Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Власть и общество /   «Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г .

Газета «БОГОРОДСКАЯ РЕЧЬ» 1910-1913
Мы приступаем к постепенной публикации на нашем сайте материалов (в основном местных, а не перепечатанных петербургских) богородской уездной газеты «Богородская речь».
Первый номер первой газеты в Богородске ("Богородская жизнь") вышел в свет 19 декабря 1906 г ., он оказался и последним. Весьма короткое время в 1907 г . печатались такие периодические издания, как "Богородская неделя" и "Богородск". В 1910-м начала издаваться, а в 1911-м стала более или менее регулярной (еженедельной) газета "Богородская Речь", статьи которой и предлагаются читателю. Редактором-издателем ее был возглавитель местных кадетов Николай Михайлович Суходрев. Присяжный поверенный из купеческого сословия, страховой агент «Московского строительного общества», председатель Богородского общества потребителей, он проживал на Вокзальной улице в доме своего тестя Ф. А. Детинова, многолетнего заведующего фабрикой в Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, авторитетного деятеля старообрядческой церкви Белокриницкого толка.
Газета, судя уже по заголовку, была клоном петербургской «Речи», центрального органа партии конституционалистов-демократов, сплошь либерально-интеллигентской и интернациональной. Для этой партии практически не существовал вопрос русского народа, прежде всего – крестьянства. В своем неукротимом порыве к некой отвлеченной «Свободе», они разрушали традиционную русскую государственность, о чем некоторые из них позднее сильно жалели. Не признавая на словах терроризм как средство политической борьбы, на деле большинство партии во многих вопросах солидаризировалось с эсерами и социал-демократами, практиками терроризма. Не критикуя, а именно громя многочисленные реальные недостатки, упущения и ошибки центральных и местных властей, русского купечества, русской православной церкви, подвергая газетному либеральному террору многих верных сынов Отечества, они бессознательно подготавливали свой конец в первые годы после большевистского переворота.
Редакторская активность Суходрева высоко оценивалась Центральным комитетом партии к/д. Тем знаменательнее окончание всей этой истории. Бывший московский губернатор В.Ф.Джунковский в 1920-е годы вспоминал, что Н. М. Суходрев раскаивался в прежней своей деятельности и, по-видимому, искренно жалел, что губернатор « его слишком мало драл в свое время, следовало больше» .
Тем не менее, друзья и коллеги, читаем «Богородскую Речь». Других газет в Богородске не было. Оригиналы находятся в газетном отделе РГБ, а отдельные номера и в Ногинском краеведческом музее.
М.Дроздов

 

«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г .

Москва

Еженедельная политическая, экономическая, общественная и литературная газета

издания год второй

 

 

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ОТДЕЛ

 

От московского губернатора

ОБЪЯВЛЕНИЕ

 

Из имеющихся в моем распоряжении сведений усматривается, что во вверенной мне губернии в некоторых земельных владениях, принадлежащих крестьянским обществам и частным общественникам, знаки государственного межевания, налагаемые правительственными землемерами, подвергаются умышленной порче и уничтожению.

Напоминая о том высоком государственном значении и степени исключительной важности, которые присвоены задачам, выполненным землеустроительными и межевыми учреждениями, я приглашаю население Московской губернии оказать мне своим внимательным и серьезным отношением к результатам деятельности названных установлений должное содействие в принимаемых мною мерах по обеспечению межевым знакам надлежащей сохранности, и поставляю в известность, что злонамеренное истребление граничных знаков строго карается законом.

Закон : 1605 ст. улож. о наказ.: «За истребление граничных меж и других знаков с намерением присвоить себе или кому-либо другому часть чужой недвижимой собственности, или для иной также противозаконной цели, виновные подвергаются: или заключению в тюрьме на время от четырех до восьми месяцев, или денежному взысканию не свыше пяти сот рублей».

Подписал: Московский губернатор свиты Его Величества генерал-майор Джунковский .

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 1, 1 пол./

 

 

[ Член Государственной Думы П. Герасимов. ДУМСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ. ]

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 1, 1-3 пол./

 

 

МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН

 

Местечко в тюрьме

 

Жизнь обывателя Несчастливцева сложилась в последнее время очень скверно: у него сбежала жена, на службе его всячески преследовали, он заболел, и пр., и пр. Последним несчастием его было изгнание со службы. Посмотрело как-то начальство на худое желтое лицо его, скривило губы и сказало:

- Знаете что… Вы нам больше не нужны…

- Как это так? - изумился Несчастливцев.

- Да очень просто, - спокойно ответило начальство. – Уходите, откуда пришли.

Совсем растерялся Несчастливцев. - Куда же я теперь пойду, что буду делать? - Долго думал Несчастливцев и, наконец, решил: «Хорошо бы в тюрьму сесть. Все-таки за квартиру не плати, готовое казенное содержание. Но как сесть? Нельзя же придти и сказать:

- Посадите меня в тюрьму…

Зря, ни за что, ни про что начальство в тюрьму не сажает. Для этого сначала нужно преступление совершить». И опять задумался Несчастливцев: какое бы преступление совершить?

- Украсть, убить, подделать почтовую марку, нагрубить городовому…

Вдруг Несчастливцеву пришла счастливая мысль:

- Сделаюсь редактором… Это такое преступление, за которое живо без всяких разговоров в тюрьму посадят.

Решил, и сейчас же отправился в редакцию совсем еще новенькой газеты «Жизнь и Отчаяние».

- Что угодно? - встретил его редактор. - Статья? фельетон? стихи? драма? репортерская заметка?

- Нет, - скромно сознался Несчастливцев, - я не пишу, я хочу только попросить у вас местечка в…

- Местечка! - бешено вскрикнул редактор. - Нет места. Слышите: нет никаких мест, нет… Все занято. По тысяче человек в день приходят. Нет мест, нет, нет…

- Для одного-то, поди, найдется, - робко сказал Несчастливцев и, видя, что редактор не понимает, скромно пояснил:

- Я хочу получить местечко в тюрьме.

Редактор посмотрел на Несчастливцева, как на сумасшедшего:

- В тюрьме… Вы хотите получить место в тюрьме. Но причем тут мы, причем редакция и наша газета?

Несчастливцев ухмыльнулся, точно редактор сказал очень большую глупость, и решил разъяснить. Он рассказал подробно всю свою жизнь: как убежала жена, как выгнали его со службы…

- Все это, конечно, очень печально! - сказал редактор, которому жалко стало Несчастливцева. - Я понимаю, что вам только и остается в тюрьме сидеть. Но что же мы-то можем сделать для вас. Ведь это совсем не в нашей власти - в тюрьму сажать.

- Позвольте… - прервал его Несчастливцев. - Вот именно в вашей власти, всецело в вашей власти. Я хочу быть у вас ответственным редактором.

Редактор понял и задумался. С одной стороны, хорошо, ибо, в случае чего, хоть от тюрьмы избавишься, а с другой - как-то неловко постороннего человека за свои грехи тюрьмой наказывать, да и платить за это нужно. Вдруг его возьмут!

Но Несчастливцев сказал:

- Не беспокойтесь… Раз сам хочу, вам-то что волноваться.

А вопрос о вознаграждении даже обидел его.

- Что вы? Да я совсем даром. Вы поймите, что для меня прямая выгода сидеть в тюрьме даже без всякого жалованья… - Медленно и вразумительно он стал объяснять редактору. - Предположим, что меня посадят на три месяца. Могут?

- Очень даже могут, - вздохнул редактор.

- Ну, так вот. За эти три месяца я должен был бы заплатить за квартиру, потратиться на содержание, а в тюрьме я этот расход не буду нести. Вы понимаете?

- Понимаю, - грустно сказал редактор. - Так вы очень хотите?

- Очень хочу… Ради Бога, не откажите.

- Хорошо, - сказал редактор. - Пусть будет по-вашему.

- Значит, я буду надеяться. Уж вы, пожалуйста…

На прощанье он проронил: «Только вы, пожалуйста, поскорее…»

- Сегодня же устрою все! - сказал редактор…

Через две недели Несчастливцев был утвержден редактором газеты «Жизнь и Отчаяние», а через два дня после этого сидел в тюрьме, жевал сухой тюремный хлеб и радостно улыбался:

- Вот я и устроился…

С. Степанович.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 1, 3-4 пол./

 

 

БОГОРОДСК

 

ДЕЛО «БОГОРОДСКОЙ РЕЧИ»

 

Возбужденное московским комитетом по делам печати, дело по обвинению редактора Г.А. Кобякова по 3 п. 1034 ст. Улож. о нак. прокурором суда направляется к прекращению, так как в №7 газеты в статье «Думские впечатления» никаких ложных сведений о правительстве не содержится.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 1 пол./

 

 

ЗЕМСКОЕ СОБРАНИЕ

 

Во вторник 28 февраля созывается экстренное земское собрание для обсуждения, главным образом, доклада земской управы во врачебно-санитарной части по вопросу о постройке больницы в Павловском врачебном участке и по вопросу о соглашении земства с фабриками относительно подачи медицинской помощи.

В октябре 1911 г . земское собрание ассигновало 65.000 р. на постройку больницы в Павловском посаде. Но в настоящее время управа и санитарный совет признали нецелесообразной таковую постройку, потому что павловская больница, в ущерб сельскому населению, обслуживала бы преимущественно жителей посада и, кроме того, Павловское городское самоуправление отказалось отвести удовлетворительный участок земли. Вблизи Павловского Посада постройка больницы также невозможна за отсутствием удобных участков земли. Поэтому управа предлагает приблизить больничную помощь к населению и устроить две больницы: одну на 12 коек в дер. Бол. Бунькове для 14 селений Буньковской волости и другую на 14 коек в селе Рахманове для 14 селений Игнатьевской вол. К буньковской больнице присоединяются фабрики т-ва Буньковской м-ры Мироновых и писчебумажная Гагман, к Рахмановской фабрике присоединяются фабрика бр. Заглодиных и Торг. дома н-в Гр. Заглодина. Все 4 фабрики дают земству 15000 руб. в качестве единовременного взноса. Землю для больниц отвели крестьяне. Общая стоимость обеих больниц 108.000 руб., из коих 65.000 руб. уже ассигнованы в октябре, 15.000 р. дают фабрики и остальные 28.000 р. необходимо позаимствовать из запасного капитала на 14 лет с начислением 6%. С постройкой больницы в Рахманове несколько ухудшится положение сельского населения деревень Прокунина, Трубицина, Степурина, Назарова, Грибова, Афанасова, Филимонова, Городка, Юдина и Корнева, от которых до Рахманова на 3-5 верст дальше, чем до Павлова, и значительно ухудшится положение деревень Субботина, Снурова, Ковригина и Демидова, от которых до больницы и было далеко, а будет еще дальше.

По вопросу соглашения земства с фабриками управа в докладе указывает, что существующий размер единовременных (на постройку) и еще годных (на содержание) взносов совершенно не соответствует действительным расходам земства. Тем не менее, единовременную плату управа предлагает оставить прежнюю - за койку от 1500 р. до 125 р. в зависимости от числа рабочих, но в плату ежегодную вносит изменение: с фабрик, имеющих более 200 рабочих и находящихся не далее 3 верст от больницы, взимать ежегодно по 365 р. за койку (вместо прежних 300 р.), с таких же фабрик, но далее 3 верст, - 300 р. за койку, с фабрик, имеющих 50-200 рабочих, по 2 р. за рабочего и с фабрик, где менее 50 рабочих, по 1 р. за рабочего.

Кроме врачебно-санитарного доклада вниманию земских гласных предлагаются доклады о переиздании положения о заведовании земскими училищами, об ассигновании 2500 руб. на раздачу брошюр и на поездки учеников в Бородино осенью текущего года, об устройстве случных пунктов в Ожерелках и в Щелкове, и некоторые другие.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

ГОРОДСКОЙ ВОДОПРОВОД

 

В прошлый понедельник в здании городского управления было второе заседание комиссии по устройству городского водопровода. Так как существующая артезианская буровая скважина не подает воду на поверхность земли, и уровень воды находится на 22 арш. ниже поверхности земли, то возник вопрос о степени трудности откачки воды, не говоря уже о том, что нет никаких указаний, даст ли эта скважина нужные 10.000 ведер в час. Для откачки воды из такой глубины нужно поставить штанговые поршневые насосы и углубиться с ними на значительную глубину, т.е. устроить шахту настолько обширную, чтобы можно было на случай ремонта иметь свободный доступ к насосам.

Нежелательность иметь подземные сооружения, дорогие сами по себе и неудобные в смысле ремонта и надежности, привела комиссию к выводу, что лучше и экономнее иметь все машины на поверхности земли. Затем выяснилось, что артезианские колодцы с непрерывным истечением воды на поверхность менее затягиваются в основании, так как такие скважины сами себя промывают. С другой стороны, трудно вперед сказать точно, даст ли скважина на определенной глубине то количество воды, которое от нее ожидают. Все зависит от того, в какое русло подземной реки или в какой водоносный слой попадет скважина. Очень большую роль играет здесь геологическое строение земной коры в данной местности. Воду желательно иметь в количестве около 10.000 ведер в час, т.е. приблизительно 16 ведер на человека в сутки при существующем населении, что достаточно на первые годы с расчетом на прибыль населения. Москва, где устроена в центре канализация, расходует около 7 ведер на человека в сутки, но воды там недостаточно. Вопрос об устройстве водопровода с напорной башней или без нее, решится, вероятно, в пользу башни, так как, с одной стороны, в этом случае имеется запас воды, а с другой - водопроводные машины могут работать с перерывами в зависимости от количества воды в резервуаре. Затем, в следующих заседаниях будет подробно разработан финансовый план предприятия и технический проект. Приблизительно выяснилось, что на первое обзаведение с частичной сетью, правда, довольно большой, понадобится около 50.000 рублей.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 2-3 пол./

 

 

ПОЖАРНОЕ ОБЩЕСТВО

 

19 февраля состоялось общее собрание членов Богородского городского пожарного общества. На собрание явилось 41 член. Председателем собрания был избран В.И. Елагин.

Собрание рассмотрело и утвердило отчет за 1911 год. В отчете видно, что стоимость пожарного обоза достигла в настоящее время 7.576 руб. 83 коп. Стоимость телефонной сети к 1 января 1912 г . выразилась в сумме 5.575 руб. В 1911 году общество получило пособий: от Богородского общественного управления 1.150 руб., от мещанского общества - 150 руб., от московского губернского земства - 150 руб., от страховых обществ (за тушение пожаров) - 325 руб. и пр., а всего 2.050 р. Израсходовано за 1911 год 4.064 руб. вместо ассигнованных по смете 3.350 руб. Перерасход вызван, главным образом, учреждением нового отряда лазальщиков, нужда в котором давно ощущалась. Смета на 1912 год утверждена в сумме 4.914 р. Обществом взаимного от огня страхования отпущено пожарному обществу 800 руб. на покупку новой ручной пожарной машины.

Председателем общества на 1912 г . вновь выбран Ф.А. Детинов. В члены правления избраны: Н.Г. Константинов, В.Г. Фролов, В.В. Банкетов, В.И. Елагин, С.Г. Коломенцев и И.В. Антонов (жел. торг.). Начальником команды выбран Я.Я. Смирнов, заведующим хозяйством Т.В. Соколов.

В ревизионную комиссию избраны: Н.И. Макаров, И.К. Соколов и В.П. Щекин.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 3 пол./

 

 

НОВАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

 

Городской староста, как известно, разослал домовладельцам вопросные листы о количестве потребной жителям электрической энергии. Некоторые из домовладельцев затруднились составлением ответов на предложенные вопросы. Нашлись молодые люди, которые обходили наиболее простоватых домовладельцев и за мзду в 50 коп. заполняли вопросные листы ответами.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 3 пол./

 

 

НОВЫЙ ПРОМЫСЕЛ

 

Трактиры с правом торговли крепкими напитками и пивные лавки по воскресеньям открываются в 12 час. утра. Казенные винные лавки до 12 часов тоже заперты. Несмотря на это в праздники по утрам пьяных в городе более чем достаточное количество. Оказывается, для того, чтобы напиться, не нужны ни «казенка», ни трактир, ни пивная, - достаточно пойти в любую чайную лавку, и там к услугам страждущего человечества есть разносчики яблоками. Интересны эти корзины с яблоками. Сверху яблоки или лимоны, а на дне - полбутылки и «мерзавчики». Не мудрено, что к открытию трактиров пьяных больше, чем трезвых.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 3 пол./

 

 

СЕССИЯ ОКРУЖНОГО СУДА

 

Завтра начнется выездная сессия 1-го отделения московского окружного суда, которая продлится всю неделю. В субботу слушается дело о 100-тысячной краже у Комарова.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 3 пол./

 

 

НАЗНАЧЕНИЕ

 

Податной инспектор Крапивенского уезда Тульской губ. г. Трусковский назначен податным инспектором 1-го участка Богородского уезда.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

ПРИКАЗ ГУБЕРНАТОРА

 

Богородский городской староста через местного исправника передал благодарность городского управления - полицейскому надзирателю г. Богородска Волкову за весьма энергичную деятельность по взысканию казенных и городских недоимок за минувший год. Донося мне об этом, богородский исправник с большой похвалой отозвался о служебной деятельности полицейского надзирателя Волкова, аттестуя его как редко добросовестного труженика, всецело преданного исполнению своего долга. Вполне соглашаясь с приведенной оценкой деятельности надворного советника Волкова, объявляю ему от лица службы «сердечную благодарность».

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

ТОРГИ

 

18 мая в московском окружном суде будет продаваться недвижимое имущество Н.Е. Шарова, находящееся в Богородске по Соляному переулку - земля 269 кв. саж. и строения. Имущество, оцененное для начала торга в 1000 руб., заложено у т-ва бр. Памфиловых в 5000 руб. и у Д. Дмитриева в 2000 р.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 4 пол./

 

 

В ПРЕДМЕСТЬИ

 

В предместье, в немые кварталы

Вечерние тени нисходят.

Там снег, почерневший и талый,

Там смутно предчувствия бродят.

Луна молодая взглянула,

Поднялась над храмом старинным

И свет голубой протянула

По улицам темным и длинным.

Звучат у церковной ограды

Шаги одиноких прохожих.

И теплятся встречные взгляды

Тоскою томлений похожих.

А дальше - задумался город,

Овеянный близкой весною.

И свет электрический спорит

С наивной и нежной луною.

Дмитрий Цензор

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 1 пол./

 

 

ЗАБЫТАЯ ОБЛАСТЬ ИСКУССТВА

 

- Великие нации, - сказал английский писатель Рескин, - записывают свои автобиографии в 3-х книгах: в книге слов, в книге дел и в книге искусства. Но из всех 3 книг только последняя заслуживает полного доверия.

И дальше, я бы прибавил, заслуживает также и внимательного изучения, потому что правильно понятое и изученное искусство, освященное многими годами прошлого, есть могучий рычаг для подъема всегда присущего человеку влечения ко всему светлому и прекрасному. Недаром писал Гоголь, живя в Риме, где каждый камень говорил лучше всяких слов о великом прошлом вечного города:

- Нет лучшей участи, как умереть в Риме, целой верстой человек здесь ближе к Божеству.

Теперь наступило время, по выражению Ив.С. Аксакова, когда мы должны вернуться домой, чтобы изучить то золотое время старого искусства, когда оно было могучей силой, действительной выразительницей народных духовных запросов.

Мы должны стараться хотя бы узлом связать порванную нить с тем недавним прошлым, когда стремление к прекрасному считалось великою задачею в смысле пробуждения общественного сознания и его воспитания.

К искусству мы стали относиться уже не так, как относились к нему в Старой Руси, когда оно действительно входило в самую глубину жизни, чувства, верований, т.е. всего того, что нами теперь утрачено.

Иногда говорят:

- Западным народам есть, на что оглянуться назад и почерпнуть в этом бодрость и силу для будущего, но нам не на что оглянуться. Наше искусство все в будущем.

Но правда ли это? Правда ли, что Старая Русь не ценила искусства, правда ли, что нашим предкам было чуждо чувство прекрасного?

Стоит только открыть старые кожаные книги с мелкими фигурными застежками времен Иоанна Грозного или Тишайшего царя Алексея Михайловича для того, чтобы прочесть старинные строки Стоглава или пожелтевшие страницы так называемых Соборных Постановлений, как мы почувствуем неосновательность нашего упрека старому прошлому. Нашему равнодушию к искусству и здесь нет никакого оправдания.

Читая эти старинные книги, мы заметим, как высоко стояло положение художника на Руси. На художников смотрели, как на людей особых, отмеченных печатью Божией, и потому, как говорит Стоглав, им подобает быть «смирену, кротку, благоговейну, не смехотворну, не сварливу, не пьяницы».

И этих людей умели уважать. Таких живописцев, говорится там же - «жаловати, а святителям их бречи и почитати паче простых человек».

Не только высшему классу, но и простому народу, внушается это уважение.

- Вельможам и простым человеком тех живописцев во всем почитати.

Звание художника стояло на одинаковой высоте с самым почетным званием воина.

В Окружной Грамоте 1667 года читаем:

«Коль славный род Фабиев Римских сих праотец Фабий неменьшую похвалу стяжа кистью, яко прочие мечом и копием острым».

И эти художники, которые должны «достойно от всех почитаемыми быти», действительно дали образцы такого искусства, которое уже почти недоступно современным художникам, питающимся совершенно другими понятиями и стремлениями в своем творчестве.

Время после татарского ига, давшие великолепные образцы вполне расцветшего искусства, можно по справедливости назвать эпохою национального русского возрождения, выразившегося особенно сильно в церковной иконописи, которая и есть та книга искусства, где русская история записала на вечные времена свою, полную ярких картин и светлых образов, автобиографию.

Показателем того, насколько эти слова соответствуют истине, может служить имевшая громадный успех выставка живописи и художественной старины, открывшаяся 9 января в Петербурге, под руководством гр. П.С. Шереметева при всероссийском съезде художников в Академии Художеств.

Те, кто побывал там, восторгались выставленными образцами.

- На скромном бледном фоне крашеного холста блистают, - в подлинном смысле слова, блистают, - немногочисленные, но едва ли не лучшие иконы наших частных собраний. Перед свежей яркостью их красок, избежавших губительного времени, кажутся бледными, нищими колоритами колоссальные копии с великих итальянцев позднего Возрождения (копии с картин знаменитых итальянских художников, оставшиеся в зале Академии от прежнего времени).

Это поучительное сравнение лишний раз доказывает, какими великими художниками и действительными знатоками техники живописи были наши древние иконописцы.

За границей уже давно стали интересоваться этой областью русского искусства. В Италии, Франции и, в особенности, в Англии не только заметно влечение к нему, но и стремление усвоить себе основные начала и приемы нашей старой русской иконописи, современными выразителями которой в настоящее время являются два, одиноко стоящие в среде современников, но сумевшие стать известными всему образованному миру, наши художники - Виктор Васнецов и Нестеров.

Громадный спрос в Америку наших древних и новых икон (под старинное письмо), говорит нам о пробудившемся к ним интересе и оценке.

Бывший в конце прошлого года в Москве известный всей Европе художник Матисс (из Парижа), имеющий, к слову сказать, целую уже школу последователей, прямо восторгался небольшим собранием старинного письма древних икон в Третьяковской галерее.

Он говорил, что сюда (т.е. в Москву) надо чаще ездить заграничным художникам, чтобы научиться тому, как писали старые русские мастера.

Но если культурная Европа так внимательно относится к старой русской иконописи, - надо ожидать, что мы, для которых все это свое, дорогое, родное, тем более будем особенно ценить оставшиеся памятники прошлого.

К нашему стыду, приходится ответить отрицательно.

В силу особых условий русской жизни большинство работ старых мастеров находятся в церквах, полными хозяевами которых являются церковные старосты и причт. Приходится только изумляться, до какой степени невежественны эти церковные старосты и, в особенности, «учителя жизни», - отцы духовные, в области уважения к старине.

Последним ничего не стоит на церковном амвоне «разделать» какого-нибудь философа, в 10 минут не оставить камня на камне от социализма, в одной тощей проповеди смести с лица земли всю западную богословскую науку и т.д., но как только речь заходит о своем родном, русском, - бесследно исчезает все их напускное геройство.

Спорить со старообрядцами не умеют, о русской литературе говорят глупости, искусства совершенно не понимают.

Проф. Суслов уже засвидетельствовал ужасное, прямо позорное для богатой московской епархии состояние собора Василия Блаженного, - этой жемчужины русского зодчества XVI века.

Священники, в руках которых все «ключи разумения», совсем не понимают в старине и не ценят памятников прекрасного прошлого.

И потому нет ничего легче, как взять из нашей православной церкви старую икону.

(Окончание следует)

И. Плеснев

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 1-4 пол. - стр. 3, 1-2 пол./

 

 

ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД

 

СОБРАНИЕ ГОРОДСКИХ УПОЛНОМОЧЕННЫХ

 

В понедельник 20 февраля состоялось в городской управе собрание городских уполномоченных. На повестку были поставлены такие крупные вопросы, как постройка торговых рядов, водопровода и больницы, и заем на эти надобности в 300.000 рублей.

Первым разбирался вопрос о постройке рядов, стоимость которых комиссией исчислена в 120.000 рублей. Ряды предполагаются каменные, в два этажа, на 24 торговых помещения. Предварительные торги на эти лавки прошли с незначительной надбавкой против объявленной цены и дали сумму около 16.500 руб. Лавки все разобраны торговцами. Ввиду этого городской староста просит уполномоченных покончить с вопросом о постройке рядов и дать соответствующие поручения управе. Однако, уполномоченные вопрос считают еще далеко не решенным и настаивают на том, чтобы все планы и чертежи по постройке были представлены им еще раз для детального рассмотрения. В этом же смысле высказалась и комиссия, которая подготовляла этот вопрос. Уполномоченные находили стоимость куба в 75 рублей высокой, и среди них высказали желание о постройке за более дешевую цену, пожертвовав всеми украшениями и орнаментировкой, которыми обильно по предложенному проекту снабжены ряды. Со стороны присутствовавших на собрании торговцев слышались упреки городскому управлению за то, что торги были произведены слишком быстро, объявлено о них было только за 2 дня, вследствие чего даже из местных торговцев некоторые не знали о них, а тем более, не мог знать никто из посторонних, непавловских торговцев. Указывали также на недостаточность количества номеров, их большую величину, высокую цену, доступную только для сильных торговцев.

С другой стороны, торговцы, успевшие на предварительных торгах снять помещения, напротив, отстаивали действительность торгов и готовы были принять представленный план постройки с сохранением всей орнаментировки, не задаваясь поставленными уполномоченными целями - пересмотреть план и удешевить постройки за счет украшений. Вопрос вызвал оживленные и горячие прения и занимал внимание уполномоченных в течение 1? час. Решено было планы рассмотреть еще раз, причем, однако, количество лавок было установлено окончательно в 24.

Следующий вопрос об устройстве водопровода стоимостью в 91.000 руб. занял немного времени. В докладе водопроводной комиссии предлагается взять воду не из артезианского колодца, а из речки Хотцы, протекающей между заселенной частью посада и полотном Нижегородской дороги. Анализ взятой из речки воды, произведенный в лаборатории д-ра Вермеля, показал, что вода эта во всех отношениях лучше воды в артезианских колодцах т-ва Лабзина и Грязнова, Краснова, Милованова и русско-французского анонимного общества: жесткость ее ниже, реакция нейтральная, а не щелочная, как в артезианской воде. Финансовые соображения также говорят в пользу речки Хотцы. При артезианском колодце буровая скважина, компрессор, фундамент, трансмиссия и пр. обойдутся в 14.655 руб.; а при устройстве водокачки на речке Хотцы трубопровод, центробежный насос с фундаментом, водоподъемное здание с приемником и плотиной и пр. обойдутся в 11.000 руб. Водонапорную башню проектируется поставить на Царской улице на земле бывшей Агафоновых, а разводящую сеть проложить по следующим улицам, площадям и переулкам: от речки Хотцы по Вознесенскому переулку до Вознесенской улицы, по Вознесенской улице до Соборной, по Соборной улице до Б. Железнодорожного проезда, по М. Железнодорожному проезду до Вокзальной площади, по Соборной улице до Павловской улицы, от Соборной по Успенской и Меленской ул. до Меленского переулка, по Царской улице от Широковского переулка до Соборной улицы, по Б. Покровской улице от Вознесенского до Царской улицы, по Широковскому переулку до Павловской улицы и по Павловской улице до Соборной, от площади по Воскресенской улице до предполагаемой постройки больницы на Дубровской улице, от Воскресенской улицы по Купеческой до Садово-Дубровской, по Садово-Дубровской до М. Вознесенской и от этой улицы до Сенной улицы, всего на протяжении 3450 погонных сажень; на всей сети поставить 23 подземных пожарных гидранта и 21 водоразбор.

Общий расход по устройству сети водопровода, водокачки, приемника и водонапорной башни составит сумму 91.500 руб.

Принципиальных возражений по поводу проекта не было, а высказано было лишь сомнение в возможности воспользоваться для водопровода речкой Хотцей, ввиду ее мелководности. Для решения этого вопроса постановили пригласить специалистов.

Вопрос о постройке новой больницы также ненадолго остановил внимание уполномоченных. В принципе, необходимость больницы признана всеми, так как настоящая больница существует не на месте, на базарной площади, и здание старо и плохо приспособлено для лечения. Постройка обойдется около 100.000 руб., и комиссии предложено представить подробные планы и смету.

На все эти строительные нужды город предполагает сделать облигационный заем в 300.000 руб. Для ходатайства и разрешения займа избрана комиссия в составе городского старосты И.Я. Кулакова, В.В. Балдина и В.А. Щепетильникова.

Далее снова был поднят пресловутый вопрос об отчуждении земли у Субботина; для расширения переулка от Субботина поступило новое заявление, в котором он соглашается уступить это место городу по 48 руб. за сажень и 300 руб. на очистку его от стройки. Собрание уполномоченных оставило ту же предложенную городом раньше плату по 40 руб. за сажень и по предложению некоторых уполномоченных 150 руб. на очистку места от оставшихся построек.

Ходатайство общества распространения образования об ассигновании 500 р. единовременно на устройство в Посаде общественной библиотеки-читальни прошло сравнительно гладко, если не считать заявления двух уполномоченных о том, что их потребность, да и других, вполне может быть удовлетворена чтением, как выражался один из ораторов, «ведомостей». Однако, при баллотировке и они подали свой голос за ассигновку, и, таким образом, вопрос этот прошел единогласно.

От души приветствуем вступление городских уполномоченных на путь удовлетворения духовных потребностей своих сограждан.

Дальше собрание перешло после перерыва к решению разных земельных, арендных и питейных дел «вермишельного» характера, общественного интереса не имеющих.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 2, 4 пол. - стр. 3, 1-2 пол./

 

 

САНИТАРНЫЕ БЕЗОБРАЗИЯ

 

Местный колбасник Гребенщиков имеет на Купеческой улице складочное помещение или погреб. Зимой по вечерам из этого помещения выливают прямо на улицу ведрами какую-то темную зловонную жидкость. Во время выливания она издает противный запах на всю улицу, а теперь, с наступлением оттепели, запах этот держится постоянно.

Санитарные попечители, проснитесь!

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 2 пол./

 

 

УЛИЧНЫЕ НЕПОРЯДКИ

 

Обычно всегда и везде улица считается местом общего пользования, и загромождать ее чем-либо не полагается. У нас и на это не обращается никакого внимания. Сейчас, напр., началась возка льда для погребов, и сплошь и рядом лед сваливается не на дворе, а на улице и лежит тут не день и не два, а неделю и больше. Вздумает павловец строиться и располагается со строительным материалом тоже на улице и валит сюда свое добро, сколько душеньке угодно. Ломой извозчик подъедет к дому и распрягает своих лошадей на улице, лошадей уведет на двор, а телеги или сани, смотря по временам года, оставляет на улице, загромождая ими и проход для пешеходов, и проезд. Пользуется павловец улицей и как помойной ямой. На дворе своем выливать всякую гадость противно, да и запахнет неравно, ну, выход есть, - вали все на улицу, улица все стерпит.

В церковной слободке так еще лучше устроились, валят всякую нечисть с косогора в Вохну - и речка все стерпит.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 2-3 пол./

 

 

ЛЕКЦИИ

 

Состоявшаяся в воскресенье 19 февраля лекция Н.А. Заозерского на тему «А.С. Пушкин и его время» в реальном училище собрала до 350 слушателей. Было много учащихся средних учебных заведений. Лектор читал увлекательно и завладел вполне вниманием аудитории.

На 6 марта (вторник) предполагается лекция того же лектора «Белинский и литература XIX века».

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ЗЕМСКИЙ ДОМ

 

Еще в половине прошлого года уездное земство приобрело в посаде на Дубровской улице дом. Предполагалось в этом доме открыть приют для детей и хроников. Теперь уже идет к концу второй месяц другого года, а дом стоит все пустой с заколоченными ставнями. Признаков какого-либо приспособления его для назначенных ему целей незаметно.

Раньше предполагалось, что приютом этим будет заведовать участковый врач Павловской амбулатории, теперь же с предполагаемым переводом земской амбулатории в с. Рахманово, где будет строиться новая больница, заведование приютом врачу едва ли будет под силу, а вместе с этим, вероятно, придется пересмотреть и вопрос о приюте в смысле перенесения его к больнице, как это существует при других больницах в уезде, напр., при Васильевской, около станции Кудиново.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ДУХОВНЫЙ КОНЦЕРТ

 

4 марта в помещении реального училища Павлово-Посадское о-во образования устраивает духовный концерт в пользу голодающих. Петь будет хор Воскресенской церкви под управлением композитора П.Г. Чеснокова и с участием артистки Н.С. Урусовой (сопрано) и артиста Императорского театра В.С. Самарского (тенор).

Билеты можно получать в аптекарском магазине К.А. Масленникова.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВО

 

ФАКТЫ И СЛУХИ

 

Зуевские воры продолжают демонстрировать свою наглость: ночью со двора одного рабочего была уведена корова. Посланные в погоню стражники настигли вора с коровой в Покрове за 18 верст от Зуева.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

Проходя по лавам между Зуевым и Никольским, можно наблюдать следующее явление: когда на лавах нет движения, вы здесь не увидите ни поденщиков, ни сторожей, обязанных быть при лавах, но стоит только открыться движению по лавам, как они вырастают, точно из-под земли, и закипает работа: с лав скалывают лед, посыпают золой и т.д.

- Вот, мол, любуйтесь, какие у нас порядки. Г. Красоткину следовало бы сделать другое распоряжение: заставить производить всю эту работу именно тогда, когда нет движения по лавам.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

В Большой слободе с. Зуева яма, оставшаяся от бывшего здесь пруда, относительно которой я уже писал, так и остается неогороженной. Крестьяне, должно быть, надеются, что летом при сильном ветре ее засыпет песком, ну а полиция туда не ходит - слишком далеко.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

Дубровское беговое об-во вступило в новую фазу жизни: устав его утвержден министерством. На днях происходили выборы правления. Вице-президентом выбран И.Д. Морозов, в состав правления вошли: Б.В. Морозов, И.И. Брашнин и др. Первые бега будут на Пасхе.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

К общему удовольствию прошли выборы в зуевском пожарном об-ве. Председателем выбран И.Д. Морозов, возвращение которого в об-во зуевцы приветствуют и ожидают, что при нем об-во опять станет на прежнюю высоту.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

Обращаем внимание на невозможное поведение ломовых извозчиков у Кулагинского трактира. Ругань, крики, игра в карты - все вместе взятое, в конец отравляет жизнь квартирантов близлежащих домов.

Ореховское об-во благоустройства поставило несколько керосино-калильных фонарей. Ореховские купцы чересчур скупы, и мало идут навстречу об-ву, многие находят даже благоустройство роскошью. Об-ву нужно как можно скорее привести в порядок пожарный обоз, который за последнее время даже не в состоянии выезжать на пожары. Надеяться на фабрики - последнее дело, и надо думать, что молодежь, вступившая в правление об-ва благоустройства в лице Д.И. Белицына, М.М. Смирнова и др., сумеет расшевелить ореховских толстосумов.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 3-4 пол./

 

Не мешало бы мостовщику Шерстневу обратить внимание на невозможную дорогу по мосту. Благодаря оттепели, образовались ямы, выбоины, и езда становится невозможной.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 4 пол./

 

Зуевские глоты в унынии. Хороших дел нет. да и не предвидится. В нынешнем году должен быть передел земли, и, надо полагать, будет жаркое дело. Положим, у наших крестьян, пожалуй, и делить-то нечего. Но все-таки передел - самый жгучий вопрос сезона. На 26 февраля назначен сход для выбора в старосты. Хотят попасть многие, но думаем, что пройдет кандидат от конторщиков К.П. Чугунов, на энергию, умение работать и честность которого возлагаются большие надежды.

Nata .

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

ОРЕХОВО

 

Искусно подготовленный «купеческий оборот» рассрочной фирмы Н.Н. Голованова до сих пор все еще интересует Ореховский торговый муравейник и дает пищу самым разнородным толкам. Это, вероятно, потому, что специалист «рассрочных операций» - Н.Н. Голованов является здесь, так сказать, пионером по части выворачивания тулупа вверх овчиной. Обнаруживавшиеся и ранее кое-когда неплатежи, сравнительно с головановскими гешефтами, представляются грошовыми.

Нашлись тут «специалисты», пытавшиеся примазаться к головановскому гешефту в надежде тут поживиться чем-нибудь.

Один из таких субъектов заявился вечером 17 февраля к Голованову и, назвавшись агентом сыскной полиции, заявил, что сыскная полиция очень хорошо осведомлена относительно места тайного склада товаров, припрятанных Головановым от кредиторов, но из дальнейшего разговора оказывается, что почтенный коммерсант при желании избежать грозящей ему неприятности - конфискации товара, может легко достигнуть этого: стоит только заплатить так вовремя явившемуся доброжелателю 2.000 руб.

Голованову эта сделка не показалась особенно выгодной, и поздний посетитель ушел от него, как говорится, не солоно хлебавши. В ту же ночь Голованов с несколькими подводами ломовиков направился в с. Городищи (в 10 верст. от Орехова) и здесь, нагрузив подводы товаром из тайного хранилища, собирался уже покинуть Городищи, когда при выезде из села его остановил казачий разъезд во главе с неким Каржановым, назвавшим себя агентом сыскной полиции. Этот Каржанов - зуевский уроженец - с юных лет обнаруживал способности по части всякого рода «художеств»и хорошо известен всем частым обитателям Богородской тюрьмы.

Говорят, что Каржанову действительно удалось пристроиться к «сыскному институту», что вполне вероятно.

Каржанов, встретив поздно ночью казачий разъезд, потребовал от имени пристава м. Никольского Шапкина, чтобы казаки направились с ним по экстренному делу в Городищи. Один из казаков, однако, счел нужным известить о происшедшем своего начальника; последний запросил пристава Шапкина, и тут оказалось, что пристав никаких распоряжений Каржанову не давал.

В свою очередь Голованов, как человек опытный, сразу рассудил, что пока никто не лишал его права распоряжаться своим имуществом, и дал должный отпор не рассчитавшему всех обстоятельств дела Каржанову. Таким образом, вся махинация последнего сорвалась, и возчики благополучно продолжали свой путь.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 4 пол./

 

 

НАПАДЕНИЕ

 

Живущая на Новой Стройке на 2-й улице домовладелица Ирина Васильевна Табунова на днях подверглась нападению замаскированных грабителей. Около 11? час. вечера в квартиру ее во втором этаже дома ворвались трое грабителей в масках и, схватив старуху за горло, потребовали денег. В квартире с матерью находилась только ее взрослая дочь Наталья, которая до того перепугалась, что, скрывшись в своей комнате, не в состоянии была кричать о помощи. В момент нападения у Табуновой, слывущей на Новой Стройке очень богатой старухой, денег при себе не было. Грабители, заслышав шум в соседних жилых домах, поспешили скрыться. Старуха Табунова из страха до сего времени не сообщила полиции о происшедшем.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 3, 4 пол. - стр. 4, 1 пол./

 

 

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

 

ГЛУХОВО

 

В приход церкви св. Троицы входит, за малым исключением, все глуховское население, то есть, около 15 тысяч человек. И вот такой огромный приход обслуживают только два священника.

Неудивительно, что священники не могут исполнять своевременно всех треб: то запоздают напутствовать умирающего, то приехавшим в церковь венчаться приходится ждать часа два-три и т.д. Вероятно, вследствие той же причины священники, особенно о. Симеон, совершают церковные службы и требы с необыкновенной, неподобающей в данном случае, быстротой. Ходить пешком по приходу батюшки не любят; даже в тех случаях, когда идти недалеко, они требуют лошадь, что для кармана прихожанина-рабочего довольно накладно.

Прихожане совершенно справедливо полагают, что необходим третий священник. Особенно ясно это стало теперь, когда вместо заболевшего о. Дмитрия временно прислан один из иеромонахов Бирлюковской пустыни. Только благодаря чрезвычайному напряжению сил он справляется со всеми делами по приходу, да и то, как говорится, с грехом пополам.

Вопрос о третьем священнике не раз возбуждался как прихожанами, так и администрацией фабрике. В том, что вопрос этот до сих пор остается неразрешенным, народная молва обвиняет все тех же батюшек, которым придется делиться доходами с новым служителем алтаря.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 1 пол./

 

Состоявшиеся на последнем общем собрании выборы старшины Собрания Приказчиков оказались безрезультатными, потому что все избранные лица отказались принять избрание. Предстоит новое собрание.

Администрация фабрики расторгла договор с содержателем буфета Д.С. Сергеевым, у которого произошло крупное столкновение с одним из старшин и с членами собрания. Буфет сдан другому лицу.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 1 пол./

 

 

ИЗ КАРПОВСКОЙ ВОЛОСТИ

Кончина старообрядческого епископа Иова.

 

В деревне Молоковой Карповской волости, на границе Гуслиц, недавно скончался старообрядческий противоокружнический епископ Иов. Духовная карьера почившего древлеправославного пастыря была самая беспокойная, тревожная. На пастырское поприще Иов возведен был стараниями известного зуевского начетчика Кузьмы Политова, архиерействующего теперь у старообрядцев под именем Кирилла, еписк. одесского. Это было в тревожную пору 80-х годов, когда в среде противоокружников возник большой разлад. Сильная партия неокружников, во главе которой стоял Кузьма Политов, восстала против Иосифа Керженского, архиерействующего в то время в Москве у старообрядцев-противоокружников. Недовольные Иосифом, в конце концов, добились его удаления из Москвы и на его место выдвинули Иова. Резиденция Иова была на Пустой улице, около огородов Покровского монастыря, в доме старообрядца Лашкова. При доме Лашкова находилась старинная, дозволенная правительством, старообрядческая молельня, существовавшая со времен Александра I . Здесь Иов совершал свои архиерейские богослужения, на которые стекалось очень много старообрядцев-противоокружников. Здесь же Иовом или, вернее сказать, Кузьмою Политовым созывались и старообрядческие противоокружнические соборы, на которых шумно и грозно ораторствовал известный ревнитель Керженского древлеправославия Герасим Онуфриевич Завалов (торговавший овсом и сеном у старого Нижегородского вокзала). Это был своего рода староверческий Илиодор, громивший всех беспощадно. Никакие увещевания на него не действовали; даже сам устроитель противоокружнических собраний Кузьма Политов - и тот стушевывался перед грозными, хотя часто и бессмысленными, речами начетчика Завалова.

На эти частые шумные сборища противоокружников обращено было внимание властей предержащих. Домовладельцу Лашкову приходилось отдуваться, расходоваться, и, наконец, стало уже невмоготу. Вскоре распоряжением генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича, епископ Иов удален был из Москвы. Ему воспрещено было жительство только в Москве, но не в московской губернии. Изгнанный из столицы, Иов поселился в подмосковной деревне Печатниках, и отсюда управлял своею замоскворецкою частью. У него немало было также последователей в Гуслицах, Гжели и Вехне.

Пребывание Иова под Москвой в Печатниках оказалось для него неудобным, и он на время переселился в Орехово-Зуево, в старообрядческий Ягановский скит. Здесь жизнь была для Иова тягостна, потому что он находился тут под опекою архимандрита Игнатия и Кузьмы Политова, которые бесцеремонно помыкали им и заставляли его, против желания, подписывать архиерейские «запрещения и отлучения» противоокружническим попам, которых Игнатий и Политов, по своим соображениям, находили нужным покарать.

Иов, наконец, не выдержал этой скитской опеки, бежал отсюда в Гуслицы и затем поселился в пограничной с Гуслицами деревне Молоковой у своего любимца противоокружнического священника Льва Хорошева. Последний, в бытность в Москве легковым извозчиком, подавал Иову экипаж для разъездов по Москве, читал в старинных прологах «изучения» во время архиерейских богослужений в доме Лашкова и заслужил особое благоволение Иова. В награду за все эти услуги Иов рукоположи Льва Хорошева во священники и определил его в доходный московский приход, к которому примыкает зажиточный Гжельский край, где очень много старообрядцев, последователей Иова.

Только здесь, в Молокове, Иов нашел тихое пристанище, покойную безмятежную жизнь. В управлении своею многочисленною паствою ему помогал священник Лев Хорошев.

Когда в последние годы поднят был в старообрядческом мире вопрос о воссоединении окружников с неокружниками, епископ Иов упорно восстал против этого, доказывая, что в «окружном послании» кроются душегубительные ереси. К учреждению старообрядческих общин Иов также относился недоброжелательно. Эта казенная регламентировка ему не была по душе, и он не давал благословения, когда у него испрашивали согласия на это.

Смерть застала противоокружнического пастыря на 82 году жизни. До последнего времени он все еще был бодр, держался на ногах. Поклониться праху усопшего стеклась вся почти старообрядческая окрестная паства.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 1-2 пол./

 

 

ДРЕЗНА

 

В воскресенье 19 февраля в 7 час. утра в кочегарном отделении бань Белицына на Новой Стройке нашли угоревшими мужчину, лет 40, оказавшегося Савочковым, и мальчика 12 лет. Последний, по доставлении в больницу фабрики Зимина, был приведен в чувство. Савочков, как выяснилось, заснул в сильно нетрезвом состоянии, вследствие чего угар подействовал на него губительно; вернуть к жизни его не удалось.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 

М. Г.

Господин редактор!

Прочитав заметку в вашей газете (№7 от 12 февраля 1912 г .), под заголовком «Факты и слухи», по поводу предполагаемой продажи земли в д. Дубровке М.Н. Брашнину, я, как уполномоченный крестьян д. Дубровки, нахожу необходимым дать пояснения и внести поправки, чтобы всесторонне осветить этот вопрос. А поэтому покорнейше прошу напечатать нижеследующее: 1) Продажа земли предполагается не М.Н. Брашнину, а бр. Брашниным, исключительно для устройства фабрики. Не так давно в вашей же газете (в декабре 1911 г .) было указано, насколько повышается дохдность крестьянской земли наличностью порядочной фабрики (в д. Ликино в 250 раз). Поэтому в противниках этой продажи я усматриваю наших невольных, может быть, недоброжелателей. 2) Что касается места, которое отведено под продажу, то оно указано нынешней осенью самим деревенским сходом и не там, где просили Брашнины, а с противоположной стороны деревни. Относительно того, что этот участок земли будто бы стоит дороже 500 руб., скажу, что нам, крестьянам, выгодно отводить общественную землю вблизи своего селения под фабрику даже бесплатно. Какое влияние наличность фабрики оказывает на благосостояние близлежащего селения, повторяю, было уже указано в Вашей газете. Если мы и сдали И.И. Брашнину не 4 десятины, а 6? десятин земли за 150 руб. в год, то даже эта, как выяснилось впоследствии, цена для нас явилась невыгодной, потому что никакого другого дохода, кроме этих 150 руб. от этой аренды мы не имеем и иметь не можем. Мы терпим от нее лишь убыток, когда во время бегов или гонок идущий к ипподрому со всех сторон народ мнет траву и посевы. Так что, несмотря на все происки мнимых охранителей нашего благосостояния - противников продажи нами земли бр. Брашниным, мы всячески будем хлопотать об ее утверждении. Лучше потерять 5 десятин и иметь лишнюю фабрику и заработок, чем обратное.

Уполномоченный крестьян дер. Дубровки Василий Гусев .

Примечание редакции . - Не касаясь вопроса о том, выгодно или нет крестьянам иметь вблизи своего селения фабрику, мы отмечаем, что и г. Гусев не может опровергнуть указания нашего корреспондента на то, что продаваемая бр. Брашниным земля стоит не 500 руб., а во много раз дороже. И «настоящие» охранители крестьянского благосостояния ничем не могут убедить нас в том, что для неимущих крестьян выгодно делать подарки богатым людям.

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 2-4 пол./

 

 

[ КОММЕРЧЕСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №9, воскресенье 26 февраля 1912 г ., стр. 4, 3-4 пол./

 

 

Редактор-издатель Г.А. Кобяков

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank