«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует,
в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Щелково

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

100 лет назад. Языком документа. Часть 2

Н. Подзорова

О другом революционном шествии щёлковских рабочих рассказывается в опубликованной в 1977 году книге А. Попова «Щёлковская «Техноткань». Процитируем:

«В залитый ярким весенним солнцем день 13 марта 1917 года по улицам Щелкова двигался огромный людской поток. Над передними рядами колонны гордо реяло кумачовое полотнище. Молодой, сильный женский голос запевал одну песню за другой, их подхватывал дружный хор демонстрантов, и далеко вокруг разносились слова: «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов...», «Смело мы в бой пойдем...», «Свергнем могучей рукою...».

Миновав булыжную мостовую «Горки», казенный мост через Клязьму, колонна демонстрантов устремилась в сторону фабрики Полякова. Рухнули наземь глухие крепостные запоры, затрещали и настежь распахнулись ее главные ворота...

Окрестности огласил по-особому призывный фабричный гудок, и вскоре в цехах не осталось ни одного рабочего. Все вышли на площадь двора, которая была до отказа запружена людьми.

На наспех сооруженном возвышении показалась крепко сбитая фигура приземистого, чуть сутулого человека. Это открывал митинг помощник мастера ткацкой фабрики Рабенека, член РСДРП с 1903 года Андрей Петрович Пустов, первый большевик Щелкова. Как только он произнес слово: «Товарищи!» – овация захлестнула толпу собравшихся: это слово для пролетариев считалось запретным в обращении со времен Первой русской революции.

Когда стихли гул и аплодисменты, Пустов обратился к рабочим с краткой речью. Он просто и убедительно говорил о свершившейся революции, о низвержении 300-летнего царского престола Романовых, обрисовал сложившуюся в стране обстановку двоевластия, двух диктатур: буржуазной в лице Временного правительства и революционно-демократической в лице Советов на местах. Дружными аплодисментами ответили собравшиеся на призыв большевика-подпольщика к единству и сплочению рядов рабочего класса, к борьбе за окончательную победу пролетариата.

С фабрики Полякова людской поток с пением революционных песен направился к «Горке», где состоялся митинг, который, казалось, собрал весь трудовой люд Щелкова и ближайших его окрестностей.

Многие ветераны фабрики запомнили этот день на всю жизнь. Он вселил в них веру в лучшее будущее, надежду на освобождение от ига эксплуататоров».

Далее автор сообщает, как «по указанию щёлковских большевиков» был избран фабричный комитет рабочих: «Впервые рабочие фабрики сами брали в свои руки решение вопросов о собственной судьбе. Сами голосовали за тех, кому доверяли полностью. Это было одно из первых их завоеваний.

Еще находясь под впечатлением речи Пустова, кто-то из рабочих фабрики метко сказал, поддерживая выдвинутую в фабричный комитет кандидатуру:

– Время царей Романовых истекло, настает время наших Романовых, Романовых-пролетариев.

Эти слова звучали особенно к месту: первым председателем фабкома поляковского красильно-аппретурного производства единогласно был избран человек большого мужества и воли старейший рабочий фабрики Сергей Семёнович Романов... В состав первого районного революционного Совета рабочих депутатов «от фабрики вошли отделочница Наталья Михайловна Полякова и слесарь механической мастерской Илья Акимович Мягков, который затем в течение некоторого времени занимал пост его первого председателя».

* * *

В проведении революционных перемен для щёлковских рабочих памятным стал день приезда видного представителя МК РСДРП (б) Я.Э. Рудзутака, о чём имеются сведения в изданной в 1967 году книге очерков «Щёлково за 50 лет». Один из авторов – краевед, кандидат исторических наук Карлова Людмила Андреевна так описала эту встречу: «19 марта по инициативе Я.Э. Рудзутака, члена Мособлбюро Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, состоялось объединённое собрание фабзавкомов Щёлковского района. Рабочие обсудили вопросы о политической обстановке («текущий момент»), о войне и мире, о 8-часовом рабочем дне. Единодушно была принята резолюция Московского Совета рабочих депутатов о введении 8-часового рабочего дня с 21 марта 1917 года». Вскоре он стал вводиться во всём Щёлковском районе явочным порядком. Так же устанавливался рабочий контроль над производством. Источником информации по данному вопросу явилась докладная Рудзутака Московскому Совету, обнаруженная в Центральном архиве Московской области (ЦГАМО).

В 1987 году лосино-петровский краевед Анна Фёдоровна Ерофеева опубликовала в районной газете «За коммунизм» полный текст этого официального документа. В нём, в частности, говорится: «… Так как собрание заводских комитетов в Щёлкове было назначено на 12 часов 19 марта, то я в ночь, с 18 на 19 марта, пошёл [из Щёлкова] в Лосиное, где рано утром созвал собрание Совета рабочих депутатов. В заседании было решено – присоединиться к Щёлковскому району… 19 марта в селе Лосином устраивалась демонстрация, нечто вроде «праздника свободы», на котором присутствовать мне не пришлось». Вернувшись в Щёлково, Я.Э. Рудзутак провёл объединённое собрание фабричных комитетов Щёлковского района. Оно проходило в воскресный день – присутствовало много народа.

* * *

На дальнейший ход революционных событий в Щёлковском крае огромное влияние оказали большевики, вышедшие в начале марта из подполья. Их было тогда несколько человек. Проделав колоссальную работу, они добились в конце марта реорганизации Щёлковского Совета рабочих депутатов. Его председателем стал поммастера ткацкой фабрики Рабенека Андрей Петрович Пустов, прибывший в Щёлково в июле 1916 года.

В статье «Февральская революция в Щёлкове» (1966 г.) ветеран партии большевиков с 1919 года С.А. Матвеев пишет: «С его [Пустова] назначением влияние большевиков в Совете резко возрастает и к концу лета становится безраздельным». Автор статьи даёт яркую характеристику вновь избранному председателю: «Пустову было за сорок лет. Он был невысок ростом, худощав, носил очки в золотой оправе, говорил владимирским говорком. В разговоре часто смотрел на собеседника поверх очков, исподлобья, и взгляд его был пронизывающим.

А.П. Пустов, председатель Щёлковского
Совета рабочих депутатов
с марта 1917 г. по апрель 1918 г.

Председатель Совета хорошо понимал, чего добиваются меньшевики и эсеры. Беспощадно высмеивал их, разил острым словом. Ясно и просто он излагал свои мысли и всегда сокрушал своих противников».

В автобиографии А.П. Пустов очень кратко записал о своей деятельности в Щёлкове: «Февральскую революцию проводил в Щёлкове Московского уезда. Район имеет до 35 фабрик и заводов. Был избран председателем организованного Совета. Во время поездки в Москву получил соответствующие указания от т. Смидовича. Приступлено было немедленно к оформлению и конституированию Совета рабочих депутатов в Щёлкове, а одновременно и к организации Щёлковской районной партийной организации».

Более подробное описание важного этапа формирования новой структуры власти имеется в воспоминаниях Калинычева И.И. – депутата I и II Всероссийских съездов Советов от рабочих Щёлковского района. По его свидетельству организация Совета рабочих депутатов проходила в Щёлкове следующим образом: «4 марта в Щелкове в помещении чайной Скоробогатова состоялась организация Совета рабочих. Избран председателем Мягков И. А., присутствовало человек десять. Среди них Кудрявцев И. С., Панфилов И. Ф., Бычков А. Ф., Мягков И.А., Калинычев И. И., Булыгин и другие.

В конце марта организовалась группа большевиков. В нее вошли Кудрявцев, Пустов, Филатов, Панфилов, Калинычев, Бычков.

Эта группа приняла решение реорганизовать Совет рабочих депутатов и предъявить экономические требования фабрикантам. Председателем был избран вместо Мягкова Пустов. Вскоре приступили к организации фабкомов».

Приведённый фрагмент из воспоминаний старейшего ветерана партии цитировали в районной газете «За коммунизм» в 1973 году активные участники создания в 20-е годы прошлого века комсомольской организации района И.П. Кузнецов и Т.И. Чистова. В статье, посвящённой И.И. Калинычеву, оставившему глубокий, неизгладимый след в памяти тех, на глазах которых проходила его общественно-политическая деятельность, они писали:

«Эти строки непосредственного участника революционных событий дороги прежде всего тем, что в них названы имена людей, начавших в Щелкове создавать власть в лице Советов рабочих, и имена первых большевиков, положивших начало Щелковской районной коммунистической организации».

 * * *

Полную картину того, как в весенние революционные дни в Щёлковском крае в условиях двоевластия формировался Совет рабочих депутатов, составил краевед Фёдоров М.Ф. Разрабатывая революционную тематику в течение ряда лет, учитель истории Фёдоров написал несколько статей и опубликовал их в газете «За коммунизм». В своих исследованиях он опирался как на документы личного происхождения, так и на официальные источники. Приведём отрывок из его статьи под названием «За власть Советов» (1982 г.):

«4 марта произошла встреча небольшой группы рабочих фабрик щелковской округи. На этой встрече было решено создать Щелковский Совет рабочих депутатов. На фабриках стали выбирать своих представителей. Тогда же начали создавать фабричные комитеты.

Сразу же на местах были ликвидированы органы бывшей монархической власти – их заменили органы власти Временного правительства. В Богородске (ныне Ногинске) был создан Временный уездный исполнительный комитет, вначале называвшийся комиссариатом, осуществлявший новую власть в уезде.

В Щёлкове находились квартиры, то есть канцелярии, пристава 5-го стана Богородского уезда, возглавлявшего деятельность полицейских, урядников и т. п., и земского начальника 5-го участка того же уезда. Власть этих органов распространялась на 4 волости уезда: Осеевскую, Гребневскую, Ивановскую и Аксеновскую. Оба эти органа были ликвидированы сразу же по получении сведений, доставленных телеграфом. Их власть заменил Щелковский исполнительный комитет во главе с комиссаром, комитет был подчинен Богородскому уездному комитету. Волостные органы местной власти сохранялись и продолжали выполнять свои обычные функции.

В марте Московским Советом рабочих депутатов было решено в местностях с высоко – развитой промышленностью и с высоким удельным весом рабочих в составе населения создать особые районы; предполагалось, что на этих территориях будут сформированы районные Советы рабочих депутатов. Последние подчинялись непосредственно Моссовету. На территории Московской губернии, а также некоторых местностей других губерний, смежных с Москвой, было сформировано 13 районов. Одним из этих районов был Щелковский.

Избранные депутаты собрались 10 марта и провозгласили образование Щелковского Совета рабочих депутатов.

Дом, в котором с марта по май 1917 года заседал Щёлковский совет рабочих депутатов.

Щелковский Совет, как и другие советы, в отличие от исполнительных комитетов, не обладал административной властью; он не мог издавать обязательных для всех граждан постановлений, он не обладал правом вмешиваться в дела финансовые, здравоохранения, просвещения и т. д.

Щелковскому Совету приходилось преодолевать большие трудности. Он непосредственно подчинялся Московскому Совету рабочих депутатов. В Моссовете же хозяйничали эсеры и меньшевики, а они не только не помогали, но даже тормозили и мешали работе; Щёлковский Совет оказался на автономном положении.

Политическое лицо Совета, сформированного 10 марта, было неопределенным. Возглавлял его Мягков, рабочий, беспартийный.

В первые же дни марта перешли на легальное положение большевики. Андрей Петрович Пустов, член партии с 1903 года, Иван Иванович Чурсин, большевик с 1915 года, и другие развернули огромною работу по разъяснению Программы и Устава РСДРП (б). Работа эта оказалась весьма плодотворной. С каждым днем возрастало влияние большевиков.

Совет рабочих депутатов в конце марта был реорганизован. Председателем Совета был избран А. П. Пустов». На этой должности Пустов оставался до апреля 1918 года.

Так образом, в марте 1917 года главным завоеванием революции в нашем крае стало создание Щёлковского Совета рабочих депутатов.

Необходимо отметить, что тема образования и развития нового органа самоуправления, порождённого первой русской революцией и утверждённого революцией-переворотом бурного 1917 года, и теперь актуальна и вызывает интерес у исследователей прошлого нашего района. В начале этого года вышла в свет книга «100 лет Щёлковскому Совету депутатов. 1917-2017. Часть 1. 1917-1918 гг.». Её авторы – краеведы Георгий Васильевич Ровенский и Сергей Иванович Варгузов. На широком историческом фоне в ней рассказывается о революционных событиях «местного масштаба».

Вот один из мартовских эпизодов революционной хроники из этой книги – история домашнего ареста священномученика протоиерея Константина Голубева, благочинного богородских церквей. Сообщение об аресте было поручено сделать Комиссару Временного правительства по Богородскому уезду Четверикову Сергею Ивановичу – директору и совладельцу Городищенской суконной фабрики (п. Свердловский), что и было им выполнено 12 марта 1917 года после завершения литургии и панихиды по погибшим за свободу в революционные дни. В этот воскресный день согласно постановлению Синода о. Константин говорил на проповеди о поддержке новой власти. В сентябре 1918 года он был расстрелян.

Какие события произойдут в апреле – читайте в следующей части публикации.

Об авторе

Подзорова Надежда Федеровна,
научный сотрудник Щелковского историко-краеведческого музея

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank