Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
17 декабря 2004 года

О нынешнем состоянии усыпальницы
В.Е. и Е.Н.  
Морозовых
на Преображенском кладбище

Е.В.   Гершкович,

аспирант РАХ

 

«На наших кладбищах нередко приходится наблюдать грустные факты разрушения от разных причин старинных истинно художественных надгробных памятников... Не является ли нравственным долгом кладбищ и монастырей в особенности, в оградах которых такие памятники находятся, поддерживать их, относиться к ним более заботливо и оградить их от преждевременного разрушения» [1].

Слова эти, написанные еще в 1914 году, к большому сожалению, и доныне не утратили своей актуальности. Они напрямую относятся и к нынешнему физическому состоянию уникального памятника надгробной архитектуры конца XIX века – месту последнего упокоения видного представителя российского предпринимательства Викулы Елисеевича Морозова, мецената, главы одной из трех крупных мануфактур «Викула Морозов и сыновья». У П.А.   Бурышкина читаем: «Викула Елисеевич был сын Елисея Саввича и отец многочисленного семейства. Все они были старообрядцы, «беспоповцы», поморского согласия, очень твердые в старой вере» [2].

Автором сооружения фамильной усыпальницы Морозовых (1898 г.) на старообрядческом Преображенском кладбище в Москве был замечательный зодчий Федор Осипович Шехтель – центральная фигура в русской архитектуре эпохи модерна конца XIX –начала XX вв.

Усыпальница Морозовых, проект которой находится в архивных фондах Музея архитектуры им. А.В.   Щусева, являет собой образец неоромантического направления модерна. В эти годы зодчий только начинал свои первые шаги в поисках нового стиля. Среди старых могил Преображенского кладбища выделяется высокая часовня темно-серого гранита с беломраморной облицовкой в форме креста (работы фирмы «Густав Лист»). Формы ее довольно необычны, они словно стекают, оплывают, образуя прихотливые завитки-волюты и соцветия аканта, украсившие постамент. Свобода и фантазия, столь характерные творческому почерку Шехтеля, проявились и в линии, образующей объем надгробия, и в рисунке декоративного убранства.

Могила Викулы Елисеевича и его жены Евдокии Никифоровны (урожденной Кочегаровой) Морозовых выглядит сегодня почти заброшенной, забытой, лишенной ухода и заботы. Мраморная облицовка, изрядно утраченная, изъедена многочисленными трещинами, поросшими молодыми побегами берез. Кирпичи, некогда составлявшие фундамент надгробия, постепенно осыпаются под воздействием беспощадной влаги и иных стихий. Без лишнего преувеличения остается признать, что этот известный шедевр рубежа веков сегодня находится под угрозой полного разрушения. Мы имеем дело с памятником нашей истории, в то же время являющимся и памятником нашего искусства, интереснейшим образцом зарождающегося стиля модерн. И памятник этот находится в более чем плачевном состоянии.

Кто же сегодня возьмет на себя его восстановление – восстановление могилы В.Е.   Морозова – человека, так много сделавшего для России, на средства которого, среди прочих зданий, была построена детская больница и сегодня носящая его имя?..

 

1  Макарий Кабанов. Искусство на кладбище. Московский архитектурный мир. 1914, вып.   3, с.   137.

2  П.А.   Бурышкин. Москва купеческая. М., 1990, с. 119.

 

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы