Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
01 июля 2020 года

Еще один документ к истории образования города Орехово-Зуево…

Публикация Е. Маслова

 

Город образовался в 1917 году путем слияния села Зуево Богородского уезда Московской губернии с селом Орехово и местечком Никольское Покровского уезда Владимирской губернии. Вопрос такого объединения не был простым, попытки разного рода были на стыке 19-го и 20-го веков. Об этом свидетельствует публикуемая ниже Записка владимирского губернатора, где он обосновывал такое слияние с переходом села Зуева в границы Владимирской губернии. О другой попытке образовать город, уже 1917 года, свидетельствует письмо Московского губернского комиссара Министру внутренних дел Временного правительства от 31 июля 1917 года, где прямо  указывается на нежелание жителей села Зуева становиться горожанами: «…мы Общество Граждан (крестьян) села Зуева… [переименования] села Зуева в город не желаем, в чем и просим нас (крестьян) граждан не насиловать, а дать нам свободно распорядиться собою самим, в силу данной свободы, что и подтверждаем своими подписями…» [1].

 

«Записка

Владимирского Губернатора [2] по вопросу о необходимости присоединения села Зуева, Богородского уезда Московской губернии, к местечку Никольскому и селу Орехову, Покровского уезда, Владимирской губернии [3].

 

Фабрично-заводское село Зуево, Богородского уезда, Московской губернии… от соседних с ним – местечка Никольского и Села Орехова Покровского уезда Владимирской губернии, отделяется одною только рекою Клязьмою, составляющею в данной местности естественную границу между Владимирской и Московской губерниями, - так что эти три населенных пункта фактически составляют один фабрично-промышленный и торговый центр с весьма значительным числом жителей (до 45 тысяч человек). Действительно, несмотря на административное разделение означенных поселений, как принадлежащих к разным губерниями, между ними существует самая тесная связь, обусловленная во 1-х родом занятий местного населения, состоящего исключительно из фабричных рабочих фабрик: Товариществ Мануфактур Саввы Морозова Сын и Ко, и Викула Морозова с сыновьями в м. Никольском, Торгового Дома братьев Гоппер близ села Орехова, господ Зиминых и Богородско-Глуховской мануфактурой в с. Зуеве и  во 2-х, преимущественно тем, что главный контингент жителей с. Зуева составляют рабочие фабрик Никольской мануфактуры, которые в числе до 7 000 человек за недостатком квартир при фабриках в м. Никольском и с. Орехову, вынуждены жить в с. Зуеве, на частных квартирах.

Состав населения всего Никольско-Зуевского фабричного района можно подразделить на три группы – к первой группе принадлежат рабочие Товариществ Никольских мануфактур, имеющие квартиры в фабричных казарма в м. Никольском, и жители с. Орехова; ко второй группе относятся рабочие тех же Никольских мануфактур, живущие на частных квартирах в с. Зуеве, и третью группу составляют рабочие фабрик, находящихся в с. Зуеве, а также жители этого села.  Материальная обстановка лиц, входящих в каждую из означенных групп, различна; точно также и по своему нравственному складу они резко разнятся между собою. В лучших условиях находятся рабочие 1-й группы, они составляют почти 9/10 всего населения м. Никольского и с. Орехова, достигая до 30 000 человек. Это более или менее постоянные рабочие Никольских мануфактур, живущие на фабриках даже в нескольких поколениях.  Условия их быта следует признать вполне  удовлетворительными. Работая на фабриках целыми семьями и получая поэтому достаточные средства к жизни он и вместе с тем пользуются готовым помещением в фабричных казармах, квартиры их поместительны и в санитарном отношении состоят под надзором фабричных врачей. К возможному улучшению существования этих рабочих хозяева фабрик прилагают все заботы, и многое ими в этом отношении сделано. Так, при фабрике имеются две прекрасно устроенные больницы с шестью врачами, помощью которых могут пользоваться и неработающие на фабриках члены семейства рабочих, живущих в казармах; для престарелых и увечных рабочих, не имеющих возможности трудиться, устроена богадельня на 200 кроватей; затем имеется приют для детей, а для обучения малолетних существует образцово, во всех отношениях, поставленные училища; для отвлечения от разгула и пьянства и для духовно-нравственного и умственного развития рабочих в м. Никольском  устраиваются различного рода увеселения, например - народные гулянья, публичные представления и зрелища в местном театре, кроме того там организованы духовно-нравственные беседы, народные чтения, имеются две библиотеки с бесплатными народными читальнями и проч. Всего этого почти лишены рабочие тех же мануфактур, проживающие в частных квартирах в с. Зуеве. Состав этих рабочих отличается случайностью и непостоянством, поэтому администрация фабрик дорожит не столько ими, сколько рабочими, живущими в хозяйских помещениях, как более прикрепленными к фабрикам.

В селе Зуеве проживают большей частью такие многосемейные рабочие, в семьях коих число работников на фабриках незначительно, - почему и материальное обеспечение этих семейств не может равняться с обеспечением семей, живущих в Никольском при фабриках.

Многосемейные рабочие, само собою разумеется, составляют бремя для фабрик, поэтому фабричная администрация предоставляет им жить где угодно, только не в своих фабричных казармах и, лишь взамен отвода квартир натурою, уплачивает квартирные деньги по 1 р. 50 к. в месяц на каждого работающего на фабрике члена семьи.

В Зуеве же водворяются на жительство и те из рабочих, которые за маловажные проступки лишаются хозяйского помещения. Квартиры рабочих в Зуеве вообще крайне неудовлетворительны – это по большей части такие маленькие каморки, что нередко  на 4-х человек приходится не более одной кубической сажени воздуха. Конечно, такие помещения не могут соответствовать даже самым скромным санитарным требованиям, да и санитарного надзора за квартирами рабочих в с. Зуеве вовсе  не существует.

с. Зуево. 1900

с. Зуево. 1900

Квартирохозяева, имея у себя жильцов,  положение которых на фабрике не особенно прочно обеспечено, не стремятся к улучшению отдаваемых ими в наем помещений тем более, что нужда в квартирах несомненно существует.  Вследствие чрезмерной скученности в таких квартирах, а также по случаю сильного развития пьянства и тайной проституции среди рабочих, в Зуеве появляется масса заболеваний, но фабричные врачи из Никольского не считают себя ни в праве, ни обязанными  иметь строго наблюдение за населением и потому ограничиваются лишь приемом больных рабочих в свои фабричные больницы, членам же их семейств, неработающих на фабриках, в приеме отказывают, признавая их жителями другого уезда, - и только в особо опасных заразных случаях направляют больных в Покровскую земскую больницу.  Местный врач Богородского земства тоже не может оказывать серьезной помощи населению, так он не живет в Зуеве и только по временам наезжает в это селение, врач же фабрики Зиминых, хотя и находится в том же селе, но считает себя не в силах, да и не обязанным наблюдать за здоровьем и лечить рабочих, содержимых сторонними фабриками.

Таким образом, Никольские рабочие и их семьи, проживающие на частных квартирах в Зуеве, лишены самого главного попечения о их здоровье, а так как выше было сказано, что и материальное их положение значительно хуже сравнительно с рабочими, живущими на фабриках в Никольском, то такие контрасты естественно порождают недовольство, зависть и даже озлобление среди тех или других обиженных и обездоленных рабочих, а затем, конечно, устанавливается убеждение о «хозяйской несправедливости», вызывающее в свою очередь между нанимаемым  и нанимателем такие осложнения, которые выражаются со стороны рабочих в резких и грубых формах.

Достижение возможного равенства условий жизни рабочих на всех фабриках в данной местности, если они находятся между собою в таком тесном сближении как фабрики Никольских мануфактур, имеет в интересах дела первостепенное значение, но по отношению к означенным фабрикам достижение вышеобъясненной цели возможно лишь при условии подчинения м. Никольского и с. Зуева одной административной власти.

Рабочие Зуевских фабрик, число коих достигает до 2 500 человек в год, находятся не в лучшем, если не в худшем положении, чем рабочие Никольских Мануфактур, живущие в Зуеве, так как местные фабрики работают с 20 января до полноводья и затем с 15 мая до 20 октября, а на остальное время года хотя все рабочие и увольняются, но часть их остается на жительстве в  Зуеве, без определенного заработка, увеличивая собою контингент праздношатающегося, безработного люда, который под местною кличкою «котов» и «золоторотцев», влачит праздное и нетрезвое существование, добывая средства к жизни большей частью самыми неблаговидными способами. Таким людом Зуево переполнено. Здесь находят себе приют все те рабочие Никольских мануфактур, которые частью по случайности, частью по собственной вине потеряли работу на фабриках; к этой группе следует отнести и тех рабочих, прибывающих из дальних мест, которые не находят себе заработка на здешних фабриках.

Разгульная жизнь, неразвитость и легкомыслие  фабричного рабочего привлекают в Зуево и разных темных неблагонадежных личностей, как-то: бродяг, беспаспортных, воров, фальшивых монетчиков и т.п., которые, пользуясь слабостью нравственных устоев населения Зуева составляют иногда правильно организованные шайки воров. Местом жительства и местом сбыта краденного им служит с. Зуево, а местом действия является преимущественного Никольское.

Все это доказывает, что состав населения Зуева заключает в себе элементы крайне ненадежные, могущие угрожать спокойствию и безопасности всего Никольско-Зуевского фабричного района; здесь найдут благоприятную почву всякие недоброжелательные люди – и с вредными учениями, и подстрекатели рабочих к бунтам и забастовкам, и распространители подпольной литературы.

Наконец, лица, которым, в интересах охранения общественного порядка и безопасности, воспрещено пребывание в м. Никольском и с. Орехове, всегда имеют возможность найти себе приют в Зуеве.

Кроме того, нельзя не указать и на то, что характер жизни обывателей с. Зуева весьма вредно отражается на рабочих местечка Никольского в нравственном отношении. В праздники и вообще в свободное от работы время Морозовские рабочие из Никольского целыми толпами направляются в Зуево и там в многочисленных трактирах и питейных домах находят себе развлечение, предаваясь разгулу, пьянству и разврату; при чем, конечно, неизбежно происходят драки, буйства и разного рода бесчинства. Все заведения раздробительной продажи крепких напитков в с. Зуеве торговлю свою производят почти всю ночь; между тем в с. Орехове они (в местечке Никольском таких заведений совсем нет) строго ограничиваются в своей торговле временем, определенным законом. Благодаря этому, на улицах м. Никольского и с. Орехова самою позднею ночью можно встретить только возвращающихся из Зуева пьяных рабочих.

Все вышеизложенное служит достаточным доказательством того, что зоркий и неослабный надзор за указанными населенным пунктами, м. Никольским и селами Ореховым и Зуевым настоятельно необходим. Но правильной постановки этого надзора  в настоящее время не может быть достигнуто, благодаря разъединению этих местностей в административном отношении.

Это разъединение представляет серьезные неудобства и затруднения в особенности для полиции м. Никольского и с. Орехова, так как, имея в с. Зуеве значительное число рабочих с фабрик Никольских мануфактур и наблюдая за ними в м. Никольском, как месте их работ, Никольская полиция должна иметь за ними еще большее наблюдение в месте их жительства, в свободное от работ время, но при нахождении с. Зуева  в пределах Московской губернии, это положительно не выполнимо.

Морозовские рабочие, имеющие квартиры в с. Зуеве, весь день проводят в Никольском на работе, а в с. Зуево приходят только ночевать, т. е. состоя в течение дня под наблюдением в Покровском уезде, на ночь переходят в Богородский уезд, где их поведение не известно не известно Никольской полиции, так как последняя не может устанавливать надзора в неподведомственной ей местности; Зуевская же полиция не знает их совсем, так как большая часть рабочих предъявляют свои паспорта для прописки не по месту жительства, а по месту работы, т. е. через конторы фабрик к Пристава м. Никольского. Наконец, в праздники Морозовские рабочие, живущие в Зуеве, по малочисленности там чинов полиции остаются там совершенно без всякого надзора и, пользуясь этим обстоятельством, почти каждый праздничный день производят беспорядки, зная, что против них  полицией будет принята единственная мера – это прогнать их на другой берег, ибо дальнейшее преследование является затруднительным. Между рабочими нередко затеваются драки, причем пускаются в ход ножи и другие орудия, вследствие чего всегда бывают побитые и раненые, но предпринять что-либо действительное против этого рода беспорядков полиция не в силах, так как участники драки, при появлении полиции, тотчас же удаляются на другой берег.

В устранение серьезных последствий при столкновении рабочих, я воспретил продажу ножей в Орехове и Никольском, но мера эта едва-ли может повести к благоприятным результатам, так в селе Зуеве продаются ножи, револьверы и другое оружие.

Преследуя цели порядка и спокойствия в таком фабричном центре, как м. Никольское, местная полиция может достигнуть этого только путем бдительного надзора за рабочими, - и в Никольском и в Орехове, как  местах ей подведомых, полиция может найти к тому надлежащие средства – ей помогут и фабричная администрация и домовладельцы, и содержатели тех или других торговых заведений – чего по с. Зуеву, при нахождении его в другой губернии, достигнуть невозможно.

Существующие ныне в м. Никольском и с. Зуеве органы полицейского надзора, как не имеющие между собой никакой связи, вообще не могут проявлять того желаемого единства действий, которое возможно достигнуть при подчинении означенных местностей одному административному управлению. Между тем единство действий в данном случае крайне необходимо как для пресечения и раскрытия  преступлений и поступков, так, в особенности, для удобства наблюдения за могущими подготовляться в среде рабочих волнениями и беспорядками, что представляет существенную важность. В настоящее время серьезное наблюдение за рабочими крайне затруднительно; для примера можно указать на случай, имевший место в прошедшем 1899 году, когда перед Пасхой, рабочие Никольских мануфактур собрались на тайное совещание с целью предъявить, посредством стачки, к владельцам фабрик некоторые требования и Никольская полиция от Зуевской по этому поводу никаких извещений не получила.

Отсутствие единства в действиях Никольской и Зуевской полиции, облегчая укрывательство разных вредных для общества проявлений местной жизни, в то же время значительно затрудняет и деятельность полиции по расследованию в совершении преступлений и проступков виновных, укрывающихся в с. Зуеве. Обследование уголовных дел весьма часто страдает при необходимости обращать те или иные требования по этого рода делам к полиции другого уезда. Так, если является необходимость немедленно вызвать для допроса какое-либо лицо с другого берега р. Клязьмы или произвести обыск и т.д., не смотря на спешность дела, приходится действовали медленным канцелярским порядком, - что, конечно,  служит в ущерб самому делу. Практика указала, что лица, совершившие кражи и другие преступления в м. Никольском, всегда искали и с успехом находили убежище в с. Зуеве как для себя лично, так и для укрывательства похищенного, что, само по себе, доказывает знаниями жителями Зуева об осложнениях, возникающих и судебной и полицейской власти при необходимости преследования преступников в пределах другого уезда.  Это особенно рельефно выразилось во время октябрьских беспорядков на фабриках Викула Морозова в 1897 году, когда все похищенное и награбленное в Никольском (на сумму свыше 100 тысяч рублей), было скрыто в Зуеве, где укрылись и сами преступники. Между тем произведенные там обыски и розыски не дали никаких положительных результатов, благодаря тому, что Зуевская полиция, состоявшая в то время из одного Полицейского Надзирателя и нескольких человек городовых, проявила крайнюю слабость и бездеятельность, а Никольская полиция, стараясь не переходить границу подведомственной ей территории, не появлялась в Зуеве. Об этом в свое время было засвидетельствовано Владимирским Вице-губернатором Князем Урусовым, который был командирован в Никольское для прекращения означенных беспорядков.

Те же неудобства и затруднения возникают для чинов жандармского полицейского надзора. – При существующем положения дела наблюдательная деятельность Помощника Начальника Владимирского Губернского Жандармского Управления, имеющего жительство в м. Никольском, весьма затруднена, в виду того же разъединения административной власти. В настоящее время рабочих Никольских мануфактур, живущие в Зуеве, совершенно изъяты от наблюдения чинов жандармского надзора Владимирской губернии; между тем они-то и составляют наиболее опасный для общественного порядка и спокойствия элемент и, как дознано опытом, во время всяких волнений и беспорядков, являются главными зачинщиками и агитаторами. На практике не раз являлись затруднения при производстве дознаний по политическим делам, возникающим в м. Никольском, и розыскная деятельность чинов местного жандармского надзора не могла иметь надлежащих результатов только потому, что с. Зуево находится в Московской губернии. Можно указать на такой, например, случай: у рабочих, проживающих в Зуеве, необходимо безотлагательно произвести обыски, для чего нужно было бы только переехать через р. Клязьму, но так как с. Зуево находится в Московской губернии, то является надобность сноситься с Москвою и, таким образом, упускается и время,  и удобный случай.

Нормальные условия существующей постановки полицейского надзора в Никольско-Зуевском районе и вытекающие из этого неудобства и затруднения в одинаковой мере замечаются и в отношении фабричного надзора, как результат отсутствия той связи и взаимодействия, в коих должны находиться чины фабричной инспекции и полиции при всех своих распоряжениях, направленных к водворению на фабриках должного порядка и благоустройства. Требуемая законом и циркуляром Министерства Внутренних Дел и Финансов от 4 сентября 1898 года за №3884/580 солидарность в действиях полиции и фабричной инспекции не может быть достигнута в полной мере при оставлении фабрик с. Зуева в ведомстве инспекции Московской губернии, вследствие чего и в этом отношении подчинение с. Зуева ведомству фабричной инспекции Владимирской губернии является безусловно необходимым, в особенности, если принять в соображение, что фабричный инспектор, в участке которого находятся фабрики с. Зуева, живет в Москве; между тем как в м. Никольском постоянно проживает фабричный инспектор Владимирской губернии в непосредственном соседстве с Зуевскими фабриками. Разрозненность действия в данной местности чинов Московской и Владимирской фабричной инспекции была уже предметом обсуждения Владимирского Губернского по фабричным делам Присутствия, которое в заседании 3 апреля 1899 года постановило возбудить ходатайство перед Министерством Финансов о подчинении фабрик с. Зуева ведомству Владимирского фабричного Присутствия и фабричной инспекции Владимирской губернии, о чем и представлено г.  Министру Финансов 14 апреля за №35.

Московский губернатор, с которым было сделано сношение по вопросу об объединении полиции м. Никольского и с. Зуева, отозвался, что «признавая и с своей стороны существующие ныне в означенной местности условия полицейского надзора крайне ненормальными, он в то же время не видит возможности объединения полиции под одним общим управлением без присоединения всего этого фабричного района к той или другой губернии».

В виду всего вышеизложенного, нельзя не признать, что интересы охранения общественного порядка и безопасности настоятельно требуют объединения с. Зуева с м. Никольским и с. Ореховым под одним общим административным управлением, хотя бы это объединение было достигнуто путем исправления губернской границы, т. е. путем присоединения с. Зуева к Владимирской губернии, - в силу того, что с. Зуево несравненно теснее связано с Покровским уездом, чем с Богородским, к которому оно в настоящее время принадлежит, - отстоя от г. Покрова лишь в 18 верстах, а от г. Богородска в 35 верстах. То же соображение было высказано еще бывшим Владимирским губернатором Шталмейстером Судиенко в представлении его Министерству Внутренних Дел от 28 февраля 1890 г. за №965 по поводу ходатайства Правления Товарищества никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и Ко о присоединении м. Микольского к Московской губернии, каковое ходатайство, согласно с заключением Шталмейстера Судиенко, Министерством было отклонено. В настоящее время фабриканты м. Никольского держатся совсем обратного взгляда, находя более полезным, наоборот, присоединить с. Зуево к Владимирской губернии.

Вследствие сделанного по означенному вопросу представления Господину Министру Внутренних Дел от 19 мая за №511, Министерство Внутренних дел , принимая во внимание, что перечисление названного поселения во Владимирскую губернию затрагивает интересы прежде всего местного населения, уездных и губернских земств, а затем местных учреждений Министерств: Финансов, Юстиции, Земледелия и Государственных имуществ и т.д., предложило, по определению новой пограничной черты между Владимирскою и Московскою губерниями, означенный вопрос передать предварительно на рассмотрение обществ с. Зуева, а также местных губернских и уездных земских собраний, а равно учреждений посторонних ведомств, отзывы которых и представить в Министерство, приложив карту с нанесением на ней существующей и проектируемой между-губернской границы.  Об этом было сообщено, для зависящих распоряжений Московскому Губернатору и всем представителям упомянутых посторонних ведомств Владимирской губернии. Последние в сообщенных ими отзывах единогласно указывают не только на полную желательность, но и на необходимость присоединения с. Зуева, Богородского уезда, к Владимирской губернии, не усматривая никаких препятствий к осуществлению означенного предположения. При этом Прокурор Окружного Суда, подтверждая со своей стороны вышеизъясненные неудобства и затруднения по обследованию уголовных дел, - вместе с тем присовокупляет, что за последние месяцы с учреждением в м. Никольском фабрично-заводской конно-полицейской стражи, в составе 25-ти стражников под заведыванием околоточного надзирателя, - свормированной из казаков Астраханского казачьего войска, - видимо уменьшилось там число праздношатающихся\, безработных и готовых на всякое преступление людей, но многие из них несомненно перекочевали в с. Зуево; с присоединением последнего к Покровскому уезду будет возможно принятие общих мер по упорядочению жизни всего тамошнего фабричного населения.

Начальник Владимирского Губернского Жандармского Управления со своей стороны высказался, что подчинение с. Зуева Богородского уезда и м. Никольского Покровского уезда одной административной власти намного облегчило и упростило бы способы наблюдения за фабричным населением, чего нельзя не желать в интересах охранения общественного порядка и безопасности, - не говоря уже о том, что в виду близкого соседства фабричной инспекции в м. Никольском, на фабриках с. Зуева были бы водворены большая аккуратность, чистота и порядок, чем это замечается теперь.

М. Никольское

М. Никольское

Старший Фабричный Инспектор Владимирской губернии отозвался, что фабричная инспекция, близко стоящая к промышленной жизни и непосредственно заинтересованная в правильном ее течении, не может не признать, что объединение как административного, так и фабричного надзора в селах Орехове, Зуеве и м. Никольском есть мера вполне современная и целесообразная.

Управляющий Владимирской Казенной Палатою сообщил, что присоединение с. Зуева к Владимирской губернии не осложнит работу местного Податного Инспектора и Покровского Уездного Казначейства настолько, чтобы таковая могла неблагоприятно отразиться на их деятельности, так как наличный состав означенного казначейства вполне достаточен для успешного выполнения тех обязанностей, какие будут возложены на него с присоединением с. Зуева к Владимирской губернии, а Податный надзор Покровского уезда в настоящее время усилен учреждением должности помощника Податного Инспектора.

Управляющий Акцизными Сборами Владимирской губернии со своей стороны полагает, что указанная мера, по ее осуществлении, для акцизного надзора в настоящее время не представит особых затруднений; со введением же казенной продажи питей, присоединение с. Зуева, смежного с м. Никольским, к Владимирской губернии может представить даже некоторые удобства как для общего надзора за торговлей питиями, так равно и в видах объединения порядка снабжения этих пунктов казенным вином.

И, наконец, Управляющий Государственными Имуществами Владимирской и Рязанской  губерний, отозвался, что с точки зрения интересов Министерства Земледелия и Государственных Имуществ он не видит препятствий к осуществлению означенного предположения.

Со своей стороны Покровское уездное и Владимирское Губернское земские собрания, по обсуждению в очередных своих сессиях, вопроса о присоединении с. Зуева к Владимирской губернии постановили: проектируемое присоединение признать не только желательным, но и необходимым и возбудить о сем соответствующее ходатайство в подлежащих учреждениях; при чем мотивами такого ходатайства приводятся следующие соображения: 1) одною из первых и наиболее важных обязанностей, возлагаемых законом  на земские учреждения, является забота и попечение о народном здравии; между тем отправление этих существенных обязанностей в данном районе нередко затрудняется, но иногда и совсем парализуется именно потому, что села Зуево и Орехово и м. Никольское находятся не только в разных уездах, но в разных губерниях. Село Зуево, собственно, представляет собой квартиру для рабочих с фабрик м. Никольского, и местности эти фактически уже давно составляют одно целое.  В среде рабочих, живущих в с. Зуеве, конечно, появляется масса заболеваний, кои почти всегда обнаруживаются на месте работы, т. е. на территории Покровского уезда, поэтому администрация фабричных больниц, например, сифилитиков, отправляет в земскую больницу, но земство, подавая медицинскую помощь отдельным личностям, лишено возможности воздействовать на источник заразы. При возникновении же эпидемии, когда требуются быстрые действия в самом начале, земство испытывает еще большие затруднения, не имея возможности непосредственно и быстро пресечь источник заразы в зародыше, - что особенно важно по отношению к с. Зуеву, в котором ютится самая  самая беднейшая часть рабочих, - как это и обнаружилось во время холерной эпидемии в 1892-1893 годах; 2)  не менее важною обязанностью земства является забота об общественной безопасности. Естественную границу между Зуевым и м. Никольским и с. Ореховым составляет река Клязьма, которая, как межгубернская граница, ни в чьем владении не состоит. Поэтому устройство правильной переправы для сообщения с. Зуева с м. Никольским ни на ком не лежит, а между тем рабочие ежедневно два раза – днем и ночью – совершают массовую переправу с одного берега Клязьмы на другой, что в весеннее и осеннее время, да и вообще во время паводков сопряжено с риском и вызывает массу несчастных случаев; но земство, при всем желании придти в этом деле на помощь, не может ничего предпринять потому только, что данный район административно разделен на две губернии; и 3) не касаясь сфер деятельности административной и судебной, в которые различные места жительства и служения рабочих вносят множество всяких осложнений и путаницы в делопроизводстве, земство с своей стороны полагает, что жизнь массы людей, поставленных одну часть дня в одни условия, а остальную в другие, не может быть признана нормальной.

Между тем, данный вопрос обсуждался заинтересованными в нем Богородским уездным и Московским губернскими земствами, а также Московским Губернским начальством. Богородское уездное земское собрание нашло, что ходатайство о присоединении с. Зуева к Владимирской области вызвано теми неудобствами, кои создаются резким разделением рядом лежащих сел Зуева и Орехова в полицейском отношении, - каковое разделение обуславливается нахождением этих селений в различных губерниях; но земство полагает, что разделение названных селений в административно-хозяйственном отношении не заключает в себе ни для них самих, ни для хозяйственно-административных учреждений соседних уездов и губерний никаких даже незначительных неудобств. По мнению Богородского земства, объединение  различных местностей в полицейском отношении, при сохранении в полной неприкосновенности их принадлежности к различным хозяйственно-административным организациям, не только не представляется невозможным, но и осуществлено на деле под Москвою, где многие местности ведаются городскою полицией, сохраняя  свою принадлежность к Московскому уезду. Затем далее, Богородское земство признало 1)что в виду центрального положения Москвы и ее значения, как столицы, объединение Зуева и Орехова в полицейском отношении принесло бы  для этих поселений наибольшую пользу при условии объединения их под властью г. Московского Губернатора, путем присоединения Орехова к Зуеву, а не на оборот; 2) что присоединение Зуева к Орехову, хотя бы лишь в полицейском отношении, будучи связано с водворением в Зуеве полицейских властей Владимирской губернии, затруднило бы деятельность земских учреждений во всех тех случаях, где земство нуждается в содействии полицейской власти – например, при осуществлении санитарных мероприятий, а в частности повело бы к расстройству целого полицейского стана, для которого Зуево является центром, преобладающем по своему значению надо всеми остальными его поселениями; 3) что в случае полного присоединения села Зуева к Владимирской губернии и в полицейском и в хозяйственно-административном отношениях Богородское земство потерпит существенный ущерб, так как от него отойдут земские сборы с общественной земли села Зуева, с земли его частных владельцев и с многочисленных существующих в с. Зуеве фабричных, заводских, промышленных, торговых и разного рода питейных заведений, каковых сборов получается ныне около 11 000 рублей в год, что представляет очень заметную величину в смете доходов от соответствующих предметов обложения по всему уезду, которая едва превышает 150 000 рублей, и 4) что лишения Богородского земства от потери для него села Зуева, как источника земских сборов, должны еще усугубиться от того, что предполагается присоединить в Владимирской губернии одно только село Зуево, а не Зуево и примыкающие к нему селения Зуевской волости, т. е., отняв источник доходов, оставить на руках заботу и попечение о населении, недостатки коего требуют от земства постоянных и и значительных расходов на удовлетворение его нужд. Принимая все это во внимание, Богородское уездное земское собрание нашло следующее: 1) интересам Богородского уезда наиболее отвечало бы разрешение возбужденного здесь вопроса, которое заключается в полицейском объединении Орехова и Зуева под властью Московского губернатора; 2) если бы это было признано неудобным, то желательно остаться всецело при существующем порядке; 3) если бы и это оказалось  не приемлемым, то присоединение села Зуева к  Владимирской области не будет угрозой самым существенным интересам Богородского уезда лишь в том случае, если оно ограничится областью полицейских отношений, не затрагивая хозяйственно-административной области; 4) наконец, при невозможности сохранить село Зуево для Богородского уезда в хозяйственно-административном отношении, представляется необходимым, в интересах справедливости, вместе с. Зуевым присоединить к Владимирской губернии и селения, составляющий естественный округ этого села, освободив в то же время Богородское земство от расхода на уплату квартирных и разъездных денег приставу 4-го стана. Московская Губернская Земская Управа, представляя соображения Богородского земства на рассмотрение Московского губернского земского собрания, высказала, что, разделяя вышеизложенные соображения, Управа со своей стороны должна указать и на то, что население Зуева и Орехова и их фабрично-заводская промышленность тяготеют больше к Москве, чем к Владимиру. Все Зуевские фабриканты по своим торговым делам постоянно живут в Москве; поэтому они имеют возможность при наименьшей затрате времени сноситься по всем свои делам и с высшей губернской администрацией.

В случае же присоединения Зуева к Владимирской губернии, фабрикантам придется ездить во Владимир и Покров, что несомненно будет отнимать много времен и и интересы промышленников будут страдать от несвоевременного разрешения разных сложных вопросов фабричного дела; следовательно, объединение двух названных селений, заявляется в своем заключении Московская Губернская Управа, в административном отношении под властью Московского Губернатора представлялась бы более целесообразным как в интересах самого населения, так и в интересах развития местной фабрично-заводской промышленности. По сим основаниям, Московская Губернская Управа предложила собранию присоединиться к заключению Богородского   уездного собрания. Обсудив это дело, Московское губернское земское собрание 26 января 1900 года доклад Управы утвердило.

Передавая вышеизложенные соображения  Московского губернского и Богородского уездного земств, господин Московский губернатор препроводил также приговор общества крестьян с. Зуева. В приговоре этом объяснено, что присоединение с. Зуева к Владимирской губернии крестьяне находят неудобным потому, что надельная земля, которую они уже выкупили в свою собственность, находится не только в окружении села Зуева, но и далеко за его пределами, так что, при отнесении с. Зуева к Владимирской губернии, земля их будет находиться в различных губерниях.  При этом крестьяне добавили, что так как население села Орехова составилось из пришельцев, расселившихся на церковной земле, то присоединение этого села к Московской губернии было бы более желательно. Препровождая означенные документы, господин Московский Губернатор уведомил, что, разделяя изложенные в этих документах взгляды, он считает необходимым высказать, что хотя объединение деятельности  чинов полиции  сел Орехова и Зуева и представляется весьма желательным в видах достижения правильной организации деятельности полиции, но достичь сего присоединением с. Зуева к Владимирской губернии, по его мнению, едва ли может быть признано желательным в виду тех осложнений, которые это присоединение вызовет и во всяком случае справедливее было бы присоединить Орехово и Никольское к Зуеву, а не обратно.

Обществу крестьян села Зуева принадлежит надельной земли 599 десятин 1402 кв. саж.; кроме того, крестьянином того же села Деевым, вместе с другими домохозяевами (около 35 человек) приобретено покупкой в собственность 659 десятин 561 квадратных саженей земли, примыкающей к надельной и, таким образом, крестьяне села Зуева владеют в общем 1247 десятин 1963 квадратных саженей – Зуевское сельское общество состоит из крестьян собственников, безнедоимочных, окончательно выкупивших свои наделы и обеспеченных  мирским капиталом в 32 400 рублей, хранящимся в Казначействе.

c. Орехово

c. Орехово

С другой стороны, Орехово и м. Никольское представляют собой чисто случайного характера. Село Орехово было бы правильнее назвать «погостом», то есть поселком при местной церкви и на церковной земле; селом же оно, вероятно, называется только потому, что кроме домов местных церковно-служителей, на церковной земле имеется до 200 домов, принадлежащих арендаторам: кабатчикам, мелким торговцам и ремесленникам, в числе которых есть и евреи, удаленные из Московской губернии; крестьянского же и оседлого населения при церкви Орехова нет, ибо вся земля принадлежит церкви.

В смежном с Ореховом местечке Никольском, кроме домов, принадлежащих владельцам расположенных в нем фабрик, построены дома с квартирами для лиц фабричной администрации, казармы для рабочих и ряд зданий, специально предназначенных для производства разного рода мануфактурных товаров, причем как сами владельцы, так и лица высшей фабричной администрации (например Директор Правления), постоянно живут в Москве и только временно посещают фабрики.

Рабочее население Орехово-Никольского состоит из людей пришлых, побросавшие в большинстве случаев свои дома и землю, или по малодоходности последней, или же из стремления заменить тяжелый земледельческий труд более легким и значительно лучше обставленным трудом фабричным, доставляющим не только одежду, пищу и помещение, но и дающим средства на разгул и пьянство.

Многие из этих рабочих порвали всякую связь с родною деревнею, землею, и даже семьею, превратившись в безземельных пролетариев, кочующих с одной фабрики на другую; не имея никакой собственности, живя из дня в день, не заботясь о будущем, эти рабочие-нищие не делают никаких сбережений из своих фабричных заработков и все остатки расходуют на пьянство и разврат.

Вашему Превосходительству, далее объясняет господин Московский Губернатор,  несомненно хорошо известно, что делается в праздники и в дни получек в с. Зуеве, имеющем пока, к сожалению, массу питейных заведений; при чем полиция  Орехова-Никольского обыкновенно заботится толь о том, чтобы очистить свою территорию от пьяных буянов и прогнать из за реку Клязьму в село Зуево, благодаря чему преследование виновных в буйстве и драках, их задержание и представление в суд ложится исключительно на чинов Зуевской малочисленной полиции, которой и без того очень много дела по наблюдению за лицами подозрительными и неблагонадежными, в особенности, если принять во внимание, что в селе Зуеве проживает около 6 000 Морозовских рабочих из Орехова-Никольского, из которых многие лишены квартир в фабричных казармах за дурное поведение, при чем рабочие эти, удаляясь из Никольского на житье в Зуево, часто оставляют свои паспорта в фабричных конторах и не предъявляют их своевременно местной полиции, что ставит последнюю в сильное затруднение при различных справках, розысках и .п., заставляя иногда возбуждать совершенно излишнюю переписку. Таким образом являются: с одной стороны, искони находившаяся в пределах Московской губернии, прочно организованная, обеспеченная землей и капиталами крестьянская община, а с другой – хотя и крупный, но совершенно случайно образовавшийся фабричный поселок, все 40 тысячное население которого связано с ним только благодаря нахождению в нем громадных фабрик, и если фабрики почему-либо прекратят свою деятельность, то поселок этот совершенно опустеет и тогда еще более наглядной окажется вся бесполезность присоединения к нему Зуева.

Если одной из причин присоединения к Владимирской Губернии Зуева является существование в последнем многочисленных питейных заведений, то, во-первых, на это уже обращено внимание и с введением в Московской губернии казенной монополии число этих заведений будет сокращено до minimum, и, во-вторых, так как в Зуеве пьянствуют главным образом Орехово-Никольские рабочие, справляться с которыми для Зуевской полиции, в виду ее малочисленности, очень трудно, то было бы возможно вполне справедливо и легко решить этот вопрос путем обязания Никольских фабрикантов принять на свои средства расходы по усилению Зуевской полиции, или же, если это окажется неудобным, для облегчения последней и пресечения рабочим возможности уклоняться от воздействия Орехово-Никольской полиции, обязать тех же фабрикантов отвести у себя при фабриках квартиры всем своим рабочим, из которых многие в настоящее время ходят в Зуево - одни потому, что там живут, а другие потому, что имеют живущих  там родных и знакомых.

Во всяком случае, оставаясь при убеждении в необходимости объединения деятельности местной полиции, г-н Московский Губернатор полагает, что это недостижимо без явного нарушения справедливости и интересов населения с. Зуева – через присоединение с. Зуева к Владимирской губернии; присоединение же м. Никольского к Московской губернии, нисколько не нарушив материальных интересов владельцев фабрик, расположенных в этом селе, было бы значительнее целесообразнее.

Таким образом, заинтересованные в деле административно-хозяйственные органы Московской губернии находят, что было бы более желательно объединения Орехова, Никольского и Зуева под властью г-на Московского Губернатора, но что если бы это было признано не удобным и если остаться при существующем порядке окажется невозможным, то представлялось бы наиболее справедливым вместе с селом Зуевым присоединить к Владимирской губернии и селения, составляющие естественный округ этого села, освободив в то же время Богородское земство от расходов на уплату квартирных и разъездных денег приставу 4 стана. Разделяя этот взгляд и признавая объединение означенных селений необходимым, г-н Московский Губернатор также полагает, что объединение это возможно только под его властью.

Я не буду входить в подробную критическую оценку соображений, высказанных земскими органами Московской губернии. Объединение  Зуева, Орехова и Никольского в полицейском отношении, сохраняя принадлежность их к различным хозяйственным организациям, конечно, представляется делом совершенно неудобным, так как достижение полного порядка и благоустройства возможно лишь тогда, когда полиция и административно-хозяйственные учреждения будут идти рука об руку; при указанном  же желании трудно допустить полную солидарность действия названных органов уже только потому, что хозяйственные учреждения будут находиться под надзором различных Губернаторов. Но и помимо этого является масса неудобств: например,  которое из земств  примет на себя  устройство безусловно необходимого моста через р. Клязьму; если допустить, что мост будет выстроен на общие средства, то кто его должен содержать; каким образом организовать на началах полной справедливости медицинскую часть и т.п. Соображение о том, что объединение названных селений под властью г-на Московского Губернатора важно в интересах развития фабрично-заводской промышленности – не имеет за собою никаких оснований, так как промышленность в той или иной местности развивается не потому, что  местность эта находится в известной губернии или в ведении того или иного администратора, а вследствие массы других причин, не имеющих никакого отношения к административному делению данной территории. Что же касается заявления земства о том, что населения Орехова и Зуева и их фабричная деятельность  тяготеют к Москве, то оно не вполне верно, - о чем будет сказано ниже.

Мне кажется, что земства Московской губернии, возражая, хотя и слабо, против присоединения Зуева к Владимирской губернии, имеют в виду главным образом утрату объекта земского обложения.  Из имеющихся в моем распоряжении данных, при сем прилагаемых, усматривается, что в 1899 г. с находящихся в с. Зуеве фабрик, заводов, торговых и промышленных заведений, а также с земель, общий оклад земского сбора был исчислен в сумме 10 771 р. 42 к., из которых 8 160 р. 28 к. причиталось на долю уездного земства и 2 611 р. 14 к. – губернского. При значительном развитии в Московской губернии фабрично-заводской промышленности, исключение из бюджета Богородского уездного и Московского губернского земств означенных сумм не имело бы никакого сколько ни будь серьезного значения, но Богородское земство, которое наиболее заинтересовано в этом деле, вполне уравновешивает свой бюджет, заявляя, что если присоединение с. Зуева к Владимирской губернии предоставляется необходимым, то следует, в интересах справедливости, вместе с с. Зуевым присоединить к той же губернии и селения, составляющие естественный округ этого села, освободив Богородское земство от расхода на уплату квартирных и разъездных денег Приставу 4 стана.

Со своей стороны Покровское уездное земство, вновь обсудив 21 марта сего года данный вопрос, высказалось, что присоединение м. Никольского с фабриками и села Орехова к Богородскому уезду не только влечет за собою для Покровского уезда половины имуществ, облагаемых земством, но и неудобно для владельцев фабрик, отделения которых в Городищах и Валуеве останутся в Покровском уезде; если же будет признано полезным присоединение  всей Зуевской волости к Владимирской губернии, то земство согласно возмещать Богородскому земству расходы по содержанию Пристава 4 стана, если эта должность, после присоединения, не будет упразднена.

Таким образом, Покровское земство  вполне соглашается на условия, поставленные Богородским земством, и, следовательно, со стороны хозяйственных учреждений состоялось по этому вопросу обоюдное соглашение.

Переходя затем к обсуждению отзыва г-на Московского Губернатора, нельзя не отметить того факта, что он сам указывает на малочисленность Зуевской полиции и как бы на невозможность, поэтому, правильной постановки там дела. Хотя малочисленность чинов полиции, несомненно, должна вредно отражаться на интересах дела, но при наличных условиях, т. е. при разрозненности действий чинов Зуевской и Никольской полиции, нельзя достигнуть надлежащего строя и при более численном составе полиции в с. Зуеве. Необходимости устранить это явление путем объединения в административном отношении названных селений не отрицает и г-н Московский Губернатор.

Таким образом, остается лишь разрешить вопрос, каким путем совершить это объединение, т. е. присоединить ли Зуево к Владимирской губернии или обратно – Орехово и Никольское к Московской. Г-н Московский Губернатор находит, что присоединение Зуева к Владимирской губернии невозможно без явного нарушения справедливости и интересов населения с. Зуева. Я, с своей стороны, положительно не усматриваю, в чем именно выразится нарушение справедливости и интересов населения. Мне кажется, собственно для населения совершенно безразлично, будет ли Зуевская волость числиться в Московской губернии, или во Владимирской; как в том, так и в другом случае население будет уплачивать те же сборы, нести те же повинности; точно также, мне кажется, для населения одинаково безразлично, какой административный орган улучшит в селе Зуеве условия общественной жизни, - для населения важен лишь сам факт, а не инициаторы дела, так как интересы населения как в том, так и в другом случае нарушены не будут.

Более важными интересами, с которыми следует считаться, являются интересы земств, теряющих предметы земского обложения. Московское губернское земство теряет, как выше сказано, 2 611 р. 14 к., но эта сумма так незначительна сама по себе, что я не считаю нужным входить в обсуждение того, насколько в данном случае будут нарушены интересы губернского земства и  является ли такая потеря тормозом к приведению в жизнь предлагаемой мною меры, имеющей общегосударственное значение.

Богородское уездное земство теряет, несомненно, более губернского, но, соглашаясь на присоединение всей Зуевского волости к Покровскому уезду и, следовательно, освобождая себя от расходов по этой волости, оно регулируется теряемый доход слагаемыми расходами, так что интересы Богородского земства не нарушаются.

Но совершенно в обратном виде представлялось бы дело в случае присоединения села Орехова и местечка Никольского к Московской губернии. Расходы Покровского уездного земства, по смете на 1899 год, исчислены были в сумме 131 237 р. 38 к., на покрытие которых 25 360 р. 25 к. собраны с имуществ, находящихся в Орехове и Никольском; следовательно 1/5 часть всех расходов Покровского земства удовлетворяется сбором с недвижимых имуществ в названных селениях и потому перечисление их в Московскую губернию, несомненно, лишало бы Покровское земство всякой возможности правильно отправлять функции своей деятельности. Одним словом, присоединение Орехова и Никольского к Московской губернии, с точки зрения интересов земства, можно совершить лишь при условии присоединения к Московской губернии всего Покровского уезда.

Не менее серьезным лишением указанный факт представлялся бы и для Владимирского губернского земства, которое в 1899 году, при годовом бюджете в 870 тысяч рублей, получило от Орехова и Никольского 82 273 рубля, т. е. почти 1/10 часть всей доходности. Эти цифры сами по себе указывают, возможно ли присоединение Орехова и Никольского к Московской губернии, без нарушения интересов населения всей Владимирской губернии, которое понесло бы новую тяжесть обложения только в пользу одного губернского земства более 83 тысяч рублей ежегодно.

Отсюда ясно, что не может быть и вопроса о присоединении с. Орехова и м. Никольского к Московской губернии, а наоборот,  – село Зуево должно быть причислено к Владимирской губернии, со всею Зуевскою волостью, на основании соглашения, последовавшего со стороны Богородского и Покровского земств, при чем соглашением этим всецело устраняются те неудобства, которые указаны в приговоре крестьян с. Зуева.

Обращаясь к замечанию г-на Московского Губернатора относительно случайного населения Орехова и Никольского; населения, связанного с этими пунктами лишь фабриками, прекращение деятельности которых вызовет полный отлив этого населения в другие места, - я полагаю, что условия для деятельности Никольских фабрик настолько благоприятны и развитие там фабричной промышленности настолько устойчиво, что окончательное уничтожение всякого рода фабрик в Орехове и Никольском может последовать в таком отдаленном будущем, о котором едва ли возможно говорить, так что случайный состав населения означенных пунктов не может иметь никакого решающего значения.

Что же касается указаний как г-на Губернатора, так и земств на тяготение населения Орехова и Никольского в промышленности более к Москве, чем к Владимиру, то по этому поводу я должен высказать, что собственно рабочее население, которое и составляет большинство, не имеет тяготения ни к Москве, ни к Владимиру: оно живет интересами местных фабрик; продукты промышленности, но не самая промышленность, тяготеют, естественно, к Москве, куда имеют тяготение продукты обрабатывающей промышленности со всех концов России; фабриканты же, как видно из заявление, сделанных мне Правлением Товарищества Никольской Мануфактуры «Саввы Морозова Сын и Ко» и Товариществом мануфактура «Викула Морозов с Сыновьями», не имеют особого тяготения к Москве; в заявлениях означенных крупных фирм буквально сказано следующее: «присоединение села Зуева к Владимирской губернии признается (Правлением и Товариществом) весьма желательным, так как через это фабричная администрация будет избавлена от многих неудобств, испытываемых в настоящее время».

Объединение Орехова, Никольского и Зуева не может вызвать затруднений и в материальном отношении, так как почти не влечет за собою расходов из средств Государственного Казначейства. В настоящее время штат полиции в м. Никольском и с. Орехове составляют? 1 полицейский пристав, 2 помощника пристава, 1 околоточный надзиратель, заведующий фабрично-заводской конной стражей, 1 конно-полицейский урядник, 63 городовых и 25 конно-полицейских стражников (из казаков). Кроме того, в п. Никольском имеет место пребывание Помощник Начальника Владимирского Губернского Жандармского Управления и 5 жандармских унтер-офицеров. Полиция в с. Зуеве, кроме Станового Пристава, в стан которого входят 2 волости, состоит из двух полицейских урядников и 8 городовых. Зуевскую волость, с присоединением ее к Владимирской губернии, можно было бы включить в состав одного из станов Покровского уезда, а собственно село Зуево подчинить ведению Пристава м. Никольского, назначив ему для заведывания с. Зуевым Помощника Пристава или Полицейского Надзирателя, 2-х конных урядников и 12 человек городовых, в состав которых войдут ныне находящиеся в Зуеве 2 урядника и 8 городовых, с отнесением содержания последних на те ж6е источники, на которые они содержатся в настоящее время; следовательно добавочный расход в данном случае потребовался бы самый незначительный, как это видно из прилагаемого при сем проекта штата полиции Никольско-Зуевского фабричного района.

Вышеприведенные данные, мне кажется, могут служить достаточным основанием для разрешения вопроса в пользу присоединения с. Зуева или всей Зуевской волости к Покровскому уезду. Необходимость осуществления этой меры вызывается общегосударственной потребностью, так как весьма важно, чтобы в таком промышленном центре, как Владимирская губерния вообще и Морозовские фабрики, в частности, - течение фабричной жизни шло совершенно спокойно; всякие беспорядки в губернии с громадным фабричным населением могут служить поводами к осложнениям и за пределами ее. Вот почему объединение названных выше пунктов я признаю мерою, имеющею общегосударственное значение...».

[1] Алексеев В. Н. Один факт из истории образования города Орехово-Зуево // Богородский край. Альманах. №1/1997 / Опубликовано на сайте 07. 02. 2005 г.

[2] Цеймерн Николай Максимович,  генерал-лейтенант (1839 – 1915). Владимирский губернатор с  03.06.1898 по 09.10.1901 годы.

[3] Вот, что указывает Википедия по этому вопросу: «В 1889 году правление фабрик Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и компания», напуганное стачкой 1885 года, обратилось к правительству с просьбой присоединить в административном отношении Никольское к Зуеву, мотивируя это тем, что полиция столичной губернии обладает большими возможностями для прекращения волнений на фабриках, «если бы таковые возникли». В прошении указывалось на то, что в Никольском работает до 14 тыс. человек, а в Зуеве - до 9 тыс. человек и что «эти два значительные фабричные поселения… в сущности, давно уже слились в один огромный промышленно-торговый центр». Прошение фабрикантов поддержал владимирский губернатор, сообщавший, что «в селе Зуеве находятся 4 фабрики (две шёлкоткацких, две шерстяных), химический завод, до 35 ремесленных и много торговых заведений (34 колониальных и мануфактурных лавки, 22 заведения для торговли спиртными напитками и 7 чайных лавок). Коренного населения 900 человек, на фабриках живёт до 2500 человек, а в остальных заведениях до 2000 человек, в наёмных квартирах до 1500 человек, а всего, следовательно, до 7 тыс. человек». Однако министр внутренних дел не согласился, и дело заглохло. Повторное прошение фабрикантов в 1900 году также не имело успеха. В 1907 году владимирский губернатор предложил Морозовым поставить вопрос о преобразовании Орехова, Зуева и Никольского в город. На его письме имеется пометка, выражавшая, по-видимому, мнение одного из членов правления: «Будем платить городские налоги, а пользы никакой от такого города не будет». Это соображение и оказалось решающим — правление отказалось. Рост численности населения фабричного центра был следующим: 1859 году — 3400 человек, 1897-м — 43 100, 1914-м — 81 716 человек. 17 августа 1917 года город получает современное название и статус».(Википедия. Дата обращения 23.05.2020).

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2020
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы