«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу». Юрий Ивлиев. XXI век

8 апреля 2022 года

Труды наших земляков

Бельканто. Новое восприятие

Михаил Корчак (доктор технических наук, г. Электросталь).

Литература через слово, живопись через образ и цвет, а музыка через звук способны воздействовать эмоционально на душу человека. Но подлинную значимость действенности слова, образа и звука придаёт наше восприятие. Восприятие, строго говоря, термин из психофизиологии.

Это процесс формирования целостного взгляда, впечатлений и оценки явлений окружающего мира путём рациональной и иррациональной обработки чувственных данных. В разнообразии путей обработки чувственных данных и кроется тайна процесса восприятия.

В конце XX века психологи приходят к пониманию интимной стороны двойственности человеческой природы, которую невозможно описать только логическими правилами. Рациональная сторона - ум неизбежно соседствует с иррациональной стороной - сердцем, и подлинная человечность кроется не в императивной однонаправленности влечений, а в постоянном рефлексировании между умом и сердцем, интеллектом и инстинктом, злом и добром, гордынью и смирением, благородством и подлостью.

Вся полнота и нормальное состояние жизни включает постоянное столкновение рационального умствования и иррациональной сердечности и поиск их спасительного соединения. В рамках жанра бельканто рациональная сторона отражена в композиционной упорядоченности стройности, следовании устоявшимся традициям, аналогии, т.е. всем тем, что может быть подвержено анализу, включая сравнительно скромную оркестровку и гармонию.

Иррациональная сторона бельканто - это его сердечность, источник его обаяния, силы и слабости одновременно. Важно, что инструменты разума и сердца различны: разум механистически сужает спектр познания, а инстинкт раздвигает горизонт жизни, приближая его к бесконечности.

Две важнейшие категории жизнь и смерть по-разному понимаются интеллектом и инстинктом. Это различие нашло свое отражение даже в рамках двух этапов одного музыкального стиля - классического и нового бельканто. И если в классическом бельканто жизнь есть священный дар свыше, а смерть есть спасительный акт просветления и восхождения, то в новом бельканто жизнь - неразрешимая проблема, а смерть – акт ужаса.

В мире есть неотчуждаемые (т.е. непродаваемые и непокупаемые) ценности. Музыка в их числе. Она не может быть объяснена чисто материалистически, она явно из тонкого мира и является посланием высшего разума. Всё, что в ней может быть объяснено словесно, относится к логике, но эта доля ничтожна. Всё остальное необъяснимо логически и требует привлечения мистического опыта. На первый взгляд кажется, что мы напрочь лишены опыта погружения в мистическую область. Но это не так.

«Бог непознаваем, а Его Энергии познаваемы», - так говорит православное учение Г. Паламы о синергии тварной и нетварной (Божественной) энергии.

Музыка - вид энергии и, стало быть, тоже частично познаваема.

Музыка – сплав энергии звука, времени и откровения. Энергии звука и времени поддаются логическому анализу, а энергия откровения, возбуждающая в нас чувственность, несёт в себе тайну, т.е. внутренне эзотерична. Таким образом музыка есть сплав логического и мистического. Насколько она доступна нам? Где истоки или свидетельства какого-либо нашего мистического опыта, позволяющего воспринимать музыкальный текст?

Покажем, что они есть.

Опыт исихастов показывает, что на пути глубокого сосредоточения и безмолвной монашеской молитвы достигается высокая степень прозорливости и просветления. Вероятно, когда-то прежде существовал какой-то праязык чувств, доступный всем, и постепенно утраченный абсолютным большинством. Осколки откровения передаются нам гениями, которые являются ретрансляторами высших энергий.

К счастью, адекватное восприятие этих форм даровано не только отдельным исполнителям и слушателям, безусловно, счастливцам, которым удалось соприкоснуться с плодами ретрансляции высших энергий благодаря сохранившимся крупицам рудиментарного опыта общения предков.

Но здесь нет избранных. От каждого требуется главное – глубокая сосредоточенность, задумчивость и человеческое сверхусилие по отстранённости от обыденности, подобное тому, как это имеет место в литургии, где перед центральной точкой литургии - вознесением молитвы «Тебе поем» исполняется мистическая, собирающая внимание молящихся херувимская песнь на слова «Всякое ныне житейское отложим попечение». И тогда просветление неизбежно.

Процесс восприятия зависит от строя души. Душа трагическая, тоскующая по вулканическим страстям, скорее находит утешение в творчестве Г. Доницетти, Д. Мейербера и Д.Верди, а душа бодрая, благородная предпочтёт Д. Россини. В. Беллини и Ш. Гуно. Именно музыка бельканто пронизана светлым началом и благоприятно воздействует на психику человека. В героях бельканто есть избыток сердечного чувства, и чем дальше мы удаляемся от эпохи классического бельканто, тем заметнее убыль этого сердечного чувства и усиление осердеченного ума.

Коллизия между умом и сердцем, дьявольским и божественным составляет основное содержание героя классического бельканто и наиболее ярко отразилось в новом бельканто,например, в «Фаусте» Ш. Гуно, где мысль о гармоническом единстве двух антиподов в одной личности так и остаётся нереализованной. В классическом бельканто сердце – господин над чувствами и избегает крайностей, свойственных новому бельканто (Р. Вагнер).

Характер полей творческого процесса восприятия до сих пор остаётся непознанным. Одним из элементарных состояний тонких полей есть мысли и чувства, которые являются свидетельствами работы ума и сердца соответственно. Мысль - след Божественной энергии в нас. Если Бог постижим в энергиях, то уровень постижения нами этих энергий и определяет уровень нашего восприятия. Напротив, чувства – психические свойства индивида, рациональные по своей природе и нетождественные мыслям. Так в процессе восприятия мы сталкиваемся с частично принципиальной непознаваемостью.

Подлинная глубина непознаваемости постигается в точке бифуркации процесса развития стиля, когда прогнозы просто опасны, и нам недостаёт сверхопытной составляющей. Так в средине XIX века на этапе возникновения нового бельканто (творчество Д. Верди) трудно было видеть зарождение нового стиля с новой энергетикой и социальной заострённостью при сохранении основных музыкальных традиций классического бельканто (сохранение классических форм, богатое мелодическое содержание и т.д.).

Различают следующие виды восприятия:

Слуховое восприятие определяется восприимчивостью человеческого уха к звукам высокой частоты в естественном диапазоне 2000-3000 гц. и является чисто биологическим свойством. Смена каналов восприятия звуковой информации резко изменила характер эмоциональности восприятия бельканто. На первом этапе в отсутствии средств звукозаписи благодаря магии человеческого голоса восприятие достигло максимума эмоциональности. По мере развития средств передачи звука всё больше слушателей получили достоверное, но деформированное представление об естественном пении, и даже самые современные средства видеозаписи уступают по эмоциональному воздействию посещению оперного театра. Вот почему магия оперного театра по-прежнему манит слушателя. Новые средства информации порождают новые уровни восприятия. В ближайшие тридцать лет будут созданы тактильные системы связи, обеспечивающие пользователю ощутить прикосновение другого человека во время звучания. Это откроет новый канал информации и музыкальных ощущений.

Оценивая глубину восприятия бельканто с точки зрения физиологии, следует признать первостепенное значение нейронных сетей головного мозга и образование ими нейронных связей. Новые музыкальные впечатления создают новые нейронные связи. Эти связи помогают разным областям головного мозга передавать друг другу данные, тем самым обеспечивая формирование психофизиологического процесса чувственного восприятия внешнего мира.

Известно, что левое полушарие головного мозга отвечает за детали, отрицательные элементы, медлительную динамику и стационарность, а правое – за целое, положительные элементы, полётную динамику и любовь. Музыка существует во времени и является отражением функционирования правого полушария головного мозга, но в то же время захватывает те зоны левого полушария головного мозга, которые контролируют темпоральные процессы. Так в музыке обеспечивается погружение из рациональной области в мистическую, и образуется синтез сознательного и бессознательного, материального и духовного. Гармоническое единство работы обеих полушарий головного мозга в пропорции, вероятно, золотого сечения даёт наивысший эффект чувственного восприятия стиля бельканто как единства инстинкта и интеллекта. Вот почему произведения классического бельканто композиционно максимально часто по сравнению с другими стилями соответствуют золотому сечению, а наше восприятие есть продукт реального и мистического опыта.

Говорить о социальном восприятии – значит одновременно ставить вопрос: возможна ли музыка вне политики и экономики. Печать социального лежит на всех трёх носителях музыкальной культуры: композиторе, исполнителе и слушателе с учётом возраста, профессии, образования и влияет на характер восприятия.

Иерархия и тонкость профессионального восприятия определяется уровнем культуры и статусом слушателя. Слушатель классического бельканто, пришедший после Великой французской революции на смену аристократии с её утончённым вкусом и обширными познаниями в различных видах искусств,- буржуа, военные, студенчество обладали более приземлёнными запросами и тяготели к новому мелодическому материалу.

Чувственное восприятие свойственно людям, освоивщим определённые культурные коды, например, людям читающим, меломанам и т.д. Эстетическое восприятие удовлетворяется при наличии внутренней гармонии произведения, и подчинение структуры произведения правилам золотого сечения зачастую является признаком такого восприятия.

Все виды восприятия характеризуются общими свойствами: историчностью, переменчивостью и географичностью. В XIX веке опера бельканто воспринималась более трепетно, чем в XXI веке. Исключительно популярные оперы классического бельканто ( н-р, «Норма» , «Семирамида» и др.) длительное время были преданы забвению, а темперамент и эмоциональное напряжение слушателя в скандинавских странах отличается восприятия оперы итальянцами.

Поделитесь с друзьями

Отправка письма в техническую поддержку сайта

Ваше имя:

E-mail:

Сообщение:

Все поля обязательны для заполнения.