Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
24 июля 2020 года

 

Из старых семейных фотографий…

Морозов А. С., Орехово-Зуево

Перебирая семейный архив, я наткнулся на фотографию своего деда-счетовода на фабрике Морозовых Василия Степановича Морозова. Он поступил на фабрику в начале ХХ века, Сам он из тульских крестьян. Получил образование в сельской начальной школе. Уже совершеннолетним поступил работать на фабрики в местечко Никольское. Смышленого юношу приметила администрация ткацкой фабрики. Со временем ему доверили работу счетовода. Работая на такой должности, надо хорошо знать не только арфметику, но и основы технологического процесса, уметь общаться с людьми.

В зрелом возрасте, уже закрепившись на производстве, Василий Степанович женился на моей бабушке - москвичке Елизавете Андреевне, в девичестве - Семеновой. Ее отец работал техническим работником одного из московских театров /предположительно – Большого театра/. Семейство Семеновых имело купеческие корни.

Надо полагать, что Елизавету Андреевну сосватали ее родители. И она переехала к мужу в местечко Никольское. Приехав сюда, она надеялась на лучшее материальное положение, на возможность создать крепкую семью. Семья Василия Степановича и Елизаветы Андреевны состояла из семи детей. Такую семью нелегко было содержать. Дети родились в самом начале века , большинство из них были близки по возрасту. Их воспитание требовало больших усилий. Бабушка не работала и воспитывала детей. Семья жила на Крутом в 140-й - 6-ой, для служащих, казарме, в комнате № 10. Рядом в каморках проживали служащие, в основном, фабрик Викула Морозова.

Надо полагать, что заработной платы деда хватало на то, чтобы прокормить свою многодетную семью. Расходы на питание составляли более 2/3 бюджета семьи. Заработная плата счетовода была соизмерима с зарплатой квалифицированного рабочего и составляла около 15- 20 рублей в месяц..

Не все дети Морозовых выжили. Мой отец Морозов Сергей Васильевич родился уже после революции в той же казарме. Семье нередко приходилось обращаться к врачам. Помню, бабушка тепло отзывалась о главном враче викуловской больницы Константине Александровиче Угрюмове, 36-ть лет проработавшем в морозовской вотчине. Он был не только прекрасным врачом, умелым организатором, но отзывчивым, внимательным человеком. Имел звание надворного советника, имел высокие награды. После убийства молодым революционером Иваном Ветровым директора правления Никольской мануфактуры С. А. Назарова он возглавил особый Ореховский отдел Комитета попечительства о народной трезвости Покровского уезда. В декабре 1908 года заведование чайной Общества Трезвости при данном Отделе возложили на брата Василия Степановича - Петра Степановича Морозова, что говорит об определенном доверии к его не только деловым, но и нравственным качествам. Первая мировая война не задела семейный быт семьи Морозовых. Как я уже говорил выше, мой отец Сергей Васильевич Морозов, участник знаменитой Курской битвы, родился уже после революции.

Бабушка в первые послереволюционные годы стала советской активисткой, обучала казарменных детей грамоте, входила в совет казармы. В трудные годы гражданской войны ей приходилось выезжать в отдаленные местности, чтобы обменивать оставшиеся вещи на продукты, содержать семью. Она, как многодетная мать, была награждена советским орденом « Материнская слава».

До революции работал на фабрике Морозовых и другой мой дед по материнской линии Куров Карп Митрофанович. Бабушка Мария Гавриловна ранее была няней в Глухово, ослепла и позже не работала. Дед содержал большую семью, держал домашнюю птицу, поросят. Быт моих предков говорит о том, что жили они средне, не шиковали, но и не голодали. В начале века зарплата конторских работников, квалифицированных рабочих была около 200 рублей в год. Для сравнения: 1 фунт мяса говяжьего стоил 20-ть копеек, пуд гречки - 2 рубля, стакан чаю в трактире – 5-ть копеек, кружка пива с сушками – 5-ть копеек, сапоги - до 10-ти рублей, пальто демисезонное – до 20-ти рублей.

От моего деда Карпа Митрофановича я не слышал о развитии массового футбола в 1900-х годах в нашей местности. Тогда нередко рабочему человеку некогда было заниматься спортивными играми. Участие в играх было возможно только для достаточно узкой группы работников. Первоначально футбол был достаточно жестким, недаром о нем некоторые старожилы говорили как о «потасовке в трусах». Уже к 1910-му году появляются фабричные футбольные команды, начинается спортивный расцвет клуба КСО - «морозовцы». Массовым футбол стал уже после революции, Гражданской войны. Вот тогда молодежь могла часами гонять мяч за балаганами, во дворах казарм.

Послереволюционный период тяжело сказался на благополучии семей текстильщиков. Чтобы прокормить семью приходилось менять на продукты вещи на барахолке, выезжать в другие местности для обмена вещей на продукты. В 20-30-е годы казарма стала местом целенаправленного воспитания людей в духе патриотической направленности, приобщения их к культуре, театру, музыке. Регулярно работал совет казармы, который строго спрашивал с текстильщиков за порядок в помещении, прививал дисциплину в совместном проживании, организовывал культурно-массовые мероприятия. Бабушка Елизавета Андреевна именно в этом и принимала активное участие. Дед умер намного раньше бабушки.

Судя по жизненному пути моих дедов, их ценило начальств, уважали окружающие. Это позволяло достаточно безбедно жить, содержать многодетные семьи, уделять внимание воспитанию детей.

На фабриках фабрикантов Морозовых хорошие работники ценились и достаточно сносно жили. Система штрафов била по работникам только осваивающим профессию, по тем, кто не мог мириться с своеволием начальства, жестокой эксплуатацией и бесправием рабочего человека. Стачки были способом воздействовать на администрацию фабрик. Так было в 1863 1876, 1885, 1905 годах. История города проходит через судьбы людей, в которых был свет и тени, счастье и невзгоды. И об этом мы храним память, чтобы « не быть Иванами, непомнящими родства.».

 

Об авторе

Александр Сергеевич Морозов,

кандидат исторических наук, председатель совета историко-краеведческого музея, член Морозовского клуба

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы