Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Власть и общество /   «Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г .

Газета «БОГОРОДСКАЯ РЕЧЬ» 1910-1913
Мы приступаем к постепенной публикации на нашем сайте материалов (в основном местных, а не перепечатанных петербургских) богородской уездной газеты «Богородская речь».
Первый номер первой газеты в Богородске ("Богородская жизнь") вышел в свет 19 декабря 1906 г ., он оказался и последним. Весьма короткое время в 1907 г . печатались такие периодические издания, как "Богородская неделя" и "Богородск". В 1910-м начала издаваться, а в 1911-м стала более или менее регулярной (еженедельной) газета "Богородская Речь", статьи которой и предлагаются читателю. Редактором-издателем ее был возглавитель местных кадетов Николай Михайлович Суходрев. Присяжный поверенный из купеческого сословия, страховой агент «Московского строительного общества», председатель Богородского общества потребителей, он проживал на Вокзальной улице в доме своего тестя Ф. А. Детинова, многолетнего заведующего фабрикой в Компании Богородско-Глуховской мануфактуры, авторитетного деятеля старообрядческой церкви Белокриницкого толка.
Газета, судя уже по заголовку, была клоном петербургской «Речи», центрального органа партии конституционалистов-демократов, сплошь либерально-интеллигентской и интернациональной. Для этой партии практически не существовал вопрос русского народа, прежде всего – крестьянства. В своем неукротимом порыве к некой отвлеченной «Свободе», они разрушали традиционную русскую государственность, о чем некоторые из них позднее сильно жалели. Не признавая на словах терроризм как средство политической борьбы, на деле большинство партии во многих вопросах солидаризировалось с эсерами и социал-демократами, практиками терроризма. Не критикуя, а именно громя многочисленные реальные недостатки, упущения и ошибки центральных и местных властей, русского купечества, русской православной церкви, подвергая газетному либеральному террору многих верных сынов Отечества, они бессознательно подготавливали свой конец в первые годы после большевистского переворота.
Редакторская активность Суходрева высоко оценивалась Центральным комитетом партии к/д. Тем знаменательнее окончание всей этой истории. Бывший московский губернатор В.Ф.Джунковский в 1920-е годы вспоминал, что Н. М. Суходрев раскаивался в прежней своей деятельности и, по-видимому, искренно жалел, что губернатор « его слишком мало драл в свое время, следовало больше» .
Тем не менее, друзья и коллеги, читаем «Богородскую Речь». Других газет в Богородске не было. Оригиналы находятся в газетном отделе РГБ, а отдельные номера и в Ногинском краеведческом музее.
М.Дроздов

 

«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г .

Москва

Еженедельная политическая, экономическая, общественная и литературная газета

издания год второй

 

 

[ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 1, 1-2, 3-4 пол./

 

 

РИСКОВАННЫЙ ХОД

 

Уже давно со всех сторон идут жалобы на падение религиозности в народе, на все большую и большую индифферентность крестьян к церкви, на слабое уважение к деревенскому духовенству.

Помимо чисто местных причин, этому явлению способствует общий развал церковной жизни, так сильно обострившийся в последние годы. Все эти илиодоровщины, распутинские похождения и т.д. не могли, конечно, пройти бесследно в народе, особенно, в нынешнее время, когда всякое общественное явление быстро делается всем известным.

Прибавьте сюда все большую и большую бюрократизацию церкви, отдаление духовенства, особенно высшего, от народа, утрату духовенством чуткости к народным потребностям и интересам. Но, может быть, наибольшее обострение в отношениях между духовенством и народом вносит вопрос о вознаграждении за церковные требы, этот элемент «купли-продажи».

Результаты такого положения вещей - налицо, - одни просто теряют религиозное чувство, другие ищут для него выхода в сектантстве, рост которого все усиливается и борьбы с которым требуют миссионеры.

Теперь еще присоединилась ко всему этому политика: рядом с церковными хоругвями носятся союзнические знамена, подле наперсных крестов пришпиливаются на иерейских рясах союзнические значки; во время церковных служб раздаются не поучения «о мытаре и фарисее», а политические прокламации союзников и националистов; не только священники, но и блюстители чистоты церкви, епископы, с церковных амвонов перестали поучать паству «в духе истины», а начали говорить политические партийные речи, приглашая паству «из собрания верующих» превратиться в политическое сообщество, поставивше себе целью достижение партийных задач, ничего общего с религией не имеющих.

Чем ближе время выборов, тем больше духовенство забывает о своем прямом призвании, и занялось вплотную политической борьбой…

Высшие церковные сферы стараются показать, что духовенство идет на выборах «самостоятельно», образует как бы особую «церковную партию» для защиты «интересов церкви», а потому, согласно каноническим правилам, все священники и координируют свои действия с «благословения» епископов. Но, прежде всего, является сомнение, канонично ли участие в выборах монахов, отрекшихся от мира, и ни к каким мирским делам по своему обету неприкосновенным? Далее, поставив все духовенство под «благословение епископа», т.е. под действие акта религиозного в деле правовом и политическом, в парламентских выборах, где священник действует не как священнослужитель, а как обыкновенный гражданин, церковное ведомство лишило священника основного гражданского права - свободы голосования, сведя полноправного гражданина к роли орудия чужой воли, простого выполнителя чужих приказаний. Очевидно, что и тут «каноничность» ни при чем. Наконец, - «самостоятельность» церковной «партии» пока еще не достигнута, - наоборот, повсюду духовенство идет либо под флагом союза русского народа, либо под флагом националистов.

Духовенство самым неприкрашенным образом призывается стать на сторону крайне правых, т.е. на сторону реакции. Что до сих пор дали крайние вместе с националистами в 3-ей Думе, всем известно. Они голосовали против всякого, хотя бы самого скромного, преобразования старого порядка. Они отстаивают усиленную охрану, они были против волостного земства, против всеобщего образования, они защищают неравномерность налогов, они хотят сохранить земских начальников и т.д. и т.д.

И вот духовенство выступает на одном фланге с этими политическими группами.

Где же тут «самостоятельная» позиция? Ее нет, да и быть не может. Профессиональные свои интересы духовенство соединило совершенно с интересами крайней правой.

Очевидно, что с этой позиции к народу обратиться трудно.

Прибавит ли духовенству ныне занятая им позиция уважения и пастырского почитания со стороны народа?

Поднимет ли религиозное чувство крестьянина известие, что и батюшки, и диаконы, и «весь причт церковный» встали за Пуришкевича, за Маркова 2-го, встали за всю программу крайней правой?

Нам думается, что духовенство поставило в выборной игре слишком ставку, сделало слишком рискованный ход, последствия которого будут сказываться в течение очень долгого времени и в различных направлениях.

Конст. Пономарев.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 1, 1-3 пол./

 

 

[ Ч.Р. ХУЛИГАНСТВО .]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 1, 2-3 пол. - стр. 2, 1 пол./

 

 

[ П. МИЛЮКОВ . ПЛАТФОРМА «ПРОГРЕССИСТОВ». ]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 2-3, 1-4 пол./

 

 

«ВЕСЕЛИЕ РУСИ ЕСТЬ ПИТИ»

«Акцизное ведомство заказывает в текущем году посуды для вина на 3 миллиона руб. более, чем в прошлом».

(Фраза из 100 газет)

 

Помните, у Алексея Толстого в «Потоке-богатыре».

«И увидя Потока, к нему свысока

Патриот обратился сурово:

- Говори, уважаешь ли ты мужика?

Но Поток вопрошает: - Какого?

- Мужика вообще, что смиреньем велик!

Но Поток говорит: - Есть мужик и мужик,

Если он не пропьет урожаю.

Я тогда мужика уважаю.

- Феодал, - закричал на него патриот, -

Знай, что только в народе спасенье…»

Министерство внутренних дел до сего времени уверено, «что только в народе спасенье».

Ожидается урожай.

Министерство озабочено его реализацией.

Озабочено найти место для лишних крестьянских грошей.

И, боясь, что с базара понесут Белинского и Гоголя, министерство уведомляет акцизное ведомство:

«Озаботьтесь посудой».

Акцизное ведомство спешит заказать посуду и с благоговением вспоминает «о нем».

«Он» в акцизном ведомстве - граф Сергей Юльевич Витте.

Русский Бахус.

Человек, имя которого умрет вместе с казенной винной лавкой.

И умрет не скоро.

С.Ю. Витте первый в России открыл «путь к богатству».

В 1906 году в Западном крае появился манифест социал-демократической рабочей партии:

«Не платить налогов!»

Петербург пришел в ужас:

- Чем жить?

Граф Витте улыбался.

Князья Петры Ильичи, княжны Зизи, Мими, забыв про тюрлюрлю атласный, с ужасом вопрошали:

- Как быть?

Граф Витте улыбался.

И на поставленный ребром вопрос:

«Что делать?»

Ответил: - Ничего. Они не хотят платить налогов, пусть не платят. Не все ли нам равно, кому принесут они налог - уряднику или сидельцу винной лавки?

И, как говорят злые языки, - помолчав, прибавил:

«Какая разница?»

Ожидается урожай.

После невольной голодовки «народ», конечно, потянется в нумерованные лавки, и министерство озабочено заготовкой продукта первой необходимости.

Мужик может еще допустить, что не хватило зерна в «магазее», но никогда не допустит мысли, чтобы в винной лавке не хватило вина.

Небрежность, которую «народ» не простит правительству.

И правительство это знает и старается оправдать доверие.

Акцизное ведомство, как дитя, радуется:

«Золото, золото падает с неба».

И спешит для этого золота заготовить достаточное количество посуды.

Заказывает бутылки, полубутылки, сотки и т.д. на 8 миллионов рублей.

У А.П. Чехова есть рассказ, в котором говорится, что хорошо быть бумажным фабрикантом.

Ну, и бутылочным фабрикантом в России тоже быть неплохо, был бы почаще только урожай.

Г. Кобяков.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 2, 1-2 пол./

 

 

БАСЕНКА

 

Престранного для нас , естественно, в истории зверей не мало…

Однажды, избранной собранием зверья,

На пост значительный, ответственный попала

Йоркширская свинья.

Известно, - у свиней

Во лбу не семь пядей…

А дарования какие?!

Велик их гонор лишь тогда, когда окорока у них большие,

И - рифму грубую прости мне, Муза, -

Когда удастся отрастить громадное им пузо.

Но сделать многое ведь могут связи:

Льва погубить, поднять свинью из грязи,

Ей положенье в свете дать; ее поставить

Жизнь созидать, судить и править.

Текут года; свинья делами управляет…

В расстройстве полном все дела зверей.

Осел и тот уж многодумной головой критически качает

И, в чаяньи поправить положение вещей,

На новых выборах свою кандидатуру выставляет.

А мелкая лесная тварь на митингах в тени густой ветвей

Неистово взывает:

«На новых выборах проваливать свиней!»

Но вот день выборов так долго жданный наступает.

И в результате что ж? - Собранье выбирает

Блюсти зверей семью

Все ту же самую свинью!

 

О, сколько жизнь людей

Страдает от свиней!

И меж людей как часто так бывает:

На важный пост иная образина попадает

И долгие года делами края управляет, -

А пользы от нее, увы!

Не больше, чем от «Всадника без головы»!

Черчер.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 2, 2-3 пол./

 

 

[ Г.К. «РЫЖИЕ». (предвыборный фельетон)]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 2, 3-4 пол./

 

 

[ А.С. ИЗГОЕВ . ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ АГИТАЦИЯ. ]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 2, 4 пол. - стр. 3, 1-2 пол./

 

 

БОГОРОДСК

 

К августовским торжествам.

 

26 августа в Богоявленском соборе торжественный молебен, по окончании которого на площади перед собором будет прочитан Высочайший манифест. Воинским начальником будет произведен парад, в котором примут участие казачья сотня, местная воинская бригада, стражники и пожарные отряды. Накануне, 25 августа, будет совершена в церквах панихида по всем павшим в войну 1812 года. Вечером будет зажжена иллюминация. Дом присутственных мест над задрапированным крыльцом будут поставлены бюсты Их Величеств, также освещенные электричеством.

Около входа в полицейское управление будет сделан помост, на котором по вечерам в течение трех дней будет играть оркестр конно-полицейской стражи.

Ученики всех учебных заведений будут присутствовать на молебне в соборном храме. Вечером в учебных заведениях предполагаются чтения с световыми картинками из эпохи Отечественной войны.

На фабрике К° Богородско-Глуховской м-ры в Глухове предположено гуляние с участием 2 оркестров и большого хора. Будет исполнено концертное отделение из пьес, посвященных памяти 1812 года. На экране, кроме демонстрации синематографа, будут показаны теневые картины из эпохи 1812 года; необходимые пояснения будут напечатаны в программах. Празднество закончится большим фейерверком. Гулянье будет иллюминовано.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 3, 1-3 пол./

 

 

К борьбе с порчей телеграфа и телефона в губернии.

 

Губернатор обратился к населению Московской губернии со следующим воззванием: «При личных объездах моих Московской губернии, а также из донесений полицейских властей и почтово-телеграфного начальства мне стало известным, что в разных местах губернии население причиняет повреждения телеграфным и телефонным проводам, разбивая в большом количестве изоляторы - фарфоровые чашки, на которых укрепляется телеграфная и телефонная проволока. В особенности много замечено таких повреждений по Можайскому тракту, в пределах Звенигородского и Верейского уездов. Считаю долгом предупредить, что закон карает такие хулиганские поступки весьма строго, по 1140 ст. Улож. о Нак., а именно, виновные подвергаются лишению прав и ссылке на поселение в Сибирь или заключению в исправительных арестантских отделениях. Предписав полицейским властям установить строжайшее наблюдение за телеграфными и телефонными линиями с целью обнаружения виновных в повреждениях их, я обращаюсь к населению губернии, во избежание тяжких последствий, с просьбой всеми мерами предотвращать возможность повреждений телеграфа и телефона и предупреждаю, что виновные без всякого снисхождения будут привлекаться мною к указанной в законе ответственности».

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 3, 3 пол./

 

 

Богородское общество образования.

 

В прошлое воскресенье состоялось общее собрание членов общества под председательством П.И. Корженевского. Явилось около 50 членов.

В начале заседания почтена была вставанием память скончавшегося члена С.А. Гуськова, бывшего одно время членом комитета, а затем председателем ревизионной и лекционной комиссий.

Первым рассматривалось предложение комитета об увеличении вознаграждения заведующего реальным училищем и преподавателей. Как известно, в этом году издан новый закон, значительно улучшающий материальное положение учителей средней школы (казенной и пользующейся правами таковой), а также вводящий периодические через каждые 5 лет прибавки. Поэтому комитет нашел необходимым повысить содержание педагогического персонала, чтобы не поставить его в необходимость искать более лучших условий и чтобы тем самым удержать лиц, полезных для училища. Жалованье заведующего предположено повысить с 2.000 р. до 3.200 р., но так как при этом число уроков, даваемых заведующим, будет сокращено, и он не будет состоять классным наставником (обязанности эти оплачиваются особо), то увеличение вознаграждения заведующего выражается в сумме всего 350 руб. Преподаватели, вместо 70 р. за [годовой] час, будут получать 75 р., как и в казне, за следующими исключениями: законоучитель - 60 р. (в казне 75 р. и 63 р.), учителя франц. и немец. языков - 70 р. (в казне 60 р.), потому что такое вознаграждение ими получалось и ранее, учитель рисования - 70 р. (в казне 60 р. и 50 р.), классное наставничество - 400 р. в год (в казне 600 р.), практич. занятия по естествоведению и химии - 360 руб. (столько и в казне), за исправление письменных работ в 4 старших классах - 200 руб.

Общая сумма годовых прибавок - 4.115 руб. На покрытие этого расхода председатель комитета обещает вносить с 1913 года в течение 6 лет по 5.000 руб. ежегодно с тем, чтобы на другие нужды эти деньги не тратились.

Это предложение комитета вызвало оживленные прения, завязавшиеся, главным образом, по поводу вознаграждения преподавателя немецкого языка. Член общества г. Любимов, говоривший первым по этому вопросу, находил, что неравномерность вознаграждения поселит рознь среди педагогического персонала; раз все несут одинаковый труд, однообразна должна быть и должно только трудовым принципом, а не соображениями об образовании, полученном преподавателями.

Эта точка зрения поддерживалась г-жей Скворцовой, гг. Будриным, Белышевым, Богдановым и другими.

Им возражали гг. Герасимов, Чердынцев, Суходрев, Морозов и др., исходившие, что в предлагаемой системе вознаграждения нет никакого неравенства; нельзя сравнивать труд лица, получившего высшее образование, с трудом лица, прошедшего только низшую школу; применение трудового принципа возможно будет только тогда, когда развитие личности достигнет высокой степени совершенства, и когда, если не все люди, то громаднейшая часть человечества, будет сознавать себя братьями, когда понятие о равенстве войдет навсегда в сознание людей.

Сторонники трудового принципа внесли поправки о назначении вознаграждения преподавателям немецкого языка и графических искусств, хотя и не получившим высшего образования, в 75 р. за годовой урок, т.е. наравне с педагогами с высшим образованием, причем требовали закрытой баллотировки.

Общее собрание отвергло закрытую баллотировку, и затем порядочным большинством приняло вознаграждение преподавателям немецкого языка и графических искусств в 75 р., и остальные прибавки в суммах, предложенных комитетом.

Постановление общего собрания нам кажется недостаточно продуманным. По-видимому, большинство было введено в заблуждение доводом о равноценности труда, вносимого в дела преподавания; раз требования предъявляются одинаковые, - говорил г. Богданов, - одинаково должно быть вознаграждение; для большей картинности г. Богданов показал на пару подсвечников, - раз они ничем не отличаются друг от друга, почему же один мастер должен получить меньше другого?

Вот в этом рассуждении и есть грубая ошибка. Господа хорошие, ваши дети вовсе не суть сосуды, в которые механически мастерами набиваются известные знания, не суть мертвые обрубки, обрабатывая которые можно получить пару одинаковых подсвечников. Ваши дети - живые люди, из которых нет пары одинаковых, в которых нужно, кроме знаний, вложить душу живую, которых нужно каждого изучить в отдельности, приглядевшись к его особенностям и особенным чертам ума и характера, которых нужно сделать людьми в лучшем смысле этого слова, которых нужно воспитать полезными гражданами. Скажите же, кто более способен, кто более подготовлен к такой многотрудной деятельности? Можно ли сравнивать труд лица, вооруженного всеми знаниями, которые может дать современное состояние науки, с трудом лица с низшим образованием, об этих знаниях, быть может, и не слышавшего? Можно ли говорить, что они несут «одинаковый труд», когда один дает вам художественное произведение - развитого и знающего человека и гражданина, а другой - рыночный продукт, людей, которых вы встречаете тысячами, и мимо которых проходите равнодушно.

Гг. Любимов, Будрин, Белышев, Богданов и те, кто за ними последовал, руководятся «трудовым принципом». Но почему же они не прибавили вознаграждения законоучителю, а оставили ему 60 рублей? Можно спорить на тему, нужен закон Божий или не нужен, но раз этот предмет преподается, раз законоучитель несет такой же труд, почему ваш «принцип» в этом случае куда-то исчез? Где же последовательность в ваших действиях?

Во всяком случае, постановление общего собрания можно только приветствовать, потому что комитет имеет теперь возможность пригласить и преподавателей новых языков с высшим образованием.

Затем общее собрание выслушало доклад комитета о положении дела по постройке нового здания реального училища. В настоящее время выяснилось, сто стоимость здания превысит сметные предположения, благодаря вздорожанию строительных материалов и рабочих рук, а также некоторым изменениям проекта. По смете здание должно было стоить 105.000 руб., в действительности же будет стоить 127.000 руб. Кроме того, штукатурка наружная, биологическая очистка, заборы и надворные постройки обойдутся около 8.000 руб., но за отсутствием средств придется эти работы отложить.

С грустью комитет констатировал, что разосланные воззвания о пожертвованиях не оправдали ожиданий. Текущие расходы по постройке большие, а так как город выплатит деньги за купленную недвижимость лишь в течение 7 лет, да и покровитель общества, дающий почти половину стоимости нового здания, не может сразу внести все деньги, то не остается ничего другого, как заложить временно новую постройку в московском губернском кредитном обществе из 6? %, из которых 1% идет в погашение долга. Уплату процентов принял на себя председатель комитета С.А. Морозов.

Общее собрание выразило благодарность С.А. Морозову за субсидию на вознаграждение педагогического персонала и на уплату процентов, и разрешило комитету произвести залог нового здания.

Собрание, начавшись в 5 ч. дня, закончилось в 8? вечера.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 3, 3-4 пол. - стр. 4, 1-2 пол./

 

 

Пожарные дела.

 

Московская губернская земская управа отпустила Богородскому городскому пожарному обществу 1.500 руб., из коих 750 руб. в безвозвратное пособие и 750 руб. в ссуду с погашением в 5 лет из 4% годовых.

По правилам земства деньги эти не выдаются на руки, а пожарное общество должно представить в губернскую земскую управу счета на приобретенные противопожарные приспособления. Председатель о-ва Ф.А. Детинов и начальник команды Я.Я. Смирнов ездили смотреть ручную машину у Густава Лист; машина ими найдена очень хорошей и, вероятно, будет куплена. Цена машины 1.300 руб.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

Дело Аинцева.

 

17 августа Богородский уездный съезд слушал дело по апелляционной П.Я. Аинцева, признанного городским судьей виновным в растрате и присужденного к аресту на одну неделю. В жалобе Аинцев указывал, что для привлечения его к ответственности уже миновала давность, и просил вызвать свидетелей в подтверждение того, что еще в 1908 году потерпевшая Парочкина вела, будто бы, с ним переговоры о примирении.

Поверенный Парочкиной, прис. повер. П.И. Корженевский, поддерживал обвинение, считая, что в деле имеются налицо все элементы обмана и растраты.

После продолжительного совещания съезд утвердил обвинительный приговор городского судьи.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

Начало учения.

 

На этой неделе начнется учение во всех учебных заведениях г. Богородска.

В реальном училище богородского общества распространения среднего образования из 43, подавших прошения, принято в разные классы 30 человек. Всех учащихся в училище 195 человек. Училище последний год проводит в старом помещении, очень тесном и мало удовлетворительном. Учительская комната превращена в 7 класс.

В городском училище не принято за недостатком места 20 человек.

В женской гимназии прием еще не закончен.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

ПРОИСШЕСТВИЯ

 

Пожары.

 

- 16-го августа около 10 час. вечера загорелось в доме Спиридонова по Александровской улице. Пожар был вскоре локализован прибывшей пожарной командой. Убытку заявлено около 100 руб. Строения Спиридонова застрахованы в городском обществе взаимного от огня страхования в 700 руб.

- 12 августа в 4 часа утра загорелось от неизвестной причины в №№ для проезжающих, помещающихся в дом кр. Ев.В. Михеевой. Выгорела часть №№, попорчена обстановка, разодрана часть крыши. Здание застраховано в северном обществе в 6800 руб. Убытку от пожара здания заявлено 2000. От пожара движимого имущества 800. Движимое имущество не застраховано.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

ОРЕХОВО-ЗУЕВО

 

Хулиганство.

 

С наступлением темных вечеров похождения заднеуличных хулиганов возобновились на прежних основаниях. Все принимаемые приставом г. Домбровским меры, от арестов вплоть до высылок, не приносят желаемых результатов. Хулиганство не переводится, а с ним драки, нападения, кражи и грабежи. Малочисленный штат полиции, как видно, уделить городовых для постов на задних улицах не имеет возможности. В учреждении же постоянных постов нуждаются не только задние улицы, но и главные, а в особенности - окраины.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

Кабак на воле.

 

Обычай распития водки на улицах получил самое широкое распространение при казенной винной монополии. Главная улица села Зуева почти превратилась в открытый трактир со всеми его атрибутами. В понастроенных после пожаров хибарках для удобства распивающих имеется все нужное. Спрос на водку большой, и не удивительно поэтому, что землевладельцам пьяной улицы есть более расчета выстроить лавочку, чем какой-то дом.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 2 пол./

 

 

Морозовская библиотека.

 

В общественной библиотеке фабрики Саввы Морозова вызывает много неудовольствий выдача (вернее, личный выбор) книг без очереди, - подобным правом пользуются многие служащие фабрики, благодаря добродушию библиотекаря. Разумеется, что все новинки книг, журналов и проч. стоящему в очереди ни в коем случае не попадут, - они будут взяты лично отбирающим. Нельзя думать, что подобный «порядок» в интересах библиотекаря, ибо, кроме излишней тесноты, лично отбирающие ничего не приносят. Не мешало бы также все новые книги переплетать и заносить в каталог.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

Склады на улицах

 

Главная, она же и торговая, улица с. Орехова, благодаря сложенным тут же на улице перед лавками бочкам, ящикам и прочим помещениям с товарами, походит на какой-то азиатский караван-сарай.

Загромождая улицу и тротуары, «склады» эти по временам издают и свои специфические запахи, к которым, по-видимому, гг. торговцы привыкли.

О-во благоустройства, считаете ли вы подобное явление необходимым для благоустроенного поселения?

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

К выборам в Думу.

 

За последние дни в Орехове кем-то усердно массами раскидываются на улицах предвыборные воззвания «Народного союза имени Михаила Архангела». Воззвание обширное, отпечатанное в Петербурге. С начала до конца воззвание громит «жидов», а верных сынов России, избирателей, просит нести свои голоса за людей «христолюбивых, добронравных» и т.д.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

УЕЗДНАЯ ЖИЗНЬ

 

ГЛУХОВО

 

На днях местный фабричный храм во имя Живоначальныя Троицы посетил епископ Можайский Василий, служивший 15 августа всенощную и 16-го августа литургию. За всенощной епископ Василий говорил слово по евангелию о Нерукотворенном образе, а затем о пьянстве и о ругательствах непристойными словами. Народа было много, и тем более удивительно, что на другой день за литургией молящихся было не более обыкновенного - очевидно, даже архиерейское служение мало интересует прихожан. Епископ Василий посетил также больничный храм, где также сказал слово. После трапезы у А.И. Морозова, в доме которого владыка имел ночлег, епископ Василий в сопровождении и.о. благочинного о. Василия Былинского посетил храмы в Богородске и селе Успенском и вечером отбыл в Москву.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

ДЕР. ТОРБЕЕВО

 

Пожары.

 

В ночь на 16-е августа произошел пожар в Новом Торбееве. Загорелось в доме Макарушкина, откуда огонь перешел на двухэтажный дом Савельева, сплошь занятый рабочими окрестных фабрик. На пожар прибыли Тихвинская и Торбеевская пожарные дружины, отряд Богородского пожарного общества и фабричная команда Богородско-Глуховской м-ры с паровой машиной. Несмотря на скученность построек, пожар ограничился двумя владениями.

Нельзя обойти молчанием дружную работу маленькой Тихвинской дружины, работавшей под командой начальника дружины А.Г. Лимберг. Чем может похвастаться эта дружина, так это образцовой дисциплиной, введенной А.Г. Лимбергом. Нельзя сказать того же про Торбеевскую дружину. Например, когда городская пожарная команда, видя, что у нее не хватает рукавов для непосредственной подачи воды из пруда, предложила Торбеевской дружине работать совместно (перекачкой), последняя отказалась.

Следовало бы нашей земской управе обратить внимание на дорогу по Троицкому тракту. Дорога так «хороша», что паровая пожарная машина не могла проехать к пожару, и пришлось оставить ее аршин на 100 далее, чем это следовало. Торбеевские домовладельцы не погнушались требовать с пожарных дружин плату за качание воды.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3 пол./

 

 

КУЧИНО

 

В Успеньев день праздничное настроение кучинцев, подогретое непомерным употреблением казенного зелья, вылилось в острую форму столкновения с местной полицией.

Как началась вся история, установить трудно, - до того противоречивы показания «очевидцев», но многочисленные утверждения устанавливают, что полицейский Огоньков, около дома Воротникова, тащил в камеру полицейского надзирателя какого-то рабочего не то за пьянство, не то еще за что-то. Огоньков и сам был в нетрезвом виде. За рабочего вступились другие лица, а к Огонькову на подкрепление подбежал еще городовой. На шум стали собираться гулявшие кучинцы, и в самое короткое время образовалась толпа в несколько сот человек, из среды которой слышались угрозы по адресу полиции, а со дворов, в то же время, летели камни. Во время столкновения городовому кем-то было нанесено несколько ударов, после чего он защищался обнаженной шашкой, револьвер же его оказался или утерянным во время шума, или похищенным - во всяком случае, он найден спрятанным у какой-то женщины, жены одного рабочего. Немедленно из Троицкого храма, где шла всенощная архиерейским служением, были вызваны урядник и городовые, которые, обнажив шашки (а урядник, кроме того, вооружился револьвером), стали разгонять толпу по домам и быстро водворили порядок, причем не обошлось и без повреждений, понесенных разбитым неприятелем. Были арестованы 5 человек, и в том числе 1 женщина, но на другой день были отпущены.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 3-4 пол./

 

 

ПРОИСШЕСТВИЯ

 

Пожар с человеческою жертвою.

 

10-го августа вспыхнул пожар в деревне Грибанове Богородского уезда. Сгорел дотла дом Угольникова. Надворные постройки сильно обгорели. Во время пожара пропал сын Угольникова, Николай, 5 лет. Мальчик, как полагают, и испуга спрятался в стойле, где и найден его обгорелый труп.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 4 пол./

 

Святотатство.

 

- В ночь на 11 авг. посредством взлома оконных решеток обокрадена церковь в селе Родинки Осеевской волости. Неизвестными похищено из свечного ящика 25 руб. мелочью и из алтаря дарохранительница. К розыску грабителей приняты меры.

- В ночь на 11 авг. сторожа церкви села Затеич, Ильинской волости, Семен Графов и Тимофей Елин заметили, что сломан висячий замок на калитке ограды, и в кустах около церкви слышится какой-то шорох. Через несколько секунд из кустов раздался выстрел, на который сторож Графов ответил выстрелом из ружья. Ударили в набат. Злоумышленники, сделав несколько выстрелов, скрылись в ближайшем лесу. Несмотря на то, что крестьянами была произведена в лесу облава, злоумышленники не обнаружены.

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 4 пол./

 

 

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 

Г. Редактор!

В №32 газеты «Богородская Речь» в статье под заглавием «Петропавловский погост», между прочим, было напечатано: «Диакон Пушкинский ударил нищего, сбил с ног и начал наносить ему удары по чем попало».

Ввиду того, что это не соответствует действительности, я прошу Вас напечатать нижеследующее правдивое изложение факта.

Дело было так: пьяный нищий, подойдя к моему двору, стал бить палкой цепную собаку. На визг, поднятый последней, выбежала моя дочь и попросила нищего оставить собаку в покое. Но безобразник не унялся и продолжал бить собаку, а дочь мою обругал непристойными словами. Когда, заслышав шум, я вышел из дому и попросил пьяного удалиться, он и меня осыпал неприличною бранью. Тогда я подошел к нему, отнял у него палку и закинул ее и, выведя его на дорогу, оттолкнул от себя, отчего он, будучи в сильно нетрезвом виде, упал. Пьяный не унялся и опять, подойдя к дому, стал ругать меня. Я вторично принужден был отвести его от дома на дорогу. Покричав еще некоторое время и, наконец, угомонившись, пьяный удалился.

Вот и все, в чем выразилось мое вмешательство в это ничтожное, но неприятное дело.

Диакон В. Пушкинский .

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 4 пол./

 

 

[ ОБЪЯВЛЕНИЯ ]

/«Богородская Речь», №34, воскресенье 19 августа 1912 г ., стр. 4, 4 пол./

 

 

Редактор-Издатель Г.А. Кобяков

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank