Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
29 августа 2005 года

Альманах"Богородский край" N 1 (2001)

 

К 80-летию МОСЭНЕРГО

(Дополнительные материалы: Московское губернское земство ставит вопрос о «национализации» АО «Электропередача». 1914 г.)

 

Основная причина постановки вопроса о «национализации» (речь идет, точнее, о предположительном выкупе АО «Электропередача» губернским земством) кроется в необходимости выполнения Высочайшего указа от 28 июля 1914 г., касающегося прекращения деятельности на территории России «подданных неприятельских государств». Земцы, однако, ставят вопросы деятельности иностранных «инвесторов» шире, в связи с чем текст Доклада представляет интерес и для современного читателя своим отношением к «естественным монополиям» и месте русских инженеров в освоении новейших технологий.

ДОКЛАД

Московской губернской земской управы о ликвидации предприятия Московского акционерного общества «Электропередача»1

Московская губернская земская управа в докладах губернскому земскому собранию о договоре с «Обществом электрического освещения 1886 года» неоднократно отмечала решающее для промышленности Московской губернии значение предприятия по снабжению электрической энергией промышленных заведений в качестве двигательной и осветительной силы. Финансовая комиссия в своем докладе очередной сессии 1913г. тоже останавливалась на этом вопросе: «Не подлежит сомнению, что при тех преимуществах, какие представляет пользование электрической энергией для промышленных заведений, значительная часть их, если не большинство, перейдут от пользования собственными паровыми или тепловыми двигателями к пользованию электрическими двигателями от тока общества».

Но, с другой стороны, также обращалось внимание и на ту опасность, которая нарождалась для промышленности в связи с создаваемою зависимостью ее от «Общества электрического освещения 1886 года» (далее в тексте — «Общество 1886г.» — ред.), которое впоследствии все свои предприятия в уездах Московской губернии передало в собственность Московского акционерного общества «Электропередача». Несомненно, что приостановка действия станции общества неизбежно должна вызывать приостановку действий промышленных заведений со всеми ее последствиями, как для владельцев, так и для рабочих.

Вследствие столь серьезного положения, которое стремилось заполучить в губернии «Общество 1886 г.», губернское земское собрание относилось с крайней осторожностью к предложению о-ва заключить с земством договор о предоставлении ему права проводки электрических воздушных приводов и прокладки электрических подземных кабелей по находящимся в ведении и распоряжении земства дорогам общего пользования, и вопрос об этом договоре передавало на обсуждение финансовой комиссии, совещания председателей управ, совместно со специалистами по электротехнике. В результате неоднократного рассмотрения предложений «Общества 1886 г.» были выработаны основные положения, направленные к ограждению интересов населения и промышленности губернии, а также и интересов самого земства. «Общество 1886 г.» признало эти положения для себя неприемлемыми и от заключения договора отказалось. Само же вошло в переговоры с частными собственниками о постановке на их землях электрических мачт и столбов, обойдя тем совершенно земство, единственный орган, могущей оградить население от полного порабощения в смысле экономической зависимости от «Общества 1886 г.». То предположение, которое высказывалось и которого особо опасались, получило свое осуществление. Финансовая комиссия в своем докладе писала: «отказ в предоставлении электрической энергии отдельным потребителям или предоставление электрической энергии отдельным потребителям на различных условиях, более или менее выгодных для них, даст в руки Общества могучее орудие влиять на распространение отдельных видов промышленности в Московской губернии. Так, будучи заинтересовано в какой-нибудь отрасли промышленности, общество может отказать в предоставлении электрической энергии вновь возникающим конкурирующим предприятиям, ссылаясь на полное использование мощности станции, или же предложить этому предприятию менее выгодные условия пользования электрической энергией. Необходимо иметь в виду, что в настоящее время все крупные предприятия связаны между собой посредством банков, принимающих на себя их финансирование».

Так была обрисована финансовой комиссией грядущая от «Общества 1886 г.» опасность, могущая проистечь при наличности даже известного контроля со стороны земства. В данное время Общество обходными путями устранило всякий контроль земства и достигло своей цели — экономической эксплуатации населения, не будучи ничем сдерживаемо и ограничиваемо, как только личными соображениями. Но эта опасность беспредельно увеличилась вследствие окончательно выяснившейся полной зависимости этих двух обществ от германского электрического треста.

Особое совещание при министерстве юстиции под председательством товарища министра, сенатора И.Е. Ильяшенко, признало «Общество 1886 г.» фиктивно русским, т.е. имеющим лишь Высочайше утвержденный устав, а по существу — чисто германским, так как направление делами о-ва принадлежит не его правлению, а руководителям из Берлина. Общество «Электропередача» находится в одинаковых с «Обществом 1886 г.» условиях. Оно учреждено тем же консорциумом германских банков, во главе которых стоит Deutshe Bank; вся его деятельность также определялась и направлялась Берлином. Общество «Электропередача» должно быть признано германским, как и «Общество 1886 г.». Несомненно, что деятельность этого общества не может быть солидарной с интересами России и находиться в противоречии с интересами Германии, ибо общество и в административном и в финансовом отношении подчинено берлинским руководителям, находящимся с Россией в положении воюющей стороны.

Каких размеров может достигнуть опасность, создавшаяся для Московской губернии, трудно предвидеть; но она слишком велика и не устранить ее не представляется допустимым. Единственный выход из данного положения — это изъятие районной станции общества «Электропередача» из германских рук, что может быть достигнуто лишь путем прекращения деятельности общества «Электропередача» и приобретения всего предприятия общественным учреждением. Западная история порайонных станций доказывает, что такая могучая сила, как электрическая энергия, должна находиться в руках коммунальных учреждений, так как только последние, распоряжаясь этой силой, могут ее направлять не в сторону материальной эксплуатации населения, а в сторону развития всех производительных сил, поддерживая в одинаковой мере и крупные и малые предприятия. Эксплуатация же электрической энергии частными обществами направлена на снабжение только крупных и выгодных предприятий, а малые предприятия, не выдерживая конкуренции, обречены на гибель, так как сверх всего еще должны пользоваться более дорогими тепловыми или паровыми двигателями.

Германский электрический трест хорошо оценил современную потребность в дешевой двигательной силе в экономической жизни стран, а равно и то обстоятельство, какое сулит производство электрической энергии в громадных масштабах. Этот колоссальный трест, обладающий громаднейшим капиталом, делает за последние годы в западно-европейских государствах большие завоевания... в течение последних 7 лет число больших районных станций, обслуживающих Германию (имеются в виду электростанции, выстроенные трестом на территории самой Германии —ред.), увеличилось почти на 200%. Если принять в соображение, что за самые последние годы были отстроены самые мощные районные станции, то легко заключить о том колоссальном экономическом влиянии на жизнь страны, которое уже в настоящий момент эти районные станции производят. Сказанное особенно ярко иллюстрируется тем фактом, что к концу 1914 года 2/3 всей территории германской империи на Европейском континенте и почти 2/3 Европейской Франции были покрыты сетями районных станций и обслуживаемы высоконапряженным током.

У нас, в России, в лице общества «Электропередача» мы имеем пионера-строителя и организатора районной станции, который учел крупные материальные выгоды, истекающие из той дороговизны топлива, которая была создана совместным действием нефтяного и каменноугольного синдикатов.

Необычайно удачное положение больших запасов торфяного топлива в виде торфяных болот, находящихся недалеко от Москвы и своевременно закупленных «Обществом 1886 г.», является фактором, решающим будущую судьбу Богородской районной станции. Нет никакого сомнения, что в случае, ежели общество «Электропередача» будет продолжать существовать в том виде, в каком оно существует и сейчас, — не пройдет и нескольких лет, как оно сможет диктовать свои условия по снабжению фабрик и мастерских электрической энергией. Перевозка тяжелого топлива, твердого или жидкого, перевозимого на большие расстояния из Донецкого бассейна и Баку в Московский район, конечно, не может конкурировать с подачей в Москву и подмосковный район энергии в виде электрического тока по проводам всего на 75 верст от места, где построена среди торфяных болот Богородская станция, к Москве. Ввиду той большой опытности коммерческой и технической в деле производства электрической энергии, которою обладают лица, стоящие во главе общества «Электропередача», неудивительно, что они предусмотрительно выстроили Богородскую районную станцию там, где имеется запас топлива, рассчитанный при нормальном развитии мощности электрической станции на время до 80—100 лет, т.е. на такой срок; в течение которого даже на основании переговоров между Московским губернским земством и представителями общества «Электропередача», имевших место в прошлом году, стоимость всего предприятия может быть чуть ли не дважды погашена.

Что касается чисто технического оборудования, как процесса добывания торфа, так и процесса превращения торфяного топлива в электрическую энергию при помощи турбогенераторов, то надо отдать справедливость той беспримерной высоте и искусству, с каким проведено это оборудование; особенно приходится отметить, сколь талантливо русские инженеры, стоящие во главе местной организации общества «Электропередача», сумели использовать весь громадный опыт, которым владеет в этом направлении германский электрический трест, и приспособить его к чисто местным русским условиям.

Существенно важным является факт завершения к настоящему времени всего главного оборудования как добычи торфа на болотах, так и самой электрической станции и линий высоких напряжений в 30000 вольт в Орехово и прилегающий Богородский район и 70000 вольт на Москву. Завершено также оборудование подстанции, построенной в Измайловском зверинце, являющемся конечным пунктом линии в 70000 вольт между станцией и Москвой, причем указанная подстанция начала уже питать некоторые фабрики и заводы электрическим током. Однако все устройство только что еще начало работать и нагрузка Богородской районной станции далеко не дошла еще до того максимума, на который она была рассчитана в первую очередь выстройки, хотя известно, что количество абонентов прибывает непрерывно и весьма сильно.

Одним словом, приходится обратить особое внимание на то, что все устройство в самой своей организации и постройке по последним требованиям техники уже завершено, но еще далеко не использовано, а потому современная конъюнктура является совершенно исключительно благоприятной для того, чтобы Московское губернское земство взяло бы в свои руки все предприятие общества «Электропередачи», могущее быть и великим игом в руках иностранцев, и великим благом в руках общественного учреждения.

Управа полагает, что размер возлагаемой на земство политико-экономической и технической задачи в случае, ежели будет решено взять дело в земские руки, не должен смущать земское собрание. Еще недавно было то время, когда городские гласные склонны были думать, что ведение таких больших предприятий, как водопровод, бойни, электрическое освещение и трамвай, не под силу русским самоуправлениям. Пятнадцать лет тому назад значительное число городских гласных держалось того мнения, что русским людям и русским инженерам не под силу многомиллионное дело Московского трамвая, а не прошло и 10 лет, как уже Московский трамвай, построенный Московским самоуправлением по проекту исключительно русских инженеров и обслуживаемого русскими инженерами, стяжал себе славу лучшего трамвая, устроенного не только в России, но и в Европе.

С другой стороны, ясна та громадная ошибка, которую сделал город, отдав дело электрического освещения и снабжения электрической энергией города Москвы в руки того же германского треста в лице «Общества 1886 г.». Нет необходимости упоминать, какие громадные выгоды извлекает германский трест, снабжая Москву электрическим светом и двигательной энергией при той монопольной позиции, которую заняло «Общество 1886 г.» в Москве в силу тех же связей с германским трестом, не допускающим образования в Москве никакого конкурирующего с «Обществом 1886г.» предприятия. Как известно, в настоящее время город, допустив возможность создания монополии в деле снабжения столицы электрическим светом и двигательной энергией, уже осознал ошибку и решил взять в свои руки дело «Общества 1886 г.». Насколько общественные самоуправления в настоящее время привыкли к мысли о том, что некоторые большие технические хозяйства должны находиться в их руках, видно из того, что в настоящее время почти все вновь сооружаемые водопроводы и бойни устраиваются и ведутся самими городами, а из числа электрических станций, функционирующих в России более 50% из общего числа 96 принадлежат и эксплуатируются самими городами.

Что касается заграницы, то и там наблюдается то же самое явление; т.е. около половины всех работающих электрических станций городских и районных принадлежат и управляются муниципалитетами и коммунами. С развитием дела районных станций несколько городов, или несколько коммун одной и той же области, за последние 5—10 лет начали соединяться в союзы и товарищества для постройки и эксплуатации больших районных станций.

Практика последних лет показала, что ведение больших электрических хозяйств такими товариществами идет вполне успешно, а тарифы за отпускаемую с таких станций энергию были значительно ниже, чем тарифы на станциях частных предпринимателей.

В связи с вышеизложенным управа организовала совещание из лиц, принимавших участие в выработке основных положений договора с обществом «Электропередача»; совещание единогласно высказалось за необходимость ликвидации деятельности общества «Электропередача» и за необходимость приобретения предприятий Общества Московским губернским земством, остановившись при этом на наиболее сложном вопросе при осуществлении этого приобретения, - на вопросе финансовом. Сумма, затраченная обществом «Электропередача» на организацию дела, весьма значительна, около 8—10 миллионов рублей. Совещание пришло к заключению, что о займе необходимой суммы следует обратиться с ходатайством к правительству, которое должно оказать земству свое содействие в столь важном национальном деле.

Что касается юридической стороны вопроса, то совещанием были установлены следующие положения. Московское акционерное общество «Электропередача» с формальной стороны является предприятием самостоятельным от «Общества электрического освещения 1886 года». Оно имеет свой особый устав, особое правление, особый капитал, отчетность, т.е. обладает всеми теми признаками, которые придают торгово-промышленному предприятию значение юридической единицы в сфере торгового права. Вследствие этой формальности судьба общества «Электропередача» неминуемо отделяется от судьбы «Общества 1886 года», несмотря на то, что в существе своем оба эти общества, как уже было указано, являются совершенно родственными и по происхождение и по направлению своей деятельности.

Предприятия же, имеющие по существу немецкий характер и прикрывающиеся лишь русским уставом, должны быть прекращены в силу Высочайшего Указа от 28 июля 1914 года. Указом сим повелено: «Действие всяких льгот и преимуществ, предоставленных подданным неприятельских государств договорами или началами взаимности, прекратить». Разницы же между деятельностью акционерных обществ, открыто именуемых германскими, и такими, которые прикрылись только русским уставом, по существу нет никакой. Так на данный вопрос смотрит и Франция, которая 27 сентября 1914 г. издала декрет о воспрещении всякой торговли с подданными воюющих держав или лицами, имеющими там местожительства, причем предусмотрен и тот случай, когда подданные враждебной страны занимаются торговлей через подставное лицо. Правда, Высочайший Указ от 28 июля 1914 г. прямо не упоминает о фиктивных предприятиях; тем не менее он, несомненно, имел их в виду, ибо в противном случае значение Указа было бы сильно ослаблено и намеченная цель не была бы достигнута в полной мере. В данном случае, при наличности отсутствия в Указе означенной оговорки, правительство для прекращения деятельности фиктивных предприятий может или распространить на них общее положение Указа 28 июля 1914 года, или должно исходатайствовать специальный Указ на этот предмет.

Московское губернское земство, стоящее, в силу закона, на страже интересов населения Московской губернии, должно иметь преимущественное право не только на поддержание ходатайства о прекращении деятельности общества «Электропередача», но и на приобретение предприятия, столь важного и имеющего в будущем решающее значение в развитии промышленности губернии. Для этой цели управа полагает, что Московскому губернскому земскому собранию следует уполномочить для присутствования в особом совещании при Министерстве юстиции двух представителей, на которых возложить поручение поддержать ходатайство о ликвидации деятельности общества «Электропередача» в правительственных сферах. В виду того, что особое совещание уже оканчивает свои занятия, управа была вынуждена до разрешения данного вопроса земским собранием обратиться к товарищу министра юстиции И.Е. Ильяшенко с ходатайством о включении в состав совещания двух представителей от управы, которых в данное время и предлагает собранию утвердить. Затем управа предлагает избрать двух представителей в ликвидационную комиссию, если таковая правительством будет назначена для реализации дел данного общества, и, наконец, избрать особую комиссию для разработки вопроса о приобретении земством предприятий общества «Электропередача».

На основании всего вышеизложенного управа предлагает земскому собранию:

1) Ходатайствовать перед правительством: а) о ликвидации деятельности Московского акционерного общества «Электропередача»; б) об учреждении для ликвидации дел данного общества ликвидационной комиссии с участием представителей от Московского губернского земства.

2) Утвердить двух представителей, уполномоченных управой для присутствования в образованном при Министерстве Юстиции особом совещании по вопросу о положении «Общества электрического освещения 1886 г.», и поручить им поддержать ходатайство о ликвидации деятельности общества «Электропередача» перед правительством.

3) Избрать двух представителей в ликвидационную комиссию, имеющую быть назначенной по делам общества «Электропередача».

4) Признавая желательным, чтобы такие предприятия, как и Общество «Электропередача», руководились в интересах местного населения и в целях согласования с интересами города Москвы общественными учреждениями, — избрать комиссию для всесторонней разработки вопроса о приобретении предприятий общества «Электропередача» Московским губернским земством.

Председатель управы Ф. Шлиппе.

 

1 Постановления Московского губернского земского собрания очередной сессии 1914 года. М. 1915. С. 1-8.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank
На верх страницы