Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
23 июля 2005 года

Альманах"Богородский край" N 3 (96)

 

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

Возобновление выхода в свет альманаха «Богородский край» вызвало живой отклик читательской аудитории. Нам советуют, делятся информацией, ставят перед нами вопросы.

 

О ПЕРВОМ НОМЕРЕ АЛЬМАНАХА «БОГОРОДСКИЙ КРАЙ»

Отрадно, что появился альманах, посвященный истории обширной местности. Внешний вид приятный. Вам решать — будет ли это постоянной «одеждой» альманаха или каждый номер будет иметь свой «кафтан» или «сарафан». Если одежда будет индивидуальной, то не забывайте, что богородские ситцы и павловские платки имеют тысячи великолепных рисунков и расцветок.

Карту уезда нужно помещать в каждом номере. Но не кажется ли вам, что нужна карта не 1924 г., а более ранняя, включая перечисленные в № 1 на стр. 3 местности?

Вы как бы возрождаете альманах 1928 года. Редакция «Московского журнала» тоже заявила о возрождении журнала, основанного 200 лет назад, но с первого же номера все статьи оригинальны, а дух карамзинский сохранен и имя карамзинского журнала не пострадало. Вы поступаете иначе. Полностью перепечатаны статья, заметка и очерк 1928—29 гг.

Как хорошо, что замечательный очерк Д. И. Искрина вновь опубликован, спасен от забвения. Рабочий на торфоразработках 1920—30-х годов — это человек, который «не пригодился там, где родился» и вынужден был уехать на заработки. Объединенные работой и житьем в бараках, рабочие возродили деревенский обычай складывать частушки на животрепещущие темы. Это не перлы народной поэзии, но уникальная летопись. Такая жизнь больше не повторится. Теперь торф добывают механизированно. На болотах со скрежетом комбайна соперничает магнитофон. По сравнению с современным механизатором рабочий 30-х годов, складывающий частушку, Гомер!

Д.И. Искрин уважительно и сочувственно относится к своим авторам. Он поистине ювелирно прослеживает отражение в частушках всех деталей жизни и нравов рабочих, бережно собирает все бисеринки их незатейливого творчества. Он и сам соединяет своим текстом разнообразные стихотворения, как искусная рукодельница гарусной гибкой нитью кусочки кружев, создавая оригинальную ткань очерка...

И по содержанию, и по качеству очерк достоин быть внесенным в каталог «Памятников культуры Богородского края».

Одно только замечание ко второму абзацу очерка: «...начало... добычи торфа...по рассказам крестьян положено А.И. Морозовым, скупившим крестьянскую землю за дешевую копейку...» Болото никогда не называлось «землей». Надо было сделать сноску и сказать, что автор по цензурным условиям тех лет вынужден был написать эту фразу в духе вульгарной социологии. А.И. Морозов выполнил распоряжение правительства, заботившегося о сбережении лесов Подмосковья — экология!! — и понуждавшего фабрикантов использовать торф.

Хороша заметка П. П. Копышева о свадебных обычаях.

Необходимо тщательно следить за стилем и языком всех статей и очерков. Если публикуемый очерк интересен по содержанию, но плохо написан, то лучше поместить его изложение, оговорив это, конечно. Но правильно, что «Протокол обследования» /с. 57—60/, написанный корявым канцеляристом, перепечатан в «мумифицированном» виде. Пусть читатель видит, какие грамотеи вершили судьбы русской культуры.

Стоило ли в 1996 году в статье «Старая дорога» пропускать пропагандистское клише 1920-х годов: «...гремя кандалами, шли тысячи сыновей и дочерей...» /в большинстве — уголовные преступники/; «...тысячи солдат и офицеров, посмевших выйти против царя 14 декабря 1825 года»? Солдат, участвовавших в бунте, и целиком Черниговский полк сослали на Кавказ. Лишь некоторых солдат и большинство офицеров-декабристов сослали в Сибирь, причем последние не шли, а ехали на тройках.

/Добавим от ред.: В 1833 г., направляясь по пугачевским делам на Урал, А.С. Пушкин впервые встретил на Владимирке группу кандальников. Обратил внимание на молодую, симпатичную женщину. Подошел, дал денег, спросил: «За что?» —«Дитя двухлетнее прижитое убила, да и мать — донимала шибко»./

Воспоминания З.С. Сальниковой, так же как и Н.И. Якушевой, не нуждаются в оценке — они всегда хороши. Архивные материалы очень интересны и ценны, а «Список общины» — это золотой фонд альманаха. Ценно, что в альманахе есть иллюстрации. Уникальна фотография трапезы в присутствии Патриарха Тихона. Жаль, что мало участников опознано.

Статья о священнике-мученике, О.Константине Голубеве-Богородском, сопровождаемая его портретом,— это тоже золотой фонд.

Помимо ничем не заменяемых фотографий, не находите ли Вы возможным использовать карандашные зарисовки, офорты местных художников?

24.06.96г. О.Н. Русина

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы