Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
04 апреля 2020 года

Русский (советский ?) народ...

Д. С. Мережковский. "Больная Россия". Избранное (первые издания в 1906 и 1910 гг.) /Автор предисловия и послесловия, составитель д-р философских наук С. Н. Савельев.  – Ленинград. 1991.  С. 36-38.

… «Страшно свободен духом русский человек», - говорит Достоевский, указывая на Петра [Великого]. В этой-то страшной свободе духа, в этой способности внезапно отрываться от почвы, от быта, истории, сжигать все свои корабли, ломать все свое прошлое во имя неизвестного будущего, - в этой произвольной беспочвенности и заключается одна из глубочайших особенностей русского духа. Нас очень трудно сдвинуть; но раз мы сдвинулись, мы доходим во всем, в добре, в зле, в истине и лжи, в мудрости и безумии, до крайности.  «все мы русские любим по краям и пропастям блуждать», - еще в XVIIвеке жаловался наш первый славянофил, Крижанич. Особенность, может быть, очень опасная, но что же делать? Быть самими собою не всегда безопасно. Отречься от нее значит сделаться не только «беспочвенным», но и безличным, бездарным. Это похоже на парадокс, но иногда кажется, что наши «почвенники», самобытники, националисты, гораздо менее русские люди, чем наши нигилисты, отрицатели, наши интеллигентные «бегуны» и «нетовцы». Самоотрицание, самосожжение – нечто нигде, кроме России невообразимое, невозможное. Между протопопом Аввакумом, готовым сжечься и жечь других за старую веру, и анархистом Бакуниным, предлагавшим во время Дрезденской революции, выставить на стенах осажденного города Сикстинскую Мадонну для защиты от прусских бомб, - пруссаки-де народ образованный, стрелять по Рафаэлю не посмеют, - между этими двумя русскими крайностями – гораздо больше сходного, чем это кажется с первого взгляда.

Рядом с чересчур трезвыми есть чересчур пьяные. Кроме равнинной, вширь идущей, несколько унылой и серой, дневной России Писарева и Чернышевского:

Эти бедные селенья, -

Эта скудная природа –

Есть вершинная и подземная, и ввысь и вглубь идущая, тайная, звездная, ночная  Россия Достоевского и Лермонтова:

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит…

Какая из этих двух Россий подлинная? Обе одинаково подлинные.

Их разъединение дошло в настоящем до последних пределов. Как соединить их, - вот великий вопрос будущего…."

P.S. Добавим от себя, скорее поправим -  из дня сегодняшнего.  Думаю, что на народы, и  русский народ в данном случае не отличается от других,  веками накидывается некая узда, и он с большим или меньшим успехом – для себя - движется в установленном русле. Давно-давно собирались соборы, стали не нужны власти, и их отменили; последний церковный собор с белым священством и мирянами собрался только в период безвластия; в первые годы большевизма расцвела власть советов рабочих и крестьянских депутатов, постепенно она скукоживалась; худо-бедно, не так давно, была попытка создать местное самоуправление, и где оно сейчас? "Свобода духа" народа  скоро, совсем скоро, будет взнуздана так, что "Легенда о Великом инквизиторе", вспомним Федора Михайловича Достоевского, обретет черты реальности. 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы