Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
23 октября 2019 года

Они создавали славу советской металлургии…

А. Рейтблат, г. Электросталь.

Среди выдающихся работников завода «Электросталь» имя Михаила Яковлевича Дзугутова по праву занимает ведущее место. Талантливый учёный, замечательный инженер, яркая личность. 7 ноября ему исполнилось бы 110 лет.

Михаил Яковлевич Дзугутов

Михаил Яковлевич Дзугутов родился в крестьянской семье села Гизель Северной Осетии. В 1909 году Дзугутовы переехали во Владикавказ. После рабфака (1926-1929 гг.) Михаил поступил в Московский нефтяной институт. В 1932 году приказом Наркомтяжпрома был переведён на 3-й курс технологического факультета Института стали.

Делом жизни М. Я. Дзугутова стала ковка и штамповка металла.

С 3 сентября 1935 года он – поммастера цеха №20 (ныне КПЦ-1). Здесь с 1930 года штамповали силовые детали авиамоторов, в том числе АМ-34 конструкции А. А. Микулина. Этими двигателями были оснащены самолёты АНТ-25. На них были совершены беспосадочные перелёты Москва-Северный полюс-Ванкувер (США) и установлен рекорд дальности – более 12000 километров.

Михаил Яковлевич с необычайным интересом вникал в технологию ковки. Директор завода Дмитрий Маркович Велигура (1932-1939 гг.) в июне 1936 года назначил молодого мастера старшим инженером-исследователем ЦИЛ (начальник А. А. Хабахпашев, 1929-1937 гг.).

В конце 1930-х годов резко возрос объём заказов Авиапрома. В 1935-1939 годах был введён в строй «блок номерных цехов»: СПЦ-3, прокатный цех №2 (станы «800» и «350»), термический цех №2, цех мехобработки штамповок (цех №3), цех испытаний (цех №4), цех штампов, теплосиловой, электроремонтный. Действовали и прежние цехи – кузнечный и №20.

Авиапрому поставлялось более 800 наименований штамповок и поковок. Каждое изделие проходило и ОТК завода, и техинспекцию НКВД.

Новое изделие до выпуска в серию подвергалось полному, в том числе механическому, усталостному, микроструктурному, исследованию в ЦИЛ. Выяснилась, в частности, зависимость надёжности коленчатых валов от расположения волокон в штамповке.

В серии статей «Этапы становления» («Металлург», 1987 г. №№ 33-46 и 1988 г. №№ 3-10) М. Я. Дзугутов вспоминал:

«В августе 1939 года главный инженер М.А.Перцев предложил мне выехать в Московский Моторостроительный институт в связи с малой (до 50% нормы) стойкостью коленчатых валов поставок других заводов.

Из доклада я понял, что причиной разрушения валов была несовершенная технология. Получив слово, я сказал, что коленчатые валы будут иметь запланированную стойкость, если их изготавливать на заводе «Электросталь» по нашей технологии. Меня поддержал и академик А.А.Микулин, сославшись на успешные перелёты АНТ-25.

Председательствовавший Г.Ф.Байдуков предложение принял.

Все подготовительные работы были проведены исключительно быстро, и через две недели М.М.Громов уже наблюдал за изготовлением коленчатых валов в цехе №20».

Михаила Яковлевича часто командировали на заводы Авиапрома.

«Всякий раз Павел Константинович Алексеев или Михаил Андреевич Перцев напоминали мне, что я – ответственный представитель «Электростали» и, как высококвалифицированный специалист, обязан разобраться с претензиями, а за неустранимые дефекты извиниться.

Напутствие воспитывало и побуждало углублять знания».

Для управления «номерными цехами» был создан Производственный отдел №2. Директор завода Михаил Егорович Корешков (1939-1957 гг.; 1960-1965 гг.) перевёл в него из ЦИЛ инициативного и исполнительного М. Я. Дзугутова. Ему было поручено упорядочение пооперационной документации, сопровождающей каждое изделие в цехе.

«С группой толковых цеховых технологов мы быстро справились с этой задачей. Впредь каждый документ принимался цехами только с моей подписью в качестве старшего инженера».

С началом войны резко возросло производство сталей для военной техники и боеприпасов, в том числе, фугасных авиабомб, гильз для «Катюш», стали Гатфильда (ЭИ-256) для траков гусениц…

М. Я. Дзугутов активно участвовал в разработке технологии их массового производства.

В период с августа по декабрь 1941 года завод проводил эвакуацию оборудования и кадров на Урал. Эвакуацией блока поковок и цеха №20 в декабре (морозы ниже 30 0С ) руководил М. Я. Дзугутов.

17 октября завод «Электросталь» был остановлен. Это привело к срыву производства на ряде предприятий Авиапрома. Через три дня по предложению Михаила Яковлевича у главного инженера М. А. Перцева и при участии руководителей НКАП было решено передать авиапредприятиям комплекты штампов, незавершённые штамповки – 4500 тонн (100 вагонов), документацию и технологические разработки.

В начале 1942 года из-за нехватки уральского металла для фронтовых мастерских и военных заводов было решено реэвакуировать цехи: СПЦ-1, СПЦ-2, прокатный №2, кузнечный, термический, электроремонтный, ремонтно-механический, теплосиловой и ЦИЛ.

Станы «800» и «350» в марте 1942 года были пущены в Чебаркуле и возвращению не подлежали.

В конце февраля 1942 года в зданиях блока поковок разместили оборудование Новокраматорского машиностроительного завода (ЭЗТМ с 19.10.1957 года), до этого находившееся на платформах в городе Орске. Краматорчанам выделили часть жилого фонда Соцгорода.

«В апреле 1942 года, - рассказывал М. Я. Дзугутов, - меня перевели в ЦИЛ как ответственного инженера по восстановлению лаборатории. С возвращением из эвакуации начальника ЦИЛ Василия Семёновича Култыгина и группы циловцев мы восстановили технологические инструкции для всех цехов.

Будучи замначальника ЦИЛ, я участвовал в восстановлении кузнечного цеха, готовил кузнецов и нагревальщиков, обучал бригады ковке новых марок стали. Одновременно в РУ-5 готовил две группы кузнецов».

С ноября 1943-го по июнь 1944 года М. Я. Дзугутов – заместитель начальника кузнечного цеха.

Недостаток никеля для сплавов сопротивления (нихромов) привёл к увеличению выплавки железо-хром-алюминиевых сплавов. При их ковке значительная часть заготовок разрушалась, терялись дефицитные легирующие. Велики были и потери вольфрама при ковке быстрорезов. В 1942-1943 годах М. Я. Дзугутов с сотрудниками исследовали эти явления. Результаты были учтены в производстве и опубликованы в журналах «Сталь» и «Вестник машиностроения» за 1944-1945 годы.

С завершением войны на смену поршневым авиамоторам стали приходить реактивные двигатели. Их разработку вели с 1930-х годов конструкторские бюро А. М. Люлька, А. А. Микулина, В. Я. Климова.

От металлургов (в первую очередь завода «Электросталь») потребовались материалы, выдерживающие длительные напряжения при высоких температурах. Первые такие стали: ЭИ-69, ЭИ-395 – появились в 1945 году.

В ноябре 1946 года Михаила Яковлевича командировали на пермский Машиностроительный завод и свердловский УЗТМ для участия в подборе режима нагрева при штамповке дисков к газотурбинным двигателям.

Под руководством М. Я. Дзугутова с 1947 года разрабатываются технологии ковки сутунки, прутков и шайб из сплавов ЭИ-434, ЭИ-435, ЭИ-437, обладавших лучшей стойкостью.

Когда Михаил Яковлевич увидел, что на УЗТМ ультразвуковой контроль выявил после деформации внутренние трещины в диске, то по возвращению домой, рекомендовал применять УЗК перед сдачей ответственного металла заказчику.

Начальник ЦИЛ Василий Семёнович Култыгин (1941-1957 гг.) подчёркивал инициативу и самостоятельность М. Я. Дзугутова, «способного разрешать весьма сложные технологические и организационные задачи». Так, он лично разработал технологию изготовления шайб быстрореза, исключающую внутренние разрывы в них, провёл важнейшие исследования технологии жаро- и окалиностоких сталей.

Для работы М. Я. Дзугутова характерен аналитический, творческий подход. Результаты его исследований, как правило, используются в производстве».

Михаил Яковлевич проработал на заводе «Электросталь» с 1935 года по 1986 год. Едва ли есть направления основного производства, обойдённые его вниманием.

Один из первых кандидатов технических наук на заводе, М.Я.Дзугутов – автор нескольких изобретений, десятков публикаций. В период с 1944-го по 1994 год он печатался в журналах «Сталь», «Кузнечное и штамповочное производство», в сборниках «Металлургиздата». Перу кузнеца-учёного принадлежит 6 книг – монографий и учебников для вузов (часть в соавторстве). М. Я. Дзугутова интересовало существо процессов горячей деформации специальных сталей и сплавов.

Лауреат Государственной премии, лауреат премии имени И. Ф. Тевосяна, М. Я. Дзугутов награждён орденом Трудового Красного Знамени (1948 г.), значком «Отличник социалистического соревнования» за разработку боеприпасов (1944 г.), медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (1947 г.), «За трудовую доблесть» (1949 г.), «За трудовое отличие» (1950 г.).

В сборнике «Твои люди, «Электросталь» (2004 г.) Т. Н. Сидорина, коллега и ученица М. Я. Дзугутова, писала:

«На праздновании своего 90-летия в ЦИЛ в 1996 году юбиляр рассказывал, как сочетание осетинской и русской культур сформировало его – инженера и учёного. Пред нами предстал мудрец и философ».

«Он был отечески внимателен к нам, начинающим инженерам и техникам, старался помочь», - по-доброму вспоминает Михаила Яковлевича Дзугутова тогдашняя «холостёжь» ЦИЛ («холостёжь» - так в лаборатории называли неженатых молодых специалистов).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы