет радости, когда ты у самим тобой смастерённой кормушки наблюдаешь различных птиц, таких, как снегири, поползни, синицы, сойки и, конечно, воробьи? Любуясь их красотой, умением брать корм, писком, а порой и дракой, ты приобщаешься к их жизни, забавам. И это западает тебе в душу, роднит с природой и льёт на душу бальзам умиротворения, спокойствия.

Свежий живительный воздух помогает спать крепким сном, но не всегда. Однажды вечером, выключив телевизор, я лёг спать. Время было позднее, и я быстро заснул. Снится мне сон, как будто в дверь кто-то постучал. Я открыл. Передо мной стоял мужчина с бородой и усами, прилично одетый, с внимательными умными глазами, который представился бывшим сабуровским помещиком Поляковым. Он обратился ко мне, так как я много писал в защиту природы, критиковал местный колхоз. Как наяву, наш разговор был злободневен, ему было очень больно за разруху, царящую на земле, ранее ему принадлежавшей. Больше всего он возмущался тем, что могилы предков стёрты с лица земли. Я запомнил его последнюю фразу: "Земля должна принадлежать хозяину!"

Когда-то о здешнем помещике мне много рассказывал житель деревни Василий Васильевич Степанов. Отзывался он о нём очень хорошо, что был он рачительным хозяином, имел добротный дом с прислугой, большой библиотекой. Ездил всегда в дрожках на паре лошадей. К крестьянам деревни относился с почтением и во всём всегда помогал. Прудовая система, принадлежавшая ему, насчитывала три водоёма, соединявшихся между собой протоками, по которым он плавал на лодке. На островке одного из прудов пил чай из самовара. Рыбой он обеспечивал свою семью и всех в округе. Дом помещика был большой, с хозяйственными постройками, приспособленный для постоянной жизни. Сколько было положено сил, чтобы создать красивый липовый парк, а также великолепный сад, где росли многие сорта яблонь, смородина, крыжовник, земляника. Я, проснувшись, рассказал свой сон жене, которая почему-то не удивилась. Она сказала, что, видно, кто-то свыше печётся о нас, показывая нам нашу лень, безалаберщину, отсутствие любви к своей земле и родному краю, о котором она знает и помнит больше, чем я. Она в детстве ходила в бывший помещичий парк учить уроки. К престольному празднику в парке наводили порядок: подметали аллеи, собирали дрова для костра, мастерили скамейки, расчищали главную аллею, на которой был круг для танцев. Танцевали под гармонь, в деревне было несколько хороших гармонистов. Пели русские народные песни, плясали "Русскую", забавлялись частушками. Позже туда провели электрический свет, и танцы уже были под радиолу.

Со временем всё куда-то кануло.

Молодёжь разъехалась по городам, в деревне остались лишь те, у кого не было достаточного образования и кто прирос намертво своими корнями к родной земле, а теперь и вовсе живут одни старики.

Я сам родился в деревне, и потому земля стала моей радостью с детства. Она моя кормилица и поилица. Я без неё не могу жить ни часа. Так, наверно, и бывший помещик Поляков, который приснился мне и растревожил мою душу. Я многое вспоминаю из нашей ночной беседы, и рана, нанесённая ею, постоянно кровоточит.

В Сабурове в своей усадьбе у пруда - Вячеслав Бабушкин, дочь Юлия, жена Татьяна Михайловна, урожденная Галкина.

* * *

 Сегодня в Сабурове сорок с небольшим дворов и множество новых усадеб.

Самой большой экологической проблемой для селения являлась «Сабуровская свалка» – расположенный в 800 м от домов полигон для бытовых и промышленных отходов.

Но эта проблема практически решена. Имеется несколько проектов её дальнейшего «облагораживания».

 

Пансионат «Сосновый бор»

Пансионат расположен на бывшей церковной земле князей Козловских и берет свое начало от зданий пионерлагеря и пансионата для рабочих и служащих Завода полупроводниковых приборов «Электронприбор».

В 1992 г. здесь проводили международную экологическую конференцию и многие романтики-экологи отметили необыкновенную связь этого места с Космосом. А когда рассказали им, что здесь в старину белее полувека стояла Спасская церковь, то сообщение о «намоленном месте» привело их в восторженное состояние.

Потом пансионат перешел в частные руки, значительно перестроен. У него есть собственный сайт - www.pansionat-sosnoviy-bor.ru и, имея весь комплекс современных услуг, приглашает всех в гости.

Сюда нередко заезжают и командировочные гости фрязинских и щелковских предприятий.

Хомутовская дорога от Москвы до Переславля

Фрязинский краевед М. Баев, автор книги «Семь веков подмосковного села Гребнева», еще в 1970 г.обнаружил, что в лесу между Сабуровым и углом леса в 500 м от платформы ДЕТСКАЯ электрички на Фрязино сохранился участок старинного Хомутовского тракта с добротными канавами, поросшими древними соснами.

Эта древняя дорога известна из документов 1382 г.

Возможно, именно по этому тракту скакал со своими преображенцами юный Петр, спасаясь от восстания стрельцов. Это был самый близкий и более безопасный путь из села Преображенского в Троице-Сергиевский монастырь - крепость.

С этого решительного шага началось восхождение Великого Петра…

Можно повторить этот Хороший пешеходный тур-маршрут от платформы Детской ж/д к пруду в селе Богослово. Правда, в двух местах дорога перерезана дачными участками, но их можно и обойти..

 

Первый внемосковский начальный участок Хомутовки: Черкизово-Гольяново-Образцова-Оболдино

Севернее Стромынки (Москва Щитниково-Пехра ….) она после Образова идет резко на север в Николько-Оболдино и далее до села Хомутово на Клязьме без серьезных речек и мостов.

50 лет назад архитектор НИИ п.я.17 Баев расписал романтически поиски путей Хомутовки в своей книге «Вторичное открытие села Гребнево». Он пешком и на машине проделал весь её путь и даже за Переславль-Залесский.

Мы вернемся к его описанию потом, мы сначала должны дойти до Богослово и понять дальнейший маршрут.

Но приведем его цитату, важную для нас:

«Крестьянская память о Хомутовке бытует лишь у границ заповедника в Абрамцеве, Пехре-Покровском.

— Как же, как же, — сказали нам здесь, указывая перстом на запад. — Была в лесу такая дорога, в пяти верстах за Пехоркой, за прудом. Только наши старики называли ее французской, по ней в 12-м году из Москвы француз шел».

Она нам потом пригодится.

Итак, мы прошли тогда по карте до Оболдино-Супонево, бывшими тогда в Московском уезде и вслед за дорогой на север вторглись в Богородский уезд.

От Оболдино Хомутовка хорошо сохранилась в виде шоссе прямо по дачной Валентиновке до платформы Соколовской и далее до села Хомутово на Клязьме. Хомутово с церковью было в старину на правом берегу Клязьмы - перед переправой всегда есть остановка с отдыхом и с молитвой после 20 верст пути из Москвы.

Дорога пройдет правее Новоселок и поворачивает в лес к Сабурову и Богослову, к переправе через Лашутку.

Вот мы и добрались до нашего села с церковью Казанской Божией Матери. Переправа здесь немного сложнее. Крутые берега и меняющийся брод. Потом поставили плотину и стало веселее.

Но от Хомутова наш обоз прошел 11 км и еще надо пройти до Вори через переправу в Орлове через реку Звероножка (отклик старых угрофинских названий) до села Петровского столько же.

На фрагменте карты Богородского уезда показан участок Хомутовской дороги от сельца Орлово до переезда через Ворю западнее селение Богородское (Воря-Богородское) и сельцо Никольское (Алексеевка-2-я). Далее дорога идет через леса к селу Петровскому.

В селе Петровском Хомутовка поворачивала к Ярославской дороге, где севернее стоял Сергеевский монастырь. А далее шла на Преславль Залесский.

В Петровском дорога, что шла от Богородска через Ямкино и Душеново-Огуднево, называлась Троицкой дорогой и была богомольной дорогой в монастырь (Лавру) для жителей восточного края уезда.

Много споров идет у краеведов, куда дорога пошла после Петровсеого. Но архитектор-краевед Баев лично поехал дальше Переславля и там у села Снятково обнаружил, что ее жители помнят Хомутовскую дорогу. Это подтверждено и древними жалобами о постоях и поборах..

Время Беды

Репрессии в селе Богослово и округе

Лишенцы 1926

Сабурово – Галкин А.С. и Галкин А.М.

Богослово – Коробкина Н.А., Бухарев П.Н.

 

Из книги Памяти репрессированных Щелковского района

 

55. Бухарев Александр Павлович 1891, с. Улиткино Щелк. р., крестьянин, прож. Щелк. р. д. Каблуково, дело П-46020. Псаломщик Спасской церкви в с. Каблуково, сын псаломщика Казанской ц. . , был женат на дворянке Е. Лешковой (Каблуково). Сослан в начале 1930-х, после ссылки вернулся, умер в Богослове.

 

195. КИРИЛЛОВ Василий Васильевич, 1876, Щелк. р., . , из крестьян, (кустарь – организатор мастерской по изготовлению холста для живописи. Попечитель Богословской школы в 1899 г. Возможно, был выслан (см. ниже) и в 1930-х жил Щелк. р., д/п. Новые Горки. Арестован 15.3.1938 г. Тройкой при УНКВД МО 2.6.1938 г. по обвинению в к/р деятельности приговорен к расстрелу. Расстрелян 27.6.1938 в Бутове). Реаб. 24.08.1989 г. (ГА РФ, дело 23971).

 

195а. Кириллов Василий Васильевич 1883, из лишенцев сослан из ЩР в 1931. РГАМО д. 65420 (список КГБ в Сети).

313. НЕКРАСОВ Алексей Николаевич (22.4.1884, с. Гривы Озерской волости - после 1930), из семьи священника.

В 1914-1919 -священник Казанской ц. с. Богослова.

С 1919 - священник Троицкого храма Щелкова (фото). После закрытия храма в 1929 г. - в Никольской ц. с. Жегалово. Жил в г. Щелково, Пролетарская, 20. Арестован 22.8.1930 органами ПП ОГПУ, обвинен в антисоветской агитации (ст. 58-10 ч.2). Тройкой при ПП ОГПУ 17.9.1930 «из-под стражи освобожден, лишен права проживания в Моск. и Ленингр. обл., СКК и Дагестане, Киевском, Харьковском и Одесском окр. с погранокругами, сроком на 3 года». 20.09.1930 г. Некрасов А.Н. прибыл в г. Брянск на жительство [дело П-46143, ГАРФ - жена и 2-е детей]. Судьба неизвестна.

Фото 1917 г. из архива Широгоровых. Вероятно, священники и старосты Богородского уезда.

« предыдущая

Поделитесь с друзьями

Отправка письма в техническую поддержку сайта

Ваше имя:

E-mail:

Сообщение:

Все поля обязательны для заполнения.